Мирные переговоры в Брест-Литовске с 22 (9) декабря по 3 марта (18 февраля) 1918 г.

От Редакции

Предисловие Л.Д. Троцкого

Первый период с 22/9 декабря по 28/15 декабря 1917 г.

Заметка А. Иоффе.
Состав мирной конференции.

Протоколы

22/9-го декабря, 1917 г.: Заявление Российской делегации о принципах демократического мира.
25/12-го декабря, 1917 г.: Заявление Союзной делегации.
26/13-го декабря, 1917 г.:
27/14-го декабря, 1917 г.: Территориальные вопросы; Украина.
28/15-го декабря, 1917 г.: Территориальные и экономические претензии Германии и Австрии.10-дневный перерыв.


Второй период (с 9 января 1918 г. (27 декабря 1917 г.) по 10 февраля (28 января) 1918 г.).
От Редакции.
Состав мирной конференции.

9 января 1918 г. (27 декабря 1917 г.): Союзные протесты против мирной пропаганды Советской прессы.
10 января 1918 г. (28 декабря 1917 г.).: Заявление Украинской Центральной Рады. Вопросы самоопределения.
11 января 1918 г. (29 декабря 1917 г.): Очищение оккупированных областей; вопросы права и силы.
12 января 1918 г. (30 декабря 1917 г.): Украина; ген. Гофман: право сильного.
14/1 января 1918 г.:
15/2 января 1918 г.: Бесконечная оккупация.
18/5 января 1918 г.:
30/17 января 1918 г.:
31/18 января 1918 г.: Выяснены территориальные требования Германии; Перерыв в переговорах.
1 февраля (19 января) 1918 г.:
3 февраля (21 января) 1918 г.:
7 февраля (25 января) 1918 г.:
9 февраля (27 января) 1918 г.: Германия заключила договор с УНР и отказывается гарантировать неприкосновенность украинской, или украинско-российской границы. Переговоры в тупике.
10 февраля (28 января) 1918 г.: Территориальные вопросы; заявление Российской делегации об одностороннем разоружении России.


Третий период с 1 марта (16 февраля) по 3 марта (18 февраля) 1918 г.
От Редакции.
Обмен теле- и радиограммами. Германский ультиматум.
Состав мирной конференции.

1 марта (16 февраля) 1918 г.: Заявление Сокольникова.
3 марта (18 февраля) 1918 г.: Подписание условий мира.

Приложения:
1) Борьба за гласность.
2) Русско-украинские отношения.
3) Национальные представители.
4) Российская делегация и Германско-Австрийская Социал-демократия.
5) Подкомиссия по территориальным вопросам.

Эпилог Брест-Литовских переговоров.


Пленарное заседание мирной конференции.

1 Февраля (19 января) 1918 года.

Заседание открывается в 5 час. 38 мин. пополудни под председательством полковника Гантчева.

Гантчев. Объявляю заседание открытым. Я хотел бы сейчас сообщить, что в составе Болгарской делегации произошло изменение, а именно: вместо Министра Юстиции Попова здесь будет присутствовать Министр-Президент Радославов. Слово принадлежит г. Председателю Украинской Народной Республики.

Севрюк. Сначала разрешите заявить о некоторых изменениях в составе нашей делегации: вместо не прибывшего сюда Председателя Украинской делегации Народного Министра Голубовича, обязанности председателя нашей делегации буду исполнять я. Теперь разрешите мне сделать заявление по поводу последних двух заседаний мирной конференции.

Милостивые Государи! Нотой Правительства Украины — Генерального Секретариата — от 20/7-го декабря 1917 года, Украинская делегация указала, что актом Украинской Центральной Рады от 7-го ноября — третьим Универсалом — провозглашена Украинская Народная республика, и этим самым определено ее международное положение. Это международное положение признано, как Советом Народных Комиссаров, так и г.г. Представителями держав Четверного Союза, а равно и Французской Республикой и Великобританской Империей, которые назначили своих дипломатических представителей при Правительстве Украинской Народной Республики. Доказательством этому служат, как протоколы мирной конференции, так и дипломатические акты, опубликованные в периодической печати. Что касается признания Украины независимым государством со стороны Правительства Народных Комиссаров, то оно явствует из заявления Председателя Русской делегации г. Троцкого, на заседании мирной конференции от 10-го января сего года. Там им дословно сказано следующее: «Заслушав оглашенную Украинской делегацией ноту Генерального Секретариата Украинской Народной Республики, Русская делегация, в полном соответствии с признанием за каждой нацией права на самоопределение, вплоть до полного отделения, заявляет, что со своей стороны не имеет никаких возражений против участия Украинской делегации в мирных переговорах». Так как в упомянутой ноте Генерального Секретариата сказано, что «Украинская Народная Республика, в лице Генерального Секретариата, становится на путь самостоятельных международных отношений», то упомянутое заявление по поводу этой ноты и являлось полным признанием со стороны Правительства Народных Комиссаров самостоятельности Украинской Народной Республики и права делегации ее Правительства — Генерального Секретариата — самостоятельно выступать в международных отношениях.

В том же заседании, в ответ на вопрос г. Статс-секретаря фон-Кюльмана о том, считает ли г. Председатель Русской делегации Украинскую делегацию частью Русской делегации, или же Украинская делегация в дипломатическом отношении является представительницей самостоятельного государства, — г. Троцкий заявил: «Так как Украинская делегация выступила здесь, как совершенно самостоятельная делегация, и так как в нашем заявлении мы признали ее участие в переговорах, не внося никаких ограничений, и так как здесь ни с чьей стороны не было внесено предложения о превращении Украинской делегации в часть Русской делегации, — то этот вопрос, мне кажется, отпадает сам собой». В заседании политической комиссии от 14/1-го января Председатель русской делегации г. Троцкий сказал: «Я указал в одном из наших заявлений, что те конфликты, которые у нас имелись с Украинской Радой и которые, к сожалению, еще не ликвидированы, ни в каком отношении не могут ограничивать права Украинского народа на самоопределение и ни в коем случае не препятствуют нашему признанию независимой Украинской Республики». Кроме этого признания независимости Украинской Народной Республики со стороны Правительства Народных Комиссаров, таковая была признана также и державами Четверного Союза.

Весь ход переговоров до перерыва указывал на то, что Украинская делегация всегда рассматривалась, как делегация независимого государства. Такое безусловное признание независимости Украинской Народной Республики Правительством Народных Комиссаров продолжалось до последнего перерыва. После перерыва, в заседании от 31/18-го января, Председатель Русской делегации г. Троцкий, ссылаясь на какую-то полученную им телеграмму о том, что, якобы, большинство Киевского гарнизона восстало против Правительства Украинской Центральной Рады, пытался отрицать правомочность Украинской делегации; в качестве другого аргумента, якобы, неправомочности нашей делегации, он еще в заседании от 30/17-го января сослался на существование Харьковского Исполнительного Комитета и сказал буквально следующее: «При обсуждении вопроса о Киевской делегации, я ничего не говорил о существовании в пределах Украинской Республики другой организации, предъявляющей свои права на государственную власть. Мы тогда считали, что вопрос о том, в какой мере делегация Украинской Рады может с успехом представлять интересы Украинской Республики, лучше всего может быть разрешен авторитетными органами трудящихся масс самой Украины. И до того момента, как Советы Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов Украины не подняли вопроса о необходимости их представительства здесь, в Брест-Литовске, мы не имели никаких оснований возбуждать этот вопрос в наших прениях». Мы считаем нужным установить, что первая речь г. Троцкого, произнесенная им в этом же заседании, стоит в полном противоречии со всеми его предыдущими заявлениями. Если раньше г. Троцкий признавал независимость Украинской Народной Республики и не возражал против ноты Украинского Генерального Секретариата, в которой было сказано, что власть Совета Народных Комиссаров на Украину не распространяется, то теперь г. Председатель Русской делегации указывает, что никакое соглашение Украины с Центральными Державами невозможно без санкции Совета Народных Комиссаров и т. д.

Эти заявления г. Председателя Русской делегации, равно, как и некоторые факты из государственно-правовой жизни Украины, о которых речь впереди, заставляют нас заявить нижеследующее: Мы вполне согласны с г. Троцким, что в государственной жизни Украины произошли изменения, но эти изменения совершенно иного порядка, нежели те, на которые указывает г. Троцкий; они по существу своему связаны с четвертым Универсалом Украинской Центральной Рады от 24/11-го января. В нем сказано: «Отныне Украинская Народная Республика становится самостоятельной, независимой, суверенной державой Украинского народа». Из этих слов Универсала отнюдь не следует, что до его издания Украинская Народная Республика была от кого-либо зависима; ими лишь выражается отказ от тех форм федерации, на которые указывал третий Универсал. Как видно из оглашенной нами 10-го января ноты Генерального Секретариата, Правительство Украинской Народной Республики стремилось к созданию союза всех республик, возникших в тот момент на территории бывшей Российской Империи, к созданию в будущем обще-федеративной власти в России к распределению международного представительства между Правительством Украинской Народной Республики и федеративным правительством будущей федерации. В соответствии с тем, что до издания четвертого Универсала, несмотря на все попытки Украинского Правительства, такой обще-федеративный орган не был создан и, по-видимому, не возникнет, — украинская Центральная Рада отказалась от политики создания федеративной власти так, как она ее раньше понимала, и четвертым Универсалом провозгласила Украину совершено самостоятельным и независимым государством. Вследствие этого, в том же четвертом Универсале, Украинская Рада заявила о своем желании жить в согласии и дружбе со всеми соседними державами, но что ни одна из этих держав не может вмешиваться в жизнь самостоятельной Украинской Республики. Таким образом, четвертый Универсал с большей ясностью определил, как правовое международное положение Украинской Народной Республики, так и ее политику по отношению к соседним державам.

Что же касается вышеуказанных аргументов Председателя Русской делегации г. Троцкого, то они лишены какого бы то ни было значения. Ссылка г. Председателя Русской делегации на то, что Харьковский Исполнительный Комитет Украинской Народной Республики более полно отражает интересы трудящихся масс, хотя и легко опровержима, затрагивает, помимо прочего, область внутренних отношений, не подлежащих международному контролю.

Еще менее убедительна ссылка г. Троцкого на то, что Украинская делегация неправомочна, ввиду ее непризнания Харьковским Исполнительным Комитетом; в таком случае, Русская делегация должна была бы первая сложить свои полномочия, ибо в ее состав не вошли ни представители Молдавии, ни крымские татары, ни донские казаки, ни кавказские народности, ни Сибирь, которые также не признают власти Совета Народных Комиссаров.

Явно недопустимым в таком высоком собрании, как мирная конференция, является прием г. Троцкого оспаривать государственные права Украинской Центральной Рады на основании какой-то телеграммы, полученной им из Петрограда. С таким же правом мы могли бы сослаться на напечатанную в киевских газетах во второй половине января нового стиля радиотелеграмму о восстании в защиту Учредительного Собрания некоторых полков Петрограда против Совета Народных Комиссаров и об уличных боях, имевших неблагоприятный исход для существующего Правительства. На основании этой телеграммы, по примеру г. Троцкого, мы могли бы требовать непризнания делегации Совета Народных Комиссаров. Но мы от этого воздерживаемся, полагая, что это есть дело России, а не Украины. Что же касается сущности телеграммы, то, как по ее поводу, так и по поводу других таких же телеграмм, которые может предъявить г. Троцкий, мы считаем излишним входить в обсуждение.

Теперь же, во избежание новых возможных кривотолков с чьей бы то ни было стороны, во избежание на будущее время противоречивых заявлений со стороны Русской делегации, мы вручаем представленным здесь Державам ноту нашего Правительства, с извещением о провозглашении Украинской Народной Республики самостоятельным государством, и тем самым предлагаем признать формально Украинскую республику, как совершенно самостоятельное и независимое государство и тем окончательно определить, как ее международное положение, так и правомочность делегации ее законного Правительства.

Медведев. Уважаемое Собрание! Великая Русская Революция сбросила ярмо царского гнета, национальной неволи и господства помещиков и капиталистов, передала крестьянам землю, поставила рабочего во главе предприятий и на третьем съезде Советов учредила Великую Российскую Федеративную Рабочую и Крестьянскую Республику — свободный союз свободных народов — Республику Советов Рабочих и Крестьянских Депутатов.

Здесь, в Брест-Литовске, от имени Народной Украинской Республики, выступала до настоящего времени делегация Киевской Рады.

Украинские Советы, единственная власть, которую признает трудящийся народ нашей страны, не были здесь представлены. Украинский Исполнительный Комитет, суверенный орган Украинского народа, с самого начала не признавал за Киевской Радой права говорить от его имени. Чувствуя свою слабость и оторванность от трудящегося населения Украины, делегация Киевской Рады до сих пор вела переговоры за спиной Украинского народа и тайно от Российской делегации. Весть об этих переговорах вызвала глубокий протест трудящихся масс Украинского народа и окончательно подорвала власть Киевской Рады. Украинский народ стремится к скорейшему миру. Но этот мир он хочет заключить совместно со всей Российской Федеративной Республикой, в братском единении с ее трудящимся населением. Глубоко ошибаются те, кто полагает, что только цепи царизма связывали Россию с Украиной. Эти цепи пали, но глубокая экономическая и культурная связь между братскими народами осталась, и в настоящее время эта связь закрепляется на основах свободного соглашения. Мы считаем своим долгом предупредить народы Австро-Венгрии и Германии, что всякие попытки противопоставить Украину России и на этом противопоставлении построить дело мира покоятся на ложном основании и потому обречены с самого начала на неудачу. Киевская Рада встала на путь такой именно политики, и на судьбе Киевской Рады дальновидный государственный деятельно может убедиться в том, что политика заключения мира с отдельными частями Российской Федеративной Республики неправильна в самом своем основании. Кто ищет не минутных успехов, а прочных мирных отношений, тот должен вести переговоры о мире всеобщем со всеми народностями России, связанными общими экономическими, культурными и государственно-федеративными интересами.

Мы, уполномоченные Народного Секретариата Украинского Исполнительного Комитета, входящие в состав Российской мирной делегации, заявляем:

Народный Секретариат стремится к созданию таких условий, при которых весь Украинский народ, живущий на Украине, в Галиции, Буковине и Венгрии, независимо от разделяющих его ныне государственных границ, мог бы жить, как одно целое, причем вопрос о дальнейшем государственном положении Украины в ряду других государств должен разрешиться путем свободного голосования объединенного Украинского народа. Нам известно отношение к этому вопросу Правительства Австро-Венгрии, не допускающего рассмотрения общеукраинского вопроса на настоящих мирных переговорах. Но мы выражаем свою глубокую уверенность в конечной победе демократических принципов, победе, которая обеспечит в ближайшем будущем многострадальному Украинскому народу единство и свободное братское единение со всеми соседними народами.

Что касается нынешних мирных переговоров, то Народный Секретариат Украинской Республики придерживается принципов демократического мира, провозглашенных Российской Революцией и подтвержденных Украинскими Советами — мира без аннексий и контрибуций, мира, обеспечивающего народам право на самоопределение.

В отношении оккупированных областей, мы присоединяемся к выставленному здесь Российской делегацией положению, согласно которому заинтересованные народности сами должны решать свою судьбу путем народного голосования, причем голосованию должен предшествовать вывод чужеземных войск.

В заключение, мы еще раз категорически заявляем, что соглашения и договоры с Киевской Радой войдут в жизнь и получат признание Украинского народа лишь в случае одобрения и признания делегацией Советской Федеративной Республики, в состав которой мы входим.

Троцкий. Совершенно неоспоримо заявление Русской делегации, что те конфликты, которые имелись и имеются у Правительства Совета Народных Комиссаров с Киевской Радой, ни в каком смысле не ограничивают нашего признания независимости Украинской Республики. Но приходится с самого начала указывать на то смешение понятий, которое заключается в отождествлении самостоятельности страны с признанием того или иного ее правительства. Никто здесь не сомневается в независимости Российской Республики, но всем известно, что Правительство Совета Народных Комиссаров еще не признано целый рядом государств. Финляндия признана целым рядом правительств, как независимая республика, но, по последним сведениям, правительство независимой Финляндской Республики, получившее признание держав, сменилось новым Правительством Финляндии рабочих и крестьян. Финляндское правительство, немедленно после признания независимости Финляндии, изъявило притязание на участие в мирных переговорах. Мы, с своей стороны, не усматривали никаких препятствий к такому участию, и, насколько мы осведомлены, со стороны держав Четверного Союза также не было возражений. Само собой разумеется, что смена правительств в Финляндии ничего не изменяет в международно-правовом положении Финляндской Республики. Когда перед нами встал практически вопрос о признании делегации Киевского Секретариата, процесс самоопределения Украинской Республики далеко еще не закончился; эта неопределенность положения Украины нашла себе подтверждение в отказе г.г. Представителей Четверного Союза от немедленного признания независимой Украинской Республики и в сохранении за собой права определить свое окончательное отношение к этому вопросу, в соответствии с смыслом и подписанием мирного договора. В какой мере международно-правовые отношения и государственное положение Украины еще не определились, видно также из того, что мы сегодня из уст г. Председателя Украинской делегации узнали о новом, в высшей степени важном принципиальном изменении, которое вносится Киевской Радой в определение международного положения Украинской Республики, а именно, что Киевская Рада отказывается от участия в Республиканской Российской Федерации, и это в тот момент, когда на Третьем Всероссийском Съезде Советов, при прямом участии Представителей Украинских Советов, Российское Государство признано Федеративной Республикой, в состав которой входит Республика Украинская.

Среди тех многочисленных цитат из моих заявлений, на которые ссылается г. Представитель Киевской Рады, отсутствует одна, имеющая серьезнейшее значение для данного вопроса.

Я заявил тогда же, без какого-либо протеста со стороны представительства Киевской Рады, что именно ввиду неопределенности положения Украинской Республики, прежде всего — в смысле установления ее границ, по всем спорным вопросам необходимо соглашение обеих представленных здесь делегаций. Это заявление, само собой разумеется, предполагало и обратный отрицательный вывод, а именно, что всякое соглашение между делегацией Киевской Рады и Центральными Империями, соглашение, в силу неопределенности границ этих государств вызывающее возражения со стороны Российской делегации, тем самым лишается своего значения. Все ссылки на внутренние перемены в политической жизни Украинского народа, разумеется, не могут иметь решающего юридического значения, — это мы готовы признать, — но именно вследствие отсутствия определенного положения и юридической оформленности интересующих нас вопросов, мы неизбежно должны подойти к ним с практической точки зрения. Только поэтому я позволил себе сослаться на фактические отношения, явившиеся результатом борьбы двух организаций, претендующих на государственную власть на Украине. Вопрос, стоящий на очереди, — вопрос исторический. Центральные Империи, как и другие государства, заинтересованы в определении своего отношения к Украине по существу; они также заинтересованы в том, чтобы не принимать мнимых величин за действительные. Именно поэтому я должен указать на то, что в некоторых кругах имеется, быть может, тенденция к переоценке силы и значения сепаратистских стремлений, существующих в революционной России. В разных областях России, в особенности на ее периферии, сепаратистские тенденции проявляют в настоящий момент те именно классы или группы населения, которые до революции являлись носителями самого беспощадного централизма. В этом сепаратизме нельзя видеть длительной исторической тенденции; это только временное орудие самообороны определенных слоев населения, опасающихся революционной власти. По мере утверждения власти Советов во всей стране, имущие группы переносят свои сепаратистские стремления все дальше и дальше на окраины, и для освещения вопроса крупное значение имеет тот факт, что наиболее яркие проявления сепаратизма замечаются в настоящее время в помещичьих верхах казачества, т.-е. в тех именно группах, которые в прошлом являлись носителями принципа железного централизма. Если мы на минуту допустим победу этих групп в нынешней Росси, то для всякого реально мыслящего политика ясно, что они снова станут носителями централизма.

Я полагаю, именно поэтому тем правительствам, которые желают считаться с реальными, а не с мнимыми величинами, следовало бы сделать тот или иной вывод при определении своих отношений к Российской Республике, принимая во внимание при этом не те или иные юридические формулировки, искусственно построенные на оглашенных здесь заявлениях, но — реальные отношения, как они складываются в нынешней России. Я не думаю, разумеется, что г.г. Представители Четверного Союза могут взять на себя роль третейского судьи в вопросе о внутренних отношениях в России или на Украине. Я счел только нужным добросовестно обрисовать действительное положение вещей. Наше Правительство по-прежнему стоит на точке зрения, формулированной мною в тот момент, когда этот вопрос встал перед нами впервые. До тех пор, пока делегация Киевской Рады сохраняет свой мандат, мы не возражаем против ее самостоятельного участия в переговорах, но теперь, когда в состав нашей делегации вошли Представители Украинского Исполнительного Комитета, мы с удвоенной настойчивостью повторяем, что войти в силу могут только те соглашения с Украинской Радой, которые получат и наше признание.

Гантчев. Слово принадлежит Представителю Украинской Республики г. Любинскому.

Любинский. Милостивые Государи! После заявления, оглашенного Председателем Исполнительного Комитета г. Медведевым, и заявления Председателя Русской делегации г. Троцкого, я нахожу нужным добавить следующее:

Члены Украинской мирной делегации всегда придерживались того принципа, что делегаты мирной конференции не должны в своих суждениях касаться внутренней жизни своих принципиальных противников, и что наша внутренняя борьба и наши разногласия ни в коем случае не должны доводиться в официальных заседаниях до сведения противной стороны. Нам неоднократно представлялся удобный случай выступить с решительным протестом против заявлений г. Троцкого, совершенно неправильно излагающего факты взаимоотношений народностей, живущих в пределах бывшей Российской Империи, и государств, возникших на этой территории. Но, руководствуясь вышеуказанными принципиальными соображениями, мы благородно воздерживались от официальных выступлений, не желая своими замечаниями умалять авторитет Русской делегации. Теперь же, после объявления четвертым Универсалом Украинской Центральной Рады полной независимости нашей Республики и после признания ее независимости другими Державами, эти вопросы выходят из круга внутренней жизни, и наша ответственная миссия заставляет нас выступить с решительным протестом против заведомо ложных наветов г. Троцкого. Поэтому, мы, оставаясь на прежней принципиальной точке зрения, не можем не высказать также и нашего взгляда на внутреннее положение России и Украины, с целью оправдать себя не только перед лицом присутствующих здесь народов, мнение которых нам не менее дорого, чем г. Троцкому.

В 1917 г. Российское государство, населенное народностями, имеющими самые разнообразные политические задания и выросшими в самых разнообразных исторических условиях, пережило продолжающуюся еще и теперь социальную и национальную революцию. У власти перебывало в этом году несколько правительств. Этот год начался под знаком самодержавия; затем были пройдены все ступени кадетского и социал-кадетского правительства, и закончился он все той же стрельбой на улицах Петрограда. Теперь большевистское правительство спешно готовится к разгону Учредительного Собрания, созванного на единственно приемлемых демократических основах. Только в одном отношении эти разнообразные правительства остались вполне солидарными, а именно — в своих централистических планах, в своем жадном желании задушить возрождающиеся народы и все покорить своей власти. Правительство большевиков, в полном согласии с программой своей партии, решительно расходится с федеративными идеалами, воодушевляющими вождей малых народностей; но, помня о судьбе своих предшественников на троне, свергнутых общими усилиями не только социальной, но и национальной революции, Правительство большевиков провозгласило принцип самоопределения народов, только для того, чтобы тем решительнее бороться с этим принципом в его жизненном применении. Правительство большевиков, разгоняющее Учредительное Собрание, Правительство, опирающееся на штыки наемных красноармейцев, никогда не решится применить в России глубоко справедливые принципы самоопределения, ибо оно хорошо знает, что не только многочисленные республики — Украина, Дон, Кавказ, Сибирь и др. — не признают его своим правительством, но и сам Русский народ откажет ему в этом праве; и только из страха перед развитием национальной революции, большевики, со свойственной им демагогией, заявляют и в России и здесь, на мирной конференции, о полном праве народов на самоопределение, вплоть до отделения.

Для борьбы с действительным осуществлением этого принципа они прибегают не только к помощи наемных банд красноармейцев, но и к еще более грубым и недопустимым приемам: они закрывают газеты, разгоняют национальные съезды, арестовывают и расстреливают политических деятелей и, наконец, прибегают к заведомо лживым наветам, пытаясь подорвать авторитет новых правительств в глазах населения той или иной молодой республики. Известных социалистов, старых революционеров, они обвиняют в буржуазности и контр-революционности. После этого Правительство большевиков объявляет «священную» войну, требуя изгнания «буржуазных» правительств, с которыми социалистическое Правительство большевиков не может, дескать, вести переговоров, хотя бы даже о прекращении братоубийственной войны. Так проводит правительство большевиков в жизнь, вместо принципа самоопределения, принцип анархии и разгрома, зная, что разрушать и грабить легче, нежели созидать, в соответствии с французской пословицей: «Calomniez, calomniez, il en reste toujours quelque chose»*.

* Клевещите, клевещите, — всегда что-нибудь да останется.

Борьба Петроградского правительства с Правительством Украинской Народной Республики и очевидная неискренность признания полноправности нашей делегации возбудили в нас еще раньше небезосновательные подозрения. Мы были уверены, что г. Троцкий постарается очень скоро отказаться от сделанного им раньше недвусмысленного признания нашей делегации полномочным представительством Украинской Республики. Предположения эти оправдались: в самый день нашего отъезда в Киев, с целью получения окончательных инструкций, по вызову большевиков и при их благосклонном участии, прибыла через Петроград в Двинск новая делегация, имеющая своей целью подорвать наш авторитет в глазах трудящихся масс Европы. Для большей ясности, мы находим нужным остановиться более подробно на вопросе о правах этой делегации.

Объединенный общенациональными задачами и идеалами, склонный к спокойным и организованным формам государственной жизни, Украинский народ, с самого начала революции, горячо принялся за давножданное, государственное строительство.

Украинские крестьяне, солдаты и рабочие, при помощи вышедшей из их среды глубоко демократической интеллигенции, не только сумели сорганизоваться сами, но привлекли к этому строительству и все демократические массы неукраинского населения, живущие на территории Украины. В результате этой работы, подготовленной долголетними усилиями Украинских политических деятелей, и явилась, в процессе революционного творчества, Украинская Центральная Рада, в состав которой входят представители Украинских крестьян, солдат и рабочих. Центральная Рада изданием своих универсалов указывала политические пути Украинскому народу. Украинская Центральная Рада, избравшая еще в июне прошлого года первое Украинское правительство — Украинский Генеральный Секретариат — тем самым создала первое в России социалистическое правительство. Таким образом, шаг за шагом Украинский народ собственными усилиями создал свое государство. Петроградское правительство не имело никакого повода для вмешательства в его внутреннюю жизнь. Но дело в том, что, еще во времена царского правительства, на Украинский фронт отправлялись солдаты преимущественно неукраинского происхождения, и за время революции не удалось вполне освободить Украину от этого пришлого и чуждого ей элемента.

В то время, как солдаты-украинцы прислали со всех концов России и со всех фронтов делегатов на Всеукраинский Войсковой съезд и сорганизовались вокруг Всеукраинской Центральной Войсковой Рады в Киеве, составляющей часть Украинской Центральной Рады, — солдаты неукраинцы основали в некоторых городах Украины свои местные Советы Солдатских Депутатов, не оказывающие никакого влияния на жизнь страны. Иногда, правда, в состав этих Советов входят и представители рабочих того же города.

Желая под тем или иным предлогом вмешаться во внутреннюю жизнь Украинской Народной Республики, Петроградские большевики потребовали от Украинского правительства передачи всей власти на Украине именно этим Советам Солдатских Депутатов, совершенно не считаясь с выставленным ими же на мирной конференции требованием о выводе чужеземных войск, затрудняющих применение принципа самоопределения. Конечно, Украинское Правительство не могло удовлетворить этого требования.

Нашелся и второй повод к вмешательству во внутреннюю жизнь нашей Республики: Петроградские большевики потребовали перевыборов Украинской Центральной Рады. Не говоря уже о том, что такое требование является явным нарушением принципа самоопределения, оно невыполнимо еще и потому, что самое положение о выборах в Центральную Раду дает возможность избирателям в любой момент отозвать своего представителя и заменить его другим. Выборы во Всероссийское Учредительное Собрание, в конце ноября минувшего года, доказали повсеместно блестящую победу Украинской Центральной Рады и партий, к ней примыкавших. Из общего числа депутатов — по Украинским спискам прошло более 75%, по спискам других партий, имеющих свое представительство в Центральной Раде, — около 15%, большевики же получили даже менее 10%. В Киевской губернии из 22 депутатов прошло по нашим спискам 20, в Подольской губернии из 19-18, в Волынской из 10-9, в Полтавской из 17-14 и т. д. Я думаю, этого достаточно. Вот на какие массы опирается Украинская Центральная Рада, и вот от чьего имени мы здесь говорим.

Потерпев поражение на выборах, большевики решили прибегнуть к последнему средству: при молчаливом согласии Центральной Рады, они созвали 3-го декабря в Киеве съезд представителей крестьян, солдат и рабочих всей Украины.

На съезд прибыло более двух тысяч делегатов и, вопреки ожиданиям инициаторов, съезд встретил шумными овациями Председателя Украинской Центральной Рады Грушевского и подавляющим большинством голосов выразил полное доверие Украинской Центральной Раде. Тогда небольшая кучка большевиков (около 80 человек) бежала с этого съезда в Харьков и объявила себя там новым правительством Украинской Народной Республики. Народные Комиссары послали им в Харьков неорганизованные банды красной гвардии для того, чтобы грабить население Харьковской губернии и охранять Харьковское правительство от жителей Харьковской губернии.

Вот как было создано Харьковское правительство, и вот на какие силы оно опирается. Никакого сомнения не может быть в том, что оно не только не представляет Украинскую Народную Республику, но даже едва ли может считаться представительством города Харькова.

На остальные замечания г. Троцкого, открытые или замаскированные, не нахожу нужным отвечать. Наше будущее, наша история, наше потомство и широкие массы трудящегося народа сами решат, кто из нас прав, и кто виноват, кто социалист и кто контр-революционер, кто создает и кто разрушает. Я кончил.

Гантчев. Не желает ли г. председатель Русской делегации сделать заявление?

Троцкий. Я могу только поблагодарить г. Председателя за то, что он, как это и отвечает достоинству настоящего собрания, не счел возможным в чем бы то ни было стеснить свободу слова г. предыдущего оратора; точно так же благодарю и г. переводчика за точный перевод, который он, однако, несколько смягчил.

Гантчев. До сих пор все ораторы пользовались здесь полной свободой слова, так что Председатель и в данном случае не нашел возможным стеснять ее.

Троцкий. Совершенно справедливо.

Гантчев. Слово принадлежит г. Председателю Австро-Венгерской делегации графу Чернину.

Чернин. От имени делегаций держав Четверного Союза, имею честь присовокупить нижеследующее к заявлению Украинской делегации:

Как известно, г. Председатель Украинской делегации, Статс-секретарь Голубович, в пленарном заседании от 10-го января 1918 г., заявил, что Украинская Народная Республика, основываясь на третьем Универсале Украинской Центральной Рады от 20/7-го ноября 1917 г., возобновляет свое международное существование и снова вступает в международные сношения, со всеми присущими ей правами. В связи с этим, Правительство Украинской Народной Республики считает правильным занять самостоятельное положение на настоящих мирных переговорах. По этому поводу, в пленарном заседании от 12-го января 1918 г. от имени держав Четверного Союза, я сделал следующее заявление: «Мы признаем Украинскую делегацию, как делегацию самостоятельную и как правомочное представительство самостоятельной Украинской Народной Республики.» Но ввиду изменившейся точки зрения г. Председателя Русской делегации, выраженной им на пленарном заседании от 30/17-го января сего года, согласно которой могут быть признаны и проведены в жизнь только те соглашения с Украиной, которые будут формально подтверждены Правительством Российской Федеративной Республики, делегации держав Четверного Союза, в соответствии с разъяснениями делегации Киевского Совета Народных Министров, делают нижеследующее заявление: У нас нет основания отказаться от признания Украинской делегации или ограничить это признание. Мы подтвердили в пленарном заседании от 12-го января 1918г., что Украинская делегация самостоятельна и правомочна представлять Украинскую Народную Республику; в настоящее время мы вынуждены признать Украинскую Народную Республику как свободное суверенное государство, вполне правомочное вступать в международные отношения.

Гантчев. Слово принадлежит Председателю Русской делегации г. Троцкому.

Троцкий. Я еще раз должен отметить, что ссылка на наше изменившееся отношение к Украинской Раде совершенно неправильна. Я уже дважды цитировал относящееся сюда место моего заявления. Мои слова не допускают никаких толкований. Во всяком случае, независимо от позиции, занятой в настоящий момент Четверным Союзом по отношению к Украине, нет никакого сомнения в том, что заинтересованные правительства затруднятся указать, не говоря уже обо всем прочем, каковы именно географические границы той независимой республики, которую мы только что признали. А так как в мирных переговорах границы государства являются вопросом далеко не безразличным, то — заявление мое о необходимости совместного с нашей делегацией решения этого вопроса, в силу логики вещей сохраняет свое полное значение.

Гантчев. Не имеются ли еще вопросы или сообщения?

Кюльман. Я хотел бы спросить г. Председателя Русской делегации: является ли декларация, оглашенная Украинским членом Русской делегации, также и официальным сообщением Российского Правительства?

Троцкий. Разумеется, мы несем за эту декларацию полную ответственность, постольку, поскольку она непосредственно касается хода мирных переговоров, и поскольку взгляды Украинской делегации совпадают с точкой зрения Русской делегации. Полагаю, что только в таких пределах декларация эта и может подлежать рассмотрению.

Гантчев. Не имеются ли еще вопросы или сообщения? Итак, я предлагаю закрыть заседание.

Заседание закрывается в 7 час. 30 мин.