Борьба за наследие Ленина.

После возвращения к работе в октябре 1922 г. Ленин быстро заметил бюрократизацию партийного аппарата: рост численности высших учреждений, режим назначенства, конформизм. Летом 1922 г., во время его болезни, в правило вошли рекоммендации Оргбюро ЦК для распределения высших партийных работников. Получив рекоммендацию Сталина и Молотова партиец посылался в такую-то губернию баллотироваться на избрание секретаря губкома. В условиях пассивности рядовых партийцев избрание посланца центра становилось формальностью. Все эти черты помножались на «штиль» внутри партии, благодушие высших ответственных работников. Органы, призванные бороться с партийной бюрократией — Рабкрин, ЦКК — работают бестолково, заняты отписками и отмашками, маскируют проблемы. Этой осенью и зимой Ленин все больше солидаризируется с Троцким и направляет удары против Сталина: критика Рабкрина, вопрос о заместителях, вопрос о национальностях или об «автономизации», о монополии внешней торговли, о Госплане и др.

Вопрос о заместителях. Здесь два вопроса: большой и маленький. После Октябрьской революции по необходимости практиковался функциональный подход к власти: ответственность и право решения у коммуниста (или социалиста в периоды, когда действовали коалиции с левыми эсерами, анархистами и пр.); а возле коммуниста-начальника работают «буржуазные специалисты». Так было в Красной армии (командир и комиссар), на предприятиях (заведующий-коммунист и специалисты инженеры и экономисты), в органах Советской власти, в школах и университетах, в больницах, везде.

Ленин уже давно предлагал Троцкому стать его заместителем в Совнаркоме, СТО и т.п., но Троцкий отказывался. Он не может быть послушным заместителем даже у гениального Ленина; у него свои идеи, свой подход, свои методы работы. Вдобавок, он критично настроен к системе заместителей: она может привести к безответственности, когда у ленивого, но чванного начальника всю работу делает его «негр». Он пишет ряд записок, протестуя против прагматичного подхода: «Нельзя давать людям какие-то неопределенные права и обязанности заместителей вообще. Что это за институт «заместитель, как таковой»?» (20 января 1923 г.).

В конце 1922 г. позиции Троцкого и Ленина сближаются: монополия внешней торговли, роль Госплана, опухоль бюрократизма в Оргбюро и Секретариате ЦК (Сталин). Ленин 15 декабря пишет ЦК о том, что он заключил »соглашение с Троцким о защите моих взглядов на монополию внешней торговли». 23 декабря Ленин диктует своему секретарю М. Володичевой «Письмо к съезду»; 24 декабря он добаваляет личные характеристики шести выдающихся лидеров: «Сталин сосредоточил в своих руках необъятную власть и не сумеет достаточно осторожно пользоваться ею…; Троцкий… самый способный в ЦК…» и пр. 4 января 1923 г. Ленин добавляет: «Сталин слишком груб…».

Кризис достиг пика в начале марта: Ленин заключает блок с Троцким против Оргбюро ЦК и Сталина, 5-го он разрывает личные отношения со Сталиным. Вопрос не ограничивается личной грубостью генсека: Ленин подозревает тайный сговор за его спиной, который включает Каменева и других его ближайших и авторитетных сотрудников. Он предупреждает Зиновьева и Каменева о разрыве отношений со Сталиным, надеясь расколоть этот тайный заговор. Он торопится ослабить тайный блок аппарата и облегчить Троцкому работу во главе партии.

5 и 6 марта происходит обмен документами между Лениным и Троцким через посредство секретаря Ленина, Фотиевой (оба вождя лежат больные на своих квартирах). Фотиева передает Троцкому устное предупреждение Ленина: «Каменев сейчас же все покажет Сталину, а Сталин заключит гнилой компромисс и обманет». Она добавляет: «Владимир Ильич готовит против Сталина на съезде бомбу».


Период «провизориума» — 20 месяцев между первым инсультом Ленина 25 мая 1922 г. и его смертью можно разделить на три главы. 1-я: Ленин болен и «тройка» замаскированно готовит борьбу против Троцкого. 2-я: Ленин возвращается к работе в октябре 1922 г., открывает борьбу против бюрократии и в блоке с Троцким готовит «бомбу против Сталина». И последняя глава: Ленин выбит из борьбы; германская революция провалена и партию захлестывает апатия масс и всесилие аппарата.

Наибольшее затруднение для историка представляет первая глава, наиболее замаскированная и осторожная. В автобиографии Троцкий пишет:

«Во время длительного "междуцарствия", созданного болезнью Ленина, эта работа велась неутомимо, но в то же время осторожно, замаскированно, чтобы на случай выздоровления Ленина сохранить в целости минированные мосты. Заговорщики действовали намеками. От кандидатов на ту или иную должность требовалось догадаться, чего от них хотят. Кто "догадывался", тот поднимался вверх. Так создался особый вид карьеризма, который позже получил открытое имя "антитроцкизма". Лишь смерть Ленина полностью развязала руки этой конспирации, позволив ей выйти наружу».

Ниже мы приводим документы и записки, обрисовывающие 2-ю и 3-ю главы этого «провизориума». Мы опускаем большинство документов, написанных Лениным, так как они известны читателю: о монополии внешней торговли; Письмо к съезду; о Рабкрине; о национальностях и об автономизации и пр.

Глава II. Блок Ленина-Троцкого

Документы, адресованные Троцкому, печатаются по копиям в Архиве Троцкого в Гарвардском университете. Они уже давно известны западным историкам и объясняют более правдивое освещение этих событий в западной историографии. Документы Ленина были частично рассекречены в эпоху Хрущева и вошли в ПСС Ленина, изд. 5. Но записки секретарей Ленина, записки Каменева и других хранились за семью печатями в архиве ЦК и были наконец опубликованы в СССР лишь в 1990 году в журнале «Известия ЦК КПСС».

Печатается по копии, хранящейся в Архиве Троцкого в Гарвардском университете, папка MS Russ 13 Т-787 (Houghton Library, Harvard University) — /И-R/

С. секретно

Лично

Уважаемый товарищ Троцкий.

Я просил бы Вас очень взять на себя защиту грузинского дела на ЦК партии. Дело это сейчас находится под «преследованием» Сталина и Дзержинского, и я не могу положиться на их беспристрастие. Даже совсем напротив. Если бы Вы согласились взять на себя защиту, то я бы мог быть спокойным. Если Вы почему-нибудь не согласитесь, то верните мне все дело. Я буду считать это признаком Вашего несогласия.

С наилучшим товарищеским приветом

Ленин

5-го марта 23 г.

Верно: М. Володичева


М. А. Володичева — Л. Д. Троцкому.

Товарищу Троцкому,

К письму, переданному Вам по телефону, Владимир Ильич просил добавить для Вашего сведения, что тов. Каменев едет в Грузию в среду и Вл. Ил. просит узнать, не желаете ли Вы послать туда что-либо от себя.

5-го марта 1923 г.

М. Володичева


Справка М. А. Володичевой

В тот же день Володичева записала для памяти эту справку. Опубликовано в «Известия ЦК», № 9, 1990 г. — /И-R/

В ответ на прочитанное т. Троцкому письмо Владимира Ильича о грузинском вопросе т. Троцкий ответил, что так как он болен, то не может взять на себя такого обязательства, но так как надеется, что скоро поправится, то просил прислать ему материалы (если они никому не необходимы) для ознакомления и, если здоровье ему позволит, он их прочитает.

Сказал, что документов он абсолютно не знает, что он говорил с Махарадзе, с Мдивани, слышал Орджоникидзе и заявил на Пленуме ЦК, что если у него были колебания, то он убедился, что были наделаны крупные ошибки.

Говорил, что у него острые боли, что подошел к телефону с трудом и лишь потому, что знал, что будут звонить от Владимира Ильича; сказал, что он не может сейчас работать, что он не знает даже, сможет ли выступить на съезде, что он положительно парализован, что он должен был написать тезисы о промышленности и очень сомневается, что здоровье ему позволит сейчас это сделать (что его в настоящее время интересует вопрос, поднятый Владимиром Ильичем, о реорганизации Рабкрина* и что если можно, он хотел бы с ним переговорить по этому вопросу, если ему разрешено работать в таком объеме).

* Речь идет о статье В. И. Ленина «Как нам реорганизовать Рабкрин. (Предложения XII съезду партии)», написанной 23 января 1923 г. — /И-R/

На добавление к письму Владимира Ильича о том, что Каменев едет на съезд в Грузию и что Владимир Ильич спрашивает, не желает ли он чего-либо написать туда, он ничего определенного пока не ответил.

Материалы с письмом Владимира Ильича будут ему сегодня посланы.

Записано по телефону.

М. В.,

5-го марта 23 г.


Ленин порывает отношения со Сталиным.

В тот же день Ленин узнает от Н.К. Крупской о грубости Сталина к ней. Подозревая, что за грубостью стоит расчет коварного генсека: затруднить работу и действия больного — Ленин рвет с ним отношения. Чувствуя себя в цейтноте из-за прогрессирующей мозговой болезни, Ленин раскрывает карты и посылает сообщение о войне против Сталина также Каменеву и Зиновьеву. Троцкого он уже предупредил не идти на компромисс со Сталиным.

Документ был рассекречен в эпоху Хрущева и опубликован в ПСС Ленина, изд. 5, т. 54, стр 329-330.

— Искра-Research.

С. секретно

Лично

Копия тт. Каменеву и Зиновьеву

Уважаемый т. Сталин!

Вы имели грубость позвать мою жену к телефону и обругать ее. Хотя она Вам и выразила согласие забыть сказанное, но тем не менее этот факт стал известен через нее же Зиновьеву и Каменеву. Я не намерен забывать так легко то, что против меня сделано, а нечего и говорить, что сделанное против жены я считаю сделанным и против меня. Поэтому прошу Вас взвесить, согласны ли Вы взять сказанное назад и извиниться или предпочитаете порвать между нами отношения.

С уважением

5-го марта 23 года.

Ленин


Записка Ленина грузинским цекистам.

Это было последним политическим действием больного вождя. Печатается по копии, хранящейся в Архиве Троцкого в Гарвардском университете, папка MS Russ 13 Т-788 (Houghton Library, Harvard University) — /И-R/

С. секретно

Тов. Тов. Мдивани, Махарадзе и др.

Копии: тт. Троцкому и Каменеву

 

Уважаемые товарищи! Всей душой слежу за вашим делом. Возмущен грубостью Орджоникидзе и потачками Сталина и Дзержинского. Готовлю для вас записки и речь.

С уважением

Ленин

6-го марта 1923 г.

 


Следующие два письма были опубликованы в журнале «Известия ЦК КПСС», № 9, 1990 г. — /И-R/

Л. Б. Каменев — Г. Е. Зиновьеву

Сов[ершенно] секр[етно]

7.III.[1]923 г. 4 часа.

Дорогой Григорий,

Уезжаю через 2 часа. Для ориентировки сообщаю тебе след[ующие] факты. Узнав, что Груз[инский] съезд назначен на 12 [марта], Старик* весьма взволновался, нервничал и 1) послал Троцкому письменную просьбу «взять на себя защиту груз[инского] дела в партии: тогда я буду спокоен». Троцкий решит[ельного] ответа не дал. Вызывал вчера ночью меня для совещания, 2) написал и дал мне для передачи «Мдивани, Мах[арадзе] и др.» (копия Троцкому и Каменеву) письмо в 2 строки фактической солидаризации с Мдивани и К° и дезавуирования Серго, Ст[алина] и Дз[ержинского], 3) послал Сталину (копия мне и тебе) персональное письмо**, которое ты, наверно, уже имеешь. Сталин ответил весьма сдержанным и кислым извинением, которое вряд ли удовлетворит Старика.

Я приложу все силы для достижения на Кавказе мира на почве решений, которые объединили бы обе группы.

Полагаю, этого можно будет добиться. Боюсь, что это уже не удовлетворит Старика, который, видимо, хочет не только мира на Кавказе, но и определенных организационных выводов наверху.

Я думаю, тебе необходимо быть в Москве это время и держать связь со мной в Тифлисе. Съезд*** отложен до 15 [апреля], и это дает возможность еще раз обсудить все возникающие из совокупности перечисленных фактов выводы. Жалею, что не могу до отъезда поговорить с тобой.

Жму руку.

Л. Каменев

* Старик — Ленин.

** Письмо Ленина Сталину о разрыве отношений.

*** Очередной XII партийный съезд состоялся 17—25 апреля 1923 г.


И. В. Сталин — Орджоникидзе

Дорогой Серго!

Узнал от т. Каменева, что Ильич посылает тт. Махарадзе и другим письмецо, где он солидаризируется с уклонистами и ругает тебя, т. Дзержинского и меня*. Видимо имеется цель надавить на волю съезда Компартии Грузии в пользу уклонистов. Нечего и говорить, что уклонисты, получив это письмецо, используют его вовсю против Заккрайкома, особенно против тебя и т. Мясникова. Мой совет:

1. Никакого давления не делать Заккрайкому на волю большинства Компартии Грузии, дать этой воле, наконец, полностью проявиться, какова бы она ни была.

2. Добиться компромисса, но такого компромисса, который может быть проведен без грубого воздействия на большинство ответственных работников Грузии, т. е. компромисса естественного, добровольного.

3. Мне говорят, что т. Мясников хотел бы приехать на съезд, но его будто бы не отпускают ввиду недостатка работников. Я думаю, что его следовало бы обязательно отпустить в качестве делегата на партсъезд, ибо не сомневаюсь, что его выберут на партсъезд.

Твой И. Сталин.

7.III.23 г. Москва

P.S. Съезд отложен на 15-ое апреля. Пленум назначен на 10-ое [апреля]. Приезжай своевременно.

И. Ст.


Глава III: К вечеру 7 марта Ленин потерпел второй инсульт и потерял дар речи. Заговорщики наглеют и идут в наступление.

На следующий день, 8 марта, получив подтверждение того, что Ленин вышел из строя, Сталин направил Каменеву в Тифлис шифрованную телеграмму. Надо было воодушевить испуганного и колеблющегося «триумвира» и поддержать близкого союзника-Орджоникидзе.

XII съезд РКП, несколько раз отложенный, должен был, наконец, открыться в середине апреля 1923 г. После инсульта Ленина и в преддверии съезда резко активизировались закулисные маневры «тройки» — Зиновьев, Сталин и Каменев — с целью изолировать Троцкого, скрыть разногласия и узурпировать волю партии. Секретариат ЦК — Сталин, Молотов и др. — уже давно подбирает делегатов будущего съезда. Сталин еще не может обеспечить враждебное Троцкому большинство, но пытается продвинуть его недоброжелателей на влиятельные посты в партии.

Члены «тройки» делают отчаянные попытки скрыть от делегатов съезда суть политического блока Ленина и Троцкого против аппарата ЦК и против главного аппаратчика-Сталина. Выдвигается миф об единодушии ЦК; принципиальные разногласия скрыты и умаляются.

Мы приводим ниже несколько записок секретарей и помощников ЦК, касающихся последних политических статей больного Ленина. Эти статьи: «К вопросу о национальностях», «Письмо к съезду», «О придании законодательных функций Госплану», о Рабкрине, и др. — были спрятаны от партии и народа до 1956 г. За хранение и распространение т. н. «Завещания Ленина» в 1930-е годы были расстреляны тысячи большевиков.

Делать из писем Ленина государственный секрет стало невозможным после разоблачений Хрущева на ХХ съезде. (К слову, сам доклад Хрущева «О культе личности» был засекречен до 1989 г.). Но записки и письма Каменева, Сталина, секретарей ЦК и прочие документы, приведенные ниже, хранились в тайне до 1989-90 годов, когда монолитный прежде аппарат ЦК КПСС и всего Союза ССР стал трещать и разлагаться. Они были опубликованы в журнале «Известия ЦК КПСС», № 9, 1990 г.

В оценке этих записок надо принять во внимание следующее: Ленин продолжал работать до 7 марта 1923 г., хотя и в ограниченном режиме, несмотря на предупредительные удары сосудов в собственном мозгу. После второго инсульта 7—10 марта он снова потерял дар речи; в мае его перевезли в Горки. Все же врачи месяцами давали осторожно-оптимистические прогнозы на его исцеление.

Во время этого длительного «провизориума» (выражение Троцкого в его автобиографии) Троцкий надеялся на выздоровление Ленина и восстановление их блока против бюрократического извращения аппарата ЦК. С другой стороны, заговорщики «тройки» опасались такого выздоровления, действовали тайком, лицемерно и коварно. Особенно одиозна роль Каменева. Лично связанный с Лениным годами сотрудничества — Ленин сделал его своим литературно-политическим душеприказчиком; Фотиева обращается к нему, как к «председательствующему в Политбюро» заместителю больного вождя — Каменев отстраняется от ответственности и бросает беззащитную Фотиеву в руки бездушного аппарата ЦК.

Не лучше и роль Бухарина. Секретарша Ленина по Политбюро, М. И. Гляссер, пишет ему исповедательное письмо о блоке Ленина с Троцким против Сталина. Нам неизвестен ответ Бухарина мятущейся Гляссер, но в Политбюро, в редакции «Правды» и на всех открытых форумах Бухарин скрывал политический блок Ленина и Троцкого и продвигал аполитичный и беспринципный блок всех против Троцкого. Впрочем, циничное настроение Бухарина отчасти передает другая публикация в «Известиях ЦК КПСС» № 8 за 1991 год. Вот два крылатых его афоризма 1924 года:

«Если хочешь быть наркомвоеном, ругай Троцкого».

«Завещания (в отличие от заветов) выполняй всегда наоборот».

В центре заговора стоял, конечно, Сталин. Он в эти месяцы играл роль скромного, всегда остающегося в тени помощника более известных партийных теоретиков и вождей, лояльного ученика гениального Ленина и пр.

— Искра-Research.


26 марта — Заседание Политбюро о Грузии.

Политбюро обсуждает «грузинский вопрос». Орджоникидзе выступает в защиту позиции Заккрайкома против грузинских цекистов — и против позиции Ленина и Троцкого. Каменев и Куйбышев, вернувшись из поездки в Грузию, по-видимому, сговорились со Сталиным. Каменев оправился от своего испуга 6 марта и выступает в поддержку бюрократического централизма Сталина и Орджоникидзе.

— Искра-Research.

Выписка из протокола № 57 заседания Политбюро ЦК РКП(б)

Документ был опубликован в журнале «Известия ЦК КПСС», № 9, 1990 г. — /И-R/

26 марта 1923 г.

Слушали:

Доклад тт. Каменева и Куйбышева

Постановили:

а) Принять следующее предложение тт. Каменева и Куйбышева:

1) Перевести на другую работу тт. Мдивани и Гегечкори ввиду того, что эти товарищи наиболее склонны обострять отношения в партии и тем создавать атмосферу фракционной борьбы и трудно преодолимое препятствие для мира в Компартии Грузии.

2) Ввести в ЦК КПГ т. Коте Цинцадзе.

3) Вопрос о составе Заккрайкома, ввиду телеграфной просьбы членов Заккрайкома тт. Орджоникидзе, Орахелашвили, Мясникова и Кирова отложить до приезда делегации Закавказских компартий для совместного с ними обсуждения.

б) Одобрить проект тезисов, подписанных 14. с.г. тт. Каменевым, Куйбышевым и представителями обоих течений Грузинской компартии.

в) Поручить комиссии в составе тт. Каменева, Зиновьева и Куйбышева выработать проект письма к членам Грузинской компартии, в котором указать на ошибки обеих сторон, и настаивать на основании оценки этих ошибок на необходимости сотрудничества обеих групп. В письме должно быть также обязательно указано на ошибки, допущенные при объединении наркоматов в осуществлении федерации и особенно подчеркнуть неправильность чрезмерных обвинений меньшинства со стороны большинства.

г) Предложение т. Троцкого об отзыве т. Орджоникидзе отклонить (пятью голосами против двух)**.

д) Постановление в целом доложить Пленуму ЦК РКП.

«Известия ЦК КПСС», № 9, 1990 г.


Переписка М. И. Гляссер с Л. Д. Троцким

26 марта 1923 г.

Во время заседания Политбюро М. И. Гляссер, которая вела протокол заседания, и Л. Д. Троцкий обменялись следующими записками, опубликованными в журнале «Известия ЦК КПСС», № 9, 1990 г. — /И-R/

М. И. Гляссер — Л. Д. Троцкому

Тов. Троцкий! Вы сказали во время прений по национальному вопросу, что если у Вас были сомнения при принятии решения по грузинскому конфликту, то теперь (во время прений) Вы укрепились в том убеждении, что решение это было ошибочным и линия Орджоникидзе на Кавказе неправильной. Верно ли я Вас поняла?

М. Гляссер

Л. Д. Троцкий — М. И. Гляссер

Я не совсем понимаю, почему Вы ставите этот вопрос: разве здесь протоколируются прения? Сказал я приблизительно следующее: если у меня были сомнения насчет правильности политики Орджоникидзе и решения Пол[ит]бюро, то теперь эти сомнения усилились в сто раз (после речи Орджоникидзе).

Троцкий


28 марта 1923 г.

В Секретариат ЦК

Троцкий продолжает борьбу вокруг национального вопроса в защиту общей с Лениным позиции. Это письмо было опубликовано в журнале «Известия ЦК КПСС», № 9, 1990 г. Секретариат ЦК (Сталин) в течение месяцев вел тайную борьбу против Ленина и Троцкого, в частности, путем искажения их позиций по вопросам национальностей, монополии внешней торговли и др. — /И-R/

Копия тов. Гляссер

В протоколе № 57 на второй странице по вопросу о Грузии записано только мое предложение об отзыве тов. Орджоникидзе. Я сделал три предложения, и поскольку упомянуто первое, нужно прибавить и два других, также отклоненных: 1) констатировать, что Закавказская Федерация в нынешнем своем виде представляет собою искажение советской идеи федерации в смысле чрезмерного централизма; 2) признать, что товарищи, представляющие меньшинство в грузинской компартии, не представляют собою «уклона» от партийной линии в национальном вопросе; их политика в этом вопросе имела оборонительный характер — против неправильной политики тов. Орджоникидзе.

Л. Троцкий

28/III/23 г.


Канун съезда.

Пленум ЦК РКП(б) обсуждал грузинский вопрос 31 марта 1923 г. К этому времени «тройка» начала вырастать в «семерку»: члены Политбюро за исключением Троцкого и включением председателя ЦКК, Куйбышева. В такой конфигурации эта тайная «директория» смогла изолировать Троцкого и подавить его сторонников в ЦК. В преддверии XII съезда активизируются закулисные игры аппарата против Троцкого и больного Ленина. Его секретарь Фотиева передает Сталину, для ЦК, последнюю статью Ленина, но что ему до воли умирающего вождя?

16 апреля, за день до открытия съезда, счет идет уже не на дни, а на часы и минуты. Сталину очень важно оставить последние мысли Ленина не известными делегатам съезда, держать черновики его статей о Рабкрине и автономизации запертыми в сейфе ЦК.

— Искра-Research.


Л. А. Фотиева — И. В. Сталину

Речь идет о статье В. И. Ленина «К вопросу о национальностях или об автономизации». Редакция ЦК в 1990 году заметила: «На письме имеется пометка Л. А. Фотиевой:

»Не послано, т. к. т. Сталин сказал, что он в это не вмешивается»».

Сталин в это время пытался сыграть роль лояльно незаинтересованного партийца, винтика в аппарате партии: он, мол, не знает и знать не хочет о направленной против него статье Ленина. Секретарь Совета Народных комиссаров и Ленина, Фотиева, помогла Сталину дистанцироваться от манипуляций с документами в кабинете Ленина и этим спасла себе жизнь. — /И-R/

Секретно

т. Сталину

Прилагаемая статья т. Ленина была написана им 31/XII— 22 г.

Владимир Ильич предполагал ее опубликовать, так как на мой вопрос, заданный ему незадолго до его последнего заболевания, не считает ли он нужным опубликовать эту статью — он сказал — да, я думаю ее опубликовать несколько позже.

Владимира Ильича сильно волновал национальный вопрос и он готовился выступить по нему на партсъезде, а в этой статье его точка зрения по данному вопросу выражена очень ярко.

На основании вышеизложенного я считаю своим партийным долгом довести до Вашего сведения эту статью, хотя и не имею формального распоряжения Владимира Ильича.

Ранее сделать этого не могла, т. к. сначала не было еще вполне очевидно, что Владимир Ильич не сможет сам выявить свою волю в этом отношении до съезда, а последние 212 недели я была больна и сегодня первый день на работе.

Просьба вернуть статью, т. к. посылается тот единственный экземпляр, который имеется в архиве Владимира Ильича.

16/IV 23 г.

Л. Фотиева


Л. А. Фотиева — Л. Б. Каменеву

Печатается по копии, хранящейся в Архиве Троцкого в Гарвардском университете, папка MS Russ 13 Т-793 (Houghton Library, Harvard University) — /И-R/

Тов. Каменеву, копия т. Троцкому

Лев Борисович.

В дополнение к нашему телефонному разговору сообщаю Вам как председательствующему в Политбюро следующее:

Как я уже сообщила Вам, 31/ХII — 22 г. Владимиром Ильичем была продиктована статья по национальному вопросу.

Вопрос этот его чрезвычайно волновал и он готовился выступить по нему на партсъезде.

Незадолго до своего последнего заболевания он сообщил мне, что статью эту опубликует, но позже. После этого он захворал, не сделав окончательного распоряжения.

Статью эту Владимир Ильич считал руководящей и придавал ей большое значение. По распоряжению Владимира Ильича она была сообщена т. Троцкому, которому Владимир Ильич поручил защищать его точку зрения по данному вопросу на партсъезде ввиду их солидарности в данном вопросе.

Единственный экземпляр статьи, имеющийся у меня, хранится по распоряжению Владимира Ильича в его секретном архиве.

О вышеуказанном довожу до Вашего сведения.

Ранее сделать этого не могла, т.к. только сегодня приступила к работе после болезни.

Личный секретарь В. И. Ленина

Л. Фотиева.

16/IV— 23 г. (до 5 ч. 35 мин. дня)


Л. Б. Каменев в Секретариат ЦК РКП(б)

 

Сейчас, 5 час. 35 мин., получил прилагаемую записку тов. Фотиевой. Пересылаю ее в ЦК, ибо записка ничего лично меня касающегося не заключает. По-моему, ЦК должен сейчас же решить положительно вопрос об опубликовании статьи Владимира Ильича.

16/IV — 23 г. 5 ч. 45 м.

Л. Каменев

Примечание «Известий ЦК КПСС» в 1990-м году:

«Для себя Л. Б. Каменев оставил, как бы копию, записку следующего содержания: «В Секретариат ЦК. Ув. тов., только что получил от т. Фотиевой прилагаемую записку. Изложенное в ней явно не имеет никакого лично меня касающегося содержания. Поэтому пересылаю Вам и эту записку т. Фотиевой и мой ответ ей». Эта записка, написанная красными чернилами Л. Б. Каменевым, сохранилась вместе с им же написанными копиями его письма к Л. А. Фотиевой».


Л. Б. Каменев — Л. А. Фотиевой

В этой отписке Каменев опускается еще ниже на моральной лестнице и перекладывает на безответную секретаршу Ленина свою собственную вину в искажении воли вождя. А затем, он отсылает бедную женщину от Понтия к Пилату — от себя, в Секретариат к Сталину. — /И-R/

16.IV.923.

Тов. Фотиева,

Сейчас получил Вашу записку. Более месяца тому назад т. Троцкий показывал мне статью Владимира Ильича по национальному вопросу, Указывая — с Ваших слов — на полную и абсолютную секретность ее и на то, что она ни в коем случае не подлежит оглашению не только путем печати, но даже и путем устной передачи. Было это, по-моему, уже тогда, когда Владимир Ильич был лишен возможности давать новые распоряжения.

Я не могу, поэтому, не удивляться разногласию между тем, что Вами было сообщено т. Троцкому и что Вы сообщаете теперь мне по поводу воли Владимира Ильича.

Я никак не могу судить о ней, ибо Вами, видимо, не была соблюдена при этом абсолютная точность и формальность в таком важном для всей партии деле, как передача воли Владимира Ильича.

Если Вы уверены, что знаете, в чем именно заключается воля Владимира Ильича в данном случае, Вы должны немедленно обратиться со своим конкретным предложением в ЦК.

Так как в ПБюро не существует звания «председательствующего» (председатель выбирается для каждого заседания), то я удивлен, что Вы обратились почему-то ко мне, вместо того, чтобы адресоваться в правильном партийном порядке,— через Секретариат ЦК.

Вашу записку и мой ответ пересылаю в Секретариат ЦК.

С ком. приветом

Л. Каменев


Л. Д. Троцкий — всем членам ЦК РКП(б)

Получив от Фотиевой копию ее записки Каменеву (см. выше), Троцкий передает статью Ленина в ЦК. Печатается по копии, хранящейся в Архиве Троцкого в Гарвардском университете, папка MS Russ 13 Т-794 (Houghton Library, Harvard University) — /И-R/

Совершенно секретно

ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЦК РКП

Мною получена сегодня прилагаемая при сем копия письма личного секретаря т. Ленина т. Л. Фотиевой к т. Каменеву по поводу статьи т. Ленина по национальному вопросу.

Статья т. Ленина была мною получена 5-го марта одновременно с тремя записками т. Ленина, копии которых при сем также прилагаются.

Я тогда снял для себя копию статьи как имеющей исключительное принципиальное значение и положил ее в основу как своих поправок к тезисам т. Сталина* (принятых т. Сталиным), так и своей статьи в «Правде» по национальному вопросу.

* Редакция «Известий ЦК КПСС» в 1990-м году по поводу тезисов Сталина заметила:

«6 марта 1923 г. Л. Д. Троцкий послал В. И. Сталину замечания к тезисом последнего "Национальные моменты в партийном и государственном строительстве", которые он готовил к 12-му съезду ВКП. Троцкий предлагал Сталину сказать в тезисах о наличии в партии двух уклонов: русского (или великорусское ядро в партии — «великодержавники») и националы, о том, что конфликты между ними принимают открытую форму и превращаются во фракционную борьбу, подчёркивая, что второй уклон «и исторически и политически» является реакцией на первый. Троцкий предложил также снять в первом пункте категоричность о правильном развитии национального вопроса в стране и сказать о полной неспособности буржуазии организовать многонациональные государства Сталин принял эти поправки; исправленные тезисы были опубликованы в газете «Правда» № 65, 24 марта 1923 г.».

19 марта Троцкий написал статью «Мысли о партии II. Национальный вопрос и воспитание партийной молодежи», которая была опубликована в «Правде» № 61, за 20 марта.

Статья, как сказано, имеет первостепенное принципиальное значение. С другой стороны, она заключает в себе резкое осуждение по адресу трех членов ЦК. Пока оставалась хоть тень надежды на то, что Владимир Ильич успел сделать относительно этой статьи какие-либо распоряжения насчет партийного съезда, для которого она, как вытекает из всех условии и в частности из записки т. Фотиевой, предназначалась,— до тех пор я не ставил вопроса о статье.

При создавшейся ныне обстановке, как она окончательно определяется запиской т. Фотиевой, я не вижу другого исхода, как сообщить членам Центрального Комитета статью, которая, с моей точки зрения, имеет для партийной политики в национальном вопросе не меньшее значение, чем предшествующая статья по вопросу об отношении пролетариата и крестьянства*.

* Речь идет о статье В. И. Ленина «О кооперации», написанной 4 и 6 января 1923 г. и опубликованной в газете «Правда» № 115 и 116, от 26 и 27 мая 1923 г. — /И-R/

Если никто из членов ЦК — по соображениям внутрипартийного характера, значение которых понятно само собой, — не поднимет вопроса о доведении статьи в том или другом виде до сведения партии или партсъезда, то я со своей стороны буду рассматривать это как молчаливое решение, которое снимает с меня личную ответственность за настоящую статью в отношении партсъезда.

 

Приложение: письмо т. Фотиевой, три записки и статья т. Ленина.

Л. Троцкий

16/IV —23 г.


Л. А. Фотиева — И. В. Сталину

Тов. Сталин,

Сегодня я советовалась с Марией Ильиничной по вопросу о том, не нужно ли опубликовать пересланную мною Вам статью Владимира Ильича, ввиду того, что он высказал намерение опубликовать ее в связи с выступлением на съезде, которое он собирался сделать. Мария Ильинична высказалась в том смысле, что так как прямого распоряжения Владимира Ильича об опубликовании этой статьи не было, то печатать ее нельзя и что она считает возможным лишь ознакомление с нею членов съезда. С своей стороны считаю нужным прибавить, что Владимир Ильич не считал эту статью законченной и готовой для печати.

16/IV — 23 г. 9 час. вечера

Л. Фотиева


И. В. Сталин — Членам ЦК РКП(б)

16 апреля 1923 г.

Заявление тов. Сталина членам ЦК

Я очень удивлен, что статьи тов. Ленина, имеющие безусловно высокопринципиальное значение и полученные тов. Троцким еще 5-го марта сего года, тов. Троцкий нашел возможным держать под спудом более чем месяц, не доводя его до сведения Политбюро или Пленума ЦК вплоть до кануна открытия XII партсъезда. Об этих статьях говорят, как мне сообщают сегодня делегаты съезда, вокруг них складываются среди делегатов слухи и легенды, о них знают, как я узнал сегодня, люди, ничего общего с ЦК не имеющие, сами члены ЦК вынуждены питаться этими слухами и легендами, между тем ясно, что ЦК должен был быть прежде всего информирован об их содержании.

Я думаю, что статьи тов. Ленина следовало бы опубликовать в печати, можно только пожалеть, что, как это ясно из письма тов. Фотиевой, их, оказывается, нельзя опубликовывать, так как они еще не просмотрены тов. Лениным.

10 часов вечера 16/IV-23 г.

И. Сталин


А. М. Назаретян* — всем членам ЦК РКП(б)

16 апреля 1923 г.

Строго секретно

ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЦЕКА РКП

Товарищу Ленину

По поручению тов. Сталина препровождаются для сведения членов ЦК:

а) письмо тов. Троцкого членам ЦК;

б) статьи тов. Ленина по национальному вопросу, написанные в конце декабря 1922 года;

в) письмо тов. Фотиевой на имя тов. Каменева и ответ последнего.

г) письмо тов. Фотиевой на имя тов. Сталина;

д) заявление тов. Сталина

1. Пом. секретаря Цека

А. Назаретян

* Амаяк Макарович Назаретян — старый большевик с Кавказа, помощник Сталина в ЦК. В конце 1923 г. Сталин перевел Назаретяна в редакцию «Правды», где тот по поручению генсека фальсифицировал рапорты о проходившей тогда в партии дискуссии. Когда фальсификацию разоблачили, Назаретян взял вину на себя, выгородив патрона-Сталина. Это, впрочем, не спасло его жизнь и он был расстрелян 30.10.1937 г. — /И-R/


Еще о статье Ленина о национальном вопросе

XII съезд отрылся без Ленина 17 апреля и в кулуарах сразу же пошли слухи о его «Завещании» и вопросы о наследии власти. Противники Троцкого тайком приписывали ему бонапартистские намерения и пытались скрыть политическое единодушие между больным вождем и Троцким.

Печатается по копии, хранящейся в Архиве Троцкого в Гарвардском университете, папка MS Russ 13 Т-795 (Houghton Library, Harvard University). Это письмо Троцкого и следующее были в СССР опубликованы в 1990 году в журнале «Известия ЦК КПСС». — /И-R/

Секретно

По поводу заявления тов. Сталина от 16.IV

ЧЛЕНАМ ЦК РКП

1. Статья тов. Ленина была прислана мне в секретном и личном порядке тов. Лениным через тов. Фотиеву, причем несмотря на выраженное мною в тот же час намерение ознакомить членов Политбюро со статьей, тов. Ленин категорически высказался против этого через тов. Фотиеву.

2. Так как через два дня после получения мною статьи положение тов. Ленина ухудшилось, то дальнейшие сношения с ним по этому вопросу естественно прекратились.

3. Через некоторое время статья была у меня потребована тов. Гляссер и мною возвращена.

4. Я снял для себя копию для личного своего употребления (для формулировки поправок к тезисам тов. Сталина, для написания своей статьи и пр.).

5. Какие распоряжения отданы тов. Лениным относительно его статьи и других документов по грузинскому делу («готовлю речи и статьи»), об этом я ничего не знал. Полагал, что соответственные указания имеются у Надежды Константиновны, Марии Ильинишны или у секретарей тов. Ленина. Запрашивать кого бы то ни было об этом я не считал уместным по причинам, которые не требуют пояснения.

6. Только из вчерашнего обращения ко мне тов. Фотиевой по телефону и из её записки тов. Каменеву я узнал, что никаких распоряжений относительно статьи тов. Ленин не сделал. Раз формальной вопи по этому вопросу тов. Ленина нет, вопрос оставалось решить по принципу политической целесообразности. Брать на себя единолично ответственность за такое решение я, разумеется, не мог и потому передал вопрос на разрешение ЦК. Я сделал это без единой минуты запоздания после того, как только узнал, что тов. Лениным никому не дано никаких прямых и формальных указаний по поводу дальнейшей судьбы его статьи, оригинал которой хранится у его секретарей.

7. Если кто-либо считает, что я действовал неправильно в этом вопросе, то я с своей стороны предлагаю расследовать это дело либо в конфликтной комиссии съезда, либо в особой комиссии. Других путей для этого я не вижу.

Л. Троцкий

17/IV 23 г.


Инсинуации триумвиров продолжаются в кулуарах съезда, и Троцкий угрожает разоблачением. Письмо печатается по копии, хранящейся в Архиве Троцкого в Гарвардском университете, папка MS Russ 13 Т-796 (Houghton Library, Harvard University) — /И-R/

Личное

Написано без копий

Товарищ Сталин.

Вчера после личной беседы Вы заявили, что считаете для себя совершенно ясным, что в вопросе о статье тов. Ленина мною не совершено было никаких неправильных шагов и что в этом смысле Вы сделаете письменное заявление.

До сегодняшнего утра (11 часов) я такого заявления не получал. Возможно, что Вам помешал Ваш вчерашний доклад*.

* 17 апреля 1923 г. И. В. Сталин выступал на вечернем заседании XII съезда партии с Организационным докладом.

Во всяком случае Ваше первое заявление остается до настоящего момента неопровергнутым Вами и позволяет некоторым товарищам распространять соответственную версию среди части делегатов.

Так как в этом вопросе — по причинам, которые Вы, разумеется, легко поймете — я не могу допустить и тени неясности, то я считаю необходимым ускорить ликвидацию этого дела. Если я не получу от Вас в ответ на эту записку сообщения о том, что Вы в течение сегодняшнего дня разошлете всем членам Центрального Комитета заявление, которое исключало бы возможность какой бы то ни было двусмысленности в этом вопросе, — то я буду считать, что Вы переменили свое вчерашнее намерение, и обращусь в конфликтную комиссию с просьбой о рассмотрении вопроса в полном его объеме.

Вы лучше, чем кто бы то ни было, можете оценить, что если я не сделал этого до сих пор, то отнюдь не потому, что это могло бы причинить ущерба моим интересам.

Л. Троцкий

18/IV 23.


Спустя 8 месяцев: М. И. Гляссер — Н. И. Бухарину.

Николай Иванович.

Мне совсем не приходится за последнее время Вас встречать, между тем крайне необходимо с Вами поговорить. Постараюсь написать, в чем дело, но боюсь, не выйдет.

Я прочла недавно письмо Троцкого (из числа нелегально распространяемых в партии его писем)*, из которого убедилась, что он использовал для доказания своего единомыслия с Вл. Ил. и одновременно для дискредитирования т. Сталина — «блок» В. И. с ним по национальному вопросу. Так как В. И. узнал от меня об его (и т. Зиновьева) отношении к нацвопросу, то выходит, что я ему в этом помогла. Я прекрасно сознаю, к чему привело бы завоевание Троцким большинства в партии, и теперь, разбираясь в том, что происходит сейчас, не нахожу оправдания своему поступку. Мое письмо к Вам сейчас — попытка с Вашей помощью уяснить себе, действительно ли я совершила недопустимый проступок. Мне это необходимо, так как эта мысль сводит меня с ума. Вл. Ил. свою статью по нацвопросу написал раньше, чем назначил к[оми]ссию (Фотиева, Горбунов и я) для ознакомления с материалами к[оми]ссии т. Дзержинского. Он имел уже свое предвзятое мнение, нашей работой буквально руководил и страшно волновался, что мы не сумеем доказать в своем докладе то, что ему надо и он не успеет до съезда подготовить свое выступление. Вместе с тем он взял с нас слово держать все в строжайшей тайне до окончания работы и ничего не говорить об его статье. Именно потому, что он был болен и страшно подозрителен — ему все время казалось, что с ним уже не считаются (я так думаю), обмануть его доверие было для нас немыслимо. И мы не имели права своевременно передать ЦК мнение Вл. Ил. Я рассудила — может быть слишком примитивно — что если Вл. Ил. узнает о том, что тт. Зиновьев и Троцкий думают так же, как и он, то он не будет так сильно волноваться тем, что сам лично не сможет повлиять на решение вопроса. Ведь, если бы В. И. был здоров, он бы это все равно знал. Я не учла тех взаимоотношений, кот[орые] тогда были и не предугадала, что Троцкий так это сможет использовать: Вл. Ил. написал ему записку, кот[орая] сейчас фигурирует и в письме Троцкого и в «Социалистическом] вестн[ике]», а нам велел передать Троцкому — только ему — свою декабрьскую статью по нацвопросу.

* Меньшевики за границей опубликовали в № 23—24 «Социалистического вестника» от 17 декабря 1923 г. письмо В. И. Ленина «К вопросу о национальностях или об «автономизации», частично, записку В. И. Ленина Л. Д. Троцкому от 5 марта 1923 г., а также письмо Фотиевой Л. Б. Каменеву от 16 апреля 1923 года. — /И-R/

В. И., действительно, узнав об этом, обрадовался и как будто успокоился. Для меня не было никакого сомнения в том, что Вл. Ил. прав, как всегда. Я и теперь убеждена, что, несмотря на свою болезнь, он правильнее оценил положение в Грузии. Но благодаря болезни он был не прав по отношению к т. Сталину.

Может быть, я плохо делаю и сейчас, что пишу Вам это все. Он своего запрещения — говорить об этом кому бы то ни было, не снял. Но я молчать больше не в состоянии, да и все равно, все эти факты известны не только всей партии, но и «Социалистическому] вестн[ику]». Мне невыносимо тяжело думать, что я своим вмешательством принесла такой вред. Особенно тяжело потому, что за два с половиной года работы в Политбюро я, близко видя работу Политбюро, не только научилась глубоко ценить и уважать всех вас, в частности т. Сталина (мне стыдно смотреть на него теперь), но и понимать разницу между линией Вл. Ил-ча и Троцкого. Я сказала Вл. Ил. о Троцком только из желания успокоить В. И. Нужно это было или это было недопустимо, я не могу сейчас разобраться. А разобраться необходимо. Напишите мне, как Вы думаете, только совсем искренно. Мне кажется, что если бы меня как следует нзругали и наказали, мне было бы легче. И простите, что я Вам надоедаю своей особой.

Уваж[ающая] Вас

М. Гляссер

11/I—23** г.

** Дата под письмом ошибочна. Содержание говорит, что Гляссер написала его годом позже в январе 1924 г. незадолго до смерти Ленина. — /И-R/