Сборник «Перманентная революция»

Слово к читателю

Часть 1: 1905 год.

Л. Троцкий и Парвус: До 9 января

Л. Троцкий: Пролетариат и революция
Парвус: Предисловие
Троцкий: После петербургского восстания: Что же дальше?

Мартынов: Две диктатуры

Редакция «Искры»: Революционные перспективы

№90, 3 марта 1905 г.
№93, 17 марта 1905 г.
№95, 31 марта 1905 г.

Троцкий: Политические письма II
Плеханов: К вопросу о захвате власти
Парвус: Без царя, а правительство — рабочее.
III съезд РСДРП — прения о Временном Революционном Правительстве
Франц Меринг: Непрерывная революция

Часть 2: Уроки первой революции

Плеханов: Еще о нашем положении
Троцкий: Уроки первого Совета

К. Каутский: Движущие силы и перспективы русской революции

Аграрный вопрос и либералы
Русский капитализм
Решение аграрного вопроса
Либерализм и социал-демократия
Пролетариат и его союзники в революции
Комментарии Троцкого

Троцкий: Итоги и перспективы

Особенности исторического развития
Город и капитал
1789–1848–1905
Революция и пролетариат
Пролетариат у власти и крестьянство
Пролетарский режим
Предпосылки социализма
Рабочее правительство в России и социализм
Европа и революция

Мартов и другие меньшевики: Платформа к съезду
Тышко: Выступление на V съезде
Троцкий: Наши разногласия
Мартов: Социал-демократия 1905–1907 гг.

Часть 3: 1917-й год От Редакции

Статьи Троцкого в Нью Йорке:

У порога революции
Революция в России
Два лица
Нарастающий конфликт
Война или мир?
От кого и как защищать революцию
Кто изменники?
Покладистый божественный промысел
1905 — 1917

Большевики в феврале–апреле 1917 г.

«Правда»: Старый порядок пал
Каменев: Временное Правительство и революционная социал-демократия
Сталин: О Советах Рабочих и Солдатских Депутатов
Сталин: О войне
Сталин: Об условиях победы русской революции
«Правда»: Война и социалдемократия
Сталин: Или-или
«Правда»: Заявление Временного Правительства о войне
Каменев: Наши разногласия
«Правда»: Резолюция о правительстве
Каменев: О тезисах Ленина
Сталин: О Правительстве и Советах

Подводя итоги Октябрю: 1920-е годы.

Троцкий: Письмо в Истпарт, 1921 г.
Троцкий: В чем было разногласие с Лениным?, 1927 г.
А. А. Иоффе: Предсмертное свидетельство, 1927 г.

Часть 4: Книга «Перманентная революция»

Авторские предисловия:
К чешскому изданию
Две концепции
Несколько слов к французскому изданию

Введение
I. Вынужденный характер настоящей работы и ее цель.
II. Перманентная революция не «скачок» пролетариата, а перестройка нации под руководством пролетариата.
III. Три элемента «демократической диктатуры»: классы, задачи и политическая механика.
IV. Как выглядела теория перманентной революции на практике?
V. Осуществилась ли у нас «демократическая диктатура», и когда именно?
VI. О перепрыгивании через исторические ступени.
VII. Что означает теперь лозунг демократической диктатуры для Востока?
VIII. От марксизма к пацифизму.
Эпилог
Что же такое перманентная революция?

Замечания по поводу тезисов тов. Ладислаус Порцсольд
Три концепции русской революции
В заключение: Левая Оппозиция и Четвертый Интернационал


Часть 2: Уроки первой революции

Парвус, Троцкий и Лев Дейч в петербургской тюрьме в 1906 г.

Парвус, Троцкий и Лев Дейч

От редакции.

Вторая часть сборника объединяет документы, написанные в период после разгрома декабрьского, 1905 г., восстания в Москве, когда царский режим оправился духом и с помощью европейской биржи и кадетов начал восстанавливать свою власть. Реакция развивалась постепенно и вначале социал-демократы надеялись, что движение масс возобновится. От ареста Петербургского Совета Рабочих Депутатов и подавления баррикад на Пресне в декабре 1905 г. до государственного переворота 3 июня 1907 года страна сотрясалась в конвульсиях военных восстаний, погромов, карательных экспедиций, массового революционного террора.

Перед революционным движением стояло несколько задач. Во-первых, оно должно было отстоять те завоевания: свободу слова и печати, свободу организации профсоюзов и кооперативов, избирательные права, условия труда, и пр., которые были завоеваны «явочным», захватным порядком в горячие дни октября и ноября 1905 года. Во-вторых, даже когда усталость масс и спад революции стали явными, нужно было пытаться закрепить организационные завоевания социал-демократии, оформить партийный рост революционного года. В-третьих, нужно было готовиться к новому наступлению, к новой волне революционного прилива. Это означало, осмыслить уроки 1905 года, подвести итоги и наметить будущие перспективы.

Вводный документ, статья Плеханова «Еще о нашем положении», была опубликована в декабре 1905 года в его заграничном и мало-влиятельном журнале «Дневник социал-демократа» (Плеханов не вернулся в Россию, как большинство революционеров). Осуждая революционных рабочих за дерзость, он произносит скандально знаменитую фразу «не нужно было и браться за оружие». Плеханов считает, что российская буржуазия должна возглавить российскую буржуазную революцию, а пролетариат своими выступлениями и «бестактностью» отталкивает либералов.

Центральным документом этого раздела является обширная статья Троцкого «Итоги и перспективы». В этой статье Троцкий рассматривает своеобразие российского капитализма, и указывает, отчего российская революция не будет следовать по стопам буржуазных революций 19-го века, а примет форму пролетарской революции. За очерком Троцкого, следует замечательная статья Карла Каутского о русской революции в переводе и редакции Троцкого. Чтение этой статьи поможет объяснить современному читателю почему в 1918 году Ленин и Троцкий объявили Каутского презренным ренегатом, отступником от собственной мысли.

Влияние русской революции на классовые отношения Западной Европы было огромным. Как один пример этого влияния, можно указать на завоевание австро-венгерским пролетариатом всеобщего избирательного права. В германской партии именно российская революция обеспечила перевес революционного крыла на нескольких съездах и проведения формально революционных резолюций по вопросам всеобщей стачки, борьбы с милитаризмом и империализмом и пр. Подобное радикализирующее влияние русской революции можно проследить в жизни французской, итальянской, американской и других социалистических партий в эти годы.

Но если Россия влияла на Европу, то Европа (и весь мир в целом) еще больше влиял на развитие российской революции. Современный читатель с интересом узнает, что важнейшим аргументом в пользу социалистической революции в России — несмотря на явную отсталость российского капитализма — являлось развитие мирового капитализма, зрелость и даже переспелость последнего. Это особенно ясно высказано Розой Люксембург и ее товарищем Яном Тышко. В своем заключительном слове на V съезде РСДРП по поводу отношения к буржуазным партиям Люксембург сказала следующее:

   «Марксисту для того, чтобы ориентироваться в ходе событий, необходимо обозревать отношения, не ползая по низам ежедневной и ежечасной конъюнктуры, а с известной теоретической высоты, и та вышка, с которой следует обозревать ход российской революции, есть интернациональное развитие классового буржуазного общества, и достигнутая им степень зрелости» (Протоколы V съезда, Москва, 1963, стр. 436).

Любознательный читатель с пользой для себя полистает интересную книжку Розы Люксембург «О социализме и русской революции», Политиздат, 1991 г. Особенно рекомендуется статья «Русская революция», стр. 133–137, опубликованная в 1906 г. Тезис Каутского, Ленина, Люксембург, Троцкого, Тышко и других марксистов, что при условии развития европейской революции российская революция сможет перешагнуть через рамки буржуазного строя и пойти к социализму, особенно важен сегодня для понимания причин гибели Советского Союза.

В этом разделе дается также отрывок из речи русско-польского революционера Яна Тышко на V съезде РСДРП. Борьба на этом съезде между меньшевиками и Бундом с одной стороны, и большевиками, польской СДКПиЛ, латышской социал-демократией и Троцким, с другой, вращалась вокруг вопроса об отношении к буржуазным партиям. Внимательный просмотр Протоколов V съезда покажет, что все другие разногласия: о поведении с.-д. фракции в Думе, об отношении к национально-освободительным движениям, о рабочем съезде и беспартийных рабочих организациях, о партизанских выступлениях и пр., являлись второстепенными и подчинялись отношению делегатов съезда к вопросу о буржуазной революции, точнее, к вопросу о «буржуазности» российской революции.

Позиция В. И. Ленина в этом вопросе суммируется следующей цитатой из его вводного доклада:

«…буржуазия не может быть ни главным двигателем, ни вождем революции. Довести ее до конца, т. е. до полной победы, в состоянии только пролетариат. Но эта победа может быть достигнута лишь при том условии, если пролетариату удастся повести за собой большую часть крестьянства. Победа современной революции в России возможна только как революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства» (Протоколы V съезда, Москва, 1963 г., стр. 366).

В этом же разделе помещены одна за другой статья Троцкого «Наши разногласия» и часть обширного, ретроспективного очерка Мартова «Социал-демократия 1905–1907 гг.». Эти взгляды с двух флангов РСДРП освещают действительное расположение фигур на политической доске России. И Троцкий, и Мартов соглашаются, что в рамках марксистского движения их позиции в вопросе о перспективах развития революции диаметрально противоположны. Оба деятеля ставят большевиков посередине. Сопоставив эти свидетельства с заявлением вождя кадетов Милюкова о «троцкизме» и «бланкизме», мы сможем прийти к правильному пониманию соотношения политических течений в российском марксизме.