Голоса печати.

«Начало» № 3, 16 ноября

Суворин разоблачает либералов

Суворин-отец сурово отчитывает гр. Витте за его бестактности, на одну из коих пролетариат ответил министру «с грубоватым, но колким остроумием».

Недоволен издатель «Нового Времени» и земским съездом.

«Я — революционер, и все сидящие здесь революционеры», — гордо сказал г. Петрункевич. — «И я революционер», — воскликнул г. де-Роберти*247, — я всегда был революционером». Неужели? Господи, как страшно! Всегда был революционером, а никто этого не знал. Но я бы спросил:

— Отчего, гг. революционеры, вы не принимали никакого участия в липецком или воронежском съезде революционеров*248 в конце царствования императора Александра II? Может быть, вы или вам подобные дали бы тем съездам совершенно иное, более авторитетное значение. Может быть, вы своим влиянием, своим общественным положением, связями с бюрократией, родством, богатством, дали бы тогдашнему революционному движению иное направление, иной смысл. Может быть, мы тогда уже получили бы конституцию. Отчего? Не созрели вы, что ли? Некоторые из вас, конечно, были детьми, но многие были в то время в полной поре мужества.

«Называть себя революционерами теперь можно так же спокойно и гордо, как вчера — называть себя тайными советниками.

«Находятся «настоящие» революционеры, сидевшие в крепостях, в ссылке, на каторге, в каторжном одиночном заключении в течение длинных, страшных лет. Перед ними следовало бы вам, господа «революционеры», быть поскромнее и не хвастаться этим титулом. Если этот титул почетный, то он по праву принадлежит только этим пострадавшим и действительно смелым, а не вам».

Нельзя, не признать, что все сие — правда, и притом выраженная с грубоватым, но, несомненно, колким остроумием.

Профессорская газета клевещет

На днях «Слово» пустило темный слух о подготовляемом петербургскими рабочими погроме. «Русская газета» энергично обличила отвратительную клевету и призывала реакционную газету объясниться. «Слово» промолчало, но ничему не научилось.

Во вчерашнем № «Слово» пускает инсинуации по поводу роли революционеров в аграрном движении.

«Общий характер аграрных беспорядков, — говорит газета, — выясняется. В деревнях появляются какие-то сторонние, впоследствии исчезающие молодые люди, появляются местные вожаки, и предводительствуемая ими толпа, чаще всего предварительно перепившись, идет на грабеж и на уничтожение помещичьих усадеб».

Противопоставим этой клевете следующую телеграмму «Сына Отечества»:

«13 ноября в имении князей Волконских, после семидневных страшных мучений, скончался член борисоглебской социал-демократической группы, Александр Григорьевич Дубрович, изувеченный и расстрелянный казаками по распоряжению администрации. В выдаче тела полиция отказывает. Покойный поехал с специальной целью внести сознательность в движение, отговаривая крестьян от поджога и грабежей».

«Сын отечества» и полемическое миролюбие

«Сын Отечества» считает себя обязанным, по-видимому, силою законов политической морали, приветствовать нашу газету лицемерно-жеманными словами.

«Будем надеяться, — говорит газета после приветственного менуэта, — что переход на открытую арену выгодно отразится на литературных и, в особенности, полемических приемах нового органа»...

Так как наша предшествующая работа, которой так недовольна либеральная газета, но от которой у нас нет никакого основания отказываться, не приучила нас к менуэтам либерального лицемерия, то мы считаем необходимым предупредить почтенную газету, что по-прежнему будем обличать каждый фальшивый шаг наших «радикалов», каждое предательское заигрывание с земской оппозицией, каждую измену принципам революционной демократии. Энергия нашей литературно-политической борьбы будет соответствовать важности дела, которому мы служим.

Большевики и деятельность Совета

Тов. Ленин горячо комментирует в «Новой Жизни» постановление Совета Рабочих Депутатов от 14 ноября

«Совет Рабочих Депутатов, следуя указаниям представителей социал-демократии, решил раскрыть перед рабочими заговор контрреволюции и предостеречь петербургский пролетариат, чтобы он не дал заманить себя в ловушку. На вызов к борьбе в одиночку он ответил призывом к объединению борьбы по всей России, он ответил немедленными мерами к укреплению союза революционных рабочих с революционным крестьянством, с теми частями армии и флота, которые начинают восстание во всех концах России.

Вот в чем состоит громадное значение постановления Совета Рабочих Депутатов».