Сборник «Перманентная революция»

Слово к читателю

Часть 1: 1905 год.

Л. Троцкий и Парвус: До 9 января

Л. Троцкий: Пролетариат и революция
Парвус: Предисловие
Троцкий: После петербургского восстания: Что же дальше?

Мартынов: Две диктатуры

Редакция «Искры»: Революционные перспективы

№90, 3 марта 1905 г.
№93, 17 марта 1905 г.
№95, 31 марта 1905 г.

Троцкий: Политические письма II
Плеханов: К вопросу о захвате власти
Парвус: Без царя, а правительство — рабочее.
III съезд РСДРП — прения о Временном Революционном Правительстве
Франц Меринг: Непрерывная революция

Часть 2: Уроки первой революции

Плеханов: Еще о нашем положении
Троцкий: Уроки первого Совета

К. Каутский: Движущие силы и перспективы русской революции

Аграрный вопрос и либералы
Русский капитализм
Решение аграрного вопроса
Либерализм и социал-демократия
Пролетариат и его союзники в революции
Комментарии Троцкого

Троцкий: Итоги и перспективы

Особенности исторического развития
Город и капитал
1789–1848–1905
Революция и пролетариат
Пролетариат у власти и крестьянство
Пролетарский режим
Предпосылки социализма
Рабочее правительство в России и социализм
Европа и революция

Мартов и другие меньшевики: Платформа к съезду
Тышко: Выступление на V съезде
Троцкий: Наши разногласия
Мартов: Социал-демократия 1905–1907 гг.

Часть 3: 1917-й год От Редакции

Статьи Троцкого в Нью Йорке:

У порога революции
Революция в России
Два лица
Нарастающий конфликт
Война или мир?
От кого и как защищать революцию
Кто изменники?
Покладистый божественный промысел
1905 — 1917

Большевики в феврале–апреле 1917 г.

«Правда»: Старый порядок пал
Каменев: Временное Правительство и революционная социал-демократия
Сталин: О Советах Рабочих и Солдатских Депутатов
Сталин: О войне
Сталин: Об условиях победы русской революции
«Правда»: Война и социалдемократия
Сталин: Или-или
«Правда»: Заявление Временного Правительства о войне
Каменев: Наши разногласия
«Правда»: Резолюция о правительстве
Каменев: О тезисах Ленина
Сталин: О Правительстве и Советах

Подводя итоги Октябрю: 1920-е годы.

Троцкий: Письмо в Истпарт, 1921 г.
Троцкий: В чем было разногласие с Лениным?, 1927 г.
А. А. Иоффе: Предсмертное свидетельство, 1927 г.

Часть 4: Книга «Перманентная революция»

Авторские предисловия:
К чешскому изданию
Две концепции
Несколько слов к французскому изданию

Введение
I. Вынужденный характер настоящей работы и ее цель.
II. Перманентная революция не «скачок» пролетариата, а перестройка нации под руководством пролетариата.
III. Три элемента «демократической диктатуры»: классы, задачи и политическая механика.
IV. Как выглядела теория перманентной революции на практике?
V. Осуществилась ли у нас «демократическая диктатура», и когда именно?
VI. О перепрыгивании через исторические ступени.
VII. Что означает теперь лозунг демократической диктатуры для Востока?
VIII. От марксизма к пацифизму.
Эпилог
Что же такое перманентная революция?

Замечания по поводу тезисов тов. Ладислаус Порцсольд
Три концепции русской революции
В заключение: Левая Оппозиция и Четвертый Интернационал


Большевики в марте-апреле 1917 года.

Мы даем ниже ряд ведущих и задающих политический тон статей из Центрального Органа большевиков, «Правды» в марте-апреле 1917 года. Отсутствие подписи означает, что статья опубликована от имени всей Редакции. Даты даются под действующему тогда старому стилю. Напоминаем читателю, что большинство статей Ленина «Письма из далека» не печатались большевистской прессой, а если все-таки печатались, то с задержками и большими купюрами. — /И-R/

Старый порядок пал.

«Правда» №1, 5 марта 1917 г. Передовая статья.

Мощным взмахом стряхнул восставший народ многолетнее иго царского самодержавия.

Громадными усилиями, кровью и жизнями борцов за свободу подготовлялся момент освобождения. Революционный пролетариат и революционная армия спасли страну от режимо, который вел ее к гибели.

Ответственная задача лежит на революционном пролетариате и революционной армии. Гидра реакции может еще поднять голову. Черные силы притаились, но не изменилась их скрытая сущность и есть уже, еще робкие, попытки черносотенной агитации. Скрылся и не арестован отрекшийся царь, пытающийся организовать контр-революцию. Черные силы поджидают только благоприятных условий для их проявления.

Задача революционного пролетариата и армии этого не допустить.

Старый режим пол безвозвратно. Задача революционного пролетариата и революционной армии создать те условия, при которых установление нового порядка совершилось бы свободной волей народа.

Поэтому основной задачей является создание временного революционного правительства, которое должно подготовить введение демократического республиканского строя.

Временное революционное правительство должно немедленно осуществить все политические требования социальной демократии. Только это осуществление дает возможность народу стать самодержавным, свободно проявить свою волю. Должны быть введены немедленно временные законы, защищающие все политические свободы. Должен быть введен немедленно 8-часовой рабочий день. Должно быть немедленно организовано и обеспечено продовольствие народа для чего должны быть конфискованы все запасы заготовленные старым правительством, городским самоуправлением,. банками и биржами. Должна быть немедленно начата работа по созыву Учредительного Собрания на основе всеобщего, без различия пола, национальности и вероисповедания, прямого, равного избирательного права с тайной подачей голосов.

Также еще одна неотложная задача должна быть поставлена на очередь. Временное революционное правительство должно немедленно войти в сношения с народами воюющих стран для прекращения кровавой бойни, которая навязана народам угнетающими классами.

Сбросивший ярмо народ не может идти под иго.

По всей России поднимается Красное Знамя Революции. Весь народ берет свою судьбу в свои руки. Назад возврата нет.

Да здравствует революционный пролетариат и революционная армия!

Да здравствует Демократическая Республика!

Временное Правительство и революционная социал-демократия.

«Правда» №8, 14 марта 1917 г. статья.

Эта передовая статья не подписана, то есть подразумевается, что за ней стоит авторитет всей редакции. Она, видимо, написана Каменевым. — /И-R/

Временное Правительство, созданное революцией, гораздо умереннее тех сил, которые его породили. Создали революцию рабочие и крестьяне, одетые в солдатские шинели. А формально власть перешла в руки не представителей революционного пролетариата и крестьянства, а в руки людей, выдвинутых либеральным движением класса собственников. Пролетариат и крестьянство и составленная из них армия будут считать начавшуюся революцию завершенной лишь тогда, когда она удовлетворит целиком и полно их требования, когда все остатки былого режима будут до основания вырваны как в экономической, так и в политической области. Это полное удовлетворение требований рабочих, крестьян и армии возможно лишь тогда, когда вся полнота власти будет в их собственных руках. Поскольку революция будет развиваться и углубляться, она будет идти к этому, к диктатуре пролетариата и крестьянства.

Наоборот, Временное Правительство, согласно с социальной природой тех слоев, из которых оно вышло, склонно было бы задержать развитие революции на ее первых шагах. Если они еще не делают этого, то потому, что у них нет сил для этого. Упираясь и против воли они принуждены под давлением революционного народа идти все вперед. И нам, революционным социал-демократам, нет надобности даже и говорить о том, что поскольку это Временное Правительство действительно борется с остатками старого режима, постольку ему обеспечена решительная поддержка революционного пролетариата. Всегда и повсюду, где Временное Правительство, повинуясь революционной демократии, представленной в Советах Рабочих и Солдатских Депутатов, столкнется с реакцией или контр-революцией, революционные пролетариат должен быть готов е его поддержке.

Но это — поддержка дела, а не лиц, поддержка не данного состава Временного Правительства, а тех объективно-революционных шагов, которые оно принуждено предпринимать и поскольку оно их предпринимает.

Поэтому наша поддержка ни в какой мере не должна связывать нам рук. Столь же решительно как мы поддержим его в окончательной ликвидации старого режима, монархии, в осуществлении свобод и т.д., столь же решительно будем мы критиковать и разоблачать каждую непоследовательность Временного Правительства, каждое уклонение его в сторону от решительной борьбы, каждую попытку связать руки народу или притушить разгорающийся революционный пожар.

Мы призываем революционную демократию во главе с пролетариатом к самому неослабному контролю над всеми действиями власти, как в центре, так и на местах.

Мы должны знать, что пути демократии и Временного Правительства разойдутся, что опомнившаяся буржуазия неизбежно попытается удержать революционное движение и не дать ему развиться до удовлетворения коренных нужд пролетариата и крестьянства.

Мы должны быть настороже и наготове. Спокойно и хладнокровно взвешивая свои силы, мы должны всю свою энергию употребить на собрание, организацию и сплочение революционного пролетариата. На незачем подгонять события. Они и так развиваются с великолепной быстротой.

И именно поэтому было бы политической ошибкой сейчас ставить вопрос о смене Временного Правительства.

Движущие силы великой революции за нас; они разоблачают недостаточность и ограниченность всякой попытки решить задачи революции путем компромисса.

И только тогда, когда перед лицом демократии России исчерпает себя Временное Правительство либералов, станет перед ней, как вопрос практический, вопрос о переходе власти в ее собственные руки.

Лозунгом же момента остается: организация сил пролетариата, сплочение сил пролетариата, крестьянства и армии в Советах Депутатов, абсолютное недоверие ко всяким либеральным посулам, самый пристальный контроль над осуществлением наших требований, решительная поддержка каждого шага, ведущего к искоренению всех остатков царско-помещичьего режима.

О Советах Рабочих и Солдатских Депутатов.

«Правда» №8, 14 марта 1917 г., стр. 2.

С быстротой молнии двигается вперед колесница Русской Революции. Растут и ширятся повсюду отряды революционных борцов. В корне расшатываются и падают устои старой власти. Теперь, как и всегда, впереди идет Петроград. За ним тянется спотыкаясь подчас, необъятная провинция.

Силы старой власти падают, но они еще не добиты. Они только притаились и ждут удобного случая для того, чтобы поднять голову и ринуться на Свободную Россию. Оглянитесь кругом и увидите, что темная работа черных сил идет непрерывно…

Удержать завоеванные права для того, чтобы добить старые силы и вместе с провинцией двинуть дальше Русскую Революцию, — вот какова должна быть очередная задача столичного пролетариата.

Но как это сделать?

Что необходимо для этого?

Для того, чтобы разбить старую власть, достаточно было временного союза восставших рабочих и солдат. Ибо ясно само собой, что сила Русской Революции — в союзе рабочих и крестьян, переодетых в солдатские шинели.

Но для того, чтобы сохранить добытые права и развернуть дальше революцию — для этого одного лишь временного союза рабочих и солдат отнюдь недостаточно.

Для этого необходимо союз этот сделать сознательным и прочным, длительным и устойчивым, достаточно устойчивым для того, чтобы противостоять провокаторским вылазкам контрреволюции. Ибо ясно для всех, что залог окончательной победы Русской Революции — в упрочении союза революционного рабочего с революционным солдатом.

Органами этого союза и являются Советы Рабочих и Солдатских Депутатов.

И чем теснее сплочены эти Советы, чем крепче они организованы, тем действительнее выраженная в них революционная власть революционного народа, тем реальнее гарантии против контр-революции.

Укрепить эти Советы, сделать их повсеместными, связать их между собой во главе с Центральным Советом Рабочих и Солдатских Депутатов, как органом революционной власти народа — вот в каком направлении должны работать революционные Социал-Демократы.

Рабочие! Теснее смыкайте свои ряды и сплачивайтесь вокруг Российской Соц. Дем. Рабочей Партии!

Крестьяне! Организуйтесь в крестьянские союзы и сплачивайтесь вокруг революционного пролетариата, вождя русской Революции!

Солдаты! Организуйтесь в свои союзы и собирайтесь вокруг русского народа, единственного верного союзника русской революционной армии!

Рабочие, крестьяне, солдаты! Объединяйтесь повсеместно в Советы Рабочих и Солдатских Депутатов, в органы союза и власти революционных сил России!

В этом залог полной победы над темными силами старой России.

В этом же залог проведения в жизнь основных требований русского народа: землю — крестьянам, охрану труда — рабочим, демократическую республику всем гражданам России!

К. Сталин.

О войне.

«Правда» № 10, 16 марта 1917 г.

На днях ген. Корнилов докладывал Совету Рабочих и Солдатских Депутатов в Петрограде о готовящемся наступлении немцев на Россию.

Родзянко и Гучков призвали поэтому случаю армию и население готовиться к войне до конца.

А буржуазная печать подняла тревогу: «свобода в опасности, да здравствует война!» Причем к тревоге этой приложила руку и одна часть революционной русской демократии…

Слушая поднявших тревогу, можно подумать, что в России создались условия, напоминающие 1792-ой год во Франции, когда реакционные короли Средней и Восточной Европы составили союз против республиканской Франции в целях восстановления в ней старых порядков.

И если бы нынешнее международное положение России в самом деле соответствовало положению Франции 1792 года, если бы мы имели против себя специальную коалицию контр-революционных королей со специальной целью восстановления в России старой власти, — нет сомнения, что Социал-демократия, подобно революционерам тогдашней Франции, поднялась бы, как один человек, на защиту свободы. Ибо ясно само собой, что кровью добытая свобода должна быть ограждена с оружием в руках от всяких контр-революционных вылазок, откуда бы они ни исходили.

Но так ли в самом деле обстоит дело?

Война 1792 года была династической войной неограниченных королей-крепостников против республиканской Франции, испугавшихся революционного пожара в последней. Целью войны было потушить этот пожар, восстановить во Франции старые порядки и тем гарантировать перепугавшихся королей от революционной заразы в их собственных государствах. Именно поэтому сражались так самоотверженно революционеры Франции с войсками королей.

Не то с нынешней войной. Нынешняя война есть война империалистическая. Ее основные цели — захват (аннексия) чужих, главным образом, аграрных территорий капиталистически развитыми государствами. Последним нужны новые рынки сбыта, удобные пути к этим рынкам, сырье, минеральные богатства, и они стараются брать их везде, безотносительно к внутренним порядкам захватываемой страны.

Этим и объясняется, что настоящая война, вообще говоря, не ведет и не может вести к неизбежному вмешательству во внутренние дела захватываемой территории в смысле восстановления в ней старых порядков.

И именно поэтому нынешнее положение России не дает оснований к тому, чтобы бить в набат и провозгласить: «свобода в опасности, да здравствует война»!

Нынешнее положение России напоминает скорее Францию 1914 года, Францию начала войны, когда война между Германией и Францией оказалась неминуемой.

Как теперь в буржуазной прессе в России, так и тогда в буржуазном лагере Франции, забили тревогу: «республика в опасности, бей немцев»!

И как тогда тревога эта захватила во Франции и многих из социалистов (Гед, Самба и др.), так и теперь в России немало социалистов пошло по стопам буржуазных глашатаев «революционной обороны».

Последующий ход событий во Франции показал, что тревога была ложная, а кррики о свободе и республике прикрывали действительные вожделения французских империалистов, стремившихся к захвату Эльзас-Лотарингии и Вестфалии.

Мы глубоко убеждены, что ход событий в России покажет всю фальш неумеренных криков о «свободе в опасности»: патриотический дым рассеется и люди воочию увидят подлинные стремления русских империалистов к… проливам, в Персию…

Поведение Геда, Самба и др. получило должную и авторитетную оценку в определенных резолюциях социалистических конгрессов в Циммервальде и Кинтале (1915—16 гг.) против войны.

Последующие события подтвердили всю правильность и плодотворность положений Циммервальда—Кинталя.

Было бы печально, если бы революционная русская демократия, сумевшая свергнуть ненавистный режим, пасовала перед ложной тревогой империалистической буржуазии, повторив ошибки Геда—Самба…

Каково же должно быть наше отношение, как партии, к существующей войне?

Каковы те практические пути, которые могут повести к скорейшему прекращению войны?

Прежде всего несомненно, что голый лозунг «долой войну»! совершенно не пригоден как практический путь, ибо он, не выходя за пределы пропаганды идей мира вообще, ничего не дает и не может дать в смысле практического воздействия на воюющие силы в целях прекращения войны.

Далее. Нельзя не приветствовать вчерашнее воззвание Совета Рабочих и Солдатских Депутатов в Петрограде к народам всего мира с призывом заставить собственные правительства прекратить бойню. Воззвание это, если оно дойдет до широких масс, без сомнения вернет сотни и тысячи рабочих к забытому лозунгу «пролетарии всех стран, соединяйтесь»! Тем не менее, нельзя не заметить, что оно все-таки не ведет прямо к цели. Ибо, если даже допустить, что оно найдет широкое распространение среди народов воюющих держав, трудно предположить, чтобы они могли последовать такому призыву, раз они не уяснили еще себе хищнического характера нынешней войны и ее захватнических целей. Мы уже не говорим о том, что поскольку воззвание обусловливает «прекращение страшной бойни» предварительным ниспровержением «полусамодержавного порядка» в Германии, оно фактически откладывает дело «прекращения страшной бойни» на неопределенный срок, скатываясь тем самым на точку зрения «войны до конца»: ибо неизвестно, когда именно удастся германскому народу свергнуть «полусамодержавные порядки», и удастся ли вообще в ближайшем будущем…

Где же выход?

Выход — путь давления на Временное Правительство с требованием изъявления своего согласия немедленно открыть мирные переговоры.

Рабочие, солдаты и крестьяне должны устраивать митинги и демонстрации, они должны потребовать от Временного Правительства, чтобы оно открыто и во всеуслышание выступило с попыткой склонить все воюющие державы немедленно приступить к мирным переговорам на началах признания права наций на самоопределение.

Только в таком случае лозунг «долой войну!» не рискует превратиться в бессодержательный и ничего не говорящий пацифизм, только в этом случае может он вылиться в мощную политическую кампанию, срывающую маску с империалистов и выявляющую действительную подоплеку нынешней войны.

Ибо если даже предположить, что одна из сторон откажется от переговоров на известных началах, даже этот отказ, т.е. нежелание отрешиться от захватнических стремлений, послужить объективно орудием ускорения дела ликвидации «страшной бойни», так как народы воочию увидят в таком случае захватнический характер войны и кровью запятнанное лицо империалистических групп, алчным интересам которых жертвуют они жизнь своих сынов.

Но сорвать маску с империалистов, выявить в глазах массы подлинную подоплеку нынешней войны — это именно и значит объявить действительную войну войне, сделать нынешнюю войну невозможной.

К. Сталин.

Об условиях победы русской революции.

«Правда» №12, 18 марта 1917 г.

Революция идет. Разразившись в Петрограде, она перекидывается в провинцию, захватывая постепенно всю необъятную Россию. Более того. От вопросов политических она неминуемо переходит к вопросам социальным, к вопросам устроения быта рабочих и крестьян, углубляя и обостряя переживаемый кризис.

Все это не может не вызывать тревогу в определенных кругах владельческой России. Подымает голову царистско-помещичья реакция. Бьет в набат империалистическая клика. Финансовая буржуазия протягивает руку отживающей феодальной аристократии для совместной организации контр-революции. Сегодня они еще слабы и нерешительны, но завтра они могут окрепнуть и мобилизоваться против революции. Во всяком случае свою черную работу они ведут неустанно, собирая силы во всех слоях населения, не исключая армию…

Как обуздать начинающуюся контр-революцию?

Каковы условия, необходимые для победы русской революции?

Одна из особенностей нашей революции состоит в том, что базой ее до сих пор является Петроград. Схватки и выстрелы, баррикады и жертвы, борьба и победа имели место главным образом в Петрограде и его окрестностям (Кронштадт и пр.). Провинция ограничилась восприятием плодов победы и выражением доверия Временному Правительству.

Отражением этого факта явилось то двоевластие, тот фактический раздел власти между Временным Правительством и Петроградским Советом Рабочих и Солдатских Депутатов, который не дает покою наемникам контр-революции. Петроградский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов, как орган революционной борьбы рабочих и солдат, и Временное Правительство, как орган напуганной «крайностями» революции умеренной буржуазии, нашедшей себе опору в инертности провинции — такова картина.

В этом — слабость революции, ибо подобное положение вещей закрепляет оторванность провинции от столицы, отсутствие контакта между ними.

Но с углублением революции революционизируется и провинция. Организуются на местах Советы Рабочих Депутатов. Вовлекаются в движение крестьяне и организуются в свои союзы. Демократизуется армия и организуются на местах союзы солдат. Инертность провинции отходит в прошлое.

Тем самым колеблется почва под ногами Временного Правительства.

Вместе с тем и Петроградский Совет Рабочих Депутатов становится несоответствующим новому положению.

Необходим общероссийский орган революционной борьбы всей российской демократии, достаточно авторитетный для того, чтобы спаять воедино столичную и провинциальную демократию и из органа революционной борьбы народа превратиться в нужный момент в орган революционной власти, мобилизующей все живые силы народа против контр-революции.

Таким органом может быть лишь Всенародный Совет Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов.

Таково первое условие победы русской революции.

Далее. Война, как и все в жизни, кроме отрицательных сторон, имеет еще ту положительную сторону, что она мобилизовав почти все взрослое население России, сделало армию народной по духу и тем облегчило дело объединения солдат с восставшими рабочими. Этим именно и объясняется та сравнительная легкость, с какой разразилась и победила у нас революция.

Но армия подвижна и текуча, особенно ввиду ее постоянного передвижения из одного места в другое в связи с потребностями войны. Армия не может стоять вечно на одном месте, ограждая революцию от контрреволюции. Поэтому нужна другая вооруженная сила, армия вооруженных рабочих, естественно связанных с центрами революционного движения. И если верно положение, что революция не может победить без вооруженной силы, всегда готовой к ее услугам, то и наша революция не обойдется без своей собственной рабочей гвардии, кровно связанной с интересами революции.

Немедленное вооружение рабочих, рабочая гвардия — таково второе условие победы революции.

Характерной чертой революционных движений, например, во Франции, является тот несомненный факт, что там Временные Правительства обыкновенно возникали на баррикадах и, ввиду этого, являлись революционными, во всяком случае, более революционными, чем созываемые ими впоследствии Учредительные Собрания, созывавшиеся обыкновенно после успокоения страны. Этим собственно и объясняется, что наиболее опытные революционеры тех времен старались осуществить свою программу еще до созыва Учредительного Собрания, при помощи Революционного Правительства, оттягивая этот созыв. Этим они хотели поставить Учредительное Собрание перед фактом уже осуществленных реформ.

Не то у нас. Временное Правительство возникло у нас не на баррикадах, а возле баррикад. Поэтому оно и не революционно, — оно только плетется за революцией, упираясь и путаясь в ногах.

И если судить по тому, как шаг за шагом углубляется революция, выдвигая социальные вопросы о 8-ми часовом рабочем дне и конфискации земель и революционизируя провинции, — то можно с уверенностью сказать, что будущее Всенародное Учредительное Собрание будет много демократичнее нынешнего Временного Правительства, избранного 3-ьеиюньской Думой.

Вместе с тем можно опасаться, что Временное Правительство, запуганное размахом революции и проникнутое империалистическими тенденциями, может послужить при известной политической конъюнктуре «законным» щитьм и прикрытием организующейся контр-революции.

Поэтому ни в коем случае не следует оттягивать созыв Учредительного Собрания.

Поэтому необходим возможно скорый созыв Учредительного Собрания, единственно авторитетного для всех слоев общества учреждения, могущего увенчать дело революции и тем обрезать крылья подымающейся контр-революции.

Скорый созыв Учредительного Собрания — таково третье условие победы революции.

Все это при общем условии скорейшего открытия мирных переговоров, при условии прекращения бесчеловечной войны, ибо продолжительная война с ее последствиями финансового, хозяйственного и продовольственного кризиса является тем подводным камнем, о который может разбиться корабль революции.

К. Сталин.

Война и социалдемократия.

«Правда» №14, 21 марта 1917 г.

Мы, революционные социал-демократы — не пацифисты (пацифистами называются сторонники немедленого мира во что бы то ни стало). «Мир во что бы то ни стало» не наш лозунг. Мы не против всякой войны: мы только против тех империалистических войн, которые затеваются одной кликой буржуазии против другой ради захвата и капиталистического грабежа чужих стран и отсталых областей мира (колоний). Но мы за те войны, в которых освобожденный и победивший своих классовых врагов пролетариат вместе со всем трудящимся населением, должен был бы отстаивать свои завоевания от внешней контр-революции. Такая война была бы революционной войной и на своем знамени она написала бы: восстание всех угнетенных всех стран и наций против своих рабовладельческих клик.

Русский пролетариат, в союзе с революционной армией, вышедшей в своем большинстве из крестьянства, произвел первую революцию в эпоху империалистической войны, начавшейся в 1914 г. Его основная задача в том, чтобы его революция не осталась одинокой, чтобы она зажгла мировой пожар революционной борьбы восставших народов против своих угнетателей, против рабовладельцев всех стран, ввергнувших весь мир в кровавую бойню.

С этой точки зрения должны революционные силы России подходить к каждому вопросу и, между прочим, и к вопросу о мире, о прекращении сейчас ведущейся войны.

Все, что способствует превращению Великой Русской Революции во всемирную революцию угнетенных народов, все, что помогает этим угнетенным народам высвободиться из под ига собственных империалистов — хорошо и должно быть поддержано революционным пролетариатом и революционной армией.

Все, что задерживает превращение русской революции в мировой пожар, должно быть сметено с пути.

Одураченные пролетарии и бедняки всех стран, переодетые в солдатские шинели, ведут сейчас войну, убивают друг друга из-за интересов перессорившихся капиталистов, не сумевших мирно поделить между собой свою добычу. Русская революция должна помочь им уяснить это положение дел. Она сделала попытку в этом направлении, обратившись от лица Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, через головы воюющих правительств к самим пролетариям с предложением немедленно взять в свои руки решение вопроса о войне и мире и «дружными, объединенными усилиями прекратить страшную бойню, позорящую человечество». Пусть буржуазная печать всего мира не утешает себя: это и есть призыв международного пролетариата к войне, к гражданской войне против империализма.

Но призывая другие народы к войне с их империализмом, трудящиеся массы России должны прежде всего сами объявить решительную войну империалистским стремлениям в своей собственной стране. До сих пор захватные стремления царизма остаются официальной программой России, ибо новое правительство России не торопится отречься от них. До сих пор тех пролетариев, к которым обращается с кличем восстания русская революция, одурачивают их империалисты и услужающие им социал-шовинисты, используя тот позорный для свободной России факт, что Временное Правительство ни единым звуком не отказалось от царистской внешней политики.

Но мало этого. Русская революция, если она хочет стать исходной точкой всеобщего мира через всеобщую революцию, должна заставить то правительство, которое сейчас существует, открыто перед всем миром предложить мир всем воюющим на условии освобождения всех зависимых, угнетенных и неполноправных народов. Если рабочие и солдаты России бились на улицах Петрограда за свободу действительную, если хотят они сохранить и укрепить эту свободу, — то лозунгом их должно стать: мир и свобода всех зависимых, угнетенных и неполноправных народов.

Иначе купленная кровью рабочих и солдат свобода России будет задушена мировым союзом империалистской контр-революции.

Пусть правительства воюющих стран не примут этого боевого клича русской революции! Пусть попытаются они стать на пути к осуществлению такого мира, предложенного русским народом и поддержанного пролетариатом всех воюющих стран!

Тогда нашим кличем станет клич:

Революционная война до полной победы над всеми империалистскими кликами!

Война в союзе со всеми угнетенными всех стран за мир и свободу!

Или-или

«Правда» №18, 26 марта 1917 г., передовая

В известном интервью от 23 марта министр иностранных дел г. Милюков развил свою "программу" о целях настоящей войны. Читатели знают из вчерашнего номера "Правды", что цели эти империалистические: захват Константинополя, захват Армении, раздел Австрии и Турции, захват северной Персии.

Оказывается, русские солдаты льют кровь на полях сражения не для "защиты отечества", не "за свободу", как уверяет нас продажная буржуазная печать, — а для захвата чужих земель в угоду кучке империалистов.

Так, по крайней мере, говорит г. Милюков.

От имени кого же говорит всё это так откровенно и во всеуслышание г. Милюков?

Конечно, не от имени русского народа. Ибо русский народ, русские рабочие, крестьяне и солдаты — против захватов чужих земель, против насилия над народами. Об этом красноречиво говорит известное "воззвание" Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, выразителя воли русского народа.

Чьё же мнение выражает в таком случае г. Милюков?

Может быть мнение Временного правительства, как целого?

Но вот что сообщает об этом вчерашнее "Вечернее Время":

"По поводу появившегося в петроградских газетах 23 марта интервью с министром иностранных дел Милюковым министр юстиции Керенский уполномочил информационное бюро печати при министерстве юстиции заявить, что содержащееся в нём изложение задач внешней политики России в настоящей войне составляет личное мнение Милюкова, а отнюдь не представляет собой взгляды Временного правительства".

Итак, если верить Керенскому, г. Милюков не выражает мнения Временного правительства по кардинальному вопросу о целях войны.

Короче: министр иностранных дел г. Милюков, заявляя перед всем светом о захватнических целях нынешней войны, пошёл не только против воли русского народа, но и против Временного правительства, членом которого он состоит.

Ещё при царизме г. Милюков высказывался за ответственность министров перед народом. Мы согласны с ним, что министры подотчётны и ответственны перед народом. И мы спрашиваем: продолжает ли г. Милюков признавать принцип ответственности министров? И если он продолжает его признавать, почему не уходит в отставку?

Или, может быть, сообщение Керенского не… точно? Одно из двух:

Или сообщение Керенского неверно, и тогда революционный народ должен призвать к порядку Временное правительство, заставив его признать свою волю.

Или Керенский прав, и тогда г. Милюкову нет места во Временном правительстве, — он должен уйти в отставку.

Среднего нет.

Статья без подписи, но советский истеблишмент включал ее в Собрание Сочинений Сталина.

Мартовское Совещание

Заседание 29 марта

Доклад тов. Сталина

Русская революция разыгралась не в обычной обстановке, а в обстановке империалистической войны. Этот факт наложил особый отпечаток на развитие революции. Факт войны сделал то, что революционный кризис, осложненный кризисом продовольственным, разрешился очень быстро. Благодаря войне армия сыграла роль, которой она ни в одной революции не играла, благодаря тому, что все взрослое население оказалось мобилизованным и армия присоединилась к восставшему народу, факт войны — изоляция царизма даже от империалистических буржуазных кругов. Царизм, благодаря изменам оттолкнул от себя буржуазию. Даже империалистические круги Запада, Англии и Франции — повернулись спиной к царизму, ибо хотели иметь во главе русского правительства людей, могущих вести войну до конца. Четыре силы революции: две основные: рабочие и солдаты — и две второстепенные: империалистические круги наши и англо-французские, — объединившись, подготовили почву для такого легкого и быстрого сокрушения царизма. Но раз разнородные силы, следовательно разнородны и цели. Верхи — буржуазия, наша и западно-европейская, объединились для перемены декорации, для замены одного царя другим. Они желали легкой революции, вроде турецкой, немного свободы для ведения войны — маленькой революции для большой победы. Низы же — рабочие и солдаты — углубили революцию, разрушив основы старого строя. Таким образом, как бы шло два потока — снизу и сверху, — которые и выдвинули два правительства, две силы: 1) Временное правительство, поддерживаемое англо-французским капиталом, и 2) Совет Рабочих и Солдатских Депутатов. Власть поделилась между двумя органами, из которых ни один не имеет всей полноты власти. Трения и борьба между ними есть и должна быть. Роли поделились. Сов. Р. и С. Д. фактически взял почин революционных преобразований: С. Р. и С. Д. — революционный вождь восставшего народа, орган контролирующий Временное Правительство. Временное же Правительство — упираясь, путаясь, берет роль закрепителя тех завоеваний народа, которые фактически уже взяты им. Такое положение имеет отрицательные, но и положительные стороны: нам невыгодно сейчас форсировать события, ускоряя процесс откалывания буржуазных слоев, которые неизбежно впоследствии должны будут отойти от нас. Нам необходимо выиграть время, затормозив откалывание средне-буржуазных слоев, чтобы подготовиться к борьбе с Временным Правительством. Но без конца такое положение продолжаться не будет. Революция углубляется. От политических вопросов будут переходить к социальным. Социальные требования отколют средне-буржуазные слои. Неразумно рассчитывать, что удасться довести до конца революцию без раскола с буржуазией. Тогда, по мере нарастания раскола, Временное Правительство из органа, закрепляющего завоевания революции, будет превращаться в орган, организующий контр-революцию. Уже ведется борьба против С. Р. и С. Д., против него ведется агитация в войсках, начались столкновения: по вопросам о присяге, демократизации армии, смене высшего командного состава. Мобилизация контр-революционных сил имеет знамя: «Война до победного конца!» Не только внутри ведется этот поход, но и извне — со стороны Англии и Франции. Их официозы открыли форменный поход против революции. Поход против двоевластия начат, и по мере развития революции Временное Правительство будет (должно будет объективно) превращаться в оплот контр-революции, контр-революции не царской — отсюда опасность нам не угрожает — а империалистической. Готовиться к отпору — наша задача. Ввиду этого вопрос усложняется. Вопрос о поддержке — пусть и неприемлем. Поскольку Временное Правительство закрепляет шаги революции, — постольку ему поддержка, поскольку же оно контр-революционно, — поддержка Временного Правительства не приемлема. Многие товарищи, приехавшие из провинции, спрашивают, не следует ли поставить вопрос о захвате власти сейчас же. Но поставить этот вопрос сейчас — несвоевременно. Временное Правительство не так слабо. Сила Временного Правительства в поддержке англо-французского капитала, в инертности провинции, в симпатиях: его засыпают телеграммами. Мы должны ждать, пока Временное Правительство исчерпает себя, когда, в процессе выполнения революционной программы, оно дискредитирует себя. Единственный орган, могущий принять власть, — это Совет Р. и С. Д. во всероссийском масштабе. Мы же должны выждать момент, когда события обнаружат пустоту Временного Правительства и быть готовыми, когда события назреют, а пока — организовать центр — Сов. Р. и С. Д. — и укреплять его — в этом задача момента.

Заявление Временного Правительства о войне.

«Правда» №21, 30 марта 1917 г.

Ясно и определенно Временное Правительство через своего Председателя заявило всенародно, что «цель свободной России — не господство над другими народами, не отнятие у них национального достояния (отказ от контрибуций), не насильственный захват чужих территорий (отказ от аннексий).

«Русский народ не добивается усиления внешней мощи своей за счет других народов, он не ставит своей целью ничьего порабощения и унижения» — (отказ от проливов и т.д.) — из этого вполне определенного заявления Временное Правительство обязано немедленно сделать соответствующий вывод, если только его заявление искренне, а не рассчитано на успокоение демократических слоев населения, которые так сильно были взволнованы известным интервью министра Милюкова.

А вывод один: необходимо открыто, перед лицом всего человечества объявить наши условия мира и одновременно официально предложить всем воюющим собраться на мирную конференцию.

Если намерения Временного Правительства действительно таковы, как оно заявляет, то не должно медлить ни одной минуты, ни одна капля русской крови не должна быть пролита для других целей, кроме обороны. А оборона не стратегическая, а в истинном смысле слова, начинается только тогда, когда открыто и официально предлагается мир на условиях, выроботанных и одобренных лучшими умами мировой демократии.

Только после такого предложения, если бы противная сторона совершенно отказалась от переговоров, как это было зимою прошлого года, или после предъявления противником неприемлемых для демократии условий, как это сделано было в ответ на известное предложение Вильсона, только после этого начинается состояние действительной обороны, состояние необходимой самозащиты.

А до такого мирного предложения всякие слова, как бы ясно и определенно они ни звучали, никого не убедят, — ни нас, ни тем менее немецкий народ.

Ибо всем известно, что то или другое положение военной карты очень изменчиво и никогда это положение не обязывает воюющих к изменению своей программы. И тем более необходимо Временному Правительству это сделать, что программа эта составлена не только нашим старым режимом, а в союзе с другими правительствами. А какова эта программа мы все знаем: из Парижа был передан общий ответ всех союзников на выступление Вильсона, ответ совсем недвусмысленный: расчленение Австро-Венгрии, изгнание турок из Европы и вознаграждение союзников за понесенные убытки (контрибуция).

Мы предоставляем Временному Правительству самому распутать противоречие между волей свободной и миролюбивой России, которая должна быть и его волей и между исполнением «всех обязательств, принятых в отношении всех наших союзников», которые с ними заключил наш старый режим.

Для нас же ясно одно: Временное Правительство должно претворить свои слова в дело. Оно должно официально предложить мир всем воюющим.

Это самый непосредственный вывод из его заявления.

Резолюция,

оглашенная Каменевым в Совещание Советов Рабочих и Солдатских Депутатов от Бюро ЦК РСДРП.

«Правда» №27, 8 апреля 1917 г.

Признавая, что Временное Правительство состоит из представителей умеренно буржуазных классов, связанных с интересами англо-французского империализма;

что возвещенную им программу осуществляет оно лишь отчасть и только под напором Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, что организующиеся силы контр-революции, прикрываясь знаменем Временного Правительства при явном попустительстве со стороны последнего, уже начали атаку против Советов Рабочих и Солдатских Депутатов;

что Советы Рабочих и Солдатских Депутатов являются единственными органами воли революционного народа,

совещание призывает революционную демократию:

1) Осуществлять бдительный контроль над действиями Временного Правительства в центре и на местах, побуждая его к самой энергичной борьбе за полную ликвидацию старого режима;

2) Сплотиться вокруг Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, как зачатков революционной власти единственно способных отразить попытки царистской и буржуазной контр-революции и упрочить и расширить завоевания революционного движения.

Наши разногласия.

«Правда» №27, 8 апреля 1917 г.

В вчерашнем № «Правды» тов. Ленин опубликовал свои «тезисы». Они представляют личное мнение тов. Ленина и их опубликованием тов. Ленин исполнил долг всякого ответственного общественного деятеля: представить на обсуждение революционной демократии России свое понимание происходящих событий. Тов. Ленин, хотя и сделал это в очень сжатой форме, но сделал это до конца: начав с характеристики мировой войны, он сделал вывод о необходимости создания новой, коммунистической партии. В своем докладе он, поэтому, совершенно естественно должен был критиковать не только политику руководителей Совета Раб. и Солд. Депутатов, но и политику «Правды», как она успела сложиться к моменту Съезда Советов и выразиться в выступлениях делегатов-большевиков на этом съезде. Эта политика «Правды» была точно формулирована в оглашенных на том же съезде резолюциях о Временном Правительстве и войне, выработанных Бюро ЦК и принятых делегатами-большевиками Съезда.

Впредь до каких-либо новых решений ЦК и постановлений общероссийской конференции партии эти резолюции остаются нашей платформой, которую мы и будем отстаивать как от разлагающего влияния «революционного оборончества», так и от критики т. Ленина.

Что касается общей схемы т. Ленина, то она представляется нам неприемлемой, поскольку она исходит от признания буржуазно-демократической революции законченной и рассчитана на немедленное перерождение этой революции в революцитю социалистическую. Тактика, вытекающая из подобной оценки, глубоко расходится с той тактикой, которую защищали представители «Правды» на Всероссийском Съезде, как против официальных вождей совета, так и против тащивших Совет направо меньшевиков.

В широкой дискуссии мы надеемся отстоять свою точку зрения, как единственно возможную для революционной социал-демократии, поскольку она хочет и должна до конца остаться партией революционных масс пролетариата, а не превратиться в группу пропагандистов-коммунистов.

Ю. Каменев

О тезисах Ленина.

«Правда» №30, 12 апреля 1917 г.

«Вне социализма нет спасения человечеству от войн, от голода, от гибели еще миллионов и миллионов людей», — так пишет т. Ленин, защищая свои тезисы. Верно ли это? Для социалиста не существует тут ни малейшего сомнения. Это — абсолютная истина. Одна беда: эта абсолютная истина никуда не годится в качестве аргумента за ту или другую практическую политику сегодняшнего дня. Что вне социализма нет спасения человечеству от войн и голода — это было верно всегда: при царизме, как и после свержения царизма. Мало того, эта истина принадлежит к разряду таких истин, которые сейчас же, сию минуту подпишут вам любые Шейдеманы, германские, английские и русские. Для того, чтобы строить марксистскую политику мало этой истины: надобен еще учет исторической обстановки, надо взвесить соотношение сил и классов в данный момент, в данной стране, находящейся в таких-то и таких-то отношениях с другими странами. Этого нет ни в тезисах Ленина, ни в его статьях. Его тезисы, великолепная программа… для первых шагов созданной революции в Англии, в Германии, во Франции, но не для законченной демократической революции в России. И это сказывается на тезисах Ленина тем, что в них нет ответа ни на один вопрос политической жизни России сегодняшнего дня.

Какова должна быть политика партии в вопросе о войне? Оборонцы говорят: надо защищать революцию на фронте. «Правда»: надо, сейчас же открыть в России широчайшую общенародную кампанию за всеобщий мир, тем самым облегчая пролетариату всех стран восстание против своих правительств. Что говорят тезисы тов. Ленина? Ничего. Ибо единственный по поводу войны конкретный совет Ленина «обстоятельно, настойчиво, терпеливо разъяснять широким слоям неразрывную связь капитала с империалитской войной» решительно ничего не разъясняет в вопросе о практической политике партии, претендующей на руководство революционными массами пролетариата и одетой в солдатские шинели беднейшею частью крестьянства.

Другой пример. Наше отношение к Временному Правительству. Тов. Ленин отвечает: 1) «его надо свергнуть», 2) «его нельзя сейчас свергнуть», 3) «его вообще нельзя свергнуть обычным способом». Верно. Чтобы его «свергнуть» надо получить в стране большинство на свою сторону. А большинство масс по мнению самого же тов. Ленина характеризуются покуда «доверчиво-безосновательным отношением к правительству капиталистов». Случайно ли это? Нет: Может ли это измениться с сегодня на завтра? Нет! Значит, нам предстоит более или менее длительный период изживания массами свого «доверчиво-бессознательного отношения к правительству капиталистов». (Заметим в скобках, что в других странах этот «период» тянется уже десятилетиями и до сегодняшнего дня еще не кончился свержением буржуазных правительств). На этот период, именно ради того, «чтобы массы опытом избавились от своих ошибок» нужна в партии программа требований к этому Правительству, нужно ли стать к нему в определенные отношения, если мы отказывается звать наших сторонников к обреченным сегодня на неудачу попыткам немедленного его свержения? Так мы вновь возвращаемся к вопросу об отношении партии к Временному Правительству, который тов. Ленин благополучно обошел признанием, что его «свергнуть надо, но сейчас нельзя».

Надо же сделать хотя в этом вопросе определенный вывод. Если прав т. Ленин, что «свергнуть Временное Правительство сейчас нельзя» (а в этом он несомненно прав) то призыв к немедленному свержения надо прямо признать несоответствующим моменту, вредным, дезорганизующим силы революционного пролетариата.

Почему же у т. Ленина «не вышло» никакого ответа на самые животрепещущие вопросы масс? Потому, что у него есть один общий, все разрешающий ответ. Ответ этот гласит: социализм.

Если действительно мы в России уже закончили демократическую революцию и вступили — под давлением империалистической войны — на путь осуществления социализма, тогда поистине нелепо предъявлять к правительству какие-либо требования, касающиеся приступа к миру, нелепо толковать об Учредительном Собрании, нелепо думать о парламентарской республике. Т. Ленин, поэтому, не желая изменять логике, обо всем этом, если и думает, то лишь о приставной не: не требования к правительству, а разоблачение его, не парламентарская республика, а Советы и т.д.

Что же надо делать? «Надо делать решительные шаги к свержению капитала, — пишет и подчеркивает т. Ленин. — Их надо делать умело и постепенно… Но эти шаги надо делать». Вот это ясно и определенно. Но, шаги к социализму, к свержению капитала могут делать только рабочие. А они отдают себе отчет, что обстановка незавершенной демократической революции в самой отсталой экономически стране Европы, в момент, когда деревня еще не ликвидировала даже крепостничества, — что эта обстановка и этот момент отнюдь не соответствуют «решительным шагам» к социализму.

В воскресных газетах опубликован документ первостепенной исторической важности. Это отчет конференции представителей заводов Артиллерийского ведомства. Конференция эта объединяет около ста тысяч рабочих самых крупных казенных заводов. Эта конференция должна была решить (на практике, не на словах) тот самый вопрос о «решительных шагах к свержению капитала», который разделяет нас с т. Лениным. Вопрос этот перед 100.000 рабочих был поставлен жизнью, тем, что — как сообщает отчет:

«В разгар великой российской революции на некоторых заводах, напр. на Патронном и Сестрорецком оружейном заводах администрация в панике разбежалась с заводов и не появлялась там в течение нескольких дней, так что фактически все управление заводами и производством очутилось в руках самих рабочих».

Что же решили рабочие?

«До тех пор, пока не наступит момент полной социализации всего общественного хозяйства, государственного и частного, рабочие не берут на себя ответственность за техническую и административно-хозяйственную организацию производства и отказываются от участия в организации производства».

Почему именно таково решение передовых рабочих Петрограда. Они объясняют это ясно:

«Создавшаяся еще при старом самодержавном режиме хозяйственная разруха всей экономической жизни, дезорганизация транспорта, а вследствие этого недостаток материалов для производства побудили рабочих снять с себя ответственность за техническую и хозяйственную организацию производства. Но зато все, что касается отношений между трудом и капиталом, всю защиту интересов труда перед заводской администрацией и контроль над ее деятельностью конференция рабочих приняла всецело на себя».

Итак, совершенно ясно: рабочие использовали великий социально-политический переворот для того, чтобы создать «конституционную фабрику», взяли под контроль всю деятельность администрации в ее отношениях к рабочим, но сознательно отклонили «решительные шаги к социализму» по частям.

Только самые отъявленные оппортунисты могут счесть «конституционную фабрику», т.е. полную демократизацию внутренних распорядков работы, за решительный шаг к социализму, или хотя бы за подход к социализму.

Отклоняя ответственность за организацию производстсва, рабочие прекрасно понимали, что социализм иден не через частичный захват фабрик и заводов, не через разрозненные коммуны, а через захват централизованного аппарата государственно-экономической жизни, через переход в руки пролетариата, как класса, управления банками, железными дорогами, продовольственного дела в государственном масштабе и т.д.

И в этом мы всецело с рабочей конференцией заводов Арт. Ведомства — против т. Ленина.

Положение страны таково, что Советы Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов неизбежно должны взять на себя решение ряда государственно-экономических вопросов. И в дело транспорта и в дело продовольствия они должны вмешаться самым решительным образом, если они не хотят, чтобы революция погибла в хаосе хозяйственной разрухи. Но смешивать эту работу С. Р. и С. Д. с «решительными шагами к свержению капитала» — непозволительно с научной и с тактической точки зрения.

Наша статья затянулась и мы отлагаем подробный разбор «тезисов» т. Ленина.

Заметим — покуда одно. Т. Ленин усиленно проповедует размежевание. Мы тоже за размежевание, но мы полагаем, что единственное размежевание в среде пролетариата исторически оправдано и практически — необходимо. Это размежевание по линии интернационализма. Мы за сплочение всех интернационалистов, готовых вести решительную борьбу с революционным оборончеством.

Ю. Каменев.

О Временном Правительстве

«Солдатская Правда» №6, 25 апреля 1917 г.

Эта статья была, по-видимому, первым публичным выступлением Сталина, в котором он присоединился к позиции Ленина в вопросе о власти. — /И-R/

Речь на митинге на Васильевском Острове

18 апреля (1 мая) 1917 г.

В ходе революции в стране возникли две власти. Временное правительство, избранное третьеиюньской Думой, и Совет рабочих и солдатских депутатов, избранный рабочими и солдатами.

Отношения между этими двумя властями всё более обостряются, былое сотрудничество между ними падает, и было бы преступно с нашей стороны замазывать этот факт.

Буржуазия первая поставила вопрос о двоевластии, она первая предложила выбор: либо Временное правительство, либо Совет рабочих и солдатских депутатов. Было бы недостойно с нашей стороны увиливать от ответа на ясно поставленный вопрос. Рабочие и солдаты должны ясно и определенно сказать: кого же они считают своим правительством, Временное правительство или Совет рабочих и солдатских депутатов?

Говорят о доверии к Временному правительству, о необходимости такого доверия. Но как можно доверять правительству, которое само не доверяет народу в самом важном и основном? Сейчас идёт война. Идёт она на основании договоров с Англией и Францией, заключённых царём за спиной народа и освященных Временным правительством без согласия народа. Народ вправе знать содержание этих договоров, рабочие и солдаты вправе знать, из-за чего льётся кровь. Чем ответило Временное правительство на требование рабочих и солдат опубликовать договоры?

Заявлением о том, что договоры остаются в силе.

А договоры всё же не опубликовало и не собирается опубликовать!

Не ясно ли, что Временное правительство скрывает от народа подлинные цели войны, а, скрывая их, упорно не доверяет народу? Как могут рабочие и крестьяне доверять Временному правительству, которое само не доверяет им в самом важном и основном?

Говорят о поддержке Временного правительства, о необходимости такой поддержки. Но судите сами: можно ли в революционную эпоху поддерживать правительство, которое с самого начала своего существования тормозит революцию? До сих пор дело обстояло так, что революционный почин и демократические мероприятия исходили от Совета рабочих и солдатских депутатов, и только от него. Временное правительство, упираясь и сопротивляясь, лишь потом соглашалось с Советом, и то лишь отчасти и на словах, ставя на деле преграды. Так обстоит дело до сих пор. Но как можно в разгар революции поддерживать правительство, которое путается в ногах и тянет назад революцию? Не лучше ли будет поставить вопрос о том, чтобы Временное правительство не мешало Совету рабочих и солдатских депутатов в деле дальнейшей демократизации страны?

В стране идёт мобилизация контрреволюционных сил. Агитируют в армии. Агитируют среди крестьян и мелкого городского люда. Контрреволюционная агитация направлена, прежде всего, против Совета рабочих и солдатских депутатов. Прикрывается она именем Временного правительства. А Временное правительство явно попустительствует нападкам на Совет рабочих и солдатских депутатов. За что же, спрашивается, поддерживать Временное правительство? Неужели за попустительство контрреволюционной агитации?!

По России открылось аграрное движение. Крестьяне добиваются самовольной распашки земель, забрасываемых помещиками. Без такой распашки страна может оказаться на краю голода. Идя навстречу крестьянам, Всероссийское совещание Советов постановило "поддерживать" движение крестьян, направленное в сторону конфискации помещичьих земель. Что же делает теперь Временное правительство? Оно объявляет крестьянское движение "самоуправством", запрещает крестьянам распахивать помещичьи земли, даёт своим комиссарам "соответствующие" распоряжения (см. "Речь" за 17 апреля). За что же, спрашивается, поддерживать Временное правительство? Неужели за то, что оно объявляет войну крестьянству?

Говорят, что недоверие к Временному правительству подорвет единство революции, оттолкнёт от неё капиталистов и помещиков. Но кто решится сказать, что капиталисты и помещики поддерживают на деле или могут поддерживать революцию народных масс?

Разве Совет рабочих и солдатских депутатов, вводя 8-часовой рабочий день, не оттолкнул от себя капиталистов, сплотив вокруг революции широкие массы рабочих? Кто решится утверждать, что сомнительная дружба кучки фабрикантов ценнее для революции, чем действительная, кровью закрепленная, дружба миллионов рабочих?

Или ещё: разве Всероссийское совещание Советов, решив поддерживать крестьян, не оттолкнуло от себя помещиков, связав крестьянские массы с революцией? Кто решится сказать, что сомнительная дружба кучки помещиков ценнее для революции, чем действительная дружба многомиллионной крестьянской бедноты, переодетой ныне в солдатские шинели?

Революция не может удовлетворить всех и вся. Она всегда одним концом удовлетворяет трудящиеся массы, другим концом бьёт тайных и явных врагов этих масс.

Поэтому тут надо выбирать: либо вместе с рабочими и крестьянской беднотой за революцию, либо вместе с капиталистами и помещиками против революции.

Итак, кого же мы будем поддерживать?

Кого мы можем считать своим правительством: Совет рабочих и солдатских депутатов или Временное правительство?

Ясно, что рабочие и солдаты могут поддерживать лишь избранный ими Совет рабочих и солдатских депутатов.

К. Сталин