Некоторые итоги войны.

В день трехлетней трагической годовщины человечества газеты всех стран и направлений подвели свои итоги беспримерной по своей жестокости и безрассудству мировой войне. Попытаемся подвести кой-какие итоги и мы.

Во что обошлась человечеству война?

Учесть это удастся лишь через много лет по ее окончании, когда будут опубликованы те данные, которые воюющие страны так тщательно скрывают друг от друга и от своих собственных граждан по всем понятным причинам. Но приблизительное представление о потерях все же можно получить, пользуясь теми отрывочными сведениями, которые изредка попадают в печать. В основанном пресловутым Парвусом «Обществе изучения социальных последствий войны» был сделан опыт подсчета стоимости войны людьми и деньгами за первые два года. Исходя из этих данных, Парвус в выпущенной им уже после русской революции брошюре определяет общее количество убитых за три года войны в 7 миллионов человек, инвалидов — 5 милл., убитых и инвалидов вместе — 12 милл., раненых — 12 милл. В число убитых входят только павшие на поле сражения. Сюда не включены те, которые умерли по возвращении с поля сражения домой, умершие в плену, убитые лица гражданского звания и т.д. Затем сюда следует еще прибавить увеличение смертности во всех странах и сокращение рождаемости. О первой у нас нет под рукой никаких данных; что же касается уменьшения рождаемости, то по данным того же «Общества», оно составляет для воюющих стран не менее 9 миллионов человек.

Итак, 12 миллионов человек, частью убитых, частью потерявших полную трудоспособность, 12 миллионов, потерявших частично трудоспособность и 9 миллионов не родившихся. Ни одна война не поглотила такого количества человеческого материала. Мало того, за все войны с 1790 г. по 1913 г. не было убито и ранено столько людей, сколько в одну только настоящую войну!

Не менее ужасен материальный ущерб, причинённый человечеству войной. Одних только военных займов заключено воюющими странами на сумму около 170 миллиардов руб. Если считать по 5%, то ежегодные проценты по ним составят восемь с половиной миллиардов руб. Чтобы конкретно представить себе значение этой суммы, необходимо иметь в виду, что до войны общая задолженность всех европейских стран не превышала 55 миллиардов руб.; теперь она составит 225 миллиардов, т.е. почти в 5 раз больше. Общее количество золота,

добытого с 15 века до начала войны, не превышает 30 миллиардов руб.; одни только государственные займы, заключённые в эту войну, превышают эту сумму более, чем в пять раз. Если сумму военных займов выложить десятирублевыми монетами, то получится линия, которая в девять раз будет длиннее земного экватора!

Сюда следует ещё прибавить обычные военные расходы, потери разорённых войной областей, повсеместное падение производительности, стоимость разрушенных железных дорог, потопленных пароходов, убытки от приспособления промышленности к военным потребностям и предстоящее обратное приспособление военных заводов к условиям мирного времени по окончании войны, и т.д. и т.д.

Какие только культурные и материальные ценности человечество не потеряло за эту войну! Перечислять ли те ужасы и зверства, которые воюющие стороны позволяли себе друг над другом? Говорить ли о Бельгии, Сербии, Галиции и Восточной Пруссии? Есть ли какое-либо оправдание тому варварству, тому зверству, которому Европа подпала три года тому назад и которое продолжается до сих пор?

Мы знаем, что никаких великих целей настоящая война не преследует, что все громкие фразы и слова нужны были господствующим классам только для того, чтобы увлечь за собою народные массы, что в основе настоящей войны лежит борьба империалистических государств за господство над миром. Кто бы ни вышел победителем из этой войны, народные массы только сильнее ещё подпадут под тот гнёт который несут они уже многие годы.

Мы знаем, что народные массы этой войны не хотели и готовы в любой момент заключить мир на справедливых для всех народов условиях. Но им не хватает ещё ясного сознания тех средств, при помощи которых они могут положить конец этой ужасной бойне, этому страшному взаимоистреблению человеческого рода и накопленных многолетним упорным трудом богатств. В народных массах растёт и крепнет жажда мира, но нет ещё твёрдого желания действовать, нет ещё той организации, которая планомерно повела бы во всех странах борьбу за мир, борьбу против тех империалистических групп, которые вызвали эту войну и которые в интересах своего самосохранения никогда не положат ей конца.

Поставленные этими группами цели войны не достигнуты: ни одна из воюющих стран не признала и не признает себя побеждённой. Пока будет биться в них хоть одно империалистическое сердце, воюющие страны будут затягивать войну до полного истребления своего противника. И если то тут, то там все же заговаривают о мире, то только потому, что массы пробуждаются от сна и начинают борьбу с основами империалистического мира за его уничтожение и за замену другой организацией общества. Это пробуждение масс пытаются внести в актив войны те её панегиристы, которые служа империализму, делают вид, что они служат народным массам. В частности, в актив войны вносится русская революция, которая будто бы вызвана была теми поражениями, которые русская армия при Николае потерпела от Гинденбурга. Немецкие социал патриоты с Парвусом во главе русскую революцию приписывают таким образом немецкому генеральному штабу. Тем господам мы можем только сказать «руки прочь!» Мы знаем, что русская революция всё равно произошла бы, если бы мы даже не воевали, что поражения не всегда вызывают революции и что война только задержала тот естественный ход борьбы классов, который происходил в России до войны.

Пусть война несколько углубила и расширила тот фундамент, на основе которого произошла наша великая революция; но она же поставила ей затруднения, которые привели её к заминке, переживаемой нами теперь, когда многие из нас не без оснований считают, что наша революция «в опасности». Великая русская революция должна была убить войну в интересах сохранения своих завоеваний. Но она пока оказалась не в силах этого сделать потому, что отклики, которые она встретила в Западной Европе, из-за войны, пока ещё слишком слабы. Война, разбившая организацию европейского пролетариата, придавившая в них революционный дух, мешает объединению пролетариата для всеобщей планомерной, организованной борьбы против империализма. Она стремится урвать у нас те завоевания, которые мы сделали в февральско-мартовские дни. Она пытается вновь захлестнуть мир волной социал-патриотизма…

Нет, мы не можем внести в счёт войны ни одного плюса. То пробуждение масс, которое мы наблюдаем повсюду, происходит не благодаря войне, а вопреки ей.

Братоубийственная война, в четвёртый год которой мы выступили, не имеет оправдания. Ей должен быть положен конец как можно скорее. И невзирая на тяжелые минуты, которые мы переживаем теперь, мы верим, что ей будет скоро положен конец.

Заминка, переживаемая русской революцией, пройдёт. Русский пролетариат оправится от того поражения, которое он потерпел в июльские дни. Отклики русской революции в Западной Европе разовьются в могучий пожар, задержать который на время господствующие классы смогут только тем, что они поспешат заключить между собой мир.

«Так или иначе, но будет и на нашей улице праздник», ибо жизнь за нас, и ход истории за нас.

Только больше выдержки, больше стойкости, больше организованности!

Не уступать ни одной позиции и укреплять уже сделанные завоевания!

Больше веры в свои собственные силы, больше понимания происходящего, больше классового сознания.
И социальные минусы войны будут скоро преодолены и проблески будущего озарят своим могучим красным светом стонущий от страданий и купающийся в братской крови мир, который создан для борьбы за счастье всего человеческого рода, а не империалистических групп.

М. Урицкий.

«Вперед» № 7, 7 августа (25 июля) 1917 г.