Бюллетень Оппозиции
(большевиков-ленинцев)

№ 1-2, Июль — 1929

Борьба большевиков-ленинцев (оппозиции) в СССР
Вокруг высылки т. Троцкого

В чем непосредственная цель высылки Троцкого?
Как Политбюро разрешило вопрос о высылке т. Троцкого в Турцию
(Сообщение из Москвы)
Письмо Л. Д. Троцкого рабочим СССР
Демократический урок, которого я не получил (История одной визы)
Большевикам-оппозиционерам нужна помощь
Против капитулянства
Из письма Л. Д. Троцкого к русскому товарищу
Радек и оппозиция
По поводу тезисов т. Радека
Выдержка, выдержка, выдержка!
Письма из СССР
Внутри право-центристского блока
Борьба оппозиции (Большевиков-ленинцев) и репрессии
На помощь большевикам-ленинцам
Из письма ссыльного товарища Н.
Проблемы международной левой оппозиции
Против правой оппозиции
Задачи оппозиции
О группировках в коммунистической оппозиции
Письмо Л. Д. Троцкого т. Суварину
Еще раз о Брандлере-Тальгеймере
Задачи и положение иностранных оппозиций
Американским большевикам-ленинцам (оппозиции)
Ответы на вопросы корреспондента японской газеты «Осака Майничи»
Политическая обстановка в Китае и задачи большевиков-ленинцев (оппозиции)
Что готовит день 1-го августа?
Дипломатия или революционная политика? (Письмо чешскому товарищу)
В Центральный Комитет Коммунистической партии Австрии

№ 3-4, Сентябрь — 1929

Советско-китайский конфликт и задачи оппозиции
Борьба большевиков-ленинцев (оппозиции) в СССР
Против капитулянства
Жалкий документ. Л. Троцкий
К психологии капитулянства. Редакция Бюллетеня.
Радек и буржуазная печать.
Письма из СССР
Тезисы к XVI партконференции. Х. Г. Раковский
Большевики в ссылке
Четыре письма из ссылки. Л. С. Сосновский
Проблемы международной левой оппозиции
Письма Л. Д. Троцкого:
Открытое письмо редакции еженедельника французской коммунистической оппозиции «Правда»
Редакции «Борьба классов»
Из письма оппозиционеру в России
Хроника
Побег из ссылки Г. И. Мясникова и его мытарства
О Радеке.
Разное

№ 5, Октябрь — 1929

Л. Троцкий. Защита советской республики и оппозиция
Каков путь Ленинбунда?
Ультра-левизна и марксизм.
Группировки в левой оппозиции.
Формализм вместо марксизма.
Революционная помощь или империалистическая интервенция?
Подмена большевизма пацифизмом.
Почему Лузон не решается идти до конца?
Допустимы ли социалистические «концессии»?
Принципиальные ошибки в оценке китайской и русской революции.
Вопрос о перманентной революции в Китае.
Термидор или партийная репетиция термидора?
Ошибка т. Урбанса в вопросе о Термидоре.
Не центризм вообще, а данный центризм.
«Керенщина наизнанку».
Пролетарское государство или буржуазное?
Какая должна быть политика, если Термидор совершился?
За пролетарскую или буржуазную демократию?
Даже отступая перед марксистской критикой, Урбанс борется не с коршистами, а с марксистами.
Практические задачи в случае войны.
Означает ли оборона СССР примирение с центризмом?
Как велась дискуссия?
Опасность сектанства и национальной ограниченности.
Выводы.

№ 6, Октябрь — 1929

Передовая. Что дальше? Левая оппозиция и ВКП.
Заявление т.т. Раковского, Коссиора и Окуджава в ЦК и ЦКК.
Л. Троцкий. Открытое письмо большевикам-ленинцам (оппозиционерам) подписавшим Заявление.
Х. Раковский, В. Коссиор и М. Окуджава. Цель Заявления оппозиции.
Л. Троцкий. Разоружение и Соединенные Штаты Европы.
Х. Раковский. О причинах перерождения партии и государственного аппарата (письмо).
Ф. Дингельштедт. Отповедь капитулянту.
Я. Греф. «Большевики отменяют воскресенье».
Письма из С.С.С.Р. Психологическая подоплека капитулянства. — По поводу «Заявления» оппозиции и др.
Проблемы международной левой оппозиции.
Л. Троцкий. Китайско-советский конфликт и позиция бельгийских левых коммунистов.
Л. Троцкий. Письмо итальянским левым коммунистам.
Разное. Из Архива ссылки.

№ 7, Ноябрь-Декабрь — 1929

Л. Троцкий. К 12-й годовщине Октября.
Х. Г. Раковский. О капитуляции и капитулянтах.
Х. Г. Раковский. Политика руководства и партийный режим.
Л. Т. О социализме в отдельной стране и — об идейной прострации.
Н. М. К истории капитулянтских заявлений.
Письма из С. С. С. Р.
Л. Троцкий. Коммунизм и синдикализм.
Л. Троцкий. Принципиальные ошибки синдикализма.
Л. Троцкий. Австрийский кризис и коммунизм.
Л. Троцкий. Что происходит в Китае?
Письма из Китая.
Из архива оппозиции.
От редакции.
Заседание петербургского комитета РСДРП (б) 1/14 ноября 1917 г.
Разное. Письмо австрийской оппозиции, письма в редакцию.
Мы требуем содействия!

№ 8, Январь — 1930

Л. Троцкий — «Третий период» ошибок Коминтерна
I
Что такое радикализация масс?
Кривая стачек во Франции.
О чем говорят данные стачечной статистики?
Факты и фразы.
II
Конъюнктурные кризисы и революционный кризис капитализма.
Экономическая конъюнктура и радикализация масс.
Фальшивые революционеры боятся экономического процесса.
III
Каковы признаки политической радикализации масс?
Каковы ближайшие перспективы?
IV
Искусство ориентировки.
Молотов «вступил обоими ногами».
Вызваны ли экономические стачки кризисом или подъемом.
Подъем СССР, как фактор «третьего периода».
Лозунг всеобщей стачки.
«Завоевание улицы».
«Никаких соглашений с реформистами».
Не забывайте о собственном вчерашнем дне!
Еще раз об опасности войны.
Группировки в коммунизме.

№ 9, Январь — 1930

Л. Троцкий. — Новый хозяйственный курс в СССР.
Я. Г. Блюмкин расстрелян Сталиным.
Как и за что Сталин расстрелял Блюмкина? (письмо из Москвы)
Альфа. — Уроки капитуляций (некрологические размышления).
Н. Маркин. — Медленная расправа над Х. Г. Раковским.
Письма из СССР.
Сталин вступил в союз с Шуманом и Керенским против Ленина и Троцкого
Л. Троцкий. — Открытое письмо всем членам Ленинбунда.
Звон. — О группировках в Коминтерне.
Л. Троцкий. — Некоторые итоги советско-китайского конфликта.
Письмо китайских оппозиционеров.
Л. Троцкий. — Ответ китайским оппозиционерам.
Из архива оппозиции. — К вопросу о происхождении легенды о «троцкизме» (документральная справка).
Разное. — Печать левой коммунистической оппозиции во Франции.
Почтовый ящик

№ 10, Апрель — 1930

От редакции.
Л. Троцкий. Положение партии и задачи левой оппозиции (открытое письмо членам ВКП(б)).
Да или нет? (Первый ответ относительно убийства тов. Блюмкина).
Н. Маркин. Растворение партии в классе.
Л. Троцкий.Пятилетка и мировая безработица.
«Не политика, а качка». Ссылка о новом курсе.
Из переписки оппозиции.
Письма из СССР.
Письма мятущегося рабочего.
Проблемы международной левой оппозиции
Альфа. «Чист и прозрачен, как кристалл».
Роман Вель. Раскол Ленинбунда.
Об интернациональном объединении левой оппозиции.
—берг. Из рабочего движения в Латвии.
Разное. Они не знали (Сталин, Крестинский, Якубович и прочие заключили союз с Шуманом и Керенским по чистой случайности). — Временно-обязанный. — К «делу» о Демьяне Бедном. — Н. М. О разном и все о том же. — Юбилей Д. Б. Рязанова. — Предполагаемая партийная анкета.
Почтовый ящик

№ 11, Май — 1930

Крупный шаг вперед. Интернациональное объединение левой оппозиции
Л. Троцкий. — К капитализму или к социализму.
Еще о товарище Блюмкине.
Л. Троцкий. — Скрип в аппарате.
Я. Греф. — Коллективизация деревни и относительное перенаселение.
И. Е. — Коллективизация в Центральной Азии.
Н. — Казенная фальшь и действительность.
Котэ Цинцадзе. — Письмо к М. Окуджава.
Письма из СССР. «За фалды» (обыск у Х. Г. Раковского). — В В.-Уральском изоляторе. — Из Москвы сообщают. — «На страже». — Текст анкеты ЦКК ВКП(б) среди «раскаявшихся». — Политические упражнения капитулянтов. — Письмо из района сплошной коллективизации. — Письмо оппозиционера. — Письмо от группы оппозиционеров. — Письмо рабочего. — Письмо из политизолятора. — Письмо из ссылки. — Письмо т. Тимофея Сапронова.
Проблемы международной левой оппозиции
Л. Троцкий. — Лозунг Национального Собрания в Китае.
Л. Троцкий. — Открытое письмо итальянским коммунистам объединенным вокруг «Прометео».
Г. Маннури и Коминтерн.
От группы бывших красноармейцев-словаков, ко всем бывшим бойцам русской Красной Армии.
Разное.
Т. — Самоубийство В. Маяковского.
Временно-обязанный. — Заславский — столп сталинизма.
Голос из рядов аппарата.
Н. М. — О разном и все о том же.
Ответ товарищам колхозникам.
Н. М. — Забывчивый Мясников.
Помогайте Бюллетеню.
Почтовый ящик

№ 12—13, Июнь — Июль — 1930

От Редакции.
К XVI-му Съезду ВКП(б).
Революция в Индии, ее задачи и опасности.
Ф. Дингельштедт. — Попытка краткого политического обзора за период от XV до XVI съезда.
Альфа. — Заметки журналиста. Зиновьев и вред книгопечатания. — Вступила ли Франция в период Революции? — Еще о молодом даровании. — За перегибы отвечаети «троцкизм». — «Генеральная линия» Яковлева.
Письма из СССР. Избиения в В.-Уральском изоляторе. — Из письма (Москва). — Из Московского письма. — Заявление Каменской колонии большевиков-ленинцев. — К. Письмо из СССР. — Л. Т. Ответ т. К.
Из ссылки пишут. Письма из Москвы, Харькова.
Л. Троцкий. — Две концепции (предисловие к «Перманентной революции»).
Н. Маркин. — «Сталин и Красная Армия» или как пишется история.
Проблемы международной оппозиции
Л. Троцкий. — Задачи испанских коммунистов.
Л. Троцкий. — Что такое центризм?
Р. Вель. — Руководство Коминтерна опять упустило благоприятный момент.
А. Сенин. — Еврейское рабочее движение во Франции.
Дворин. — О работе оппозиции в Южной Америке.
И. Ф. — Бюрократические подвиги (письмо из Праги).

№ 14, Август — 1930

Кто кого?
Н. М. — О «новом» в партии.
К политической биографии Сталина.
Альфа. — Заметки журналиста. Два или ни одного? (Загадочная речь Блюхера) — Притча о таракане. — Автопортрет Ярославского. — На что взирает Мануильский?
А. Т. — Коллективизация в натуре. Положение на селе после «сплошной» (письмо из деревни).
Н. Маркин. — Бешеное усиление репрессий против большевиков-ленинцев — главный элемент подготовки 16-го партсъезда.
Письма из СССР. Письмо из Москвы. — Из ссылки пишут. — О т. Х. Г. Раковском. — Изоляторский быт. — Из письма (Москва). — Заявление рубцовских ссыльных в ЦК ВКП. — Е. Р. Апрельское заявление и его отзвуки (Голос из тюрьмы).
Л. Троцкий. — Сталин, как теоретик. 1. Мужицкий баланс демократической и социалистической революции. 2. Земельная рента, или Сталин углубляет Энгельса и Маркса. 3. Формулы Маркса и отвага невежества.
Временно-обязанный. — Шило в мешке (Протоколы Центрального Комитета за 1917 г.).
Л. Троцкий. — О «защитниках» Октябрьской революции (письмо).
Д. — Источники Мануильского и Компании.
А. — Сталин и его Агабеков.
Н. М. — О разном и все о том же.
Почтовый ящик

№ 15—16, Сентябрь — 1930

От издательства.
К коммунистам Китая и всего мира. (О задачах и перспективах китайской революции). — Манифест международной левой.
Крестинтерн и Антиимпериалистическая Лига.
Л. Троцкий. — Сталин и китайская революция. Факты и документы.
Чен-Ду-Сю. — Письмо ко всем членам китайской коммунистической партии.
Т. — Просперити Молотова в науках.
Альфа. — Заметки журналиста. Прогнозы, которые подтверждаются полностью. Возвращается ветер на круги свои. Сталин и Рой. О мочалке вообще, о Лозовском в частности. Мануильский перед проблемой. Что есть социал-фашизм?
Л. Троцкий. — Мировая безработица и советская пятилетка. (Письмо коммунистическим рабочим Чехословакии).
Л. Троцкий. — Ответ товарищам из итальянской оппозиции.
Открытое письмо новой итальянской оппозиции ко всем членам итальянской коммунистической партии.
Л. Троцкий. — Привет «Веритэ».
А. Бернар. — Открытое письмо членам французской компартии.
Р. Вель. — Выборы в Саксонии и левая оппозиция.
Воззвание немецкой левой к выборам в рейхстаг.
Л. Троцкий. — Письмо венгерским товарищам.
Л. Троцкий. — Письмо в редакцию итальянской коммунистической газеты «Прометео».
Я. О. — Венгерская оппозиция.
Хроника международной левой.
Письма из СССР. — Обвинения в шпионаже. — О Х. Г. Раковском. — Из письма (Харьков). — Письмо ссыльного рабочего. — Ссылка (август). — Из московского письма. — Из идейной жизни русской оппозиции (Два письма).
Разное. — Нужна разработка истории второй китайской революции.
Ни-дим. — Письмо в редакцию.
М. — Ленинбунд на пути развала.
Почтовый ящик

№ 17—18 Novembe-Decembre — 1930 — Ноябрь — декабрь

Успехи социализма и опасности авантюризма.
Заявление тов. Раковского и др.
Х. Раковский, Н. Муралов и др. Обращение оппозиции большевиков-ленинцев в ЦК, ЦКК ВКП(б) и ко всем членам ВКП(б).

Гибель тов. Бориса Зелиниченко в сталинской ссылке.
Новая жертва Сталина. Товарищ Котэ Цинцадзе при смерти.
Чему учит процесс вредителей?
Что дальше? (К кампании против правых).
Блок левых и правых.
Борьба против войны не терпит иллюзий.
Отступление в беспорядке. Мануильский о «демократической диктатуре».
Л. Троцкий. — О термидорианстве и бонапартизме.

Альфа. Заметки журналиста. — Рыцари анти-троцкизма. — Геккерт учит Либкнехта. — Сталинский призыв. — Тягчайшее из преступлений. — «Все помнят». — Оппозиционные зады. — Таинство покаяния. — Плешивый комсомолец. — Молчальники и Молчалины. — Отчего повелось двурушничество? — Зазорно! — Вниманию Ликбез'а! — Микоян, как стилист. — «Довлеют над клубами».
— к. — О больших вопросах и больших перспективах. (Размышления изъятого о бонапартизме и прочем).

Письма из СССР. — Три письма из Москвы. — Заявление группы ссыльных 16-ому съезду. — Х. У порога третьего года пятилетки (Письмо из Москвы). — Жизнь большевиков-ленинцев в изоляторе. — О Х. Г. Раковском. — Из письма оппозиционера. — Письмо ссыльного оппозиционера.
Проблемы международной левой оппозиции
Л. Троцкий. — Поворот Коминтерна и положение в Германии.
Л. Троцкий. — Письмо конференции немецкой левой оппозиции.
К идейной ясности и к организационному возрождению! (Призыв болгарской оппозиционной группы «Освобождение»).
Л. Троцкий. — Письмо исполнительному бюро бельгийской оппозиции.
Ферочи. — Троцкий и итальянские рабочие.
Хроника международной левой.
Мелочи «быта».
Почтовый ящик

№ 19, Март — 1931

Памяти друга. Над свежей могилой Котэ Цинцадзе.
Л. Троцкий — Испанская революция.
Пятилетка в четыре года?
Альфа — Заметки журналиста. Что творится в китайской компартии? Сталин и Коминтерн. Рост холуизма. Чей же это граммофон?
Письма из СССР: Новые репрессии. — Н. Н. Письмо из Москвы. — Из Ленинграда пишут. Письмо оппозиционера. — Из письма ссыльного оппозиционера. — Письмо профессионалиста. — Из деревенского письма. Мелочи. — Список большевиков-ленинцев (оппозиционеров) Верхне-уральского изолятора. От редакции.
Из писем Котэ Цинцадзе.
Проблемы международной левой оппозиции
Л. Троцкий — Китайской левой оппозиции (письмо).
Л. Троцкий— Ошибки правых элементов французской Коммунистической Лиги в синдикальном вопросе.
Монатт — адвокат социал-патриотов.
Андрей Нин (Выслан Сталиным и арестован Беренгером.
Н. В. Воровская.
Н. М. — О разном и все о том же.
Из архива Оппозиции. Письмо Л. Д. Троцкого Н. И. Муралову.
Почтовый ящик

№ 20, Апрель — 1931

Л. Троцкий
Проблемы развития СССР
Проект платформы Интернациональной левой оппозиции по русскому вопросу.
I. Экономические противоречия переходного периода.
Классовая природа СССР.
Всемирно-историческое значение высоких темпов экономического развития.
Основные противоречия переходного периода.
Противоречия переходного периода: индустриализация.
Противоречия переходного периода: коллективизация.
Противоречия переходного периода: СССР и мировое хозяйство.
Мировой кризис и экономическое «сотрудничество» империалистов в СССР.
II. Партия в системе диктатуры.
Диалектическое взаимоотношение между экономикой и политикой.
Партия, как орудие и как мерило успехов.
Замещение партии аппаратом.
Социалистическое отмирание партии?
Брандлерианское оправдание плебисцитарного бюрократизма.
Почему победила центристская бюрократия?
Курс зигзагов есть политика бюрократического лавирования между классами.
Политика лавирования несовместима с самодеятельностью пролетарской партии.
Плебисцитарный режим в партии.
III. Опасности и возможности контр-революционного переворота.
Соотношение социалистических и капиталистических тенденций.
Элементы двоевластия.
Без партии социалистическое строительство в переходную эпоху невозможно.
Распад официальной партии несет с собой опасность гражданской войны.
Два лагеря гражданской войны.
IV. Левая оппозиция и СССР.
Против национал-социализма — за перманентную революцию.
Режим двоевластия или элементы двоевластия в режиме пролетарской диктатуры?
Путь левой оппозиции в СССР остается путем реформы.
Левая оппозиция и брандлерианцы.
Принцип левой оппозиции: высказывать то, что есть.
Уровень жизни рабочих и их роль в государстве — высший критерий социалистических успехов.
V. Выводы.

№ 21-22, Май — 1931

Л. Троцкий. Испанская революция и угрожающие ей опасности.
Руководство Коминтерна перед лицом испанских событий.
Как быть с кортесами?
Парламентарный кретинизм реформистов и антипарламентарный кретинизм анархистов.
Какая революция предстоит в Испании?
Проблема перманентной революции.
Что такое «перерастание» революции?
Два варианта: оппортунистический и авантюристский.
Перспектива «июльских дней».
Борьба за массы и рабочие хунты.
Вопросы темпов испанской революции.
За единство коммунистических рядов!
Приложение. Вопросы испанской революции изо дня в день.
Л. Троцкий. Письмо в Политбюро ВКП(б).
Десять заповедей испанского коммуниста.
Л. Т. Дело т. Рязанова.
Дополнительная клевета на Д. Б. Рязанова.
Альфа. Заметки журналиста.
Вождь Коминтерна Мануильский.
Авербах, пойманный с поличным.
Осколки правды из-под мусора клеветы.
Л. Троцкий. К дискуссии о синдикальном единстве.
Л. Троцкий. Задушенная революция. (Французский роман о китайской революции).
Действительное расположение фигур на политической доске (К процессу меньшевиков).
Почтовый ящик

№ 23, Август — 1931

Л. Троцкий. О прохвостах и их помощниках.
Письма.
Новый зигзаг и новые опасности.
Пятилетка в четыре года.
Вопрос о рабочей силе.
Социалистический энтузиазм и сдельщина.
В порядке единоличного откровения.
Интервью Л. Д. Троцкого американской печати.
Вопросы испанской революции изо дня в день.
Л. Троцкий. О платформе каталанского «рабоче-крестьянского блока».
Бухарин о перманентной революции.
Коминтерн при Ленине и перманентная революция.
Л. Т. Об удушенной революции и ее удушителях.
Из СССР.
Хроника международной левой. —
Китай. — Испания. — Германия.

№ 24, Сентябрь 1931 г.

Редакция. Читателям!
Л. Троцкий. Против национал-коммунизма!
Уроки «красного» референдума
Как все опрокидывается на голову.
«Единый фронт», но с кем?
Вопрос о соотношении сил.
Оглянемся на русский опыт.
С потушенными фонарями.
«Народная революция» вместо пролетарской революции.
«Народная революция», как средство «национального освобождения».
Школа бюрократического центризма, как школа капитуляций.
«Революционная война» и пацифизм.
Как должны были бы рассуждать марксисты.
Почему молчала партия?
Что говорит Сталин?
Что говорит «Правда»?
Л. Т. О рабочем контроле над производством (письмо товарищам).
Два письма об Испанской революции.
А. Многозначительные факты.
Из СССР.
Почтовый ящик

№ 25-26, 3-й год изд. Ноябрь-декабрь 1931 г.

Л. Троцкий. Ключ к международному положению — в Германии.
Х. Раковский. На съезде и в стране
Предварительные замечания
Коротко о XVI съезде
В стране
1. Промышленность
Количество и качество
Накопление и его источники
Капитальное строительство
Некоторые итоги индустриализации
2. Электрификация
3. Транспорт
4. Финансы и денежное обращение
5. Положение в деревне
Некоторые итоги и предложения
X., Y., Z. Кризис революции. — Перспективы и задачи оппозиции. — (Тезисы ссыльных большевиков-ленинцев).
Международное положение. — Кризис революции и кризис НЭПа. — Сплошная коллективизация и классовая борьба в деревне. — Промышленность и рабочий вопрос. — Государство и партия. — Наши задачи.
Л. Т. Объяснения в кругу друзей
К вопросу об элементах двоевластия в СССР
Из СССР
Греческая левая оппозиция

№ 27, 3-й год изд. Март 1932 г.

Л. Троцкий. — Открытое письмо Президиуму ЦИК'а Союза СССР
Заявление левой оппозиции по поводу подготовки белогвардейцами террористического акта против т. Троцкого
Л. Троцкий. — Противоречие между экономическими успехами СССР и бюрократизацией режима «Воинствующий большевик», № 2 (Верхне-Уральский изолятор). — С партией и рабочим классом против угрозы бонапартизма и контр-революции
«Восстание» 7-го ноября 1927 года
Л. Троцкий. — В чем состоит ошибочность сегодняшней политики германской компартии? (Письмо немецкому рабочему-коммунисту, члену ГКП)
Из СССР Елена Цулукидзе
Х. Г. Раковский в опасности. — Из письма Х. Г. Раковского к ссыльному товарищу. — Подробности о голодовке и избиениях в Верхне-Уральском изоляторе и друг.
Из жизни международной левой
Греция. — Болгария. — Швейцария. — Германия.
Почтовый ящик

№ 28, 4-й год изд. Июль 1932 г.

От Редакции и Издательства
М. М. — Письмо из Москвы
Л. Троцкий. — Письмо о конгрессе против войны
Л. Т. — Сталинская бюрократия в тисках
Л. Троцкий. — Руки прочь от Розы Люксембург!
Т. — «Фундамент социализма»
Альфа. — О Демьяне Бедном
Л. Троцкий. — Письмо цюрихским рабочим
Из архива.

Дружественный обмен портретами Сталина и Чан-Кай-Ши
Письмо Троцкого Ольминскому
Ленин о Раковском
К легенде о брест-литовских разногласиях
О демократической диктатуре и «безнадежных идиотах».

Ответы на вопросы представителя «The Chicago Daily News»
Интервью Л. Д. Троцкого представителю American United Press Association
Ответы Л. Д. Троцкого на вопросы редакции «New York Times»

Ответы на вопросы представителя «The Chicago Daily News»

Из жизни международной левой
Ближе к пролетариям «цветных» рас!
Письмо из Риги
Почтовый ящик

№ 29-30, 4-й год изд. Сентябрь 1932 г.

Н., М. — На новом повороте.
Кризис советского хозяйства и пути выхода
Заявление большевиков-ленинцев (международной левой оппозиции Коммунистического Интернационала) конгрессу против войны в Амстердаме
Л. Троцкий. — Усилим наступление!
Письма из СССР. — Настроения в рабочей среде. — Бюрократия и борьба с уравниловкой. — Большие вопросы под запретом. — Старики и молодые. — Почему молчат старики? — Почему молчит Сталин? — Сталинская система личного опорачивания. — Из письма.
Вокруг хозяйственных вопросов.
Письма из Москвы. — Письмо из Харькова
Впечатления сочувствующих иностранцев.
Заявление шести «интуристов». — Письмо американск. туриста. — Письмо английск. туриста.
Л. Троцкий.
Привет польской левой оппозиции!
Пилсудчина, фашизм и характер нашей эпохи
Речь в польской комиссии Коминтерна (1926 г.)Л. Троцкий.
Л. Троцкий.
Бонапартизм и фашизм
Буржуазия, мелкая буржуазия и пролетариат
Союз социал-демократии с фашизмом или борьба между ними?
Из архива.
Томский о выносливости индийских слонов. — Сталин в эпоху «тройки». — Молотов в качестве троцкистского контрабандиста. — «Сказки о разногласиях Ленина и Троцкого». — Ленин об оклеветании Троцкого. — «Демократическая диктатура» и «диктатура демократии». — Ленин о партийной демократии, дисциплине и единстве. — Х. Г. Раковский. — Ленин о Свердлове и Сталине; и др.
Хроника международной левой
Почтовый ящик

№ 31, 4-й год изд. — Ноябрь 1932 г.

15 лет!
Л. Троцкий. — Советское хозяйство в опасности!
Перед второй пятилеткой
Искусство планирования
Предварительные итоги первой пятилетки
Количество и качество
Капитальные строительства
Внутренние диспропорции и мировой рынок
Положение рабочих
Сельское хозяйство
Проблема смычки
Условия и методы планового хозяйства
Удушение НЭП'а, денежная инфляция и ликвидация советской демократии
Кризис советского хозяйства
Советское хозяйство в опасности
Вторая пятилетка
Год капитального ремонта
Л. Т. — Сталинцы принимают меры.
(К исключению Зиновьева, Каменева и др.)
Из СССР
КО. — Хозяйственное положение Союза
Тонов. — Похмелье от «экономического октября»
Письмо из Москвы. — Правые. Пленум ЦК. XII пленум ИККИ
Письмо ссыльного рабочего-оппозиционера
Письмо старого партийца
Л. Т. — Сентябрьский пленум ИККИ
Л. Троцкий. — Испанские корниловцы и испанские сталинцы
Г. Г. — Миль в качестве «боевого» сталинца
Почтовый ящик

№ 32, 4-й год изд. — Декабрь 1932 г.

«Обеими руками» (Сталинская бюрократия и Соединенные Штаты)
Л. Троцкий. — Немецкий бонапартизм
Письмо из Шанхая
Л. Троцкий
Крестьянская война в Китае и пролетариат
Стратегия действия, а не спекуляций
Л. Троцкий. — Что говорят по поводу единого фронта в Праге?
Л. Т. — Перспективы американского марксизма
Предисловия Л. Д. Троцкого:
К польскому изданию «Детской болезни левизны в коммунизме»
К иностранным изданиям брошюры «Советское хозяйство в опасности!» (Перед второй пятилеткой)
Письмо из Москвы
Альфа. — Сталин снова свидетельствует против Сталина
Из архива.
Уроки III-го Конгресса (скрытая речь Ленина)
Кто связал Раковского?
Что же это такое?
«Большой» и «огромный»
Адоратский и Зиновьев
Из жизни международной левой
Поездка Л. Троцкого в Копенгаген:
Заявление большевиков-ленинцев по поводу поездки т. Троцкого. — Ответы Л. Д. Троцкого на вопросы журналистов. — Открытое письмо г-ну Вандервельд
Франкфуртским друзьям!
Редакции «Октябрьских писем»
Греция. — Чехословакия. — Китай

№ 33, 5-й год изд. — Март 1933 г.

Сигнал тревоги.
Л. Троцкий. — Большой успех.
Интернациональная левая оппозиция, ее задачи и методы.
Л. Троцкий. — Перед решением.

Письма из С.С.С.Р.:

Письмо из Ленинграда.
Ссылка.
Письмо из Москвы.
Альфа. — Молотов о Зиновьеве.
Л. Т. — Сталинское опровержение.
Предисловие к греческому изданию «Новый Курс».
По поводу смерти З. Л. Волковой. (Письмо в ЦК ВКП(б).
М. Истмен и марксизм. (Письмо в Редакцию «Милитант»).

№ 34, 4-й год изд. — Май 1933 г.

Проблемы советского режима. (Теория перерождения и перерождение теории).
1. Отмирание государства.
2. Политический режим диктатуры и ее социальный фундамент.
3. Официальные объяснения бюрократического террора.
4. Отмирание денег и отмирание государства.
Л. Троцкий. — Трагедия немецкого пролетариата. Немецкие рабочие поднимутся, сталинизм — никогда!
Г. Гуров. — КПГ или новая партия?
Л. Троцкий. — Крушение германской компартии и задачи оппозиции.
Л. Т. — Гитлер и Красная армия.
Л. Троцкий. — Австрия на очереди.
Австрийский «бонапартизм».
Возможность отсрочки.
«4-е августа».
Т. — После 1-го мая в Австрии. (Наблюдения издалека).
О Х. Г. Раковском. (Сообщение).
Л. Троцкий. — Дипломатический и парламентский кретинизм.
Интервью представительнице New-York World Telegram.
О внешней политике сталинской бюрократии.
Г. Гуров. — Левые социалистические организации и наши задачи.
Л. Троцкий. — Что такое историческая объективность? (Ответ некоторым критикам «Борьба за демократию».
Австро-марксисты хлороформируют пролетариат.
Всеобщая стачка.
Ключ к позиции сегодня в руках австрийского пролетариата.
Заявление делегатов, принадлежащих к Интернациональной Левой Оппозиции (большевики-ленинцы), к конгрессу борьбы против фашизма.
Нужна немедленная помощь!
Л. Троцкий. — Нужно честное внутрипартийное соглашение.
Из СССР.
Из жизни международной левой.
Экономическое наступление контрреволюции и профсоюзы. (Заявление).
По поводу юношеского движения. (Заявление).
Германия. — Греция. — Соединенные Штаты. — Чили. — Бразилия. — Франция.

№ 35, 5-й год изд. — Июль 1933 г.

Немецкая катастрофа.
Ответственность руководства.
Л. Троцкий. — Гитлер и разоружение.
1. «Пацифизм» Гитлера
2. Разоблачающий документ.
Л. Троцкий. — «4-е августа».
Т. — После 1-го мая в Австрии. (Наблюдения издалека).
О Х. Г. Раковском. (Сообщение).
Л. Троцкий. — Дипломатический и парламентский кретинизм.
Интервью представительнице New-York World Telegram.
О внешней политике сталинской бюрократии.
Г. Гуров. — Левые социалистические организации и наши задачи.
Л. Троцкий. — Что такое историческая объективность? (Ответ некоторым критикам «Истории русской революции»).
О политике партии в области искусства и философии.
Альфа. — Последняя фальсификация сталинцев.
Л. Т. — Зиновьев и Каменев.
Письмо Х. Г. Раковского.
Письма из СССР
Из письма. — Из отчета о поездке в СССР. — Виктор Серж.
Л. Троцкий. — Платформа группы Брандлера.
Из жизни международной левой.
О трудностях нашей работы. — Парижский Антифашистский конгресс. — Китай. Чен-Ду-Сю приговорен к 13 годам тюрьмы. — Австралия.
Почтовый ящик

№ 36-37, 5-й год изд. — Октябрь 1933 г.

Классовая природа советского государства. (Проблемы Четвертого Интернационала).
Постановка вопроса.
«Диктатура над пролетариатом».
Диктатура пролетариата, как идеалистическая норма.
Бонапартизм.
«Государственный капитализм».
Хозяйство СССР.
Бюрократия и правящий класс.
Классовая эксплуатация и социальный паразитизм.
Две перспективы.
Возможные пути контр-революции.
Возможно ли «мирное» снятие бюрократии?
Новая партия в СССР.
Четвертый Интернационал и СССР.
Резолюция о необходимости нового Интернационала и его принципах.
Заявление делегации большевиков-ленинцев на конференции лево-социалистических и коммунистических организаций.
Резолюция Пленума Интернациональной Левой Оппозиции (б.-л.) по поводу конференции левых социалистических и оппозиционных коммунистических организаций.
Г. Гуров. Нужно строить заново коммунистические партии и Интернационал.
Нельзя больше оставаться в одном «Интернационале» со Сталиным, Мануильским, Лозовским, и Кº. (Беседа).
Л. Т. Единый фронт с Гжезинским.
Орган финансового капитала о «троцкизме».
Н. Н. Сталин успокаивает Гитлера.
А. Самоубийство Скрыпника.
Из СССР.
Условия работы и жизни рабочего. (Москва).
Письмо с Шарикоподшипника.
«Правда» свидетельствует об активности большевиков-ленинцев.
Л. Троцкий. Фонтамара.

№ 38-39, 6-й год изд. — Февраль 1934 г.

Накануне съезда.
Большевистские съезды прежде и теперь.
Бюрократизация диктатуры и социальные противоречия.
Л. Троцкий. Где границы падения?
Итоги XIII пленума Исполкома Коминтерна.
Л. Троцкий. Япония движется к катастрофе.
I. Миф непобедимости.
II. Война революция.
Альфа. Заметки журналиста. Чистка партии. — Кольцов в Париже. — Классовый враг. — Тыква в кабинете директора. — «Не только, но ии». — Борьба за качество. — Неспособны учиться.
Л. Троцкий. Задачи сегодняшнего дня.
Л. Т. Анатолий Васильевич Луначарский.
Из СССР. Анекдоты жизни. — Анекдоты обывателя. — Анекдоты Мануильского.
Зиновьев о режиме ВКП.
Г. Г. Даже клевета должна иметь смысл.
Л. Т. Мария Реезе и Коминтерн.
Из жизни международной левой. Совещание Четырех. — Лига коммунистов-интернационалистов. — Голландия. — Польша. — Греция. — Германия. — Литва. — Соединенные Штаты. — Чили. — Молодежь.

№ 40, 6-ой год изд. — Октябрь 1934 г.

Большевикам-ленинцам в СССР.
Бонапартизм и фашизм.
К характеристике современного положения в Европе.
Эволюция социалистической партии.
Путь выхода. S.F.I.O. и S.F.I.C.
Л. Троцкий. Что означает капитуляция Раковского? «Вэритэ». Долой повязки с глаз!

№ 41, 7-ой год изд. — Январь 1935 г.

Л. Троцкий.
Сталинская бюрократия и убийство Кирова.
1. Грандиозная «амальгама».
2. Зиновьев и Каменев — террористы?
3. Ради восстановления капитализма?
4. Преступление Николаева — не случайный факт.
5. Социализм еще не построен, корни классов еще не выкорчеваны.
6. Двойственная роль бюрократии.
7. Два ряда затруднений.
8. Индивидуальный терроризм, как продукт разложения бюрократизма.
9. Марксизм, терроризм и бюрократия.
10. Бюрократический центризм, как причина крушения Коминтерна.
11. Мировой рост подлинного ленинизма — страшная опасность для Сталина.
12. Неизбежность новых амальгам была предсказана заранее.
13. Некоторые выводы.
Л. Троцкий. — Обвинительный акт.

№ 42, 7-ой год изд. — Февраль 1935 г.

Куда сталинская бюрократия ведет СССР?
Генеральный поворот вправо. — Политика status quo. — Поворот в сторону рынка. — Переход на денежный расчет. — Кто будет расплачиваться за ошибки? — Где же окончательное «уничтожение классов»? — Нео-нэп и тревога в стране. — Оппозиция и террор. — Для обеспечения поворота вправо — удар налево. — Авантюризм индивидуального террора. — Страховка на два фронта. — Тройственная формула сталинского бонапартизма. — Главная опасность для СССР — сталинизм. — Советский пролетариат. — Главный ключ к позиции. — «Социализм в отдельной стране».
Л. Троцкий.
Некоторые итоги сталинской амальгамы.
Дело Зиновьева, Каменева и др.
Все становится постепенно на свое место.

№ 43, 7-ой год изд. — Апрель 1935 г.

Новая петля сталинской амальгамы.
Л. Троцкий. — Рабочее государство, термидор и бонапартизм (историко-теоретическая справка).
Споры о термидоре в прошлом. — Действительный смысл Термидора. — Марксистская оценка СССР. — Диктатура пролетариата и диктатура бюрократии. — Необходимо пересмотреть и исправить историческую аналогию. — Термидорианцы и бонапартисты. — Различие ролей буржуазного и рабочего государства. — Перерастание бюрократического центризма в бонапартизм. — Выводы. — Послесловие.
Еще к вопросу о бонапартизме (справка из области марксистской терминологии).
Альфа. — Заметки журналиста.
Как сталинцы подрывают мораль Красной армии. — Хорошо пишет Радек. — Куда девался Мануильский?
*** — Новые расправы с «троцкистами» (по московским газетам).

№ 44, 7-ой год изд. — Июль 1935 г.

За Четвертый Интернационал
Открытое письмо всем революционным пролетарским организациям и группировкам.
Л. Троцкий. Письмо французским рабочим.
Измена Сталина и международная революция.
Письмо Н. И. Троцкой о сыне.
А. VII Конгресс Коминтерна.
Из жизни международной левой. Франция. — Голландия. — Соединенные Штаты. — Польша. — Куба. — Южная Африка.

№ 45, 7-й год изд. — Сентябрь 1935 г.

От редакции.
Террор бюрократического самосохранения.
Таров. — Письмо бежавшего из сталинской ссылки большевика-ленинца.
Пора организовать помощь революционерам-интернационалистам!
Л. Троцкий. — По поводу VII Конгресса Коминтерна.
Л. Т.— На суд рабочих организаций.
Альфа. — Как они пишут историю и биографию.

№ 46, 7-ой год изд. — Декабрь 1935 г.

Почему Сталин победил оппозицию?
Второе письмо Н. И. Троцкой по поводу сына Сергея.
Л. Т. Ликвидационный Конгресс Коммунистического Интернационала.
Л. Троцкий. Ромэн Роллан выполняет поручение.
А. Таров. Письмо о побеге.
Из письма русского больш.-ленинца о меньшевиках.
Отчет о сборах для т. Тарова.

№ 47, 8-й год изд. — Январь 1936 г.

А. Цилига. Сталинские репрессии в СССР.
Югославские и венгерские коммунисты в изоляторах. — Концлагери. — Зиновьев и Каменев в Верхне-Уральском изоляторе, и т.д.
Н. Маркин. Стахановское движение.
Его реальное значение и бюрократические извращения. — Почему возникло стахановское движение. — Стахановское движение и дифференциация в рабочем классе.
Биографические данные о стахановцах.
Н. М. К вопросу о 7-часовом рабочем дне в СССР.
Е. Русские фашисты о Сталине.
Альфа. Маститый Смердяков.
Отчет комиссии помощи тов. А. Тарову.

№ 48, 8-й год изд. — Февраль 1936 г.

Советская секция IV Интернационала
Л. Троцкий. Революционные пленники Сталина и мировой рабочий класс.
Альфа. Заметки журналиста.
Уругвай и СССР. — Торглер и Мария Реезе. «Социалистическая культура»? — Византийщина. — Признания мимоходом. — А судьи кто?
Заявление Енисейской ссыльной колонии прокурору СССР Акулову.
А. Цилига. В борьбе за выезд из СССР.

№ 49, 8-й год изд. — Апрель 1936 г.

Л. Троцкий. Заявления и откровения Сталина.
Внешняя политика.
Чему учит опыт с Монголией?
В чем причина войн?
«Комическое недоразумение» с мировой революцией.
Альфа. Туда, откуда нет возврата. Л. Т. Еще о советской секции Четвертого Интернационала.
Н. Т. Из политической хроники.
А. Цилига. Борьба за выезд.

№ 50, 8-й год изд. — Май 1936 г.

Новая Конституция.
Упразднение Советов.
Хлыст против бюрократии.
Демократия без политики.
Исторический смысл новой конституции.
Задачи авангарда.
План физического истребления большевиков-ленинцев.
Л. Троцкий. Франция на повороте.
А. По столбцам «Правды».
Л. Т. Самые острые блюда еще впереди!
Из СССР:
Гибель Солнцева. — Василий Федорович Панкратов. — Ладо Думбадзе. — Михаил Бодров. — Григорий Стопалов. — В Оренбургской ссылке. — Виктор Серж.
Л. Троцкий. О книге Росмера.
Отчет комиссии помощи тов. А. Тарову.

№ 51, 8-й год изд. — Июль-Август 1936 г.

Л. Т. Перед вторым этапом.
Французская революция началась.
Решающий этап.
Л. Троцкий. Максим Горький.
Виктор Серж. Письмо Андрэ Жиду.
Н. Из Оренбургской ссылки.
В. С. Из письма: Самоубийство Ломинадзе. Меньшевистский процесс.
N. Из письма ссыльного б.-л.: Правые. Троцкизм. Статья 168.
Дора Зак. — Геворкьян Сократ. — Из жизни IV Интернационала.
От Редакции.
Бюллетень Оппозиции
(Большевиков-ленинцев)
Специальный номер о Московском процессе

№ 52-53, 8-й год изд. — Октябрь 1936 г.

Московский процесс — процесс над Октябрем
Зачем Сталину понадобился этот процесс?
Сталинские амальгамы были предвидены.
Убийство Кирова.
Два процесса.
Подсудимые и их поведение на суде.
Обвиняемые, которых не было на процессе.
Существовал ли «Объединенный центр»?
Когда же собственно был создан и действовал «Объединенный центр»?
Что же было на самом деле?
Марксизм и индивидуальный террор.
Ленин первый террорист.
Покушения, которых не было.
Копенгаген.
Связь Троцкого с подсудимыми.
Старая погудка на новый лад.
Самоубийство-убийство Богдана.
Прокурор Вышинский.
Сговор Сталина с подсудимыми.
После процесса.
Таров: К процессу.
Я. Гал: Гнусная травля.

№ 54-55, 9-й год изд. — Март 1937 г.

Троцкий о процессе (Речь к американским рабочим).
Л. Троцкий. Новая московская амальгама.
Три процесса. — Главные подсудимые. — Смысл нового процесса.
Л. Т. Позор!
«Какие есть доказательства?» (Документальная справка).
Связь Радека с Троцким. — Встреча Пятакова с Троцким.
Н. Маркин. Троцкий «союзник» Гитлера.
Л. Т. Вокруг процесса 17-ти.
Подготовка троцкистами войны против СССР. — Финал? — Почему ГПУ выбрало Норвегию? — Почему ГПУ выбрало декабрь? — Последние слова подсудимых.
Н. М. К процессу Пятакова-Радека.
Два процесса. — Параллельный центр. — Покушение на Молотова. — «Доказательства».
Новый документ.
Л. С. «Встречи» Пятакова и Шестова с Седовым.
Л. П. «Шпион» Граше.
Е. Тиенов. Незадачливые авторы «директив» Троцкого.
Новосибирский процесс.
Вредительство, убийство рабочих. — Трехсоставная амальгама: троцкисты-вредители-Гестапо.
Экспертиза о вредительстве.
Н. Троцкая. К совести мира!
Четвертый Интернационал и СССР (Тезисы).
Вышинский contra Вышинский.
Из советской жизни (Корреспонденция).
Без комнаты. — Серьезная проблема: железнодорожный билет. — Разговор с железнодорожником. — На мосту через Волгу. — Казахстан страна страданий. — Ташкент. — В бюрократических тисках. — План не выполнен.
Почтовый ящик

№ 56-57, 9-й год изд. — Июль-август 1937 г.

Л. Троцкий. Обезглавление Красной Армии.
Н. Маркин. Дело Мдивани — Окуджава.
Данцигский суд над троцкистами.
Возможна ли победа в Испании?
Л. Троцкий. Ответы на вопросы Венделина Томаса.
Международное расследование московских процессов.
Предварительное расследование в Койоакане.
Парижская следственная комиссия.
А. Таров. Международному комитету (показание).
Пражский комитет. Протокол допроса В. В-са.
Л. Т. Отель Бристоль.
Из советской жизни (корреспонденция): Собрание цеха. — Стахановское движение. — Противоречия советского завода. — Высшая заводская бюрократия в основе содержится за счет общих расходов бюджета. — Система угнетения на заводах.
Почтовый ящик

№ 58-59, 9-й год изд. — Сентябрь-октябрь 1937 г.

Начало конца.
Л. Троцкий. Перед новой мировой войной.
Неопределенность международных группировок. — Пацифизм, фашизм и война. — Когда придет война? — Стратегия будущей войны. — Война и революция.
Л. Т. Сталинизм и большевизм.
Реакция против марксизма и большевизма. — «Назад к марксизму»? — Отвечает ли большевизм за сталинизм? — Основной прогноз большевизма. — Сталинизм и «государственный социализм». — Политические «грехи» большевизма, как источник сталинизма. — Вопросы теории. — Вопросы морали. — Традиции большевизма и Четвертый Интернационал.
Л. Т. Кто составлял список «жертв террора»? («Дело» Молотова).
Н. Маркин. ГПУ убивает и за границей.
Игнатий Райсс.
Игнатий Райсс. Письмо в Ц.К. В.К.П.
Убийство Андрея Нина агентами ГПУ.
Япония и Китай (Интервью).

№ 60-61, 9-й год изд. — Декабрь 1937 г.

Л. Троцкий. Пора перейти в международное наступление против сталинизма. (Письмо ко всем рабочим организациям).
Л. Т. Трагический урок.
Н. Маркин. От Термидора назад к Октябрю?
А. Бармин. В Комитет по расследованию московских процессов (письмо).
В. Кривицкий (Вальтер). Письмо в рабочую печать.
Из беседы с тов. Кривицким (Вальтером).
А. Бармин. Почему и как я порвал со сталинским режимом? (Ответы на вопросы).
Записки И. Райсса.
И. Р. По поводу Фейхтвангера.
Заявление А. Грилевича.
Бем. Исчезновение Эрвина Вольфа — новое преступление ГПУ в Испании.
Е. ГПУ подготовляет убийство Л. Седова.
В. ГПУ (Из рассказов тов. Райсса).
Из советской жизни (корреспонденция): На базаре крестьян-узбеков. — Как подготовляется демонстрация. — В госпитале.
Библиография.
А. Л. Кто такой Андрей Седых? (Письмо из Нью-Йорка).
Почтовый ящик

№ 62-63, 10-й год изд. — Февраль 1938 г.

Вердикт Международной Комиссии о московских процессах.
Л. Т. Краткие комментарии к Вердикту.
Ответы на вопросы журналистов по поводу Вердикта.
Л. Троцкий. Испанский урок — последнее предостережение.
Л. Т. Нерабочее и небуржуазное государство?
М. П. Т. Верховный Совет преторианцев.
С. Ворошилов на очереди.
Е-й. Следствие об убийстве тов. Игнатия Райсса.
Новая провокация ГПУ против Л. Д. Троцкого.

№ 64, 10-й год изд. — Март 1938 г.

Л. Троцкий. Лев Седов—сын, друг, борец
Они убили сына Троцкого
П. Т. «Товарищ Лева»
Э. Р. Прощай Лев Седов
Похороны тов. Седова
Отклики печати на смерть тов. Седова
Московский процесс 21-го. Новая расправа.
Заметки на полях отчетов «Правды» о процессе 21-го.
Расправа Гестапо с немецкими товарищами

№ 65, 10-й год изд. — Апрель 1938 г.

Каин Джугашвили идет до конца.
Новые невозвращенцы.
Процесс 21-го (От редакции).
Л. Троцкий: Итоги процесса.
Дипломатические планы Москвы в зеркале процесса.
Статья Сталина о мировой революции и нынешний процесс.
Л. Т. Роль Генриха Ягоды
Л. Т. Случай с профессором Плетневым.
Подсудимые Зеленский и Иванов.
Сталин и Гитлер. (К заключительной речи Вышинского).
Л. Троцкий: Поправки и примечания к показаниям подсудимых.
Правда о «заговоре» на жизнь Ленина в 1918 году.
Из советской жизни: Завод. — ГПУ на заводе. — Выборы. — Московские слухи.

№ 66-67, 10-й год изд. — Май-июнь 1938 г.

Агония капитализма и задачи Четвертого Интернационала.
Л. Т.: Продолжает ли еще советское правительство следовать принципам, усвоенным 20 лет тому назад?
Л. Троцкий: Шумиха вокруг Кронштадта.
Социальное страхование в СССР.
Вокруг процесса 21-го (Молчанов и др.).
Итоги разгрома «братских» компартий.
Уход из Коминтерна.
Жизнь Л. Д. Троцкого в опасности.

№ 68-69, 10-й год изд. — Август-сентябрь 1938 г.

Сталин и его сообщники осуждены.
Тоталитарные пораженцы.
Л. Т.: Предостоящий процесс дипломатов.
Л. Троцкий: Их мораль и наша.
Эльза Райсс: Людвиг.
Л. Троцкий: К годовщине гибели Райсса.
Похищение тов. Клемента.
Л. Троцкий: По поводу судьбы Рудольфа Клемента.
Следствие по делу о смерти моего сына Льва Седова.
К.: Из Советов должны быть изгнаны бюрократия и новая советская аристократия.
Воззвание польских большевиков-ленинцев.

№ 70, 10-й год изд. — Октябрь 1938 г.

Л. Троцкий: Фразы и реальность.
Крупный успех.
Из беседы тов. Троцкого с аргентинским делегатом тов. Фосса.
Л. Т.: СССР и Япония. — Мексика и британский империализм.
Л. Троцкий: Еще об усмирении Кронштадта.
П. Т.: «Благонадежность» сталинских кадров.
Следствие по делу о смерти Льва Седова.
Л. Троцкий: Навстречу решению.
Тоталитарное «право убежища».

№ 71, 10-й год изд. — Ноябрь 1938 г.

Л. Троцкий: Свежий урок
(К вопросу о характере предстоящей войны). — Опыт прошлой войны. — Борьба за и против нового передела мира. — Империалистский Квартет вместо «фронта демократий». — Смысл государственного переворота в Чехословакии. — Защита «национальной независимости» Чехословакии. — Еще раз о демократии и фашизме. — Международная политика бонапартистской клики Кремля. — Социальная основа оппортунизма. — Ком-шовинизм. — Второй и Третий Интернационалы в колониальных странах. — О международной ассоциации выжатых лимонов (№ 314). — Перспективы.
Беседа о задачах американских профессиональных союзов.
Речь Л. Д. Троцкого по поводу 10-летия американской организации большевиков-ленинцев и учредительного съезда Четвертого Интернационала.
Процесс ПОУМ'а.

№ 72, 10-й год изд. — Декабрь 1938 г.

Манифест Конференции Четвертого Интернационала к рабочим всего мира.
Л. Троцкий: Революция и война в Китае.
В защиту испанского пролетариата.
Привет мученникам-заключенным и жертвам классовой борьбы.
Мировая роль американского империализма.
Ложный взгляд.
Предатели в роли обвинителей.
Письмо в редакцию.
Почтовый ящик.

№ 73, 11-й год изд. — Январь 1939 г.

21-я годовщина.
О классовой борьбе и войне на Дальнем Востоке
(Резолюции конференции IV Интернационала).
Л. Троцкий: За стенами Кремля.
Л. Яковлев: Закабаленный труд.
Л. Троцкий: Карл Каутский.
Виктор Серж и IV Интернационал.
По поводу убийства Рудольфа Клемента.

№ 74, 11-й год изд. — Февраль 1939 г.

К годовщине смерти Л. Седова.
Испанская трагедия.
Л. Троцкий: Ленин и империалистская война.
Л. Троцкий: Час решения близится. К положению во Франции.
За Гриншпана — против фашистских погромщиков и сталинских негодяев.
Экс-радикальная интеллигенция и мировая реакция.
Сталин, Скоблин и Кº.
Ответ Л. Д. Троцкого на вопросы представителя «Daily News»
Л. Троцкий: Из интервью с представителями южно-американской прессы.
Л. Троцкий: За свободу искусства.
Расправа Гитлера с нашими товарищами.
К смерти Л. Седова. (Письмо шанхайских товарищей).
Почтовый ящик

№ 75-76, 11-й год изд. — Март-апрель 1939 г.

Гитлер и Сталин.
Капитуляция Сталина.
Мистерии империализма.
Еще раз о причинах поражения испанской революции. — Изобретатели зонтика. — Классовый характер революции. — Пустая абстракция «антифашизма». — Победа была возможна.
Испания, Сталин и Ежов.
Ответы Л. Д. Троцкого на вопросы представительницы лондонского «Daily Herald»
Л. Т. Политический диалог.
Л. Троцкий. Центризм и IV Интернационал.
Не ошибка ли? (К позициям IV Интернационала в вопросе о борьбе против войны).
Шаг в сторону социал-патриотизма. (По поводу письма группы палестинских товарищей).
О классовой борьбе и войне на Дальнем Востоке. Резолюция конференции IV Интернационала. (Окончание).
Т. Еще о «кризисе марксизма».
Альфа. «Учитесь работать по-сталински!».
Л. Т. Умерла Крупская.

№ 77-78, 11-й год изд. — Март-июнь-июль 1939 г.

Десять лет.
Л. Троцкий. Об украинском вопросе.
Л. Троцкий. Искусство и революция.
Л. Троцкий. Бонапартистская философия государства.
Л. Троцкий. Моралисты и сикофанты против марксизма.
Л. Троцкий. История большевизма в зеркале Центрального Комитета.
М. Н. К итогам чистки.
Ленин о сталинцах.
Прогнозы 1931 года.

№ 79-80, 11-й год изд. — Август-сентябрь-октябрь 1939 г.

Л. Троцкий. СССР в войне
— Загадка СССР
— Сталин — интендант Гитлера
— Германо-Советский союз
— Империалистская война, рабочий класс и угнетенные народы
— Москва мобилизует «Прогрессивный паралич». Второй Интернационал накануне новой войны.
Индия перед империалистской войной
Л. Троцкий. Независимость Украины и сектантская путаница
Л. Троцкий. Демократические крепостники и независимость Украины
Очередное опровержение Виктора Сержа
К годовщине убийства И. Райсса
Почтовый ящик

№ 81, 11-й год изд. — Январь 1940 г.

Л. Троцкий.
Двойная звезда: Гитлер — Сталин.
Почему я согласился выступить перед комиссией Дайеса?
Еще и еще раз о природе СССР.
Два письма в редакцию New York Times.
Разное

№ 82-83, 11-й год изд. — Февраль-март-апрель 1940 г.

Л. Троцкий. Сталин после финляндского опыта.
Мировое положение и перспективы.
Мелко-буржуазная оппозиция в рабочей социалистической партии Соединенных Штатов.
От царапины — к опасности гангрены.

№ 84, 11-й год изд. — Август-сентябрь-октябрь 1940 г.


Мы обвиняем Сталина!
Почему они убили Троцкого
Дж. П. Каннон — Памяти старика
Л. Д. Троцкий— Манифест Четвертого Интернационала
Л. Д. Троцкий — Роль Кремля в европейской катастрофе
Л. Д. Троцкий — Бонапартизм, фашизм и война
Л. Д. Троцкий — Что дальше?

№ 85, 12-й год изд. — Март 1941 г.

Наталия Седова-Троцкая: Так это было.
Лев Седов.
Л. Д. Троцкий: Коминтерн и ГПУ.
Л. Яковлев: Политика кнута.

№ 86, 12-й год изд. — Июнь 1941 г.

СССР в тисках.
Л. Троцкий: Коминтерн и ГПУ.
Л. Яковлев: О кризисе советской литературы.

№ 87, 12-й год изд. — Август 1941 г.

За защиту СССР!
Заявление Исполнительного Комитета Четвертого Интернационала
Наталия Седова-Троцкая: Отец и сын
К. М.: Лев Давидович
Троцкий о Советском Союзе и войне

Бюллетень Оппозиции, обложка

СССР в тисках

Молчание Сталина в течение второй мировой войны свидетельствует не столько об осторожности, сколько о неописуемом страхе. Страх перед наступлением Гитлера продиктовал в 1939 г. переход с рельс франко-советского договора на рельсы соглашения с фашистским диктатором. Сталин понимал, что национал-социалисты должны были сделать выбор. Завоевательная война Гитлера могла быть направлена либо против СССР, при активной или пассивной помощи других капиталистических держав, либо-же против Западной Европы — прежде, чем Франция и Англия успеют догнать Германию в сфере вооружений.

Союзники рассматривали полет Риббентропа в Москву в 1939 г., как внезапное решение Гитлера обеспечить себе хотя бы нейтралитет Сталина, если не его активную поддержку. В действительности же именно Сталин давно ухаживал за Гитлером; он почувствовал огромное облегчение, когда после разгрома Польши война началась на Западе. Договор Сталина с Гитлером служит доказательством смертельного страха, в котором пребывал Сталин; страха перед тем, что он окажется вовлеченным в войну, притом в войну с фашистским неприятелем на континенте.

И советский и фашистский диктатор смотрели на соглашение, как на временный маневр. Оно дало возможность Гитлеру разрешать задачи империалистской экспансии шаг за шагом. Для Сталина отсрочка означала передышку, во время которой может произойти перетасовка воюющих сил. Он надеялся, что война скоро истощит обоих противников и что это отсрочит нападение на СССР, быть может, и на долгое время.

Война не пошла по путям этой схемы. Англия ослаблена, но не разбита. Германия далека от истощения. Война на Балканах смела последние бастионы в Европе. Русские и немецкие границы сомкнулись почти во всех точках. Задача Сталина при захвате части Польши и Прибалтийских государств состояла в том, чтоб укрепить и отрезать пути, которыми некогда пользовался Гинденбург для наступления на Россию. Но покорением Балкан и приближением Гитлера к южным границам СССР, эти попытки Сталина были фактически сведены к нулю. Германия теперь обосновалась на берегах Черного моря, ближе чем когда бы то ни было к украинской пшенице и бакинской нефти.

Страхи Сталина на новом повороте войны вызвали частичный кризис в его отношениях с Гитлером. Трусливые дипломатические намеки имели целью напомнить Гитлеру, что Сталин пересматривает свою позицию и может решиться на поворот в сторону союзников: таково было значение его протестов, адресованных сначала Болгарии, а затем Венгрии, и договора о вечной дружбе с Югославией. Но в войне блеф ничего не стоит. Гитлер совершенно игнорировал Сталина и продолжал свое наступление на Балканах. Сталин слепо надеялся, что Англия задержит германское продвижение. Количество британских войск, брошенных в Грецию, было в несколько раз преувеличено в советской прессе.

Темпы «блицкрига» в балканских горах вызвали панику в Москве. Сталин вынужден был официально взять дела в свои руки; он очевидно был убежден, что наступает критический момент. Победы Гитлера заставили Сталина поспешно отступить. Стараясь искупить свои прежние дерзновения, он поспешил подписать соглашение о нейтралитете с Японией. Свою вечную дружбу с Югославией он отложил до лучших времен. Признание иракского правительства Галиани, накануне его исчезновения, тоже было частью кампании дипломатического отступления.

Тот факт, что Сталин провозгласил себя председателем Совета Народных Комиссаров, имеет двоякое значение. Этим ходом он выражает свою готовность встретиться лицом к лицу с Гитлером для новых переговоров и соглашения. Но вместе с тем он дает понять, что готов так же и ответить на каждый ход, который сделает Гитлер. Заискивая перед фашистским диктатором, он с другой стороны роняет несколько слов о революции в иностранной коммунистической печати (причем он заботится о том, чтоб это было как следует разглашено!). Сталин напоминает Гитлеру, что империалистская война может превратиться в гражданскую. Троцкий уже давно указал на то, что в самый критический момент Сталин прибегнет к этой тактике. Сталин знал, что Гитлер предъявит новые требования к СССР в связи с потребностями Германии на следующем этапе войны. Он поэтому предупреждает фашистского вождя и советует не толкать его на крайности, иначе он наделает страшных дел!

Сталин берет одним пальцем революционную ноту, и это доказывает, что у него нет больше возможностей маневрировать. Он боится пролетарской революции ничуть не меньше, чем Гитлер. Русская бюрократия дрожит при одной мысли о войне, понимая, что она падет одной из первых жертв этой войны. Глупые утверждения советской прессы, что именно Гитлер боится Сталина, делаются все более тошнотворными. Советская печать утверждает также, что Гитлер был вынужден подписать договор со Сталиным потому, что он боится наступления могущественной Красной Армии. Каждый раз, когда Сталин склоняется перед Гитлером, сталинцы с торжеством заявляют, как в сказке «Алиса в стране чудес», что Гитлер опять уступил всесильному Сталину.

С астрономической точностью исполняется предсказание Троцкого, что чем дольше затягивается война, тем более Сталин делается сателлитом Гитлера. При каждом вынужденном отступлении, Молотов заявляет всему миру, что это была «независимая» политика Советов, намеченная в их собственных интересах. Но чем дальше, тем больше независимые решения Сталина с поразительной точностью совпадают с потребностями гитлеровской политики. А теперь Сталину вновь предъявлены требования. В войне нервов угрозы и контр-угрозы составляют часть дипломатической игры и долгих переговоров за кулисами.

Как бы ни истолковать инцидент с Гессом, он во всяком случае был частью плана давления на Сталина. Нет ничего невозможного в предположении, что Гесс был отправлен Гитлером, чтоб добиться компромиссного мира. Если б этот план не осуществился, Гитлеру легко дезавуировать Гесса. Компромиссный мир в настоящее время — грозная опасность войны против СССР. Малейший намек Черчилля о его готовности пойти на соглашение, дал бы Гитлеру возможность нажать сильнее на Сталина и добиться от него больших уступок Германии открытой угрозой войны, чем дипломатическими слухами или продвижением войск. Ведь даже молчание Черчилля, опасавшегося «маневра троянского коня», который может внести замешательство и раздоры в Англии, не помешало Гитлеру использовать этот инцидент для завуалированных угроз против СССР.

Можно ли предвидеть, каковы будут требования Гитлера к Кремлю? Они определяются экономическими и военными нуждами оси. Фашистские союзники считают, что Соед. Штаты почти вступили в войну. Они ждут теперь долгой войны и в соответствии с этим разрабатывают свои планы. Они должны сделать все возможное, чтобы нейтрализовать последствия вступления Соед. Штатов в войну. Блокада Европы окажется сразу более эффективной. Япония несомненно будет втянута в войну на Тихом Океане. Она окажется отрезанной от заокеанской торговли, и тогда прекратится просачивание товаров в Германию через Дальний Восток и переобремененные советские железные дороги.

Снабжение Германии советским продовольствием, нефтью и сырьем приобретает еще большее значение, чем до сих пор. Гитлер потребует таким образом не только увеличения количества поставляемых Сталиным товаров, но и обеспечения точности поставок, какой-нибудь системой инспекции внутри страны, замаскированной под «техническую помощь». Какое влияние это окажет на советское народное хозяйство? Советские народные массы страдают от хронической нехватки товаров, еще усиленной диспропорциями планирования со стороны циничной и алчной бюрократии. Все, что Сталин даст Гитлеру, будет означать уменьшение внутренних советских ресурсов. Бремя поставок товаров для Германии присоединяется к тяготам военной подготовки СССР. В государственном бюджете СССР 45 миллиардов рублей (40%) предусмотрено на военные нужды.

Платеж за громадные количества зерна и других товаров, доставленных Германии, делается все более и более затруднительным, если не совершенно невозможным. Всякое соглашение об этом означало бы громадный кредит Гитлеру. Но Сталину необходимо обновить огромный основной капитал машин, изношенных в результате хозяйничания бюрократии и авантюристских пятилеток. Материалы и продовольствие, добытые Гитлером у Сталина путем шантажа, должны были быть предметом обмена на новые машины. Германия может быть и пообещает эти машины, но обещаний не выполнит — и едва ли кто-либо от нее этого ждет.

Методы советской бюрократии уже настолько разрушили плановое хозяйство, что дальнейшее расширение производства делается невозможным. Требования Гитлера подрывают, таким образом, фундаменты, и без того уже расшатанные. Если выполнить эти требования сейчас, то плановое хозяйство еще больше пострадает. Без объявления войны Гитлер выжимает соки из СССР на пользу фашистской Германии, точно так же, как он поступает с Францией или Норвегией. Новые требования Гитлера задушат советскую экономику.

Но Гитлер имеет также и военные цели. Германской армии поставлена задача окончательного изгнания Англии из Средиземного моря и из Северной Африки. Англия еще слишком сильна на морях, чтоб Гитлер мог мечтать о завоевании Ближнего Востока морским путем, в обход Турции. Он конечно предпочел бы соединить дорогой способ воздушного завоевания Крита с сухопутным наступлением через Турцию, а это в свою очередь, подымает вопрос о Босфоре и Дарданеллах. Гитлер уже сейчас господствует над входом в Дарданеллы из Средиземного моря и таким образом имеет возможность блокировать выход русских судов из Черного моря. Но переброска войск вдоль восточных берегов Средиземного моря возможна была бы для Гитлера только при абсолютном господстве над транспортом через Турцию. С военной точки зрения Гитлер не может оставить свои пути сообщения с Европой под русским или даже турецким господством. Это одно уже побуждает Гитлера пересмотреть стратегию войны и подумать о наступлении на СССР.

Соображения, которые заставили Гитлера заключить в свое время соглашение со Сталиным, чтоб вести войну только на одном фронте, остаются в силе до тех пор пока Англия продолжает воевать. Однако, эти мотивы изменились и приняли другой характер, поскольку сейчас уже не может быть речи о двух фронтах, как в 1914 году. Западный фронт является в действительности морским фронтом и не означает того разделения вооруженных сил, которого Германия хочет избегнуть. Если Сталин отклонит требования Гитлера или ответит уклончиво, вопрос о войне встанет во всей остроте, ибо, с развитием войны, потребности Гитлера неумолимо заставляют его брать силой то, что ему не дают добром. Для Сталина создается ситуация, гораздо худшая, чем в 1939 году. Если тогда он был вынужден пойти на соглашение, то тем более он вынужден подчиниться сейчас.

Но быть может Сталин использовал период между первым соглашением и гитлеровским требованием нового соглашения, чтобы усилить Красную Армию и позволить себе бросить вызов Гитлеру? Красная Армия несомненно была усилена за время войны, но трех лет недостаточно для подготовки новых кадров для первоклассной современной армии. Красная Армия далеко еще не оправилась от предательской чистки, разгромившей ее руководство сверху до-низу. Как может возродиться дух армии при господстве разбойничьей клики, действующей исключительно в своих интересах? Советская армия отражает все противоречия советского общества при сталинизме, с его закрепощением рабочих и крестьян.

Сравним характер дисциплины в Красной Армии времен Троцкого и Сталина. В декрете, изданном 31-го октября 1920 года Троцкий писал:

«В военной организации существует неравенство, которое в известных случаях вполне понятно, но в других случаях является абсолютно неуместным, преувеличенным, а подчас и преступным». Декрет кончается словами: «Не ставя себе неосуществимой задачи немедленного устранения всех и всяких прерогатив в армии, мы должны систематически стремиться к сокращению этих привилегий до минимума; и к скорейшему устранению всех тех привилегий, которые не вытекают из потребностей военного дела и которые неизбежно оскорбляют чувство равенства и товарищества у красноармейцев».

Где дух товарищества и равенства той армии, которая отбросила силы контр-революции на всех фронтах? Каста паразитов, которая приспособила революцию к своим собственным потребностям, наделила офицерство теми же привилегиями, которыми пользуется бюрократия в других областях. Безвестный Тимошенко, издал на своем новом посту новый дисциплинарный устав для Красной Армии. Разъясняя этот устав в советской печати, Осипов констатирует: «Приказ командира — закон для подчиненного… Даже небольшое отклонение от духа приказа, обойдется дорого». Также необходимо было установить новым уставом от 12-го октября 1940 г., что «в случае неповиновения, открытого сопротивления или нарушения дисциплины, командир имеет право принять все меры принуждения, вплоть до применения силы и оружия». Это не только жест, а попытка разрешить жизненную проблему. Неподчинение в армии никогда не было признаком здоровых настроений.

Пользуется ли Сталин доверием этой армии? Это мало вероятно. Армия по-видимому будет сражаться с воодушевлением в первый период гитлеровского наступления на революцию. Но сталинская клика систематически ослабляла СССР, и военные поражения скоро повернули бы солдат против ненавистного им Сталина и его прислужников. В этом еще один мотив для советского диктатора, чтоб найти пути к соглашению с Гитлером любой ценой для сохранения своей власти.

Сталинской бюрократии ничего не стоит пожертвовать интересами русских народных масс для Гитлера. Она предавала эти интересы с момента узурпации власти в русском рабочем государстве. Но теперь на карту поставлена ее собственная судьба. Грубые и циничные методы Кремля привели советское плановое хозяйство на край пропасти. Если бы речь шла только о том, чтоб поделить часть своих привилегий с Гитлером, и сохранить все остальное. Сталин не задумался бы ни на минуту. Но экономические и военные нужды и потребности Германии делаются все большей угрозой для СССР, по мере затягивания войны. Всепоглощающие военные потребности Гитлера заставляют его накладывать руки на все мыслимые источники. Если б Сталин отказался обслуживать Гитлера, Германия открыла бы поход против СССР, чтоб завладеть этими ресурсами. Но если Сталин даст согласие, он тем самым создает для Гитлера еще более сильную позицию и дает ему возможность предъявить потом еще большие требования. Если Гитлер выйдет из войны победителем, Сталин не сможет сопротивляться ему. Никакие фразы не спасут Сталина. Господство Гитлера над всем Ближним Востоком дает ему возможность контролировать и русские нефтяные источники, и черноморские пути нефти и пшеницы. Но нефть абсолютно необходима сейчас для промышленного хозяйства СССР.

Таким образом ясно, что Сталин находится в тупике. Опасности угрожают ему изнутри и извне. Недовольство в армии, которое в свое время привело к чисткам командного состава, а в настоящее время — к «новой дисциплине», позволяющей офицерской касте расстреливать красноармейцев даже без военных судов, отражает социальный кризис Советского Союза. Бюрократия привела Октябрьскую Революцию в тупик. Гитлер угрожает существованию господствующей касты извне. Война эта, вызывая немедленное разложение и без того уже расстроенного транспорта СССР, вызовет в короткий срок хаос во всем народном хозяйстве. Даже если советская армия и будет сражаться с величайшей храбростью, поражение будет неизбежно. Вооружая рабочих и крестьян, гнилая сталинская клика должна будет уплатить по-своему последнему счету, давно уже просроченному. Поэтому Сталин предпочитает прийти к любому соглашению, если это только возможно.

Но любое соглашение подрывает и без того уже ослабленный экономический базис. Сталин понимает, что кризис может прийти и изнутри. Социальный кризис грозит вызвать хаос в народном хозяйстве. Непроходимая пропасть отделяет бюрократию от народных масс. Эти массы не обманываются насчет бюрократии. Да и как им обманываться в тех условиях, в которых им приходится жить? Только углубление пролетарской революции может теперь спасти СССР. Для этого русским рабочим придется устранить величайшее препятствие на своем пути — Сталина. Было бы конечно лучше, если бы эту контр-революционную клику смели русские народные массы, а не Гитлер своим походом на СССР и попыткой завершения контр-революции.

Вступление Соед. Штатов в войну увеличивает размах ее и тяжесть ее бремени. Гитлер стремится избежать последствий этого, и готов выступить в роли спасителя капитализма от большевизма. Он не отказался бы от внезапного радикального поворота в войне, от мира с империалистами и от их благословения на поход против СССР. Войну трудно остановить — об этом знали и до Гитлера. Но при долго затянувшейся войне, СССР не удастся остаться в стороне. Несмотря ни на что Гитлер может быть вынужден начать грабить русские источники, — если не сейчас, то несколько позднее. Сталин едва ли пойдет на полное сотрудничество с Гитлером в войне. Он ожидает и надеется, что новая мировая коалиция разгромит германскую армию. Но более вероятно, что германская армия будет разгромлена лишь после того, как она покончит со Сталиным и его бандой. Судьба бюрократии предрешена войной. Не один лишь СССР находится в тупике. Весь капиталистический мир в агонии. Единственный выход — пролетарская революция.

 


 

Коминтерн и ГПУ*

* (Начало см. «Бюл. Оп.» № 85.)

Заметание следов ГПУ

В первые дни после покушения господа вдохновители попрятались по своим норам. Они боялись, что их «военные» коллеги могут попасть в руки полиции. Инсинуации прессы ГПУ имели сперва осторожный характер. Но каждый новый день придавал этим господам храбрости. По десяткам каналов они пускали в оборот глупую и постыдную версию самопокушения.

До конца мая полиции, введенной в заблуждение моральными соучастниками преступления, не удалось, как известно, напасть на след преступников. В сталинских кругах настроение сильно поднялось. В «Ля Вос де Мехико» от 1-го июня покушение называется уже «еста гротеска фарса».

«События, имевшие место недавно в Мексике, были ловко подстроены ничтожным Троцким и его бандой; они рельефно подчеркнули элементы провокации, которые в них имеются…»

«Троцкий — агент, преданный душой и телом международному капитализму, орудием которого он служит; ему назначено служить интересам международного капитализма. Он и в этом случае не счел неудобным оказать ему еще одну услугу с «нападением», объектом которого он был в той вилле, где он живет».

Для чего это поразительное предприятие понадобилось «капитализму» и самому Троцкому, газета не объясняет. «Чем грубее ложь, — гласит принцип Гитлера-Сталина, — тем скорее ей поверят».

«Ля Вос» изо всех сил пытается установить алиби компартии; по-человечески это можно понять. Но, не останавливаясь на этом, газета берет под свою защиту ГПУ.

«…Провокация, в которую Троцкий непосредственно замешан, к тому же носит характер анти-советской провокации» (1-го июня 1940 г.).

Ясно: ценой самопокушения Троцкий пытается скомпрометировать чистое и непорочное ГПУ.

В том же номере редакция сообщает:

«Мы получили декларации мексиканской секции общества ветеранов испанской республики, в которых они констатируют, что нападение «на контр-революционера Льва Троцкого является вульгарным маневром реакции и империализма против мексиканского народа».

Председателем мексиканской секции общества являлся сам Давид Альфаро Сикейрос! Организатор покушения протестовал против «вульгарного маневра реакции».

Редакция выдает себя здесь целиком. Чтоб доказать свое алиби, ей приходится доказывать непричастность к делу ГПУ, от которого она не может отделить себя. А чтоб доказать мое «автопокушение», ей приходится ссылаться на высокий авторитет Д. А. Сикейроса. Во всем этом есть несомненный элемент сумасшедшего дома: наглость и безнаказанность легко доходят до грани безумия. Но в этом безумии есть система, неразрывно связанная с именем ГПУ.

Приведя беспристрастное свидетельство Сикейроса, «Ля Вос», со своей стороны, пишет:

«Троцкий … один из главных вдохновителей пятой колонны, опора мексиканской реакции и американского империализма, наемный агент худших мясников мексиканского народа».

Языком бешенства здесь говорит страх: эти люди боятся, что им придется держать ответ за покушение 24-го мая.

Вряд ли есть надобность анализировать номер за номером презренного сталинского издания, извивающегося между мексиканской полицией и ГПУ. Поведение газеты в критические недели с несомненностью показывает, что руководители ее прекрасно знали с самого начала, что покушение организовано агентурой Сталина. Они знали о роли в покушении Д. Сикейроса. Они знали, что Роберт Харт был не участником покушения, а жертвой его. Создавая теорию автопокушения и сея клевету против Харта, они действовали в интересах ГПУ, и тем самым — в собственных интересах.

Вывод совершенно очевиден: если б в Мексике выходил официальный орган ГПУ, то он не мог бы вести подготовку покушения и заметать затем следы покушения с большим рвением и бесстыдством, чем «Ля Вос де Мехико».

Теория «самопокушения»

С первого дня моего приезда в Мексику (январь 1937 г.) полиция приняла специальные меры для моей защиты от возможных покушений. У властей должны были быть для этого серьезные основания. Полиция защищала меня, надо думать, не от комитета Дайеса, который в 1937 г. еще не существовал, не от «альмазанистов» и не от «автопокушения». На вопрос: от кого именно охраняла меня мексиканская полиция в течение 312 лет до покушения 24-го мая, мыслим единственный разумный ответ: от ГПУ.

Между тем, когда покушение действительно произошло, притом в такой форме, которая обнаруживала все черты секретной полиции Сталина, известная часть мексиканской прессы («Ля Вос де Мехико» и его подголоски: «Эль Популяр» и «Футуро») открыли кампанию с целью доказать, что ГПУ в этом деле ни при чем.

Правда, в первые часы после покушения господа вдохновители попрятались по норам. Они боялись, что их «военные» коллеги могут попасть в руки полиции. Инсинуации «друзей» ГПУ имели сперва осторожный характер. Но каждый новый день придавал этим господам храбрости. По десяткам каналов они пускали в оборот версию самопокушения. Кампания сталинской прессы, в сочетании с еще более циничной устной агитацией, не осталась без влияния: на несколько дней следственные власти были отвлечены на ложный путь и иностранные участники покушения получили возможность покинуть пределы Мексики. Только дисциплинированная наглость агентов ГПУ могла придать вероподобие абсурдной идее «автопокушения».

Какую цель я мог преследовать, пускаясь в такое чудовищное, отвратительное и опасное предприятие? Никто не объяснил этого до сих пор. Намекают, что я хотел очернить Сталина и его ГПУ. Но разве одно лишнее покушение может что-нибудь прибавить к репутации человека, который истребил все старое поколение большевистской партии? Говорят, что я хочу доказать существование «пятой колонны». Зачем? Для чего? К тому же для совершения покушения совершенно достаточно агентов ГПУ; в таинственной пятой колонне надобности нет. Говорят, что я хотел создать затруднения мексиканскому правительству. Какие у меня могут быть побуждения создавать затруднения единственному правительству, которое оказало мне гостеприимство? Говорят, что я хотел вызвать войну между Соединенными Штатами и Мексикой. Но это объяснение уже полностью относится к области бреда. Для провокации такой войны было бы во всяком случае целесообразнее организовать покушение на американского посла или на нефтяных магнатов, а не на революционера-большевика, чуждого и ненавистного империалистским кругам.

Когда Сталин организует покушение на меня, то смысл его действий ясен: он хочет уничтожить своего врага № 1-ый. Сталин при этом лично не рискует: он действует издалека. Наоборот, организуя «автопокушение», я должен нести ответственность за подобное предприятие сам, рискуя своей судьбой, судьбой моей семьи, своей политической репутацией и репутацией того движения, которому я служу. Зачем мне это нужно?

Но если даже допустить невозможное, именно, что, отрекшись от дела всей своей жизни и поправ здравый смысл и свои собственные жизненные интересы, я решил организовать «автопокушение» во имя неизвестной цели, то остается еще вопрос: где и как я достал 20 исполнителей? Какими путями обмундировал их в полицейскую форму? Вооружил их? Снабдил всем необходимым? и пр. и пр. Иначе сказать: каким образом человек, живущий почти совсем изолированно от внешнего мира, умудрился выполнить предприятие, которое под силу только могущественному аппарату? Признаюсь, я и сейчас чувствую неловкость, подвергая критике идею, которая не заслуживает критики.

ГПУ мобилизовало с большим искусством своих агентов, чтобы убить меня. Попытка случайно не удалась. Друзья ГПУ оказались скомпрометированы. Они вынуждены теперь сделать все, чтобы возложить на меня ответственность за неудавшееся покушение их собственного шефа. У них нет при этом большого выбора средств. Они вынуждены действовать самыми грубыми приемами руководствуясь афоризмом Гитлера: чем грубее ложь, тем скорее ей поверят.

ГПУ готовит новую махинацию.
Агенты Сталина собираются, по лучшим московским образцам, провозгласить Сикейроса… агентом Троцкого.

Вожди компартии ведут сейчас сложные маневры вокруг фигуры Д. Сикейроса. Цель маневра не удалась. Друзья ГПУ

оказались скомпрометивать меня и спастись самим. Однако, результат слишком сложной интриги может оказаться прямо противоположным ожиданиям стратегов ГПУ.

Начало маневру положил Давид Серрано, член политбюро, т.е. один из официальных вождей компартии. 19-го июня его показания были переданы в печати следующим образом:

«Он сказал, что сразу после происшествия в Койоакане коммунистическая партия произвела расследование, чтоб выяснить, что произошло. Расследование обратилось в сторону Альфаро Сикейроса, человека, не отвечающего за свои действия и которого считают полусумашедшим … И что с тех пор они подозревали Альфаро Сикейроса, в обществе которого постоянно бывал некий Бланко и Антонио Пухоль, его ученик и личный адъютант».

Этот донос на ближайших единомышленников и соучастников покушения был бы совершенно невозможен в рядах революционной партии. Но среди сталинцев «salus G. P. U. — suprema lex». Третируя Сикейроса, как «человека, не отвечающего за свои действия» и полусумашедшего, Д. Серрано пытается отвлечь внимание от Кремля и — от самого себя.

23-го июня, когда общий характер нападения и имена главных участников были уже выяснены, «Ля Вос де Мехико» опубликовала следующее заявление партии:

«Множество лиц оказываются прямо или косвенно замешанными, среди них Давид Альфаро Сикейрос, на которого указали, как на руководителя нападения … Коммунистическая партия Мексики заявляет категорически, что никто из участников провокации не является членом партии, что все это элементы безответственные и агенты-провокаторы».

В разных вариациях, это заявление повторяется в следующие дни. Отныне Сикейрос объявлен не только «полу-сумашедшим», но и «агентом-провокатором».

Показания Д. Серрано по отношению к Сикейросу и А. Пухолю послужили сигналом для таких же показаний остальных арестованных. «Дьо Серрано Андонеги дает первые указания об Альфаро Сикейросе и затем обе шпионки расширяют свои показания…» Всю ответственность подсудимые валили отныне на Д. Сикейроса. Матеос Мартинес, член партии, признал сперва, что Д. Серрано, член политбюро, «человек, способный организовать дело, подобное покушению на Троцкого». Но, очевидно, под благотворным влиянием своего защитника, г. Павона Флореса, члена ЦК компартии, Матеос Мартинес сразу понял, что Д. Серрано тут ни причем, что только агенты-провокаторы, вроде Сикейроса, способны на такие действия.

Укрепившись на этой позиции, сталинцы стали продвигаться дальше … 2-го августа Д. Серрано уже показал, судя по газетам, что я давал Д. Сикейросу деньги не то на какой-то журнал, не то на … «автопокушение». Цель этого нового абсурда ясна: Д. Сикейрос постепенно превращается в … троцкиста. «Чем грубее ложь, тем скорее ей поверят», гласит правило Гитлера-Сталина.

За кулисами официального следствия ведется, несомненно, напряженная работа. ГПУ не хочет сдаваться. Несмотря на труп Р. Ш. Харта, несмотря на признания ряда арестованных, ГПУ хочет оживить версию … автопокушения. Это было бы так удобно для ряда лиц с подмоченной репутацией. К тому же ГПУ располагает неограниченными средствами.

В тоталитарной Москве такая махинация удалась бы без труда. В Мексике дело обстоит иначе. Здесь агентам ГПУ, в том числе Д. Серрано и его адвокату Флоресу, следовало бы умерить свой пыл. Они лгут слишком грубо. Они противоречат себе слишком бесцеремонно. Они забывают сегодня, что делали и говорили вчера. Мы докажем это сейчас с полной очевидностью. Цель этих строк в том и состоит, чтоб помешать ГПУ смутить своей интригой общественное мнение хотя бы на несколько дней.

Каковы были действительные отношения партии с Сикейросом до покушения? Отношения самого тесного сотрудничества, полного единства цели и метода, отношения разделения труда. У Сикейроса были, несомненно, «недоразумения» с теми или другими вождями мексиканской компартии: зависть, интриги, взаимные доносы вообще характеризуют эту среду. Но Сикейрос никогда не рвал с Кремлем. Он всегда оставался верным агентом Сталина. В Испании он, как и Д. Серрано, вел работу под руководством советских агентов ГПУ. Он вернулся в Мексику, как надежный агент Москвы. Все сталинские и полусталинские группы чествовали его. «Эль Популяр» и «Эль Футуро» посвящали ему панегирические статьи. Неужели же Л. Толедано, Э. Вийасеньор, Александр Каррильо так-таки и не догадывались, что Сикейрос — «полу-сумашедший», «агент-провокатор» и даже … «троцкист»?

В декабре 1939 г., когда план покушения уже разрабатывался в тесном кругу заговорщиков, коммунистическая партия организовала митинг чествования 60-тилетия Сталина, «гениального вождя, гордости мирового пролетариата». В отчете об этом митинге, в «Ля Вос де Мехико» от 21-го декабря, читаем:

«Вышеприведенное послание было одобрено под оглушительные аплодисменты присутствующих на митинге в связи с шестидесятилетием Сталина в театре Гидальго… Президиум состоял из товарищей Джемс Форда, Альфаро Сикейроса, Рафаеля Карилло, Валентина Кампа, Андрея Сальгадо и испанской писательницы Маргариты Нелкен…»

Таким образом, «полу-сумашедший», «агент-провокатор», давно «исключенный» из партии Сикейрос восседал в президиуме коммунистического митинга, рядом с Фордом, кандидатом в вице-президенты от коммунистической партии Соединенных Штатов и другими светилами Коминтерна. Д. Альфаро Сикейрос, еще не догадавшийся, что он — «троцкист»? с полной готовностью подписал восторженную телеграмму Сталину, от которого он незадолго до того получил приказ об организации покушения.

В том же номере «Ля Вос» находим статью:

«Подобным же образом дело обстояло и с товарищем Давидом Альфаро Сикейросом, незаконно привлеченным к суду по ложному свидетельству одного из низших служащих полиции Федерального Округа… Считаем, что все организации должны выступить в деле товарища Сикейроса».

«Ля Вос де Мехико» называет троцкиста Сикейроса «товарищем» и ревностно защищает агента-провокатора от мексиканской полиции.

В отчете о другом коммунистическом митинге в «Ля Вос де Мехико» за 14-ое января 1940 г., когда Сикейрос уже приступил к практической организации покушения, читаем:

«Затем Сикейрос выступил на трибуне, чтобы разоблачить подлинный характер «независимой прессы», которая продается тому, кто дает больше и которая меняет свое мнение в соответствии с хозяином, который платит … Он призвал всех, народ и его организации, понять опасность реакционного восстания, утверждая, что мексиканская коммунистическая партия мобилизована для борьбы и ответит достойно на агрессию империализма и народных предателей».

Выступая в качестве главного оратора на коммунистическом митинге, Давид Сикейрос не только солидаризуется с «исключившей» его партией, но и говорит с авторитетом от ее имени: «утверждая, что мексиканская коммунистическая партия мобилизована для борьбы». Таким языком может говорить только вождь партии. В свою очередь, редакция «Ля Вос» полностью солидаризуется с боевой речью «товарища» Сикейроса.

В номере «Ля Вос» от 1-го мая находим статью

«За освобождение Альфаро Сикейроса».

«…Суд над Сикейросом идет к концу. Есть опасность, что он будет осужден под разлагающим влиянием капиталистической прессы. Поэтому необходимо, чтоб солидарность рабочих проявилась в немедленной поддержке комитета борьбы за полное освобождение Сикейроса».

До покушения оставалось всего три недели; Сикейрос, к которому полиция проявляла неуместное внимание, очень нужен был в те дни ГПУ! Редакторы «Ля Вос» взяли его под защиту, не предвидя, что им придется через месяц с небольшим объявлять своего близкого сторонника «агентом-провокатором».

Те же циничные противоречия, хоть и в меньшем масштабе, находим в отношении компартии к г. Розендо Гомес Лоренсо. Согласно сообщению полиции, опубликованному 19-го июня, «в отношении Розендо Гомес Лоренсо (он — Д. Серрано) сказал, что ему было известно, что он был исключен из партии за мошенничество». Эта версия повторяется и в «Ля Вос», где Р. Г. Лоренсо характеризуется, попросту, как вор, который захватил для себя деньги, собиравшиеся для партии.

Между тем, 23-го июня «Ля Вос», считая, очевидно, что участие Р. Лоренсо в покушении не доказано, и что он может понадобиться, пишет уже совсем иначе:

«То же бешенство было проявлено в отношении журналиста Розендо Гомес Лоренсо, которого журналисты без чести ненавидят с затаенной злобой за его позицию в пользу революционных сил».

Тот, кто был вчера объявлен вором, изгнанным из партии, сегодня изображается мучеником за идеи революции!

Мы слышали, как Д. Серрано презрительно объявлял Пухоля учеником и личным адъютантом полу-сумашедшего Сикейроса. Ясно, что с Пухолем Д. Серрано не мог иметь ничего общего.

Однако, в «Эль Популяр» от 4-го января 1939 г. напечатана следующая телеграмма из Барселоны от 2-го того же месяца, посланная С. Т. М.:

«Возращающимся на родину мексиканским ветеранам мы желаем счастливого нового года в объединенной революционной борьбе против реакции и фашизма. За комитет: Пухоль, генеральный секретарь; Талавера, секретарь отдела агитации и пропаганды; Хусто — секретарь организации».

Секретарь организации, Хусто, никто другой как Давид Серрано. Эта телеграмма свидетельствует, таким образом, о «тесном сотрудничестве Д. Серрано с Пухолем…», а следовательно и с самим Сикейросом.

Не потребует ли ГПУ от Сикейроса, под угрозой гибели, чтоб он завтра сам признал себя тайным «троцкистом»? Не заявит ли Сикейрос, что Р. Шелдон Харт был убит в порядке «автопокушения»? Не покается ли и сам Д. Серрано в том, что он был попросту агентом Дайеса по организации политических убийств? Не готовит ли уже «Эль Популяр» передовую статью на эту тему? Мы заранее предвидим стиль патриотического негодования!

Пусть пробуют. Москва давно создала для таких дел классические образцы. Мы ждем новой интриги спокойно. Нам не надо ничего выдумывать. Мы поможем лишь раскрыть логику фактов. Об эту логику фальсификаторы разобьют свои черепа!

Почему сталинцы отрекаются от дела своих рук?

Когда нелепая версия «автопокушения» постыдно провалилась, и ответственность агентов Кремля стала очевидной для всех, друзья, вдохновители и покровители Сикейроса и Кº, сделали попытку отмежеваться от покушения по мотивам «принципиального» характера.

«Ля Вос» от 1-го июня писала:

«Коммунистический Интернационал, Интернационал Ленина и Сталина, и с ним партии всего мира, никогда не признавали и не прибегали к индивидуальному террору, а только к организованному насилию масс…».

30-го июня:

«Как же это возможно, в таком случае, что коммунистическая партия, в нарушение своих собственных принципов, действуя против своих собственных интересов, могла принять участие в террористическом акте, чуждом нашей практике и методам борьбы».

16-го июня «Ля Вос де Мехико» повторяет:

«Коммунистическая партия заявляла тысячу раз, что ее программа не признает и не допускает индивидуального террора, а только открытое действие масс в защиту их интересов».

То же самое повторяют обвиняемые Д. Серрано, Матеос Мартинес и их адвокаты. Все они говорят исключительно о бесплотных «принципах», запрещающих индивидуальный террор. Никто из них ни одним словом не говорит о фактах. Никто не упоминает о ГПУ. Неужели они никогда не слышали о существовании этого учреждения? Неужели они не знают, что ГПУ систематически занимается убийствами не только на территории СССР, но и во всех странах цивилизованного мира?

Вопрос совсем не в том, хороши ли или плохи так называемые «принципы» компартии. Вопрос в том, какова деятельность компартии и каковы реальные взаимоотношения между ЦК компартии и ГПУ.

ГПУ не есть просто секретная полиция СССР, а нечто гораздо большее. ГПУ есть инструмент тоталитарного господства сталинской клики над СССР и над Коминтерном. Одна из важных и постоянных задач ГПУ — физическое истребление наиболее решительных и опасных противников диктатуры Сталина. Внутри Советского Союза это истребление прикрыто наполовину легальными формами. За пределами Советского Союза оно совершается в форме заговоров, покушений и убийств из-за угла.

ГПУ и Коминтерн, как организации, не тождественны, но они неразрывны. Они соподчинены друг другу, причем не Коминтерн распоряжается ГПУ, а, наоборот, ГПУ полностью господствует над Коминтерном. Это господство выражается в произвольных сменах Центральных Комитетов всех секций, по воле Москвы; в чистках, которые производятся таинственными руками, за спиной партий. Те члены ЦК, которые являются агентами ГПУ, наблюдают за тем, чтоб поведение партии ни в чем не противоречило интересам ГПУ. Так как в партии нет и подобия свободного обсуждения и демократического решения, то через Центральный Комитет агенты ГПУ могут заставить каждого члена партии, под страхом моральной, а иногда и физической смерти, выполнять решения ГПУ. Без понимания этой механики нельзя отдать себе отчета в действительных мотивах поведения «Ля Вос», подсудимых и их защитников.

В июне 1937 г. Хернан Лаборде, по приказу из Москвы, подверг «самокритике» политику Центрального Комитета, и в том числе свою собственную. Вот одно из его самообвинений:

«Мы требовали, чтоб соглашение, давшее возможность Троцкому обосноваться в Мексике, было аннулировано, и мы угрожали массовым действием, которого мы не могли развязать за отсутствием нужных сил» (Хернан Лаборде: «Единство во что бы то ни было», 1937 г.).

Эта цитата имеет большое значение. Компартия угрожала правительству движением масс. Разумеется, Москва предпочла бы мое изгнание под давлением рабочих. Но масс не было, и партия попала только в смешное положение. Отсюда приказ из Москвы: прекратить смешные угрозы и подготовиться серьезнее. Москва надеялась, что Ломбардо Толедано более успешно мобилизует рабочих под лозунгом изгнания Троцкого из Мексики. Но, несмотря на все усилия Толедано, рабочие упорно не поддавались этой агитации: трудящиеся не любят выступать в роли гонителей. Между тем, с наступлением войны Кремль особенно остро почувствовал потребность: заставить меня замолчать. С каждым днем Москва все больше теряла терпение и давила на свою агентуру в Мексике. История учит: когда авантюристская организация не располагает достаточными политическими силами для разрешения задачи, мысль о террористических действиях приходит сама собою: револьвер, пулемет или нитро-глицерин должен заменить недостающую силу масс: это есть классическая формула индивидуального терроризма.

Отречение «Ля Вос» от терроризма есть просто ритуальная фраза с целью избежать ответственности. Лживый характер отречения лучше всего доказывается на примере самого Д. Сикейроса. 5-го марта 1939 г., выступая в качестве одного из сталинских ораторов, перед мексиканскими учителями, Сикейрос проповедывал необходимость борьбы с «изменниками».

«Необходимо, чтоб они знали, что мы разобьем их не прямым действием, а объединением масс» («Эль Популяр», 6-го марта, 1939 г., кол. 2).

Сикейрос предвосхитил здесь ту самую формулу, которую «Ля Вос», «Эль Популяр» и «Футуро» оказались позже вынуждены повторять, чтоб отмежеваться от Сикейроса. Тщетная попытка! Сикейрос основательно скомпрометировал спасительную формулу своей руководящей ролью «прямом действии» 24-го мая.

Нельзя не подчеркнуть огромную разницу в применении террора революционными партиями и преступными кликами, как ГПУ, Россия была классической страной индивидуального террора. Революционная партия всегда открыто брала на себя ответственность за каждый совершенный ею кровавый акт. Также поступали польские и ирландские террористы в борьбе за национальную независимость. Совсем иначе обстоит дело со сталинцами. Совершив очередное убийство, они не только отрекаются от дела своих рук, но пытаются подбросить свое преступление политическому противнику. Они действуют не в интересах народа, а в интересах тоталитарной клики. Они вынуждены обманывать народ. Трусливая двойственность придает террору ГПУ бесчестный и отвратительный характер.

В чем суть моего обвинения?

2-го июля я подтвердил на суде свое утверждение, что «Ля Вос де Мехико», «Эль Популяр» и «Футуро» являются орудиями ГПУ и пользуются его материальной поддержкой. Вслед за «Популяр» и «Футуро» также и «Ля Вос де Мехико» счел необходимым обратиться к прокуратуре с предложением привлечь меня к ответственности за «диффамацию». Неосторожный шаг! Коминтерн является столь же послушным орудием Кремля, как и ГПУ. Каким образом «Ля Вос де Мехико» может оставаться газетой Коминтерна и в то же время считать «диффамацией» указание на ее связь с Кремлем? Очевидно, «Ля Вос» подала свою жалобу только для того, чтобы довести до абсурда жалобы «Эль Популяр» и «Эль Футуро».

Материальная помощь Москвы революционному движению в других странах началась с того часа, когда большевики взяли в свои руки власть. 13-го декабря 1917 г. Совет Народных Комиссаров издал следующий декрет:

Постановление № 112 об ассигновании 2.000.000 рублей на нужды революционного интернационалистического движения.

Принимая во внимание, что советская власть стоит на почве принципов международной солидарности пролетариата и братства трудящихся всех стран, что борьба против войны и империализма может только в международном масштабе привести к полной победе, Совет Народных Комиссаров считает необходимым прийти всеми возможными и в том числе денежными средствами на помощь левому интернационалистическому крылу рабочего движения всех стран, совершенно независимо от того находятся ли эти страны с Россией в войне или в союзе или же сохраняют нейтральное положение. В этих целях Совет Народных Комиссаров постановляет ассигновать на нужды интернационалистического движения в распоряжение заграничных представителей комиссариата по иностранным делам два миллиона рублей.

Председатель Совета Народ. Комиссаров Вл. Ульянов (Ленин)
Народный Комиссар по Иностр. Делам Л. Троцкий
Управл. Делами Совета Нар. Комиссаров Вл. Д. Бонч-Бруевич
Секретарь Совета Н. Горбунов.

Я и сегодня не склонен снять свою подпись под этим декретом. Дело шло об открытой помощи революционным движениям в других странах, под контролем рабочих организаций. Партии, получавшие помощь, пользовались полной внутренней демократией, в том числе — полной свободой критики по отношению к Советскому правительству. На конгрессах Коминтерна шла всегда страстная идейная борьба, причем бывало не раз, что мы с Лениным оставались в меньшинстве.

При режиме Сталина дело о финансовой помощи иностранным организациям потерпело полное перерождение. «Рабочее и крестьянское правительство», контролируемое партией и ответственное перед Советами, превратилось в персональную диктатуру, опирающуюся на тоталитарный аппарат безличных чиновников. Международная солидарность превратилась в унизительную зависимость от Кремля. Финансовая помощь стала формой подкупа. Ни один революционер не посмел бы назвать «клеветой» указание на помощь Кремля в тот период, когда Коминтерн был революционной организацией! Теперь эта «помощь» стала ощущаться даже агентами Москвы, как постыдная и унизительная зависимость, в которой не следует открыто признаваться. Возбуждая против меня обвинение в «диффамации», мексиканские агенты Кремля лишь подтверждают мою оценку нынешнего Коминтерна.

Я не ставлю в упрек «Ля Вос де Мехико» и другим изданиям тот факт, что они получают деньги от своих единомышленников из заграницы: в одном этом не было бы ничего предосудительного. Я обвинял и обвиняю их в том, что их единомышленниками в СССР являются не рабочие и крестьяне, а насильники и палачи рабочих и крестьян. Я обвиняю их в том, что они выполняют преступные и постыдные поручения ГПУ; что они служат реакционным целям паразитической олигархии, что они не смеют признаваться открыто, кому именно они служат; что они вынуждены скрывать от рабочих свою связь с ГПУ и свою материальную зависимость от него. Это тяжкое обвинение я поддерживаю целиком!

Бюджет Коминтерна и помощь иностранным секциям и изданиям

Вмешательство ГПУ в дела Коминтерна, система подкупа и развращения руководителей рабочего движения в других странах начали систематически применяться, примерно, с 1926 г., когда Сталин окончательно стал во главе Коминтерна. С этого же времени начинается непримиримая борьба оппозиции («троцкистов») против финансового произвола и подкупов в Коминтерне и на его периферии. Так, например, оппозиция раскрыла, что известный вождь британских профсоюзов Персель, за свою «дружбу» к Советскому Союзу, т.е. к Кремлю, получал секретное жалованье в виде 25 фунтов стерлингов в месяц. Всякими материальными поблажками пользовались также и другие видные вожди британских профсоюзов. Их жены получали «невинные» подарки из золота и платины. Незачем говорить, что все эти господа и госпожи, формально не принадлежавшие к Коминтерну, считали троцкистов «изменниками».

Под влиянием разоблачений оппозиции Сталин увидел себя вынужденным начать публиковать нечто вроде финансового отчета Коминтерна. Я прилагаю к этому заявлению финансовые отчеты за три года: 1929, 1930 и 1931 г.г. Надо сказать сразу, что эти отчеты, обработанные в лаборатории ГПУ, совершенно нереальны. Весь бюджет преуменьшен в несколько раз. Секретные расходы не упомянуты вовсе. Источник поступления доходов замаскирован. Показанные в этих отчетах преуменьшенные суммы доходов: 675.000 американских долларов, 956.000 долларов и 1.128.000, за названные выше три года, целиком или почти целиком поступали из секретных фондов Сталина.

Несмотря на все эти умолчания и извращения, вернее — благодаря им, — одна из статей расходов получает особенно убедительный характер. В бюджете каждого года мы находим особую статью: субвенции партийным периодическим изданиям, в размере: 435.000; 641.000 и 756.000 американских долларов. Таким образом преуменьшенный финансовый отчет открыто признает, что в течение названных трех лет субсидия изданиям секций Коминтерна поднялась от полумиллиона до трех четвертей миллиона. Отчет не считает, следовательно, ни нужным, ни возможным утаивать такой общеизвестный факт, как денежную помощь Москвы иностранным секциям и их газетам. Очевидно, даже архи-осторожным бухгалтерам ГПУ не приходило в голову, что «Ля Вос де Мехико» может объявить упоминание о денежной помощи со стороны Москвы «старой клеветой». В приложенных финансовых отчетах дело идет разумеется, только об официальной печати Коминтерна, как «Ля Вос де Мехико»; совершенно не включена прямая и косвенная помощь периодическим изданиям, формально не примыкающим к Коминтерну, но выполняющим очень ответственные и деликатные поручения ГПУ, как например, «Эль Популяр» и «Эль Футуро». Об этих изданиях речь будет идти особо.

Может естественно возникнуть вопрос, почему я пользуюсь только финансовыми отчетами Коминтерна за 1929, 1930 и 1931 годы. Ответ прост: после расправы над «троцкистами» печатание отчетов прекратилось. Фальшивые отчеты вызывали подозрения со всех сторон и никого не удовлетворяли. В то же время такие статьи расходов, как субсидирование секций и изданий Коминтерна, создавали для некоторых из этих секций затруднения. Вот почему печатание отчетов было прекращено (последний отчет вышел, по-видимому, в 1931 году).

Тот факт, что Коминтерн не публикует больше своих бюджетов свидетельствует лишь, что он вынужден полностью скрывать свои финансовые операции. Но это не значит, что прекращены субсидии секциям и «друзьям». Наоборот, субсидии росли из года в год. Они должны сейчас составлять десятки миллионов долларов, причем большая половина этой суммы расходуется, несомненно, на издания и «друзей» формально не принадлежащих к Коминтерну.

Неразрывная связь между Коминтерном и ГПУ

Б. Гитлов, один из основателей компартии Соединенных Штатов, член ее ЦК, в течение 20 лет, член Исполнительного Комитета Коминтерна и его Президиума, дает в специальном письме следующую характеристику взаимоотношений между Коминтерном и ГПУ:

Компронд, Нью Йорк

25-го июля 1940 г.

«Когда я был членом Президиума Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала, я принимал участие в руководстве делами Коммунистического Интернационала и точно знал каким образом организация действовала в качестве агента ГПУ.

Каждый представитель Коммунистического Интернационала, которого посылали из России за границу, получал всегда специальные инструкции от ГПУ; в тех случаях, когда он непосредственно не был агентом ГПУ, он работал под руководством агента ГПУ.

Специальный Отдел Коммунистического Интернационала, ведавший паспортами, визами и субсидиями коммунистических партий и коммунистических газет вне России, был в зависимости от ГПУ и заведующий этим отделом был непосредственно ответствен перед ГПУ.

Мне было доподлинно известно, что в финансовом отношении Коммунистический Интернационал зависел от ГПУ.

Вениамин Гитлов».

Относительно зависимости компартии от ГПУ Б. Гитлов дает исключительно важные и точные показания в своей книге «I Confess» (стр. 300 и 303).

Свидетельства Э. Маторраса и В. Кривицкого

Очень точные, хотя и далеко не полные данные насчет финансовой диктатуры Кремля над секциями Коминтерна сообщает в своей документальной книге Энрике Маторрас, бывший секретарь Центрального Комитета Коммунистической Молодежи и член ЦК компартии Испании: «Коммунизм в Испании. Его ориентация, его организация, его методы», Мадрид 1935 г. (стр. 13 и 15).

Названные Э. Маторрасом суммы сравнительно скромны. Но не забудем, что книга Маторраса вышла в 1935 г., т.е. до начала гражданской войны, когда вмешательство ГПУ в дела Испании получило решающий характер. Свидетельство Э. Маторраса показывает, во всяком случае, что с прекращением печатания финансовых отчетов Коминтерна субсидии секциям отнюдь не прекратились.

Э. Маторрас говорит о помощи со стороны Коммунистического Интернационала, а не ГПУ. Но это есть вопрос терминологической маскировки. Коммунистический Интернационал не имеет собственной кассы. В зависимости от чисто практических соображений Кремль ставит на денежной посылке штемпель Коминтерна, Красной международной помощи, Общества международных культурных сношений, «Друзей СССР», Спортинтерна и пр., и пр. Под всеми этими штемпелями скрывается все тот же Сталин, а его аппаратом для сношения с заграницей является ГПУ, имеющее все основания действовать инкогнито.

По поводу финансовой зависимости секций Коминтерна от Кремля мы имеем исчерпывающее свидетельство генерала В. Кривицкого, бывшего до 1938 г. главой советского шпионажа во всей Европе. («In Stalin's Secret Service», В. Г. Кривицкий, стр. 51-53).

Кривицкий устанавливает, что секции Коминтерна находятся в полной финансовой зависимости от Москвы, и что непосредственным органом финансового контроля над Коминтерном является ГПУ.

Сведения Кривицкого имеют юридический вес свидетельского показания, так как В. Кривицкий дал под присягой те же сведения комиссии палаты депутатов Соединенных Штатов и готов ответить на вопросы мексиканского суда.

Дополнительные показания Б. Гитлова

Когда дело идет о необходимости доказать денежную зависимость компартий от Москвы, единственное затруднение состоит в обилии свидетельств и документов. Я вынужден здесь свести цитаты к минимуму.

Вениамин Гитлов, который в течении 20 лет играл руководящую роль в коммунистическом движении США, опубликовал книгу «I Confess» (стр. 307, 389, 470 и 496),* которая дает неоспоримые свидетельства о полной материальной зависимости секций Коминтерна от Москвы. Б. Гитлов порвал с Коминтерном, иначе он не выступал бы со своими признаниями. Нынешние политические тенденции Гитлова меня не интересуют. Достаточно того, что фактическая сторона его книги основана на неоспоримых данных.

* Недостаток места лишает нас, к сожалению, возможности привести все эти цитаты.

Даже такая богатая партия, как северо-американская около половины своих расходов покрывала из московского источника, и нет, как видим, основания предполагать, что Мексика составляет исключение.

Я цитирую книгу Б. Гитлова, не как литературное произведение, а как свидетельское показание; во-первых, потому что Б. Гитлов дал те же сведения следственной комиссии палаты депутатов Соединенных Штатов под присягой; во-вторых, потому что он готов ответить под присягой на любые вопросы мексиканского суда.

Финансовая помощь Компартиям Латинской Америки

Совершенно очевидно, что компартии Латинской Америки находятся на таком же положении по отношению к Москве, как и компартии других частей света. На этот счет не могло бы быть сомнения даже, если бы у нас не было никаких особых данных. Но такие данные у нас есть.*

* К заявлению приложено авторитетное свидетельское показание г. Иосифа Зака, который в течение 15-ти лет играл руководящую роль в жизни американского коммунизма, в том числе и в странах Латинской Америки. Недостаток места лишает нас возможности привести это показание.

И. Зак не имел правда связей с Мексикой. Но можно не сомневаться в том, что, если ГПУ не забывало о Колумбии и Боливии, то тем более у него были основания заботиться о Мексике.

В 1931 г. внимание мексиканского правительства привлек к себе некий Мануэль Диас Рамирес, на текущем счету которого в банке имелись значительные суммы.

Тогда же, насколько я знаю, было твердо установлено, что эти деньги — московского происхождения. У судебных властей есть полная возможность проверить этот эпизод.

В дни разрыва дипломатических отношений между Мексикой и СССР мексиканское правительство имело случай официально высказаться по поводу того, в каком отношении секции Коминтерна стоят к государственным органам СССР. Я оставляю совершенно в стороне вопрос о «правильности» или «неправильности» разрыва дипломатических отношений между Мексикой и СССР, как и преследований против мексиканской компартии. Но тем более меня интересуют официально установленные факты. Сообщение мексиканского правительства от 23-го января 1930 г. гласило:

«Правительство Мексики превосходно знает, что группы русских коммунистов не работают, да и не могут работать независимо, так как все политические организации этой страны подчинены советскому правительству».

Утверждение, что никакая организация в СССР не может действовать независимо от правительства, является совершенно бесспорным. Руководство всеми организациями, сосредоточенное в руках ГПУ, становится особенно строгим и повелительным, когда дело идет о сношениях с заграницей. Финансовая помощь иностранным секциям Коминтерна, как и «дружественным» изданиям, есть дело ГПУ. Мексика, как видим, не составляет исключения.

Система личной коррупции

Методы деморализации и подкупа, применяемые в Москве по отношению к иностранным деятелям рабочего движения, давно уже вошли в пословицу. Всякую оппозицию внутри Коминтерна Москва душит или подкупает. Когда выбранная законным съездом делегация компартии Соединенных Штатов направилась в Москву, вожди знали заранее, какая встреча ждет их. («I Confess», Б. Гитлов, стр. 528).

Соперничество лидеров внутри компартий разрешается нередко так, что одни из «лидеров» переводятся из партии на работу в ГПУ. Когда Б. Гитлов попал в немилость за попытку вести самостоятельную политику, его попытались в Москве перевести в ГПУ. Сам Гитлов рассказывает об этом эпизоде в своей книге («I Confess», на стр. 568-9).

Этот эпизод бросает яркий свет на судьбу многих «исключенных» или «отстраненных», как Д. А. Сикейрос, Г. Лоренсо, Х. Лаборде и пр. Попытка послать такую крупную фигуру, как Гитлов, в Латинскую Америку свидетельствует об особом интересе ГПУ к Латинской Америке.

Фред Бил, один из американских рабочих вождей, рассказывает в своей книге, как его завоевали в Москве.

«Коминтерн все больше льстил мне и проявлял ко мне трогательное внимание. Они делали все, чтоб я чувствовал себя хорошо в Москве: хорошая комната, хорошее питание, хорошо платили мне за лекции и статьи в журналах». (Proletarian Journey, F. Beal, стр. 257).

Гитлов рассказывает, как Кремль завоевал на сторону Сталина известного американского негра Джэмс Форда.

«Его осыпали лестью, ему давали бесчисленные хвалебные отзывы и засыпали его знаками отличия, наградами и всевозможными подарками». («I Confess», стр. 455).

Нелишне напомнить, что этот самый Форд представлял в Мексике Коминтерн во время того переворота в партии, который предшествовал покушению 24-го мая.

Приведенные примеры личной деморализации, применяемые Коминтерном, представляют только отдельные образцы законченной системы. Основным элементом этой системы является введенная Сталиным система двойного жалованья: одно выдается служащим партии в официальном порядке; другое, — наиболее «ответственным» работникам, из особой секретной кассы, контроль над которой находится в руках ГПУ. Возникшая в Москве, при энергичном противодействии «троцкистской» оппозиции, эта система распространилась вскоре на весь Коминтерн. Не может быть ни малейшего сомнения в том, что она применялась и применяется так же и в Мексике. Находящиеся на секретном жалованьи члены ЦК имеют возможность посвящать свои силы работе в «дружественных» организациях и изданиях, что для этих последних является одной из важных форм материальной поддержки.

Гитлов вспоминает что Сталин, в торжественных случаях, любит говорить о чистоте и непорочности Коминтерна.

«Коминтерн, святая святых рабочего класса. Коминтерн нельзя смешивать с биржей. Но Сталин именно так и правил Коминтерном; он покупал, продавал и губил его вождей». («I Confess», стр. 455).

Бескорыстие «Ля Вос де Мехико»

Лидеры мексиканской компартии не составляют исключения!

«Ля Вос де Мехико» от 7-го июля 1940 г., называет «старой клеветой» мое утверждение что газета получает материальную поддержку от Москвы. Извиняясь за площадные ругательства, характеризующие физиономию сталинцев, я приведу точную цитату:

«Утверждение грязного ренегата, повторяющего старую клевету, нас не удивляет; но мы ждем доказательств, которые он обещает, в уверенности, что они не будут представлены … так как эта газета — гордо и скромно — живет на добровольные взносы рабочих, крестьян и сочувствующих элементов».

Эти господа, очевидно, думают, что наглость тона избавляет их от необходимости считаться с ими же самими признанными фактами. Они забывают сегодня, что говорили вчера.

Отрицая получение денежной помощи из Москвы, «Ля Вос де Мехико» хочет, очевидно, сказать, что мексиканская партия составляет единственное в мире исключение из правила, господствующего в Коминтерне. Однако, та же газета, в номере от 1-го мая текущего года писала:

«Финансовое положение, в котором находится партия, объясняется тем, что прежнее руководство сделало партию пролетариата зависимой от губернаторов, сенаторов и депутатов, заставляя партию идти … в хвосте у буржуазии; извращая принципы, отказываясь от защиты интересов рабочих и народа задерживая и противодействуя борьбе масс за лучшие условия».

Мы видим, что партия вовсе не была так разборчива в выборе денежных источников, как вытекает из ее заявления 7-го июля.

Один из вождей партии, Сальгадо, обвинял на последнем съезде (март 1940 г.) бывшего вождя партии Лаборде в получении взяток.

«За тысячу пезо в месяц все страдания и голод юкатанского народа были преданы в угоду интересам небольшой группы политиканов, которые контролируют это государство. («Выбрасывайте врагов народа из революционных рядов!»).

Другой из вождей партии, Рафаэль Каррильо, писал в апреле 1940 г. по поводу последнего съезда партии:

«Чрезвычайный национальный конгресс проделал неоценимую работу … он изгнал вождей, ответственных за состояние дезорганизации и коррупции, которые существовали в рядах партии. (Вступление к памфлету Дионисио Энсина: «Fuera el Imperialismo», Мехико 1940 г.).

Мы узнаем, таким образом, что в руководстве партии, которое говорило и действовало от имени партии, господствовали не только дезорганизация, но и коррупция.

Речь идет не о каком-либо кратковременном эпизоде. Виновник этой «коррупции», Хернан Лаборде стоял во главе компартии с 1928 г., т.е. в течение 12-ти лет; власть его над партией, особенно в течение последних пяти лет, была неограниченной.

Дионисио Енсина, новый вождь партии, говорит об этом:

«Что представляло собой руководство нашей партии, как не руководство узкой группки людей из секретариата, которые делали и решали все, отведя остальным членам Политбюро второстепенную роль?»

И далее:

«…со времени четвертого конгресса по сей день, т.е. в течение пяти лет, партия была под руководством Лаборде и Кампа» (стр. 102).

Вожди мексиканских сталинцев, в том числе Д. А. Сикейрос, не раз публично заявляли: «лучше брать деньги от Москвы, чем от мексиканских капиталистов». В 1940 г. они публично признали, что получали деньги от мексиканских капиталистов. Это не означает, конечно, что они не получали одновременно денег от Москвы.

Мне нет здесь никакого дела до взаимоотношений между компартией, губернаторами, сенаторами, депутатами или мексиканскими капиталистами. Цитированные признания «Ля Вос» и г. Сальгадо интересуют меня лишь постольку, поскольку они целиком опровергают утверждение, будто газета живет исключительно на «добровольные» взносы рабочих, крестьян и сочувствующих».

Правда, последний конгресс (март 1940 г.) действительно вынес постановление о необходимости перейти к добродетельному образу жизни. Но в какой мере это постановление серьезно и, главное, будет ли оно выполняться, мы узнаем только при следующей чистке. Сейчас остается фактом, что компартия берет деньги, где можно и сколько можно, не стесняясь источниками.

Но даже, если принять благочестивое пожелание последнего съезда за действительность, то и тогда в моих словах нельзя открыть и крупицы клеветы. «Ля Вос де Мехико» считает вполне допустимым получать деньги от «сочувствующих элементов». Но разве к числу сочувствующих не относится Сталин? В той же заметке, где говорится о моей «клевете», Сталин называется «великий советский вождь, товарищ Иосиф Сталин». Почему нельзя брать денег у сочувствующего «великого советского вождя»?

Но дело идет не только о «сочувствующем» элементе. Коммунистический Интернационал рассматривает себя, как международную партию пролетариата. Начальник ГПУ, Лаврентий Берия, как и все члены его коллегии и ответственные агенты ГПУ, являются членами Коммунистического Интернационала и тем самым товарищами по партии для редакторов «Ля Вос де Мехико». Газета может, следовательно, получать деньги от Берия и от коллегии ГПУ, т.е. от своих товарищей по международной партии без всякого ущерба для своей «гордости». Мое утверждение не заключает в себе, следовательно, ни тени клеветы. Зато бескорыстие «Ля Вос де Мехико» должно быть целиком отнесено к области мифологии.

Специальное показание Вальтера Кривицкого для мексиканского суда

Настоящий документ был уже почти закончен, когда я получил специальное показание, данное генералом В. Кривицким, бывшим начальником советского шпионажа в Европе, для мексиканского суда. Показание посвящено системе организации ГПУ в СССР и за границей, взаимоотношениям ГПУ и Коминтерна и террористической деятельности ГПУ за границей. Г. В. Кривицкий, который в течение ряда лет был одним из самых ответственных представителей ГПУ, порвал с Москвой, когда Сталин начал, при помощи подложных процессов, истреблять революционное поколение большевистской партии. Разоблачения, сделанные Кривицким в мировой печати и собранные недавно в виде книги, оцениваются всеми серьезными изданиями, как самое компетентное и точное свидетельство о закулисном механизме кремлевской политики.

Во избежание недоразумений необходимо пояснить, что инициалы ГУГБ означают то же самое, что ГПУ. Ввиду того что название ГПУ приобрело ненавистный характер, Кремль попытался заменить это название другим. Но так как существо дела осталось неизменным, то в СССР, как и за границей, ГУГБ по-прежнему называется ГПУ.

«Я хочу сделать следующее заявление, которое может быть использовано для любого суда в Мексике по делу Льва Троцкого.

«Главное Управление Безопасности Народного Комиссариата Внутренних Дел (ГУГБ НКВД) является отделом тайной полиции СССР. Народный Комиссар — Берия — в то же время и глава ГУГБ.

«ГУГБ разделено на секторы, организованные в соответствии с политической, экономической и культурной структурой СССР.

«Главным сектором ГУГБ является Особый Отдел, под надзором которого находятся все партийные организации и специальные секции Армии и Флота. Особый Отдел имеет своих секретных агентов и осведомителей во всех организациях. На их доносах основаны аресты ГУГБ. Характерными методами работы ГУГБ являются периодические аресты. В делах ГУГБ зарегистрированы люди, против которых нет никаких конкретных обвинений в каком бы то ни было преступлении, люди не вполне лояльные в отношении советского правительства. ГУГБ рассматривает их, как «потенциальных контр-революционеров»; среди этой армии нелояльных граждан они производят массовые аресты (чистки). В тюрьмах они превращают их в преступников, делая их ответственными за все прорывы во всех отраслях жизни страны.

«В заграничных представительствах ГУГБ имеет своих агентов.

«Официально они занимают какой-нибудь дипломатический пост. Под их руководством находится наблюдение за всеми официальными советскими органами в данной стране.

«Вся работа Коминтерна за границей проводится через Отдел Международной Связи О. М. С. Весь аппарат О. М. С. в Москве и за границей был с 1936-37 г.г. пополнен агентами ГУГБ и вся деятельность О. М. С. находится под его контролем. Во всех странах, где коммунистическая партия легальна, имеется представитель московского О. М. С. Раньше он занимал какой-нибудь второстепенный пост в дипломатическом корпусе. В последнее время эти представители перешли на нелегальное положение. К их функциям относится: контроль за деятельностью и финансовым положением коммунистической партии, передача инструкций и субсидий, исходящих от Москвы. Советское правительство субсидирует не только официальную коммунистическую партию и ее прессу, но так же про-сталинские издания, которые не принадлежат партии. Например, газета «Ce Soir» в Париже. Вся деятельность Коминтерна в Латинской Америке сконцентрирована в Соединенных Штатах, где находится главный представитель О. М. С. К его компетенции относятся страны Латинской Америки. Его помощники находятся в разных странах. Инструкции и субсидии поступают преимущественно через полпредство в Вашингтоне. Помимо главного центра О. М. С. имеет в своем распоряжении нелегальный аппарат связи, с различными секциями для Европы, Азии и Америки. Он создан и предназначен на случай войны или разрыва дипломатических отношений в данной стране.

«ГУГБ организует террористические акты за границей. Ввиду риска и дипломатических трудностей, которые связаны с выполнением таких распоряжений, их дает лично глава ГУГБ, Народный Комиссар Внутренних Дел, с санкции Сталина. Организаторами этих террористических актов являются ответственные агенты ГУГБ за границей. Убийцы всегда иностранцы, находящиеся на службе в ГУГБ. Они испытанные коммунисты. Некоторые из них — по соображениям конспиративного характера официально не принадлежат к партии.

Вальтер Кривицкий.»

Выводы

Редакция «Ля Вос де Мехико» требовала моего привлечения к ответственности за «диффамацию», так как я выразил на суде уверенность в том, что руководители «Ля Вос де Мехико», подобно всем другим агентам ГПУ, получают материальную поддержку от своего хозяина.

Я старался доказать в этом документе и, надеюсь, доказал, что «Ля Вос де Мехико» является в полном смысле слова органом ГПУ. Газета не имеет никакой другой политики, кроме той, которую Кремль через ГПУ внушает своим международным агентам. Она защищает все преступления ГПУ и клевещет на его врагов. Главный поток своей клеветы она сосредоточивала в течение нескольких лет на мне.

Я старался доказать далее и, надеюсь, доказал участие руководителей компартии Мексики, в том числе и «Ля Вос», в подготовке покушения и в сокрытии его следов. Все вожди компартии участвовали в моральной подготовке покушения; часть вождей — также и в материальном выполнении. Моральная подготовка происходила главным образом в форме систематической, сознательной, злонамеренной клеветы против меня; причем в эту клевету включались самые тяжкие и оскорбительные обвинения.

После совершения покушения те же лица пытались обмануть следствие и общественное мнение при помощи нового потока клеветы (теория «самопокушения» и пр.).

Вся эта работа, с начала до конца, отвечала задачам и интересам ГПУ и выполнялась по его заказу. Вожди мексиканской компартии и редакторы «Ля Вос де Мехико» выступали и действовали, как агенты ГПУ. Нет никакой «диффамации» в утверждении, что они, подобно всем другим агентам ГПУ, должны получать плату от ГПУ. Я привел, сверх того, многочисленные доказательства того, что вожди секций Коминтерна во всех странах состоят на содержании Кремля.

Меньше всего смеют говорить о диффамации люди, которые на клевете против меня делают свою политическую карьеру. Образцы этой клеветы я представил выше. Более злонамеренной клеветы нельзя себе вообще представить.

Я выражаю, поэтому, уверенность в том, что мексиканская юстиция не только отвергнет обвинение против меня в диффамации, но и привлечет к ответственности редакторов «Ля Вос де Мехико» по обвинению в клевете и найдет для них самую тяжкую форму кары, отвечающую систематичности и злонамеренности клеветы.

Л. Троцкий.

17-го августа 1940 г. Койоакан.

 


 

О кризисе советской литературы

Советская печать бьет тревогу. На литературном и театральном фронтах неблагополучно. На все лады повторяется, что советская литература последнего времени не дает представления о советской действительности, не дает образов сильных личностей, которых хотелось бы любить, которым хотелось бы подражать и которые могли бы служить примером для молодежи. Лучшие советские писатели, — Михаил Шолохов, Ал. Толстой, А. Фадеев, Валентин Катаев, К. Федин, Мариетта Шагинян, Лидия Сейфуллина, Л. Леонов и др., «как бы предчувствуя неудачу на поприще современной темы, уходят прочь от изображения нового человека. Они путешествуют в глубь веков, в XVII или XVIII столетие, они годами работают над близкой им темой гражданской войны,* но они не умеют показать современного красного воина, современного патриота, современного героя» («Литературная Газета», № 6, 9-го февраля 1940 г.).

* Да и то замечено, «что и в произведениях о гражданской войне стало больше рассудочности и меньше живого реального изображения». Попробуйте-ка дать реальное изображение гражданской войны, не упомянув ни разу имени Л. Троцкого и изобразив Сталина гением!

Отход лучших советских писателей от современных тем принял за последние три года действительно катастрофические размеры. Из огромного количества изданных за это время в СССР книг, с трудом удалось набрать около полусотни, посвященных современным актуальным темам. Да и из них большая часть (20) посвящена целиком или частично Северу, освоению Севера и жизни народов Севера. «Если бы будущий историк вздумал восстановить наше время по художественной литературе, по прозе этих трех последних лет, то он должен был бы сказать, что главное, чем занималась страна в эти годы — освоение Севера», не без иронии замечают П. Павленко и Ф. Левин, в своем докладе об «Образе советского человека в современной прозе», на специальном собрании партийной организации Союза Советских Писателей. («Лит. Газ.», 4 и 9 февраля 1941 г.).

В произведениях, посвященных освоению Севера и историческим темам писатель может хотя бы немного развернуться. Правда, и здесь ему приходится с большой ловкостью и чрезвычайно осторожно пробираться через весьма опасные рифы. Но здесь он по крайней мере может себе выбрать сюжет по вкусу и дать волю своей фантазии в описании житейских конфликтов. Иное дело с современностью! Какие в самом деле возможны конфликты в обществе, где нет больше классов и где социализм осуществлен? «У нас стала формулироваться даже особая теория о бесконфликтности, о жизни легкой, как дыхание, о пережиточности конфликта, сложился взгляд, что конфликты присущи прошлым эпохам и прошлым периодам, что в бесклассовом обществе, которое мы создали, конфликты исчезают и заменяются случайными или временными недоразумениями, легко выяснимыми авторами без всякого труда для них и действующих лиц и, признаться, без всякого интереса для читателя… Как давно уже не читали мы о человеке, борющемся с подлинными жизненными конфликтами», с грустью констатируют те же Левин и Павленко.

А между тем конфликтов в советской действительности, по признанию тех же докладчиков — хоть отбавляй. Они встречаются на каждом шагу: и «в связи с развитием стахановского движения появились новые формы сопротивления ему»; и в колхозной деревне, где «иначе встала проблема богатства и бедности колхозной жизни… этих конфликтов в повседневной борьбе советской деревни за социализм — сколько угодно»; и в повседневной жизни, и в семейном быту — везде и повсюду конфликты. Каждый день и каждый час приносят с собой новые конфликты, но в советской литературе отображения их не найти.

«Своеобразная теорийка» о том, что острый социальный конфликт ненужен и невозможен в современном советском обществе, что такой острый конфликт может только повредить стране и исказить действительность, приводит к тому, что эта действительность, изображаемая только с положительной стороны, получается неживой, нереальной и нестерпимо скучной. А советские герои — поскольку они тоже могут быть только положительными и чрезвычайно благородными людьми — схематичны и условны. Когда же дело доходит до изображения партсекретарей, становится уже совсем нестерпимо. Это не люди, а какие то манекены, ходячее благородство. Они ничего не переживают, все знают, появляются в самые трудные минуты, как добрые феи и всегда спасают положение. Как же после этого требовать от художников изображения такого рода действительности и каких героев, и как требовать от читателя, чтоб он увлекался этой казенщиной?

В чем причина того, — спрашивают докладчики, — что за последние три года, прожитых страной в необыкновенно сложной обстановке, с грандиозными успехами во всех областях строительства социализма, в книгах нет людей, которые все это создали, которых можно было бы назвать подлинными героями нашего времени? Почему большинство книг занято как бы окраинными темами, лишь стороной, намеком касаясь основных важнейших вопросов нашей жизни? Почему нет сильных страстей, глубины размаха человеческой деятельности в условиях жесткой борьбы за построение коммунистического общества? Почему нет искренних человеческих чувств, слез, смеха, подлинного страдания человека, почему все трудности роста превращаются в мираж, в нечто абстрактное, неживое и абсолютно несущественное?», спрашивают докладчики.

Вопрос поставлен правильно. Увы, мы уже привыкли к тому, что вопросы в советской печати часто ставятся более или менее правильно. Борьба со схематизмом в изображении советской действительности и борьба с лакировкой этой действительности ведется уже очень давно, но воз и ныне там и положение не только не улучшилось, а, наоборот, даже ухудшилось. Серьезные вопросы ставятся всегда в периоды больших кризисов, когда уже молчать никак нельзя, но ставятся они только в тех пределах, в каких разрешает очередное начальство. Не больше и не меньше!

Несколько лет назад, после последнего большого московского процесса (над Бухариным и Рыковым в 1938 г.), общественная атмосфера была настолько отравлена бесконечными арестами, доносами, клеветой и перманентной чисткой, что сталинское руководство было вынуждено забить отбой. В той же «Литературной Газете» были, опять-таки весьма правильно, поставлены вопросы о разоблачении доносчиков и клеветников и писателям был дан социальный заказ — вывести их на чистую воду. Тогда несколько талантливых писателей откликнулись на это комедиями, в которых они правдиво и удачно изобразили один уголок советской действительности.

М. Зощенко в «Опасных Связях» разоблачил мещанина с партбилетом в кармане, который не стесняется подводить честных людей, чтоб делать карьеру и удовлетворять всем своим низменным потребностям. Талантливый писатель, Зощенко справился со своей задачей, но именно это и вызвало недовольство и пьеса была объявлена «политической ошибкой автора».

Другой талантливый молодой писатель, Николай Вирта, написал комедию: «Клевета или безумные дни Антона Ивановича», в которой он очень удачно разоблачил механику клеветы карьериста Пропотеева (фамилия-то!). Сам Пропотеев за один год сделал блестящую карьеру: начав с делопроизводителя, он уже к концу года подбирается к директорскому креслу. В своем учреждении он уже оклеветал 20 человек. Они все выгнаны и «облиты грязью, навозом». Пропотеев в курсе всех дел и настроений служащих. У него своего рода неписаная картотека. Он знает, напр., что у служащего Каинова в 1923 году «62 дня висел портрет злейшего врага народа»; он знает, что ответственный сотрудник, Антон Иванович «шатался по части генеральной линии» и т.д. и т.п. Пропотеев, да и остальные персонажи вышли у Вирты такими живыми и убедительными, что пьеса признана … политически вредной и «большой личной творческой неудачей писателя».

Из-за этой пьесы Вирта подвергся ожесточенным нападкам со стороны тех же самых критиков, которые сейчас так правильно ставят вопросы и как будто искренне нащупывают причины кризиса современной советской литературы. Можно ли после этого удивляться тому, что талантливые писатели предпочитают не браться за современную тему, а средние писатели пишут то, что им велят, т.е. дают «лакировку».

Особенно отчетливо ощущается тупик, в который зашли советская литература в одной из ее областей — в области пьес для театров. Современная советская пьеса исчезла из репертуара. К ней в театрах относятся, как к «бомбе замедленного действия… Ее сразу и не узнаешь, да и неизвестно когда и как она взорвется: то ли касса будет пустовать, то ли спектакль не удастся, то ли критика обругает. Так не лучше ли подальше от греха, поближе даже не к классическим произведениям, а к пьесам стыдливо называемым полуклассическими: «Мадам Сан Жен», «Идеальный муж», «Джентельмен». («Советское Искусство», № 3, 1941 г.).

Кто же в конце концов виноват в этом бегстве от современности? Каждый пытается найти какое-нибудь объяснение этому. Одни писатели бьют себя в грудь и каются в «равнодушии к действительности», другие винят редакторов, не дающих ходу «молодым» и «смелым» произведениям… Редакторы всему виной… Убрать бы этих «стрелочников» и все будет в порядке, говорят многие писатели. Увы, дело не в редакторах, не в отдельных писателях и не в отдельных людях, дело в самой системе выродившегося режима, который безжалостно затыкает рот талантам и поощряет подхалимов и приспособленцев.

Л. Яковлев.