Итоги финляндского опыта.

Печатается по копии, хранящейся в Архиве Троцкого в Гарвардском университете, папка MS Russ 13 Т-4842 (Houghton Library, Harvard University) — /И-R/

Они не предвидели

Союз с Гитлером «мы» предвидели, — пишут Шахтман с Бернамом, — но захвата Восточной Польши и вторжения в Финляндию — нет, этого «мы» не предвидели. Столь неожиданное и невероятное событие требует полного переворота в нашей политике. Эти политики думали, очевидно, что союз с Гитлером Сталину нужен был для обмена пасхальными приветствиями. Они «предвидели» союз (где? когда?), но не предвидели, зачем и для чего.

Они признают за рабочим государством право маневрировать между империалистскими лагерями и заключать соглашения с одними против других. Соглашения должны, очевидно, иметь своей целью защиту рабочего государства, доставление ему экономических, стратегических и иных выгод и, если обстоятельства позволяют, расширение арены рабочего государства. Выродившееся рабочее государство стремится достигнуть этих целей своими, бюрократическими путями, которые на каждом шагу вступают в противоречие с интересами мирового пролетариата. Но что, собственно, неожиданного и непредвиденного в том, что Кремль попытался извлечь все, что мог, из своего союза с Гитлером?

Если злополучные политики «этого» не предвидели, то только потому, что они не продумывают серьезно до конца ни одного вопроса. В течение долгих переговоров с англо-французской делегацией летом 1939 г., Кремль открыто требовал военного контроля над Балтийскими государствами. Из-за несогласия Англии и Франции предоставить ему этот контроль, Сталин оборвал переговоры. Уже из одного этого было совершенно ясно, что соглашение с Гитлером должно обеспечить Сталину, по крайней мере, контроль над Балтийскими государствами. Политически зрелые люди во всем мире так именно и смотрели на дело, спрашивая себя, какими именно путями Сталин осуществит свою задачу: начнет ли он с Польши или с Прибалтики, будет ли применять военные меры и пр. Ход событий зависел, однако, гораздо больше от Гитлера, чем от Сталина. Конкретных событий предвидеть вообще нельзя. Но общее направление развернувшихся событий не заключало в себе ничего принципиально нового.

В результате вырождения рабочего государства СССР оказался у порога второй империалистской войны неизмеримо слабее, чем мог бы быть. Соглашение Сталина с Гитлером имело задачей обезопасить СССР от наступления со стороны Германии и вообще от вовлечения в большую войну. Гитлеру нужно было, в момент захвата Польши, обезопасить себя с Востока. Сталину пришлось, с разрешения Гитлера, вторгнуться в Восточную Польшу, чтобы создать некоторые дополнительные гарантии против Гитлера на западной границе СССР. Однако, в результате этих событий у СССР оказалась общая сухопутная граница с Германией, тем самым опасность со стороны победоносной Германии стала более непосредственной, а зависимость Сталина от Гитлера — более тесной.

Эпизод с разделом Польши получил развитие и дополнение на арене Скандинавии. Гитлер не мог, в тех или других пределах, не сообщить «другу» Сталину свой план захвата скандинавских государств. Сталина не мог не охватить холодный пот: ведь это означало полное господство Германии над Балтийским морем, над Финляндией и прямую угрозу Ленинграду. Сталину снова пришлось искать дополнительных гарантий против союзника, на этот раз в Финляндии. Он наткнулся, однако, на серьезное сопротивление. «Военная прогулка» затянулась. Скандинавия грозила тем временем превратиться в арену большой войны. Гитлер, успевший подготовить удар против Дании и Норвегии, требовал от Сталина скорейшего заключения мира. Сталину пришлось сократить свои планы, отказавшись от советизации Финляндии. Таков в основных чертах ход событий на северо-западе Европы.

Мелкие государства в империалистской войне

Подходить в условиях мировой войны к вопросу о судьбе мелких государств с точки зрения «национальной независимости», «нейтралитета» и пр., значит оставаться в области империалистской мифологии. Борьба идет из-за господства над миром. Попутно будет разрешен вопрос о существовании СССР. Эта проблема, стоящая сегодня на втором плане, неизбежно должна, в известный момент, выдвинуться на передний план. Что касается мелких и второстепенных государств, то они сегодня уже являются пешками в руках великих держав. Единственная свобода, которая остается за ними, да и то в ограниченном размере, это выбор повелителя.

В течение известного времени в Норвегии боролись два правительства: правительство норвежских наци, под прикрытием немецких войск, на юге, и старое социал-демократическое правительство со своим королем, на севере. Должны ли были норвежские рабочие поддерживать «демократический» лагерь, против фашистского? По аналогии с Испанией, следовало бы, на первый взгляд, дать на этот вопрос утвердительный ответ. На самом деле, это было бы грубейшей ошибкой. В Испании дело шло об изолированной гражданской войне; вмешательство внешних империалистских сил, несмотря на всю свою значительность, имело все же второстепенный характер. В Норвегии дело идет о прямом и непосредственном столкновении двух империалистских лагерей, в руках которых враждующие норвежские правительства представляли лишь подсобные орудия. На мировой арене мы не поддерживаем ни лагерь союзников, ни лагерь Германии. У нас нет, поэтому, ни малейшего основания или права поддерживать одно из их временных орудий внутри Норвегии.

То же самое рассуждение мы должны перенести на Финляндию. Под углом зрения стратегии мирового пролетариата финляндское сопротивление так же мало является актом самостоятельной национальной обороны, как и сопротивление правительства Норвегии. Лучше всего это доказало само финляндское правительство, которое предпочло прекратить сопротивление, чтоб не превратиться полностью в военную базу Англии, Франции и Соединенных Штатов. Второстепенные факторы, как национальная независимость Финляндии или Норвегии, защита демократии и пр., как они ни важны сами по себе, включены ныне в борьбу несравненно более могущественных мировых сил, и целиком ей подчинены. Мы вынуждены сбрасывать эти второстепенные факторы со счетов, определяя нашу политику по основным факторам.

Программные тезисы Четвертого Интернационала о войне дали на этот счет исчерпывающий ответ шесть лет тому назад. «Идея национальной обороны, — говорят тезисы, — особенно если она совпадает с идеей защиты демократии, легче всего может обмануть рабочих мелких и нейтральных стран (Швейцария, отчасти Бельгия, Скандинавские страны…)» И далее: «Только совсем тупой мелкий буржуа швейцарского захолустья (вроде Роберта Гримма) может серьезно воображать, будто мировая война, в которую он втянут, есть средство для защиты независимости Швейцарии». Некоторые не менее тупые мелкие буржуа вообразили, будто мировая война есть средство для защиты Финляндии, будто можно определять пролетарскую стратегию в зависимости от такого тактического эпизода, как вторжение Красной армии в Финляндию.

Грузия и Финляндия

Как во время стачек, направленных против крупного капитала, рабочие нередко разоряют попутно весьма почтенных мелких буржуа, так и в военной борьбе с империализмом, или в поисках военных гарантий против империализма, рабочее государство, — даже вполне здоровое и революционное, — может оказаться вынуждено нарушить самостоятельность того или другого мелкого государства. Плакаться по поводу жестокости классовой борьбы, как на внутренней, так и на международной арене, пристало демократическим филистерам, но не пролетарским революционерам.

Советская республика в 1921 г. насильственно советизировала Грузию, которая являлась открытыми воротами для империалистского вторжения на Кавказ. С точки зрения принципов национального самоопределения, против подобной советизации можно было очень многое возразить. С точки зрения расширения арены социалистической революции, военная интервенция в крестьянскую страну являлась более чем сомнительным актом. С точки зрения самосохранения рабочего государства, окруженного врагами, принудительная советизация была оправдана: спасение социалистической революции выше формальных принципов демократии.

Мировой империализм на долгий период превратил вопрос о насилии над Грузией в центральный пункт для мобилизации мирового общественного мнения против Советов. Второй Интернационал занимал в этой кампании первое место. Задача Антанты состояла в том, чтобы подготовить возможность новой военной интервенции против Советов.

Совершенно как и в случае с Грузией, мировая буржуазия воспользовалась вторжением в Финляндию для мобилизации общественного мнения против СССР. Социал-демократия и в этом случае выступает, как авангард демократического империализма. В её обозе тащится злополучный «третий лагерь» перепуганных мелких буржуа.

При глубоком сходстве обоих случаев военного вторжения есть, однако, между ними первостепенная разница: нынешний СССР далек от Советской республики 1921 года. «Чудовищное развитие советского бюрократизма и тяжелые условия жизни трудящихся, — гласят тезисы 4-го Интернационала о войне (1934 г.), — чрезвычайно понизили притягательную силу СССР в отношении мирового рабочего класса». Советско-финляндская война обнаружила с полной очевидностью, что на расстоянии пушечного выстрела от Ленинграда, колыбели Октябрьской революции, нынешний режим СССР не способен проявить притягательной силы. Но отсюда вытекает не то, что нужно выдать СССР империалистам, а лишь то, что нужно вырвать СССР из рук бюрократии.

«Где гражданская война?»

«Но где же гражданская война в Финляндии, которую вы обещали?», вопрошают меня лидеры бывшей оппозиции, ставшие лидерами «третьего лагеря». Я ничего не обещал. Я лишь исследовал один из возможных вариантов дальнейшего развития советско-финляндской войны. Захват отдельных баз в Финляндии был так же вероятен, как и оккупация всей Финляндии. Захват баз предполагал сохранение буржуазного режима в остальной стране. Оккупация предполагала социальный переворот, невозможный без вовлечения в гражданскую войну рабочих и беднейших фермеров. Первоначальные дипломатические переговоры Москвы с Гельсингфорсом означали попытку разрешить вопрос по образцу остальных Балтийский стран. Сопротивление Финляндии вынудило Кремль добиваться своих целей военными мерами. Оправдать войну перед широкими массами Сталин мог только путем советизации Финляндии. Назначение правительства Куусинена означало, что Финляндию ожидает не судьба Балтийских государств, а судьба Польши, где Сталин, — что бы ни болтали фельетонисты «третьего лагеря», — оказался вынужден провоцировать гражданскую войну и совершить переворот в отношениях собственности.

Я писал несколько раз, что если война в Финляндии не растворится в общей войне, и если Сталин не окажется вынужден отступить перед опасностью извне, то он вынужден будет произвести советизацию Финляндии. Эта задача представлялась сама по себе значительно труднее, чем советизация восточной Польши. Труднее в военном отношении, ибо Финляндия оказалась лучше подготовленной. Труднее в национальном отношении, ибо у Финляндии имеется долгая традиция борьбы за национальную независимость против России, тогда как украинцы и белорусы, наоборот, боролись против Польши. Труднее в социальном отношении, ибо финская буржуазия по-своему разрешила до-капиталистический аграрный вопрос, создав земледельческую мелкую буржуазию. Тем не менее, военная победа Сталина над Финляндией несомненно открыла бы полную возможность переворота в отношениях собственности при большей или меньшей покорности финских рабочих и парцелльных фермеров.

Почему же Сталин не выполнил этого плана? Потому что началась грандиозная мобилизация буржуазного общественного мнения против СССР. Потому что Англия и Франция серьезно поставили вопрос о военном вмешательстве. Наконец, — последнее, но не менее важное обстоятельство, — потому что Гитлер не мог дольше ждать: появление войск Англии и Франции в Финляндии означало бы непосредственную угрозу для скандинавских планов Гитлера, основанных на заговоре и внезапности. В тисках двойной опасности — со стороны союзников и со стороны Гитлера, — Сталин отказался от советизации Финляндии, ограничившись захватом отдельных стратегических позиций.

Сторонники «третьего лагеря» (лагеря перепуганных мелких буржуа) создают ныне такую конструкцию: Троцкий выводил гражданскую войну в Финляндии из классовой природы СССР; так как гражданской войны не получилось, значит СССР — не рабочее государства. На самом деле, не было никакой надобности логически «выводить» возможную гражданскую войну в Финляндии из социологического определения СССР: достаточно было опереться на опыт в Восточной Польше. Тот переворот имущественных отношений, который там был произведен, могло совершить только государство, вышедшее из Октябрьской революции. Переворот был навязан кремлевской олигархии борьбой за самосохранение в определенной обстановке. Не было ни малейшего основания сомневаться, что, при аналогичных условиях, она окажется вынуждена повторить ту же операцию в Финляндии. Только это я и говорил. Но условия в ходе борьбы изменились. Война, как и революция, часто порождает крутые повороты. При прекращении военных операций Красной армией не могло быть, разумеется, и речи о развитии гражданской войны в Финляндии.

Исторический прогноз всегда условен, и чем он конкретнее, тем он условнее. Это не вексель, по которому можно в определенный день требовать оплаты. Прогноз вскрывает лишь определенные тенденции развития. Но рядом с ними действуют силы и тенденции другого порядка, которые в известный момент выдвигаются на первый план. Кто хочет точного предсказания конкретных событий, пусть обращается к астрологии. Марксистский прогноз лишь помогает ориентации. Условность своего прогноза, как одного из возможных вариантов, я оговаривал несколько раз. Цепляться теперь, как за якорь спасения, за тот третьестепенный исторический факт, что судьба Финляндии временно разрешилась скорее по образцу Литвы, Латвии и Эстонии, чем по образцу Восточной Польши, могут только бесплодные схоласты или … лидеры «третьего лагеря».

Защита СССР

Вторжение Сталина в Финляндию не было, разумеется, только актом обороны СССР. Политикой руководит бонапартистская бюрократия. Она в первую голову озабочена своей властью, своим престижем, своими доходами. Она гораздо лучше защищает себя, чем СССР. Она защищает себя за счет СССР и за счет мирового пролетариата. Это слишком ясно обнаружилось во всем развитии советско-финляндского конфликта. Мы не можем, поэтому, ни прямо, ни косвенно нести хоть тень ответственности за вторжение в Финляндию, которое представляет собою лишь одно из звеньев в цепи политики бонапартистской бюрократии.

Но одно дело солидаризироваться со Сталиным, защищать его политику, или брать на себя за неё ответственность, — как делает трижды презренный Коминтерн, и другое дело — разъяснять рабочему классу всего мира, что, каковы бы ни были преступления Сталина, мы не можем позволить мировому империализму разгромить СССР, восстановить капитализм, превратить страну Октябрьской революции в колонию. Это разъяснение и составляет основу нашей защиты СССР.

Попытка конъюнктурных пораженцев, т.е. авантюристов пораженчества, выпутаться из положения при помощи обещания, в случае вмешательства союзников, изменить свою пораженческую политику на оборонческую, представляет недостойную уловку. Определять свою политику с хронометром в руках вообще не легко, тем более в условиях войны. В критические дни советско-финляндской войны, как стало известно теперь, союзные штабы пришли к выводу, что серьезно и быстро помочь Финляндии можно было бы только разрушив при помощи авиации Мурманскую железную дорогу. Это было со стратегической точки зрения вполне правильно. Вопрос о вмешательстве или невмешательстве союзной авиации висел на волоске. На том же волоске висела, очевидно, и принципиальная позиция «третьего лагеря». Мы же считали с самого начала, что нужно определить свою позицию в зависимости от основных лагерей в войне. Это более надежно.

Не сдавать врагу завоеванных позиций

Политика пораженчества не есть наказание данному правительству за то или другое его преступление, а есть вывод из соотношения классов. Марксистская линия поведения в войне основана не на абстрактных моральных или сентиментальных соображениях, а на социальной оценке режима в его взаимоотношении с другими режимами. Мы защищали Абиссинию не потому, что Негус* политически или «морально» выше Муссолини, а потому что защита отсталой страны от колониальной кабалы наносит удар империализму, который является главным врагом мирового рабочего класса. Мы защищаем СССР, независимо от политики московского негуса, по двум основным причинам. Во-первых, поражение СССР предоставило бы империализму новые грандиозные ресурсы и могло бы на многие годы продлить агонию капиталистического общества. Во-вторых, социальные основы СССР, очищенные от паразитической бюрократии, способны обеспечить необозримый экономический и культурный прогресс, тогда как капиталистические основы открывают лишь возможность дальнейшего гниения.

* Титул императоров Абиссинии (Эфиопии).

Больше всего уличает крикливых критиков то, что они продолжали считать СССР рабочим государством, когда Сталин истреблял большевистскую партию; когда он душил пролетарскую революцию в Испании; когда он предавал мировую революцию во имя «народных фронтов» и «коллективной безопасности». — При всех этих условиях они признавали необходимым защищать СССР, как рабочее государство. Но когда тот же Сталин вторгся в «демократическую» Финляндию; когда буржуазное общественное мнение империалистских демократий, прикрывавшее и одобрявшее все преступления Сталина против коммунистов, рабочих и крестьян, подняло невообразимый вой, тогда наши новаторы заявили: «нет, этого мы не можем терпеть!» И вслед за Рузвельтом, они объявили моральное эмбарго против СССР.

Рассуждение ученого знахаря Бернама на ту тему, что защищая СССР, мы тем самым защищаем Гитлера, представляет законченный образчик мелкобуржуазного тупоумия, которое пытается противоречивую действительность уложить в рамки плоского силлогизма. Защищая Советскую республику после Брест-Литовского мира, поддерживали ли рабочие Гогенцоллерна? Да или нет? Программные тезисы Четвертого Интернационала о войне, подробно разработавшие этот вопрос, категорически устанавливают, что соглашение Советского государства с тем или другим империалистским государством не налагает на революционную партию этого государства никаких ограничений. Интересы международной революции стоят выше отдельной дипломатической комбинации, как бы законна она ни была сама по себе. Защищая СССР, мы со Сталиным, как и с Гитлером боремся посерьезнее, чем Бернам и Кº.

Бернам и Шахтман, правда, не стоят одиноко. Леон Жухо, известный агент французского капитала, тоже выражает негодование по поводу того, что «троцкисты защищают СССР». Кому же негодовать, как не ему! Но мы поступаем по отношению к СССР так же, как и по отношению к Генеральной Конфедерации Труда (CGT); мы защищаем её против буржуазии, несмотря на то, что во главе Конфедерации стоят негодяи, вроде Леона Жухо, на каждом шагу обманывающие и предающие рабочих. Русские меньшевики тоже вопят: «Четвертый Интернационал оказался в тупике» ибо он все еще продолжает признавать СССР рабочим государством. Сами эти господа принадлежат ко Второму Интернационалу, руководимому именитыми изменниками, вроде типичного буржуазного бургомистра Гюисманса или Леона Блюма, который предал в июне 1936 г. одну из исключительно благоприятных революционных ситуаций, и тем самым сделал возможной нынешнюю войну. Меньшевики признают рабочими партиями партии Второго Интернационала, но отказываются признавать рабочим государством Советский Союз на том основании, что во главе его стоят бюрократические предатели. Фальшь выступает здесь особенно ярко и цинично. Сталин, Молотов и пр., как социальный слой, не лучше и не хуже Блюмов, Жухо, Ситриных, Томасов и пр. Разница между ними лишь та, что Сталин и Кº эксплуатируют и уродуют жизнеспособную экономическую основу социалистического развития, тогда как Блюмы держатся за прогнивший фундамент капиталистического общества.

Рабочее государство надо брать таким, каким оно вышло из безжалостной лаборатории истории, а не таким, каким его воображает «социалистический» профессор, мечтательно ковыряя пальцем в собственном носу. Революционеры обязаны отстаивать всякое завоевание рабочего класса, хотя бы и искаженное давлением враждебных сил. Кто не умеет защищать старые позиции, тот никогда не завоюет новых.

25 апреля 1940 г.

Л. Троцкий