Голоса печати.

«Начало» № 9, 24 ноября

Тоскуют по Бонапарту

Над русской буржуазией, запуганной собственным бессилием, безвластием правительства, властностью революционного пролетариата, крестьянскими восстаниями, военными «мятежами», хулиганскими погромами, судорогами биржи, уже носится, как дух божий над хаосом, идея бонапартизма. Старик-Суворин бродит рысьими глазами по толпе ресторанов и театров и высматривает — не стоит ли где-нибудь в тени «моложавый капитан, скрестивший на груди руки»? Прорицатель Демчинский тоже ищет на небе блестящей наполеоновской звезды, предвестницы кровавого и железного порядка. Вслед за этими двумя — Бонапарта призывает третий, г. Перцов.

«Я думаю, — пишет он, — многим теперь хочется «отыскать в толпе моложавого капитана, скрестившего на груди руки»...

«Еще бы не хотелось! В эти дни возмутительного безволия и пошлой бездарности, как не мечтать о феномене воли и гения! Уже одна внешняя эстетичность этого образа чего стоит.

«Придет ли? Хотелось бы верить. Но, когда смотришь в темный, безобразный хаос нашей революции, с трудом верится, что он может принять определенные индивидуальные черты, найти свое «лицо».

Так проницательный государственный публицист, предсказатель погоды и эстет-мистик сошлись на бонапартистском вздохе.

А в это же время наш золотушный либерализм в лице «Русских Ведомостей», вооружившись идеей бонапартизма, восстает против идеи восстания. Вовлекать армию в революцию, вооружать народ — значит, видите ли, готовить почву для цезаризма.

Отчаявшаяся реакция призывает Бонапарта для борьбы с революцией, — беспомощный либерализм ополчается против революции, пугая ее Бонапартом. Эти две тактики не противоречат друг другу, наоборот, они только дополняют друг друга. Точь-в-точь как тактика Витте, который организует стачку капитала, чтобы сломить пролетариат, и тактика Струве, который, опираясь на организованную Витте стачку, призывает пролетариат к порядку, примыкают друг к другу, как две половинки одного и того же контрреволюционного яйца.

Мещанин пока еще не требует «порядка»

В то время как буржуазные политики и публицисты «высшего стиля» требуют порядка, «Петербургская Газета», орган мещанской улицы, свидетельствует, что революционная анархия пока что все еще менее ненавистна среднему обывателю, чем каторжный «порядок» царизма.

«Нам только и говорят, что о порядке, — пишет «Газета». — Это маленький божок с огромным животом, который глотает жертву за жертвой, — и людей, и идеи, и средства народа, и его внутреннюю силу, и его будущее. Этот маленький божок порядка, внешнего порядка, полицейского благочиния — разве мало жертв было принесено ему? Еще нужны жертвы? А разве есть хоть какая-нибудь надежда на порядок?

«Без плана, без программы, с одной верой в себя и в свою необходимость, являются люди, берут в свои руки власть и, не умея ничего сделать, убеждают нас опомниться! Разве в этом гарантия возрождения России?

«Бесконечная цепь полумер, сплошная сеть крючков и крючочков — вот снасть, которой хотят поймать неизвестно куда вдруг исчезнувший порядок.

«Нас просят опомниться, но кто поручится, что, подавив в себе те чувства, которыми единственно мы сейчас живем, мы не увеличим только цену, какой купим нашу будущую жизнь?!»

Очень, очень недурно!

Желтая газета спекулирует

В «Новом Времени» напечатано такое объявление:

«Пока не возобновится правильное почтовое сообщение, контора газеты «Россия»*257 ежедневно посылает в Москву своих артельщиков и предлагает имеющим надобность отправить в Москву письма, доставить их в контору газеты «Россия» не позднее 7 час. вечера.

Контора просит деньги (денег?) и документы (документов?) не пересылать».

Ничтожная черносотенная газетка пытается из своей хулиганской дерзости создать себе рекламу. Нет никакого сомнения, что ее «патриотический» подвиг встретит деятельную поддержку власти, несмотря на то, что существующие законы категорически воспрещают организацию частной почты.

Последнее — не вполне грамотное, но вполне уместное — предупреждение относительно денег и документов показывает, что «Россия» сама не доверяет своим доблестным хулиганам.