О секретах в производстве

По тексту брошюры «Борьба за качество», Москва, 1926.

(Письмо в редакцию «Торгово-Промышленной газеты»)

Вопросу о секретах производства посвящена статья товарища Л. Ц. в № 164 «Торгово-Промышленнной Газеты» (21-го июля). Статья подводит к практическому разрешению вопросов и именно этим очень ценна. Автор совершенно прав, что секреты нельзя упразднить административным путем. Дело идет о техниках, мастерах, старых рабочих, которые чувствуют себя собственниками, нередко наследственными, того или иного технического секрета. Лишить их такого секрета одной лишь административной мерой было бы подчас более жестоко, чем отнять домишко или огород. Тем не менее, никак нельзя ставить благополучие того или другого производства или отдельных заводов в зависимость от такого рода секретов. Тут нужен более сложный подход, применение комбинированных методов. Мне рисуется дело так:

1) Издается обще-союзный закон, отменяющий внутри нашей собственной промышленности техническое секретниче-ство, при чем национализация секретов производится на началах выкупа по справедливой оценке.

2) Устанавливается срок (или, может быть, разные сроки для разных отраслей промышленности), в течение которого должно быть ликвидировано секретничество.

3) В соответственных отраслях промышленности создаются компетентные комиссии с участием хозяйственника (представителя данной отрасли промышленности), квалифицированного техника данной отрасли промышленности (лучше всего такого, который руководит лабораторной работой завода или треста), представителя профсоюза, представителя Ассоциации Изобретателей. Эта комиссия и руководит выкупом секретов по справедливой оценке.

Таким образом, в рамках общего принудительного закона будет оставлен простор для делового соглашения с секретником. Мне представляется, что такой путь был бы наименее болезненным и наиболее прямо ведущим к цели.

Хорошо было бы разработать этот вопрос, привлекши к делу юристов, знатоков нашего промышленного и общего законодательства. Проект декрета следовало бы внести на ближайшее заседание Особого Совещания, чтобы затем провести его через соответственные государственные инстанции.

21 июля 1925 г.