Сборник «Перманентная революция»

Слово к читателю

Часть 1: 1905 год.

Л. Троцкий и Парвус: До 9 января

Л. Троцкий: Пролетариат и революция
Парвус: Предисловие
Троцкий: После петербургского восстания: Что же дальше?

Мартынов: Две диктатуры

Редакция «Искры»: Революционные перспективы

№90, 3 марта 1905 г.
№93, 17 марта 1905 г.
№95, 31 марта 1905 г.

Троцкий: Политические письма II
Плеханов: К вопросу о захвате власти
Парвус: Без царя, а правительство — рабочее.
III съезд РСДРП — прения о Временном Революционном Правительстве
Франц Меринг: Непрерывная революция

Часть 2: Уроки первой революции

Плеханов: Еще о нашем положении
Троцкий: Уроки первого Совета

К. Каутский: Движущие силы и перспективы русской революции

Аграрный вопрос и либералы
Русский капитализм
Решение аграрного вопроса
Либерализм и социал-демократия
Пролетариат и его союзники в революции
Комментарии Троцкого

Троцкий: Итоги и перспективы

Особенности исторического развития
Город и капитал
1789–1848–1905
Революция и пролетариат
Пролетариат у власти и крестьянство
Пролетарский режим
Предпосылки социализма
Рабочее правительство в России и социализм
Европа и революция

Мартов и другие меньшевики: Платформа к съезду
Тышко: Выступление на V съезде
Троцкий: Наши разногласия
Мартов: Социал-демократия 1905–1907 гг.

Часть 3: 1917-й год От Редакции

Статьи Троцкого в Нью Йорке:

У порога революции
Революция в России
Два лица
Нарастающий конфликт
Война или мир?
От кого и как защищать революцию
Кто изменники?
Покладистый божественный промысел
1905 — 1917

Большевики в феврале–апреле 1917 г.

«Правда»: Старый порядок пал
Каменев: Временное Правительство и революционная социал-демократия
Сталин: О Советах Рабочих и Солдатских Депутатов
Сталин: О войне
Сталин: Об условиях победы русской революции
«Правда»: Война и социалдемократия
Сталин: Или-или
«Правда»: Заявление Временного Правительства о войне
Каменев: Наши разногласия
«Правда»: Резолюция о правительстве
Каменев: О тезисах Ленина
Сталин: О Правительстве и Советах

Подводя итоги Октябрю: 1920-е годы.

Троцкий: Письмо в Истпарт, 1921 г.
Троцкий: В чем было разногласие с Лениным?, 1927 г.
А. А. Иоффе: Предсмертное свидетельство, 1927 г.

Часть 4: Книга «Перманентная революция»

Авторские предисловия:
К чешскому изданию
Две концепции
Несколько слов к французскому изданию

Введение
I. Вынужденный характер настоящей работы и ее цель.
II. Перманентная революция не «скачок» пролетариата, а перестройка нации под руководством пролетариата.
III. Три элемента «демократической диктатуры»: классы, задачи и политическая механика.
IV. Как выглядела теория перманентной революции на практике?
V. Осуществилась ли у нас «демократическая диктатура», и когда именно?
VI. О перепрыгивании через исторические ступени.
VII. Что означает теперь лозунг демократической диктатуры для Востока?
VIII. От марксизма к пацифизму.
Эпилог
Что же такое перманентная революция?

Замечания по поводу тезисов тов. Ладислаус Порцсольд
Три концепции русской революции
В заключение: Левая Оппозиция и Четвертый Интернационал


III. Три элемента «демократической диктатуры»: классы, задачи и политическая механика.

Отличие «перманентной» точки зрения от ленинской выражалось политически в противопоставлении лозунга диктатуры пролетариата, опирающегося на крестьянство, лозунгу демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Спор шел вовсе не о том, возможно ли перепрыгнуть через буржуазно-демократическую стадию, и нужен ли союз рабочих и крестьян, — спор шел о политической механике сотрудничества пролетариата и крестьянства в демократической революции.

Радек чересчур высокомерно, чтоб не сказать легкомысленно, говорит, что только люди, «непродумавшие сложности метода марксизма и ленинизма», могли выдвигать вопрос о партийно-политическом выражении демократической диктатуры, тогда как Ленин сводил будто бы весь вопрос к сотрудничеству двух классов во имя объективных исторических задач. Нет, это не так.

Если полностью отвлечься от субъективного фактора революции, от партий и их программ, в данном вопросе — от политической и организационной формы сотрудничества пролетариата и крестьянства, то исчезнут все разногласия, не только между мной и Лениным, которые отражали два оттенка революционного крыла, но, что гораздо хуже, исчезнут и разногласия между большевизмом и меньшевизмом, исчезнет, наконец, различие между русской революцией 1905 года и революциями 1848 и даже 1789 года, поскольку в отношении этой последней можно говорить о пролетариате. Все буржуазные революции были основаны на сотрудничестве угнетенных масс города и деревни. Это и придавало революциям в большей или меньшей степени национальный, т. е. общенародный характер.

И теоретически, и политически вопрос шел для нас не о сотрудничестве, как таковом, а о программе этого сотрудничества, об его партийных формах и политических методах. В старых революциях рабочие и крестьяне «сотрудничали» под руководством либеральной буржуазии или ее мелко-буржуазного демократического крыла. Коминтерн повторил опыт старых революций в новой исторической обстановке, сделав все для подчинения китайских рабочих и крестьян политическому руководству национал-либерального Чан-Кай-Ши, а затем «демократического» Ван-Тин-Вея. Ленин ставил вопрос о союзе рабочих и крестьян, непримиримо противостоящем либеральной буржуазии. Такого союза еще не бывало в истории. Дело шло о новом, по методам своим, опыте сотрудничества угнетенных классов города и деревни. Тем самым, вопрос о политических формах сотрудничества ставился заново. Радек это попросту проглядел. Поэтому он возвращает нас, не только от формулы перманентной революции, но и от ленинской «демократической диктатуры», назад — к пустопорожней исторической абстракции.

Да, Ленин в течение ряда лет отказывался предрешать вопрос, какова будет политически-партийная и государственная организация демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, выдвигая на первое место сотрудничество этих двух классов, в противовес коалиции с либеральной буржуазией. Ленин говорил: из всей объективной обстановки с неизбежностью вытекает на известном историческом этапе революционный союз рабочего класса и крестьянства во имя разрешения задач демократического переворота. Сумеет ли и успеет ли крестьянство создать самостоятельную партию, будет ли эта партия в правительстве диктатуры в большинстве или в меньшинстве, каков будет в революционном правительстве удельный вес представителей пролетариата, — все эти вопросы не допускают априорного ответа. «Опыт покажет!» Поскольку формула демократической диктатуры оставляла полуоткрытым вопрос о политической механике союза рабочих и крестьян, она, отнюдь не превращаясь в голую абстракцию Радека, оставалась тем не менее до поры до времени алгебраической формулой, допускавшей в будущем очень расходящиеся политические истолкования.

Сам Ленин при этом вовсе не считал, что вопрос исчерпывается классовым базисом диктатуры и ее объективными историческими целями. Значение субъективного фактора: цели, сознательного метода, партии — Ленин достаточно хорошо понимал и нас всех этому учил. Вот почему в комментариях к своему лозунгу он отнюдь не отказывался от примерного, гипотетического предрешения вопроса о том, какие политические формы может принять первый в истории самостоятельный союз рабочих и крестьян. К этому вопросу Ленин подходил, однако, в разные моменты далеко не одинаково. Надо брать ленинскую мысль не догматически, а исторически. Ленин не принес готовых заповедей с Синая, а выковывал идеи и лозунги у горна классовой борьбы. Он пригонял эти лозунги к действительности, конкретизировал, уточнял их, и в разные периоды вкладывал в них разное содержание. Однако, этой стороны вопроса, которая в дальнейшем приобрела решающий характер, поставив в начале 1917 г. большевистскую партию на грань раскола, Радек совсем не изучил: он просто прошел мимо нее. Между тем факт таков, что в разные моменты Ленин далеко не одинаково характеризовал возможное партийно-политическое и правительственное выражение союза двух классов, воздерживаясь, однако, от того, чтобы связывать этими гипотетическими толкованиями партию. Где причины такой осторожности? Причины в том, что в алгебраическую формулу входила гигантская по своему значению, но политически крайне неопределенная величина: крестьянство.

Приведу только несколько образцов ленинского истолкования демократической диктатуры, отмечая при этом, что связная характеристика эволюции ленинской мысли в этом вопросе потребовала бы самостоятельной работы.

В марте 1905 года, развивая ту мысль, что базисом диктатуры будут пролетариат и крестьянство, Ленин писал:

   «И такой состав социального базиса возможной и желательной революционно-демократической диктатуры отразится, конечно, на составе революционного правительства, сделает неизбежным участие в нем или даже преобладание в нем самых разношерстных представителей революционной демократии» (том VI русск. издан., стр. 132, подчеркнуто мною).

В этих словах Ленин указывает не только классовый базис, но и намечает определенную правительственную форму диктатуры, с возможным преобладанием в ней представителей мелкобуржуазной демократии.

В 1907 году Ленин писал:

   «Крестьянская аграрная революция, о которой вы говорите, господа, должна, чтобы победить, стать центральной властью во всем государстве, как таковая, как крестьянская революция» (том IX, стр. 539).

Эта формула идет еще дальше. Ее можно понять в том смысле, что революционная власть должна непосредственно сосредоточиться в руках крестьянства. Но эта же формула, при более широком толковании, внесенном в нее самим ходом развития, объемлет и октябрьский переворот, который привел пролетариат к власти, как «агента» крестьянской революции. Такова амплитуда возможных толкований формулы демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Можно допустить, что в этой ее алгебраичности была — до известного момента — ее сильная сторона; но в этом же и опасности ее, которые у нас достаточно ярко обнаружились после февраля, а в Китае привели к катастрофе.

В июле 1905 года Ленин пишет:

   «О захвате власти партией никто не говорит, — говорится лишь об участии, по возможности руководящем участии в революции»… (т. VI, стр. 278).

В декабре 1906 г. Ленин считает возможным присоединиться к Каутскому в вопросе о завоевании власти партией:

   «Каутский не только считает «весьма возможным», что в «ходе революции победа достанется с.-д. партии», но и объявляет также обязанностью социал-демократов «внушать своим приверженцам уверенность в победе, ибо нельзя успешно бороться, отказываясь наперед от победы» (т. VIII, стр. 58).

Между этими двумя истолкованиями самого Ленина расстояние никак не меньше, чем между моими формулировками и ленинскими. Это мы еще увидим в дальнейшем. Здесь же поставим вопрос: что означают эти противоречия у Ленина? Они отражают все то же «великое неизвестное» в политической формуле революции: крестьянство. Недаром радикальная мысль называла некогда мужика сфинксом русской истории. Вопрос о природе революционной диктатуры — хочет того Радек или не хочет — неразрывно связан с вопросом о возможности революционно-крестьянской партии, враждебной по отношению к либеральной буржуазии и независимой по отношению к пролетариату. Решающее значение этого вопроса не трудно понять. Если крестьянство в эпоху демократической революции способно создать свою самостоятельную партию, то демократическая диктатура осуществима в самом подлинном и непосредственном смысле слова, и вопрос об участии пролетарского меньшинства в революционном правительстве получает хоть и важное, но подчиненное значение. Совсем иначе представится дело, если исходить из того, что крестьянство, в силу своего промежуточного положения и неоднородности своего социального состава, не может иметь ни самостоятельной политики, ни самостоятельной партии, и вынуждено в революционную эпоху выбирать между политикой буржуазии и политикой пролетариата. Только такая оценка политической природы крестьянства открывает перспективу диктатуры пролетариата, вырастающей непосредственно из демократической революции. В этом нет, разумеется, никакого «отрицания», «игнорирования», никакой «недооценки» крестьянства. Без решающего значения аграрного вопроса для жизни всего общества, без большой глубины и гигантского размаха крестьянской революции, не могло бы быть и речи о пролетарской диктатуре в России. Но тот факт, что аграрная революция создала условия для диктатуры пролетариата, вырос из неспособности крестьянства собственными силами и под собственным руководством разрешить свою собственную историческую проблему. В условиях современных буржуазных стран, хотя бы и отсталых, но уже вошедших в период капиталистической индустрии и связанных воедино железными дорогами и телеграфом, — это относится не только к России, но и к Китаю, и к Индии, — крестьянство еще менее способно на руководящую или хотя бы на самостоятельную политическую роль, чем в эпоху старых буржуазных революций. Всемерное и настойчивое подчеркивание мною этой мысли, составляющей одну из важнейших черт теории перманентной революции, и давало повод, совершенно недостаточный и, по сути дела совершенно неосновательный, для обвинения меня в недооценке крестьянства.

Как смотрел на вопрос о крестьянской партии Ленин? И на этот вопрос надо было бы ответить законченным очерком эволюции взглядов Ленина на русскую революцию за период 1905–1917 гг. Мы ограничимся здесь только двумя цитатам. В 1907 г. Ленин пишет:

   «Возможно… что объективные трудности политического сплочения мелкой буржуазии не дадут образоваться такой партии и оставят надолго крестьянскую демократию в современном состоянии рыхлой, неоформленной, киселеобразной трудовической* массы» (т. VIII, стр. 494).

* Трудовики — представители крестьян в четырех Думах, неизменно колебавшиеся между кадетами (либералами) и социал-демократами.

В 1909 году Ленин высказывается на ту же тему иначе:

   «Не подлежит ни малейшему сомнению, что революция, доведенная до … такой высокой степени развития, как революционная диктатура, создаст более оформленную и более сильную революционно-крестьянскую партию. Рассуждать иначе — значило бы предполагать, что у взрослого человека некоторые существенные органы могут остаться младенческими по величине, форме, степени развития» (т. XI, ч. 1, стр. 230).

Подтвердилось это предположение? Нет, не подтвердилось. Между тем, именно оно побуждало Ленина давать до момента полной исторической проверки алгебраический ответ на вопрос о революционной власти. Разумеется, Ленин никогда не ставил свою гипотетическую формулу над действительностью Борьба за самостоятельную политику пролетарской партии составляла главное содержание его жизни. Но плачевные эпигоны в погоне за крестьянской партией пришли к подчинению китайских рабочих Гоминдану, к удушению коммунизма в Индии во имя «рабоче-крестьянской партии», к опасной фикции Крестинтерна, к маскарадной Антиимпериалистской Лиге и пр. и пр.

Нынешняя официальная мысль совершенно не дает себе труда остановиться на указанных нами выше противоречиях у Ленина, отчасти внешних и мнимых, отчасти действительных, но неизменно вытекавших из самой проблемы. С тех пор, как у нас завелась особая порода «красных» профессоров, которые от старых реакционных профессоров отличаются нередко не более солидным позвоночником, а только углубленным невежеством, Ленина у нас подстригают по профессорски, очищают его от противоречий, т. е. от динамики мысли, нанизывая на отдельные ниточки стандартные цитаты, и потом пуская в оборот те или другие «серии», в зависимости от потребностей «текущего момента».

Не надо ни на минуту забывать, что вопросы революции встали в политически «девственной» стране после большой исторической паузы, после длительной эпохи реакции в Европе и во всем мире, и уже по этому одному несли с собою много неизвестного. В формуле демократической диктатуры рабочих и крестьян Ленин давал выражение своеобразию социальных условий России. Он давал этой формуле разные истолкования, но не отказывался от нее, не измерив своеобразия условий русской революции до дна. В чем же это своеобразие состояло?

Гигантская роль аграрного и вообще крестьянского вопроса как почвы или подпочвы всех других проблем, и большое количество крестьянской и крестьянофильской интеллигенции с народнической идеологией, с «антикапиталистическими» традициями и с революционным закалом, — в сочетании своем это означало, что если вообще где-либо возможна была антибуржуазная, революционно-крестьянская партия, то именно и прежде всего в России.

И действительно, в попытках создания крестьянской партии или рабоче-крестьянской, — в отличие от либеральной и пролетарской — испробованы были в России все возможные политические варианты, и подпольные, и парламентские, и комбинированные: «Земля и Воля», «Народная Воля», «Черный Передел», легальное народничество, «социалисты-революционеры», «народные социалисты», «трудовики», «левые социалисты-революционеры» и пр. и пр. Мы имели у себя на протяжении полустолетия как бы гигантскую лабораторию по созданию «антикапиталистической» крестьянской партии с самостоятельной позицией по отношению к партии пролетариата. Наиболее широкий размах получил, как известно, опыт партии эсеров, которая в 1917 году действительно стала на некоторое время партией подавляющего большинства крестьянства. И что же? — Она использовала это свое положение только для того, чтобы выдать крестьянство головою либеральной буржуазии. Эсеры оказались в коалиции с империалистами Антанты и в вооруженной борьбе с русским пролетариатом.

Этот поистине классический опыт свидетельствует, что мелко-буржуазные партии с крестьянской основой могут еще иметь видимость самостоятельной политики в исторические будни, когда на очереди стоят второстепенные вопросы; когда же революционный кризис общества ставит в порядок дня основные вопросы собственности, мелкобуржуазная «крестьянская» партия автоматически становится орудием буржуазии против пролетариата.

Если рассматривать давние мои разногласия с Лениным не в разрезе вырванных на лету цитат такого-то года, месяца и дня, а в правильной исторической перспективе, то станет совершенно ясно, что спор шел, по крайней мере, с моей стороны, не о том, нужен ли для разрешения демократических задач союз пролетариата с крестьянством, а о том, какую партийно-политическую и государственную форму может принять революционная кооперация пролетариата и крестьянства, и какие из этого вытекут последствия для дальнейшего развития революции. Я говорю, разумеется, о своей позиции в споре, а не о тогдашней позиции Бухарина-Радека, в которой они пусть и отчитываются особо.

Как близко, вплотную формула «перманентной революции» подходила к ленинской формуле, показывает следующее наглядное сопоставление. Летом 1905 года, следовательно еще до октябрьской всеобщей стачки и декабрьского восстания в Москве, я писал в предисловии к речи Лассаля:

   «Само собою разумеется, что пролетариат выполняет свою миссию опираясь, как в свое время буржуазия, на крестьянство и на мещанство. Он руководит деревней, вовлекает ее в движение, заинтересовывает ее в успехе своих планов. Но вождем остается неизбежно он сам. Это — не «диктатура крестьянства и пролетариата», это — диктатура пролетариата, опирающегося на крестьянство»* (Л. Троцкий, «1905», стр. 281).

* Эта цитата, среди сотен других, свидетельствует, кстати сказать, что я догадывался о существовании крестьянства и о значении аграрного вопроса еще накануне революции 1905 г., т. е. несколько раньше, чем мне начали разъяснять значение крестьянства Маслов, Тальгеймер, Тельман, Ремеле, Кашен, Монмуссо, Бела-Кун, Пепер, Куусинен и другие марксистские социологи.

Сравните теперь с этими словами, написанным в 1905 г. и цитированными мною в польской статье 1909 г., следующие слова Ленина, написанные в том же 1909 г., сейчас же после того, как партийная конференция, под давлением Розы Люксембург, приняла формулу «диктатуры пролетариата, опирающегося на крестьянство», вместо старой большевистской формулы. Меньшевикам, которые писали о радикальной перемене позиции Ленина, от отвечает:

   «… Формула, которую здесь сами большевики избрали для себя, гласит: “пролетариат, ведущий за собою крестьянство” …*

* Ленин предлагал на конференции 1909 г. формулу: «пролетариат, ведущий за собой крестьянство», но, в конце концов, присоединился к формуле польских социал-демократов, собравшей на конференции большинство против меньшевиков.

«… Неужели не очевидно, что мысль всех этих формулировок одна и та же? Что эта мысль выражает именно диктатуру пролетариата и крестьянства? что «формула» — пролетариат, опирающийся на крестьянство, остается всецело в пределах той же самой диктатуры пролетариата и крестьянства? (т. XI, ч. 1, стр. 219 и 224, подчеркнуто мною).

Ленин дает здесь, следовательно, такое истолкование «алгебраической» формуле, которое исключает идею самостоятельной крестьянской партии и тем более ее преобладающую роль в революционном правительстве: пролетариат ведет крестьянство, пролетариат опирается на крестьянство, следовательно революционная власть сосредоточивается в руках партии пролетариата. Но именно в этом и состоял центральный пункт теории перманентной революции.

Самое большее, что можно сегодня, т. е. после исторической проверки, сказать насчет старых разногласий вокруг диктатуры, будет следующее: в то время, как Ленин, исходя неизменно из руководящей роли пролетариата, всемерно подчеркивает и развивает необходимость революционно-демократического сотрудничества рабочих и крестьян, уча этому нас всех, я исходя неизменно из этого сотрудничества, всемерно подчеркиваю необходимость пролетарского руководства не только в блоке, но и в правительстве, которое призвано будет возглавить этот блок. Никакого другого различия тут вычитать нельзя.

* * * *

В связи со сказанным выше возьмем две цитаты: одну из «Итогов и перспектив», которою пользовались и Сталин и Зиновьев, чтобы доказать противоположность моих взглядов взглядам Ленина, другую — из полемической статьи Ленина против меня, которою Радек пользуется для той же цели.

Вот первая цитата:

   «Участие пролетариата в правительстве и объективно наиболее вероятно и принципиально допустимо лишь, как доминирующее и руководящее участие. Можно, конечно, назвать это правительство диктатурой пролетариата и крестьянства, диктатурой пролетариата, крестьянства и интеллигенции, или, наконец, коалиционным правительством рабочего класса и мелкой буржуазии. Но все же остается вопрос: кому принадлежит гегемония в самом правительстве и через него в стране? И когда мы говорим о рабочем правительстве, то этим самым отвечаем, что гегемония будет принадлежать рабочему классу». («Наша революция», 1906 г., стр. 250).

Зиновьев поднимал (в 1925 г!) большой шум по поводу того, что я ставил (1905 г!) как бы на одну доску крестьянство и интеллигенцию. Ничего другого, кроме этого, он в приведенных строках не вычитал. Упоминание интеллигенции вызывалось условиями того периода, когда интеллигенция играла политически совсем не ту роль, что ныне: от имени крестьянства говорили тогда сплошь интеллигентские организации; социалисты-революционеры официально строили свою партию на «триаде» — пролетариат, крестьянство, интеллигенция; меньшевики, как я писал в то время, ловили за ноги каждого радикального интеллигента, чтобы доказать расцвет буржуазной демократии. О бессильи интеллигенции, как «самостоятельной» социальной группы, и решающем значении революционного крестьянства я высказывался уже в то время сотни раз. Но дело здесь ведь не в отдельной полемической фразе, отстаивать которую я совсем не собираюсь. Суть цитаты в том, что я принимаю целиком ленинское содержание демократической диктатуры и требую лишь более точного определения ее политической механики, т. е. исключения такой коалиции, где пролетариат будет только заложником в составе мелко-буржуазного большинства.

Возьмем теперь ленинскую статью 1916 г., которая, как отмечает сам Радек, направлена была «формально против Троцкого, а на деле против Бухарина, Пятакова, пишущего эти строки (т. е. Радека) и ряда других товарищей. Это очень ценное заявление, вполне подтверждающее мое тогдашнее впечатление, что полемика направлена Лениным по мнимому адресу, ибо и меня, она, как я сейчас покажу, совершенно не задевала по существу. В этой статье есть именно то самое обвинение меня в «отрицании крестьянства» (в двух строках), которое (обвинение) составило впоследствии главный капитал эпигонов и их последователей. Между тем «гвоздем» этой статьи — как выражается Радек — является следующее место:

   «Троцкий не подумал, — говорит Ленин, цитируя мои собственные слова, — что, если пролетариат увлечет непролетарские массы деревни на конфискацию помещичьих земель, и свергнет монархию, то это и будет завершением «национальной буржуазной революции», в России, это и будет революционно-демократической диктатурой пролетариата и крестьянства». (Ленин, т. XII, стр. 214).

Что упрек в «отрицании» крестьянства Ленин направлял в этой статье «не по адресу», имея на деле в виду Бухарина и Радека, которые действительно перепрыгивали через демократический этап революции, ясно не только из всего сказанного выше, но и из самой же приведенно Радеком цитаты, которую он справедливо называет «гвоздем» ленинской статьи. В самом деле, Ленин прямо ссылается на слова моей статьи о том, что только независимая и смелая политика пролетариата может «увлечь непролетарские массы деревни на конфискацию помещичьих земель, свержение монархии» и пр., и Ленин прибавляет: «Троцкий не подумал, что … это и будет революционно-демократической диктатурой». Другими словами, Ленин здесь признает и, так сказать, удостоверяет, что Троцкий на деле приемлет все реальное содержание большевистской формулы (сотрудничество рабочих с крестьянами и демократические задачи этого сотрудничества), но не хочет признать, что это и будет демократическая диктатура, завершение национальной революции. Таким образом, в этой наиболее как будто «острой» полемической статье спор идет не по поводу программы ближайшего этапа революции и ее движущих классовых сил, а именно по поводу политического соотношения этих сил, по поводу политического и партийного характера диктатуры. Если полемические недоразумения, отчасти в силу не полной еще ясности самих процессов, отчасти вследствие фракционных обострений, были понятны и неизбежны в то время, то совершенно не понятно, как Радек умудряется вносить в вопрос такую путаницу задним числом.

Полемика моя с Лениным шла по существу о возможности самостоятельности (и о степени самостоятельности) крестьянства в революции, в частности о возможности самостоятельной крестьянской партии. Я обвинял в этой полемике Ленина в преувеличении самостоятельной роли крестьянства. Ленин обвинял меня в недооценке революционной роли крестьянства. Это вытекало из логики самой полемики. Но разве же не презрения заслуживает тот, кто сейчас, два десятилетия спустя, пользуется этими старыми цитатами, отрывая их от фундамента тогдашних партийных отношений и придавая абсолютную ценность каждому полемическому преувеличению или эпизодической ошибке, вместо того, чтобы вскрыть, в свете величайшего революционного опыта, каков был действительный стержень разногласий, и какова была их реальная, а не словесная амплитуда.

Вынужденный ограничивать себя в выборе цитат, я лишь сошлюсь здесь на конспективные тезисы Ленина об этапах революции, написанные им в конце 1905 года, но впервые опубликованные только в 1926 г., в V-м ленинском Сборнике (стр. 451). Напомню, что опубликование этих тезисов рассматривалось всеми оппозиционерами, Радеком в том числе, как лучший подарок оппозиции, ибо Ленин по всем статьям сталинского уложения оказывался повинным в «троцкизме». Важнейшие пункты резолюции VII-го пленума ИККИ, осуждающей троцкизм, кажутся как бы сознательно и преднамеренно направленными против основных тезисов Ленина. Сталинцы скрежетали зубами по поводу опубликования этих тезисов. Редактор «Сборника» Каменев со свойственным ему не очень застенчивым «благодушием» прямо говорил мне, что, если бы дело не шло к блоку с нами, он ни в коем случае не допустил бы опубликования этого документа. Наконец, в статье Костржевой в «Большевике» тезисы эти оказались злостно фальсифицированы именно для того, чтоб не подводить Ленина под обвинение в «троцкистском» отношении к крестьянству вообще, к середняку в особенности

Приведу здесь еще следующую оценку самим Лениным разногласий со мною, данную им в 1909 г. :

   «Т. Троцкий в этом рассуждении сам допускает «участие представителей демократического населения» в рабочем правительстве, т. е. допускает правительство из представителей пролетариата и крестьянства. На каких условиях допускать участие пролетариата в правительстве революции, — вопрос особый, и по этому вопросу, очень может быть, большевики не сойдутся не только с Троцким, но и с польскими с.-д. Но вопрос о диктатуре революционных классов никоим образом не сводится к вопросу о «большинстве» в том или ином революционном правительстве, об условиях допустимости участия с.-д. в том или ином правительстве» (т. XI, ч. 1, стр. 229, подчеркнуто мною).

В приведенной цитате Ленина снова удостоверяется, что Троцкий приемлет правительство из представителей пролетариата и крестьянства, значит не «перепрыгивает» через это последнее. Ленин подчеркивает при этом, что вопрос о диктатуре не сводится к вопросу о большинстве в правительстве. Это совершенно бесспорно. Дело идет прежде всего о совместной борьбе рабочих и крестьян, и следовательно о борьбе пролетарского авангарда за влияние на крестьян против либеральной или национальной буржуазии. Но если вопрос о революционной диктатуре рабочих и крестьян не сводится к вопросу о том или ином большинстве в правительстве, то, при победе революции, он неизбежно приводит к этому вопросу, как решающему. Как мы видели, Ленин осторожно (на всякий случай) оговаривается, что, если дело дойдет до вопроса об участии партии в революционном правительстве, может быть мы с Троцким и с польскими товарищами разойдемся насчет условий этого участия. Речь шла, таким образом, о возможном разногласии, поскольку Ленин теоретически допускал участие в демократическом правительстве представителей пролетариата, в качестве меньшинства. События показали, однако, что мы не разошлись. В ноябре 1917 года на верхах партии шла неистовая борьба по вопросу о коалиционном правительстве с эсерами и меньшевиками. Ленин, не возражая в принципе против коалиции на советской основе, категорически требовал твердо обеспеченного большевистского большинства. Я шел рука об руку с Лениным.

* * * *

Теперь послушаем, к чему собственно сводит Радек весь вопрос о демократической диктатуре пролетариата и крестьянства.

   «В чем же основном, — спрашивает он, — правильной оказалась старая большевистская теория 1905 г. ? В том, что совместное выступление петроградских рабочих и крестьян (солдат петроградского гарнизона) опрокинуло царизм (в 1917 году. Л. Т.). В основном ведь формула 1905 г. предвидит лишь соотношение классов, а не конкретное политическое учреждение».

Ну, уж извините! Если я называю старую ленинскую формулу «алгебраической», то вовсе не в том смысле, что ее позволительно свести к пустому месту, как это, не задумавшись, делает Радек. «Основное осуществилось: пролетариат и крестьянство совместно разбили царизм». Но это «основное» осуществлялось во всех без исключения победоносных и полупобедоносных революциях. Царей, феодалов, попов везде и всегда били своими боками пролетарии или предпролетарии, плебеи и мужики. Это было уже в XVI столетии в Германии и даже ранее того. В Китае «милитаристов» били те же рабочие и крестьяне. Причем же тут демократическая диктатура? В старых революциях ее не было, не было и в китайской. Почему? Потому, что верхом на рабочих и крестьянах, выполнявших черную работу революции, сидела буржуазия. Радек так сильно отвлекся от «политических учреждений», что позабыл самое «основное» в революции: кто руководит и кто берет власть. Между тем, революция — есть борьба за власть. Это есть борьба политическая, которую классы ведут не голыми руками, а через посредство «политических учреждений» (партий и пр.).

   «Люди, не продумавшие сложности метода марксизма и ленинизма, — громит нас, грешных, Радек, — поняли дело так: непременно дело должно кончиться совместным правительством рабочих и крестьян, да некоторые даже подумали, что это непременно должно быть коалиционное правительство партий, рабочей и крестьянской».

Вот какие эти «некоторые» простаки! А что же думает сам Радек? Что победоносная революция не должна привести к новому правительству, или что это правительство не должно отобразить и закрепить определенное соотношение революционных классов? Радек так углубил «социологически» проблему, что от нее ничего не осталось, кроме словесной шелухи.

Насколько недопустимо отвлекаться от вопроса о политических формах сотрудничества рабочих и крестьян, лучше всего покажут нам следующие слова из доклада самого же Радека в Коммунистической Академии в марте 1927 г.

   «Я в «Правде» написал в прошлом году статью об этом (кантонском) правительстве, назвав его крестьянско-рабочим. А товарищ в редакции, думая, что я ошибся, исправил: рабоче-крестьянское правительство. Я не протестовал и так и оставил: рабоче-крестьянское правительство».

Таким образом, Радек в марте 1927 года (не в 1905 году!), считал, что может существовать крестьянско-рабочее правительство, в отличие от рабоче-крестьянского. Редактор «Правды» этого не понял. Признаюсь, и я не понимаю, хоть убей. Что такое рабоче-крестьянское правительство, мы хорошо знаем. Ну, а что такое крестьянско-рабочее правительство, в отличие от рабоче-крестьянского и в противовес ему? Потрудитесь объяснить эту загадочную перестановку прилагательных! Тут мы подходим к самой сердцевине вопроса. В 1926 году Радек думал, что кантонское правительство Чан-Кай-Ши является крестьянско-рабочим, и в 1927 году он это определение повторил. На деле же оказалось, что это было буржуазное правительство, эксплуатировавшее революционную борьбу рабочих и крестьян и затем утопившее их в крови. Чем же объясняется эта ошибка? Радек просто обознался? На расстоянии можно обознаться. Тогда так и говори: не понял, не разглядел, ошибся. Но нет, тут не фактическая ошибка, из-за недостатка информации, а, как ясно становится сейчас, глубоко принципиальная. Крестьянско-рабочее правительство, в противовес рабоче-крестьянскому, это и есть Гоминдан. Ничего другого оно не может означать. Если крестьянство не идет за пролетариатом, то оно идет за буржуазией. Думаю, что в моей критике сталинской фракционной идеи «двухсоставной рабоче-крестьянской партии» этот вопрос достаточно выяснен. (См. «Критика программы Коминтерна»). Кантонское «крестьянско-рабочее» правительство, в отличие от рабоче-крестьянского, и есть на языке нынешней китайской политики единственно мыслимое выражение «демократической диктатуры» в противовес пролетарской диктатуре, иначе сказать, воплощение сталинской гоминдановской политики в противовес большевистской, которую Коминтерн называет «троцкистской».