Сборник «Перманентная революция»

Слово к читателю

Часть 1: 1905 год.

Л. Троцкий и Парвус: До 9 января

Л. Троцкий: Пролетариат и революция
Парвус: Предисловие
Троцкий: После петербургского восстания: Что же дальше?

Мартынов: Две диктатуры

Редакция «Искры»: Революционные перспективы

№90, 3 марта 1905 г.
№93, 17 марта 1905 г.
№95, 31 марта 1905 г.

Троцкий: Политические письма II
Плеханов: К вопросу о захвате власти
Парвус: Без царя, а правительство — рабочее.
III съезд РСДРП — прения о Временном Революционном Правительстве
Франц Меринг: Непрерывная революция

Часть 2: Уроки первой революции

Плеханов: Еще о нашем положении
Троцкий: Уроки первого Совета

К. Каутский: Движущие силы и перспективы русской революции

Аграрный вопрос и либералы
Русский капитализм
Решение аграрного вопроса
Либерализм и социал-демократия
Пролетариат и его союзники в революции
Комментарии Троцкого

Троцкий: Итоги и перспективы

Особенности исторического развития
Город и капитал
1789–1848–1905
Революция и пролетариат
Пролетариат у власти и крестьянство
Пролетарский режим
Предпосылки социализма
Рабочее правительство в России и социализм
Европа и революция

Мартов и другие меньшевики: Платформа к съезду
Тышко: Выступление на V съезде
Троцкий: Наши разногласия
Мартов: Социал-демократия 1905–1907 гг.

Часть 3: 1917-й год От Редакции

Статьи Троцкого в Нью Йорке:

У порога революции
Революция в России
Два лица
Нарастающий конфликт
Война или мир?
От кого и как защищать революцию
Кто изменники?
Покладистый божественный промысел
1905 — 1917

Большевики в феврале–апреле 1917 г.

«Правда»: Старый порядок пал
Каменев: Временное Правительство и революционная социал-демократия
Сталин: О Советах Рабочих и Солдатских Депутатов
Сталин: О войне
Сталин: Об условиях победы русской революции
«Правда»: Война и социалдемократия
Сталин: Или-или
«Правда»: Заявление Временного Правительства о войне
Каменев: Наши разногласия
«Правда»: Резолюция о правительстве
Каменев: О тезисах Ленина
Сталин: О Правительстве и Советах

Подводя итоги Октябрю: 1920-е годы.

Троцкий: Письмо в Истпарт, 1921 г.
Троцкий: В чем было разногласие с Лениным?, 1927 г.
А. А. Иоффе: Предсмертное свидетельство, 1927 г.

Часть 4: Книга «Перманентная революция»

Авторские предисловия:
К чешскому изданию
Две концепции
Несколько слов к французскому изданию

Введение
I. Вынужденный характер настоящей работы и ее цель.
II. Перманентная революция не «скачок» пролетариата, а перестройка нации под руководством пролетариата.
III. Три элемента «демократической диктатуры»: классы, задачи и политическая механика.
IV. Как выглядела теория перманентной революции на практике?
V. Осуществилась ли у нас «демократическая диктатура», и когда именно?
VI. О перепрыгивании через исторические ступени.
VII. Что означает теперь лозунг демократической диктатуры для Востока?
VIII. От марксизма к пацифизму.
Эпилог
Что же такое перманентная революция?

Замечания по поводу тезисов тов. Ладислаус Порцсольд
Три концепции русской революции
В заключение: Левая Оппозиция и Четвертый Интернационал


Часть 4: Российская революция 1917 года.

Февральская и Октябрьская революции в России кроме всего прочего явились проверкой соревнующихся перспектив и программ российских социалистов. Ведущие протагонисты были далеко. Ленин и Мартов встретили начало Февральской революции в Швейцарии, Троцкий — в Нью Йорке, куда он был изгнан из Франции и Испании.

Первые телеграфные сообщения из Петрограда в феврале-марте 1917 года, в условиях войны и цензуры, страдали путаницей и противоречиями. Несмотря на это, Троцкий сразу ловит пульс событий и предвидит дальнейшее территориальное расширение и социальное углубление революции. Как и Ленин в "Письмах издалека", в образовании Временного Правительства он усматривает лишь первый этап революции. В следующие две недели до своего отъезда в Россию, он развивает свои мысли о внутренних силах революции и выставляет лозунг революционного рабочего правительства (см. статьи за 13—27 марта 1917 г. по новому стилю).

Вот что писала по поводу статей Троцкого в марте 1917 года Редакция Собрания Сочинений Л.Д.Троцкого, изданного Политиздатом в Москве в 1924 году:

От Редакции 1924 года:

Статьи Л. Д. Троцкого, написанные в Америке, почти целиком предвосхитили политическую тактику революционной с.-д. Основные выводы этих статей почти до деталей совпадают с теми политическими перспективами, которые были развиты т. Лениным в знаменитых "Письмах издалека".

Например:

"Письма издалека", как и настоящие статьи, видят в создании Временного Правительства лишь первый этап революции. Исходя из предпосылки о наличии трех политических сил: царской реакции, буржуазно-помещичьих элементов и Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, "Письма" также рисуют перспективу грядущей гражданской войны, в результате которой власть перейдет к Правительству Советов. В "Письмах" еще неясно, а в тезисах т. Ленина "О задачах пролетариата в данной революции" более четко ставится вопрос уже не о парламентской республике и даже не о революционно-демократической диктатуре, а о Советской Республике, т.-е. диктатуре пролетариата, вопрос о социалистической революции: "Кто говорит теперь только о "революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства", тот отстал от жизни, тот в силу этого перешел на деле к мелкой буржуазии против пролетарской классовой борьбы, того надо сдать в архив "большевистских" дореволюционных редкостей (можно назвать: архив "старых большевиков")". (Собрание сочинений Н. Ленина, том XIV, часть I, стр. 29.)

"Письма издалека", как и настоящие статьи, само собой разумеющимся считают отказ от какой бы то ни было поддержки Временного Правительства, необходимость беспощадного разоблачения империалистического характера последнего и установление того факта, что ни мира, ни земли, ни свободы оно трудящимся не даст (см. XIV том, I ч., 11 стр.). И "Письма", и статьи Троцкого исходили из того, что надежды на получение свободы через Временное Правительство носили иллюзорный характер.

Союзниками пролетариата в революции и "Письма", и статьи считают крестьянство, армию и мировой пролетариат.

Поэтому политическими лозунгами, осуществление которых возможно лишь при переходе власти к пролетариату, выдвигаются: мир, конфискация земли (см. XIV том, часть I, стр. 12, в настоящем томе статьи "Война или мир", "От кого и как защищать революцию?").

Одновременно статьи, как и "Письма издалека", по ряду основных политических вопросов расходятся с той позицией, которую занимала "Правда" (под редакцией т. т. Каменева и Сталина) до приезда т. Ленина в Россию, а позже часть ее редакции (т. Каменев).

Эти последние товарищи исходным пунктом своих рассуждений делали положение, что задачи революции исчерпываются полной демократизацией России. Пределом революции является демократическая республика. Они отрицали социалистический характер русской революции.

"Его (Ленина) тезисы — писал, например, тов. Каменев — великолепная программа… для первых шагов созданной* революции в Англии, в Германии, во Франции, но не для законченной демократической революции в России" (Каменев, "О тезисах Ленина", "Правда" № 30, 12 апреля 1917 г.).

* Очевидно, здесь опечатка в "Правде". Вместо "созданной" должно, по смыслу, стоять "социалистической". /Т-3/

Такую же, примерно, точку зрения защищал тов. Рыков на апрельской конференции 1917 г. Вот что говорил по поводу его выступления т. Ленин в своем заключительном слове:

"Рыков говорит, что социализм должен прийти из других стран, с более развитой промышленностью. Но это не так. Нельзя сказать, кто начнет и кто кончит. Это не марксизм, а пародия на марксизм… Далее Рыков говорит, что переходного периода между капитализмом и социализмом нет. Это не так. Это разрыв с марксизмом" (XIV т., II ч., стр. 425, 426).

Поэтому противники ленинской позиции отвергали курс на Советскую Республику и диктатуру пролетариата, курс на свержение Временного Правительства.

"Положение страны таково, что Советы Р., С. и К. Д. неизбежно должны взять на себя решение государственно-экономических вопросов… Но смешивать эту работу Совета Рабочих и Солдатских Депутатов с "решительными шагами к свержению капитала" — непозволительно и с научной и с тактической точки зрения" (курсив наш). (Каменев, "О тезисах Ленина", "Правда" № 30, 12 апреля 1917 г.)

В тесной связи с отказом от курса на Советскую Республику эти товарищи приходили к выводу, что на длительный период необходима для партии программа требований, предъявляемых Временному Правительству. "Правда" того периода неоднократно подчеркивала, что Временное Правительство может выступить, как фактор борьбы за мир и укрепление свободы. Это видно, например, из того, что в своей резолюции Бюро ЦК Р. С.-Д. Р. П. ("Правда" № 18, 26 марта 1917 г.) требовало от Временного Правительства провозглашения права на самоопределение (Ленин в это время писал: "Правительство октябристов и кадетов, Гучковых и Милюковых не может, даже если бы они искренно хотели этого, дать ни мира, ни хлеба, ни свободы"), что "Правда" в передовице от 30 марта считала возможным хотя бы на минуту верить князю Львову, что "цель свободной России не господство над другими народами". Это видно, наконец, и из совершенно антибольшевистской статьи Авилова в "Правде" № 15, от 22 марта 1917 г. "Та демократическая программа, которая объявлена Временным Правительством, была продиктована не вами (т.-е. буржуазными элементами. Ред.), а революционным пролетариатом и армией. И все дальнейшие шаги Временного Правительства в этом направлении отвечали не вашим (т.-е. буржуазным. Ред.), а требованиям восставшего народа" (курсив наш). Таким образом, Временное Правительство, по Авилову, делало дела не буржуазии, а… пролетариата.

Что "Правда" того периода верила в возможность известного сотрудничества с Временным Правительством, считала возможным в известной мере поддерживать последнее, видно из следующей выдержки статьи "Временное Правительство и революционные с.-д.":

И нам, революционным с.-д., нет надобности даже и говорить о том, что, поскольку это Временное Правительство действительно борется с остатками старого режима, постольку ему обеспечена решительная поддержка революционного пролетариата. Всегда и всюду, где Временное Правительство, повинуясь голосу революционной с.-д., представленной в Советах Р. и С. Д., столкнется с реакцией или контрреволюцией, революционный пролетариат должен быть готов к его поддержке (везде курсив наш. Ред.) ("Правда" № 8, 14 марта).

В № 2 "Правды" от 7 марта в статье "На-стороже" также проводится мысль, что у пролетариата имеется "общая почва" с Временным Правительством в деле осуществления "свободы организаций, слова, печати, собраний".

Внимательное изучение "Правды", какою она была до приезда Ленина в Россию, дает неоценимый материал для понимания всей глубины того поворота, который был достигнут апрельскими тезисами Ленина.

Редакция 1924 года: Ленцнер и Геллер

* * * *

Статьи Троцкого взяты из двух источников: ежедневной газеты на русском языке, "Новый Мир" и ежемесячного журнала "Цукунфт" (Будущее) на еврейском языке.

"Новый Мир", была интернационалистской газетой, издававшейся русскими эмигрантами в годы войны в Нью-Йорке. Своей непрерывной пропагандой революционного социализма газета сыграла большую подготовительную роль в деле сплочения революционных элементов американского рабочего движения. В газете работали Бухарин, Володарский, Чудновский и др. По приезде в Америку Л. Д. Троцкий вошел в редакцию этой газеты.

"Die Zukunft" — ежемесячный социал-демократический журнал, издававшийся в то время левыми кругами еврейского рабочего движения в Америке. Журнал в вопросах войны и Интернационала стоял на левом фланге американской Социалистической партии, руководимой центристом Хилквитом.

Большевики в 1917 году.

Мы печатаем в этом разделе главу, составленную из несколько руководящих статей из "Правды" за март и апрель 1917 года. Эти статьи достаточно хорошо характеризуют начальную растерянность и неопределенный радикализм местных вождей большевизма: Шляпникова, Молотова и Залуцкого, которые руководили работой в Петрограде во время Февральской революции. В середине марта, приехавшие из сибирской ссылки, Каменев, Сталин и Муранов оттолкнули "слишком левых" редакторов от руля и повернули курс Редакции "Правды" еще круче вправо, в сторону сближения с меньшевиками и поддержки Временного Правительства "поскольку-постольку".

В большевистском руководстве в марте-апреле преобладали разброд и путаница в отношении перспектив революции. Большинство руководителей цель революции видели в установлении демократической республики и вели организационный курс на объединение с меньшевиками по линии Циммервальд–Кинталь. Ленинские «Письма издалека» начали печататься лишь 21 и 22 марта, да и то с купюрами в сторону сглаживания резких мест.

В своей «Истории Русской революции» в главе «Большевики и Ленин» Троцкий пишет:

«Опасение перейти за пределы демократической революции диктовало политику выжидания, приспособления и фактического отступления перед соглашателями». По приезде в Петроград, Ленину пришлось в течение нескольких недель ломать сопротивление всего штаба партии, чтобы перевооружить большевиков в сторону борьбы за власть Советов, за мир и социализм. Его «Апрельские тезисы» были встречены обвинениями в авантюризме, «троцкизме», фантазерстве и газета «Правда» объявила их «личным мнением автора». Ни один лидер партии не присоединился к Ленину в течение пары-трех недель. Иногда, глухое, зачастую, явное и громкое, сопротивление «старых большевиков» продолжалось до октябрьского переворота, даже после него».

* * * *

В конце раздела мы поместили две статьи Троцкого, написанные через несколько лет после Октябрьской революции. Одна является просто объяснением его положения в партии в 1905 году и соотношением фракций во время первой революции. Она была написана в 1921 году и никем тогда не оспаривалась. Вторая статья «В чем было разногласие с Лениным?» являлась, по-видимому, отрывком из более обширной никогда не опубликованной работы. Она представляет интерес, как ключ к пониманию внутреннего развития и отшлифовки Троцким своей теории. Понять тон статьи можно лишь с учетом положения Троцкого внутри Объединенной оппозиции и внутри партии. Во-первых, в то время он уже не имел свободы слова и доступа к печати; публичное опровержение кляуз, фальшивок и потоков лжи, которые выдавали на-гора Лядовы и Ярославские, стало почти невозможным. Во-вторых, союз с Ленинградской оппозицией вынуждал Троцкого и его сторонников смягчать свою критику центризма. В-третьих, в 1923–27 гг. Троцкий не выпячивал свою правоту против Ленина, потому что до 1927 года полагал что сама история ее доказала: ему не казалось нужным трубить о своем приоритете на выдвижение теории о возможности социалистической революции в отсталой царской России. В-четвертых, теория перманентной революции еще не достигла своей конечной формы: эта идея развилась и наполнилась содержанием сначала в борьбе против центристского смазывания уроков Октября, а затем на уроках горьких поражений китайского пролетариата в 1925–27 гг.

Но нам мыслится, что важнейшим фактором сдерживающим Троцкого в его критике правого крыла партии в эти годы являлось следующее. В условиях однопартийной системы в СССР все внутрипартийные разногласия привлекали внимание чужих и враждебных пролетариату социальных слоев и классов, которые пытались провести свою социальную политику через посредство той или другой фракции внутри ВКП(б). Немногочисленность пролетариата, являющегося классовой основой диктатуры, и низкий уровень культуры, унаследованный Россией от своего прошлого, оба усугубляли опасность открытой внутрипартийной борьбы. Ленин и Троцкий опасались, что этой борьбой смогут воспользоваться антикоммунистические социальные слои и классы. Ленин, например, в течение некоторого времени сдерживал свой огонь против Сталина, пытаясь ограничить его власть с наименьшими для партии потрясениями (см. например статью о Рабкрине).

После опубликования Троцким осенью 1923 г. своей критики бюрократизма в партии он в течение двух лет пытается сохранить единство партии, пытается применить воспитательные, идеологические, а не политические методы воздействия на сознание партии. Но события этих лет показывают, что в условиях задержки мировой революции слабая активность беспартийных масс и рядовых низов партии открывает все больше лазеек для мелкобуржуазного перерождения диктатуры пролетариата. НЭП становился орудием вырождения государства. Правое крыло партии делало все больше уступок буржуазии за счет рабочего класса.

Ленинградская оппозиция Зиновьева и Каменева осенью 1925 года отражала реакцию огромных слоев рабочего класса и старых кадров большевизма на значительное ухудшение своих социальных позиций внутри СССР. В начале 1926 года Троцкий и Оппозиция 1923 года заключают принципиальный блок с Ленинградской оппозицией в целях борьбы против мелкобуржуазного перерождения советского государства.

В самом конце раздела мы приводим фрагмент из предсмертной записки одного из ближайших друзей Троцкого, А. А.Иоффе, ведущего члена Левой Оппозиции, покончившего собой в знак протеста против исключения Троцкого и Зиновьева из Центрального Комитета. Протест и самоубийство Иоффе подводят к концу период, когда Левая Оппозиция могла легально критиковать сползание Сталина на контрреволюционые позиции. Внутри СССР борьба за теорию перманентной революции и за марксистскую политику в целом происходит отныне в подполье, в атмосфере исключений, гонений и арестов. В защиту своих привилегий, бюрократический режим становится тоталитарным.