Реакция «тройки».

Мы печатаем ниже документ, который фракционное большинство в Политбюро составило в ответ на письмо Троцкого от 8-го октября и Заявление 46-ти от 15-го октября. Заговорщикам надо было возразить Троцкому и его единомышленникам и попытаться публично, в преддверии расширенного пленума ЦК и ЦКК, обосновать политику изоляции и вытеснения Троцкого. Надо иметь в виду, что тайная «тройка» Сталина, Зиновьева и Каменева более года действовала за кулисами официальных учреждений партии. Фракционеры скрывались от Ленина, который в октябре 1922 г. вернулся временно к работе, и от Троцкого, который начал подозревать об этом заговоре. Заговорщики особенно опасались блока между больным Лениным и Троцким, а такой блок уже начал выстраиваться на основе последних политических действий Ленина в декабре 1922 и до его последнего инсульта. Они также прятались от официальных учреждений партии, ЦК и ЦКК. После второго инсульта Ленина в марте 1923 г. тайные заговорщики обнаглели, и «тройка» была расширена в «семерку» — все члены Политбюро, кроме Троцкого, плюс председатель ЦКК, Куйбышев.

Итак, заговор всех против Троцкого действовал за спиной партии уже много месяцев. Ответ Политбюро от 19 октября интересен по следующей причине. Здесь тайная фракция пытается выстроить серию политических аргументов по всем пунктам разногласия. Аргументы, конечно, полностью лицемерны, так как сам факт заговора отрицается и в фракционности обвиняется Троцкий — мишень заговора. Фракция большинства чувствует себя победительницей. Партия еще молчит и не знает о разногласиях в ЦК. Но Заявление 46-ти и письма Троцкого в ЦК лишь сейчас становятся известны активистам партии. Пока что, аппарат чувствует себя победителем и готовит расправу с Троцким и другими диссидентами. В этой связи можно понять заявление верхушки Центральной Контрольной Комиссии на следующий день.

Неожиданно для заговорщиков в Секретариате ЦК, возмущение партийных рядов бюрократическим режимом в совокупности с всеобщим ожиданием Германской революции, вскоре вызовут взрыв возмущения и общую дискуссию во всех ячейках. Через месяц Сталину и Зиновьеву придется пойти на попятную и согласиться с демократизацией внутрипартийной жизни.

Надо добавить, что этот документ был вскоре официально «забыт» и «большинство» ЦК не использовали эти аргументы в разгар дискуссии в ноябре и декабре. В разгар дискуссии в ноябре и начале декабря, когда Сталин, Зиновьев и Каменев терпели поражение на многолюдных собраниях в Москве, аппарат не мог выступать с заявлениями, что «тов. Троцкий стал центром, вокруг которого собираются все противники основных кадров партии». Этот документ был на долгие десятилетия скрыт в архивах ЦК.


Пару слов об источнике публикации: статья появилась в журнале «Известия ЦК КПСС» № 7, 1990 г. Этот журнал был создан в 1989 г. режимом Горбачева на определенном этапе смертельной агонии сталинистского режима. Идеологи и пропагандисты режима быстро линяли и перекрашивались из «марксистов-ленинистов» и «коммунистов» в «демократов» и анти-коммунистов. ЦК дал приказ своим техническим исполнителям в редакции журнала «ничего не скрывать», печатать все старые тайны сталинского режима и т.д. Из давно засекреченных и за семью печатями запертых архивов были вытащены протоколы и папки ЦК и Политбюро. Их наконец публиковали и даже снабжали более-менее правдивыми объяснениями. Редакторы, включая самого Горбачева, боялись, что если они сами их не напечатают, то документы обнародуют их конкуренты и преемники.

Мы видим, что в условиях развертывающегося кризиса режима Горбачева, редакторы, готовящие материалы к публикации нервно ходят по лезвию ножа. В ряде заметок они дают понять, что аргументы большинства Политбюро против Троцкого подтасованы и фальшивы. Например, Редакция «Известий» опровергает аргумент Политбюро: «П. А. Богданов, И. Т. Смилга и В. Я. Чубарь, не имея принципиальных возражении против тезисов Л. Д. Троцкого, расходились с ним в частных вопросах», или «Цитата приводится неточно». Нервные редакторы в 1989 и 1990 годах видят впереди катастрофу своего режима, и не знают, как выкарабкаться из ямы.

Мы не приводим все замечания Редакции, и исключаем формальные и повторные. Но мы должны снова подчеркнуть, что в октябре 1923 г. тайная «семерка» нагло подделала под документом подпись Бухарина. Как отмечает Редакция «Известий ЦК», Бухарин, выехавший в то время в Петроград, прислал «категорическое» несогласие с текстом Заявления (см. ниже). По-видимому, в дальнейшем «семерке» удалось переубедить «мягкого как воск» Бухарина.

— Искра-Research.


Ответ членов Политбюро ЦК РКП(б) на письмо Л. Д. Троцкого от 8 октября 1923 г.

19 октября 1923 г.

Совершенно секретно.

Хранить на правах шифра.

Подлежит возврату.

ЧЛЕНАМ ЦК И ЦКК

I. Почему на письмо тов. Троцкого от 8-го октября 1923 г. необходим подробный ответ.

Многим членам ЦК и ЦКК известно, что сотрудничество между тов. Троцким и большинством Политбюро уже не один год происходит преимущественно в форме рассылки тов. Троцким писем и деклараций, в которых он неизменно подвергает критике чуть ли не всю деятельность ЦК. Большей частью большинство Политбюро воздерживалось от письменного ответа на эти документы. Лишь изредка, в отдельных случаях, тов. Ленин отвечал письменными объяснениями на то или другое из особенно неверных заявлений тов. Троцкого*. Непосредственно перед ХII-м съездом РКП нижеподписавшиеся были вынуждены письменно реагировать на несколько таких деклараций тов. Троцкого**, когда выяснилось, что он собирается сделать две крупные политические ошибки: 1) в вопросе о смычке с крестьянством тов. Троцкий занял тогда глубоко ошибочную позицию, клонившуюся к недооценке роли крестьянства, 2) в вопросе о роли партии в деле руководства государственными и хозяйственными органами тов. Троцкий занял тогда позицию, очень близкую к тов. Осинскому***.

* По-видимому, имеются в виду работы В. И. Ленина начала 1921 года: «Кризис партии» и «Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троцкого и Бухарина». — Редакция «Известий ЦК».

** См. Двенадцатый съезд РКП(б). Стенографический отчет. М., 1968, с. 816—820. — Редакция «Известий ЦК».

*** Н. Осинский в 1920—1921 гг. входил в группу «демократического централизма». Накануне и во время XII съезда точка зрения Л. Д. Троцкого на роль партии в руководстве отличалась от позиции Н. Осинского в 1920—1921 гг., о чем свидетельствуют как написанные Л. Д. Троцким тезисы о промышленности, так и его доклад на съезде. — Редакция «Известий ЦК».

С тех пор мы ни разу не отвечали на письменные заявления и декларации тов. Троцкого, которые, начиная с XII-го съезда, еще более участились. Письмо тов. Троцкого от 8-го октября принадлежит, однако, к числу таких документов, которых ни в коем случае без ответа оставлять нельзя. Во-первых, в этом письме тов. Троцкий, нападая первый на ЦК партии выступает в качестве зачинщика борьбы против ЦК, в качестве инициатора, дающего лозунг наступления на ЦК в трудный момент международного положения, ввиду чего Политбюро не имеет права не отвечать на письмо т. Троцкого; во-вторых, в этом письме, которое справедливо характеризовано Президиумом ЦКК и Бюро Московского Губкома*, как «письмо-платформа», как открытый приступ к организации фракционности, тов. Троцкий делает ряд ошибок, которые могут стать опаснее для партии, чем даже его «брошюра-платформа», выпущенная накануне Х-го съезда РКП**, которые (ошибки) могут породить действительный кризис в партии и раскол между партией и рабочим классом. Если наша партия не заставит тов. Троцкого отказаться от тех чудовищных ошибок, которые он делает своим выступлением в «письме-платформе» от 8-го октября 1923 г., то не только РКП и не только СССР, но и германской революции будет причинен громадный ущерб.

* См. Известия ЦК КПСС», 1990, № 5, с. 175—177, 178—179. — Редакция «Известий ЦК».

** Брошюра Л. Д. Троцкого «Роль и задачи профессиональных союзов» вышла в Москве в декабре 1920 г. Ошибочные положения, содержащиеся в ней, В. И. Ленин подверг критике в ряде работ и выступлений (см. Поли. собр. соч., т. 42, с. 234—244, 264 304 и др ). — Редакция «Известий ЦК».

II Хозяйственные вопросы.

Мы, разумеется, далеки от того, чтобы не видеть тех громадных трудностей и опасностей, которые сейчас стоят на пути хозяйственного развития нашего Союза Республик. Но, когда тов. Троцкий и его ближайшие единомышленники, невероятным образом сгущая краски, говорят о нашем хозяйственном банкротстве, то мы считаем это либо паникой, как это было в 1921 году, когда тов. Троцкий пророчил, что мы в течение нескольких месяцев или даже недель «вылетим в трубу», либо незнанием дела, либо сознательным преувеличением из фракционных мотивов. Уже в самом начале «хозяйственных» выступлений тов. Троцкого против большинства ЦК, два-три года тому назад, не кто иной, как тов. Ленин, десятки раз разъяснял тов. Троцкому, что хозяйственные вопросы принадлежат к числу тех, где быстрые успехи невозможны, где требуются годы и годы терпеливой и настойчивой работы, дабы достигнуть серьезных результатов. Не раз и не два тов. Ленин разъяснял, что в области поднятия нашего хозяйства ничего серьезного достигнуть нельзя нахрапом, наскоком и крепкими словцами, а тем более, паническими преувеличениями.

Тов. Троцкий напоминает в письме содержание своего доклада о промышленности на XII съезде РКП. Все, что было правильного в этом докладе, съезд по предложению большинства ЦК принял, и это постепенно проводится в жизнь. Все же, что было искусственного и надуманного в этом докладе, было опровергнуто на самом съезде крупнейшими хозяйственными работниками без различия «течений». Напоминаем выступления тт. Богданова, Чубаря, Смилги• и других против доклада тов. Троцкого.

• П. А. Богданов, И. Т. Смилга и В. Я. Чубарь, не имея принципиальных возражении против тезисов Л. Д. Троцкого, расходились с ним в частных вопросах.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Фразы тов. Троцкого о значении «планового, маневренного регулирования» реального содержания не имеют и в сильной степени напоминают осмеянную тов. Лениным фразу тов. Троцкого, накануне Х-го съезда РКП, о «производственной атмосфере». С целью правильного руководства хозяйственной жизнью страны из одного центра и внесения максимальной планомерности в это руководство, ЦК летом 1923 года реорганизовал СТО, введя в него персонально ряд крупнейших хозяйственных работников республики. В состав СТО Центральным Комитетом был введен также тов. Троцкий. Но тов. Троцкий и не подумал являться на заседания СТО, как он ни разу, в течение ряда лет, не являлся на заседания Совнаркома, и как он отказался принять предложение тов. Ленина о назначении тов. Троцкого одним из заместителей Председателя Совнаркома**. Тов. Троцкий цитирует заметку тов. Ленина, писанную уже во время болезни и посвященную вопросам о Госплане. Всякий, читавший это письмо тов. Ленина, знает, что суть этого письма заключается в том, что тов. Ленин выступает против идеи назначения председателем Госплана тов. Троцкого. Он советует оставить председателем Госплана тов. Кржижановского, дав ему в заместители одного из наших крупных администраторов***. Так и поступило Политбюро, назначив сначала таким заместителем тов. Пятакова, а затем тов. Смилгу. Работа Госплана не является еще вполне удовлетворительной. Улучшить ее необходимо. Но ее ни в коем случае нельзя улучшить торопливостью и тем более фразами о «плановом, маневренном регулировании».

** В сентябре 1922 г. В. И. Ленин внес в Политбюро ЦК предложение о назначении Л. Д. Троцкого первым заместителем Председателя СНК СССР. Однако Л. Д. Троцкий отказался. В январе 1923 г. на повторное предложение занять этот пост, сделанное И. В. Сталиным, Л. Д. Троцкий снова ответил отказом. (См. Двенадцатый съезд РКП(б), с. 19 )

*** Обосновывая идею повышения роли Госплана в хозяйственной жизни страны. В. И. Ленин писал: «В этом отношении, я думаю, можно и должно пойти навстречу тов. Троцкому, но не в отношении председательства в Госплане либо особого лица из наших политических вождей, либо председателя Высшего совета народного хозяйства и т. п. (См. Ленин В. И. ПСС, т. 45, с. 349—353).

ЦК провел через съезд идею единого сельскохозяйственного налога. Что это решение было правильно и что оно облегчило положение крестьянства — это теперь не подлежит ни малейшему сомнению.

Финансовое положение Республики, несомненно, стало более устойчиво. Неналоговые госдоходы растут. Положение с валютой улучшается. Еще полгода тому назад тов. Троцкий пророчил провал нашей валюты и неизбежность перехода на натуральную зарплату; между тем ясно что тов. Троцкий оказался не прав. Положение с червонцем несомненно не плохое, а о натурзарплате никто даже не заикается.

В области хлебного экспорта мы от слов перешли к делу. Мы вывезли более 40 милл. пудов хлеба. Мы готовимся (если международное положение не помешает) к вывозу 200 милл. пудов — и не без успеха. Мы добились того, что торговый баланс из пассивного стал активным.

Крупная промышленность медленно, но неуклонно поднимается. Топливный вопрос (уголь, нефть) разрешен удовлетворительно. Железнодорожное ведомство проделывает серьезное развитие в сторону бездефицитности.

Все это результаты, говорящие не о «кризисе», а об улучшении, правда, медленном, но все же улучшении.

И в области устойчивости червонной валюты, и в области кредита, и в области бюджета, и в сфере промышленности положение, несомненно, крайне трудное. Серьезное беспокойство внушают так называемые «ножницы», на важность которых справедливо было указано еще задолго до XII-го съезда товарищем Лениным и большинством Политбюро, а также на XII-м съезде РКП. Меры по этому поводу ЦК стал разрабатывать еще до сентябрьского (1923) Пленума, задолго до писем тов. Троцкого — в момент, когда т. Троцкий был занят разработкой вопросов литературы, искусства, быта* и т. п. Но указывать на это явление как на признак банкротства хозяйственной политики ЦК могут лишь те, которые смотрят на партийную работу, как на чужое дело. Таких трудностей, таких «кризисов» НЭП принесет нам еще десятки. Нужно совершенно не понимать темпа и характера хозяйственного развития, чтобы не видеть, что прочные и серьезные результаты в этой области достигаются только годами. Ни одного практического предложения в этой области — мы констатируем это с совершенной определенностью — тов. Троцкий за все время, протекшее с XII-го съезда РКП, не внес. Говорить о ликвидации НЭПа, это значит неслыханно преувеличивать. ЦК уже разработал ряд мер, которые постепенно приводят и привели к известным результатам (цены на фабрикаты уже понижаются).

* Речь идет о написанных Л. Д. Троцким в период отпуска по болезни (с 15 июня по 7 сентября 1923 г.) брошюрах «Литература и революция» и «Вопросы быта», вышедших в Москве в 1923 г., и о трех статьях на эти темы, опубликованных в «Правде» в сентябре этого же года.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Бесталанные завистники Троцкого в Политбюро здесь ставят ему в вину книжки о литературе и о рабочем быте, которые он написал будучи в отпуске.

— Искра-Research.

Концентрация промышленности, снижение накладных расходов в промышленности и торговле, все это, безусловно, необходимо. И в той и другой области заметные результаты достигнуты. Особенное значение имеет концентрация промышленности, ибо то снижение накладных расходов, которое, вообще говоря, возможно, решающего значения на судьбы промышленности не имеет. Но не считаться при концентрации промышленности с политическими соображениями (тов. Троцкий ставит эго слово в пренебрежительные кавычки и называет эти соображения «местническими») может только доктринер. Хозяйственно-рациональная концентрация промышленности в конечном счете выгодна и политически — как общая алгебраическая формула, это верно. Но целый ряд отступлении здесь делать приходится. Тов. Троцкий полемизирует, не говоря этого прямо, против постановления Политбюро о незакрытии в Петрограде Путиловского завода (и ранее Брянского завода и некоторых других)*, который является одним из убыточных заводов Республики. Политбюро постановило эти заводы, по политическим соображениям не закрывать, и с этим, в конце концов, должны были согласиться непосредственные руководители нашей хозяйственной политики — тт. Рыков и Пятаков. Это решение было и остается абсолютно правильным. Закрытие таких заводов, как Путиловский или Брянский, было бы политическим поражением для всей Республики. Это не трудно понять всякому, кто отнесется к этому вопросу с маленькой долей объективности. Концентрация необходима, и мы будем ее продолжать и дальше, но если тов. Троцкий в конце своего «письма-платформы» не зря говорит о рабочей демократии, то ему нетрудно будет понять, что та слепая, «жесткая» концентрация, которую доктринерски требует он проводить, плохо вяжется, между прочим, с рабочей демократией.

* Летом 1923 г. Президиум ВСНХ принял постановление о временном закрытии петроградского завода «Красный путиловец», как нерентабельного. 31 августа Совет Труда и Обороны по предложению Политбюро отменил это постановление, ассигновав заводу для покрытия дефицита 2200 тыс. рублей.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

На самом деле, во время летних отпусков, когда в Москве в составе Политбюро заседали Сталин, Каменев и Рудзутак, это куцее «ПБ» решило закрыть Путиловский завод. Глава Питера, Зиновьев, встал на дыбы, опротестовал это решение и в конце августа добился отмены закрытия завода. Троцкий был с середины июня в отпуску по болезни и не принимал участия в обоих решениях. — /И-R/

Тов. Троцкий не хочет понять одной «мелочи» — что мы рабочее государство, что мы не можем вступать в конфликт с ядром рабочих из-за закрытия таких заводов, что отчуждение от рабочих в таких вопросах грозит и политическими и экономическими осложнениями. «Жесткая концентрация» в духе тов. Троцкого наверняка привела бы к стачкам, к отрыву партии от рабочих и еще более тяжелым конфликтам с рабочими. На этот губительный для страны путь мы не станем.

Верно то, что Политбюро разошлось и расходится с тов. Троцким в вопросе о личных назначениях по хозяйственной линии. Мы считаем необходимым сказать партии прямо, что в основе всего недовольства тов. Троцкого, всего его раздражения, всех его продолжающихся уже несколько лет выступлений против ЦК, его решимости потрясти партию, лежит то обстоятельство, что тов. Троцкий хочет, чтобы ЦК назначил его и тов. Колегаева для руководства нашей хозяйственной жизнью. Против этого назначения долгое время боролся тов. Ленин, и мы считаем, что он был совершенно прав. Мы считаем, что ничем решительно не доказано, что тов. Троцкий сумел бы направлять хозяйственные органы Республики при нынешнем тяжелом положении. Напротив, опыт с Наркомпутем показал обратное. Кроме всего прочего получился тяжелый конфликт с профсоюзами*. Несмотря на осторожность ЦК, не желающего идти на диктатуру тов. Троцкого в области хозяйства и военного дела, ЦК проделал ряд шагов, которые могли бы привести тов. Троцкого к желаемой им цели. Тов. Троцкий состоит членом Совнаркома, членом реорганизованного СТО. Ему был предложен тов. Лениным пост заместителя председателя Совнаркома. На всех этих постах тов. Троцкий мог бы, если бы хотел, доказать на деле, работой перед лицом всей партии, что партия может вверить ему те фактические безграничные полномочия в области хозяйства и военного дела, которых он добивается. Но тов. Троцкий предпочел другой метод действия, который, по-нашему, несовместим с обычным пониманием обязанностей члена партии. Он ни разу не посетил заседаний Совнаркома ни при тов. Ленине, ни после отхода его от работ. Он ни разу не был на заседаниях СТО ни старого, ни реорганизованного. Он ни разу не внес ни в Совнарком, ни в СТО, ни в Госплан какое бы то ни было предложение по хозяйственным, финансовым, бюджетным и т. п. вопросам. Он категорически отказался от поста заместителя тов. Ленина. Это он, по-видимому, считает ниже своего достоинства. Он ведет себя по формуле: «или все, или ничего». Тов. Троцкий фактически поставил себя перед партией в такое положение, что: или партия должна предоставить тов. Троцкому фактически диктатуру в области хозяйства и военного дела, или он фактически отказывается от работы в области хозяйства, оставляя за собою лишь право систематической дезорганизации ЦК в его трудной повседневной работе. Мы заявляем, что так же, как и прежде, Политбюро не может взять на себя ответственность за удовлетворение претензий тов. Троцкого на эту его диктатуру в хозяйственном руководстве, в дополнение к тем полномочиям, которые он уже имеет, как Предреввоенсовета. Наш долг сказать: за рискованный опыт в этой области мы ответственность взять на себя не можем.

* Имеется в виду деятельность Л. Д. Троцкого на посту наркома путей сообщения. В мае 1920 г. он издал приказ, по которому вводился жесткий график ремонта «больных» паровозов. Выполнение графика осуществлялось обусловленными остротой кризиса суровыми административными мерами, давшими вначале большой положительный эффект. Однако военно-командные методы работы Л. Д. Троцкий попытался перенести и на деятельность профсоюза транспортных рабочих. «Перетряхнув» профсоюзные кадры, он путем назначенства сформировал ЦК профсоюза работников транспорта (Цектран) и осуществил «сращивание» его аппарата с Наркоматом путей сообщения. Вскоре часть работников Цектрана выступила против руководства профсоюза, что привело к расколу организации.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Весной 1920 г., в условиях разрухи транспорта и в рамках общей политики «военного коммунизма», Троцкий был послан попытаться спасти железные дороги Республики. Ему удалось это сделать и подготовить Советскую Россию к отражению нападения Белой Польши и к разгрому Врангеля. Но в целом, политика «военного коммунизма» исчерпала себя, и Троцкий первым, в феврале 1920 г. указал на необходимость перейти к другим методам.

— Искра-Research.

III. Общее политическое положение в стране.

Ряд симптомов указывает на некоторый рост недовольства крестьянства. Причин этого недовольства, по-видимому, две: 1) хозяйственный налог, 2) ножницы. Насколько можно судить по поступившим в ЦК сведениям, единый хозяйственный налог в общем проходит значительно легче, чем налоги в 1922 г.* Разумеется, самая форма налога, как всякого прямого налога, вызывает и будет вызывать известное недовольство крестьян. Задача партии на ближайшие годы (если только не будет войны) будет заключаться в том, чтобы постепенно отказаться от прямого налога и брать с крестьян соответствующие суммы через аппарат государственного кредита, через кооперацию и т. п. Отказ от прямого налога в значительной степени улучшил бы политическое настроение крестьян. Но он станет возможным лишь тогда, когда между городской промышленностью и сельским хозяйством установится вполне правильная координация.

* По поступившим в ЦК РКП(б) сводкам ОГПУ, осенью 1923 г. наблюдался голод во многих губерниях страны. (См. ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 87, д. 178, л. 28 и др.).

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Несоответствие цен («ножницы») в настоящий момент не может не вызывать известного недовольства в деревне. Это недовольство отразилось, до известной степени, и на тех слоях рабочих, которые связаны с деревней,— на это указывалось на Пленуме ЦК. И в этом отношении то, что вслед за Пленумом ЦК повторяет тов. Троцкий, ничего нового не представляет. Борьба за понижение цен уже началась. И она будет продолжаться тем успешнее, чем меньше вопрос этот будет осложняться посторонними моментами.

Бывшие перебои в области выплаты заработной платы (золотой заем, неаккуратная выплата зарплаты и пр.) вызвали брожение среди рабочих в некоторых городах. На эти тревожные явления партия, несомненно, должна обратить самое пристальное внимание. Но если был в ЦК какой-либо из членов его, кто и в этой области допускал доктринерские ошибки, это был тов. Троцкий, требовавший и здесь чрезмерного нажима и мотивировавший это требование отвлеченно-рационалистически («хозяйственный расчет»). Не раз подчеркивали мы в ЦК нашей партии, что рабочие ни в коем случае не позволят идти назад в области реальной зарплаты. Тов. Троцкий принадлежал к числу тех, которые такое заявление называли «агитаторством». Между тем, здесь не было никакого агитаторства, а было простое констатирование факта. Нынешние письма тов. Троцкого и его сторонников способны, просачиваясь вниз, вызвать только новое брожение среди рабочих.

Однако, в основном настроение рабочего класса здоровое*, и при достаточно внимательном отношении со стороны партии к вопросам зарплаты (Наркомфин должен получить прямой приказ от ЦК во всех рабочих районах платить архиаккуратно) и к вопросу цен, есть все основания ожидать, что настроение рабочего класса и крестьянства будет вполне удовлетворительно.

* Согласно сводкам ОГПУ, в октябре 1923 г. было 217 забастовок с участием 165 тыс рабочих, что составило максимум 1923 г. В сводке ОГПУ за сентябрь—октябрь отмечалось, что «политическое настроение рабочих неудовлетворительное». (ЦПА ИМЛ, ф. 17 оп. 84, д. 468, л. 16; оп. 87, д. 178, л. 20).

Редакция «Известия ЦК КПСС».

IV. Вопросы внешней политики.

В другом письме, от 10-го октября 1923 г., писанном в ответ на письмо тов. Куйбышева, тов. Троцкий констатирует, что у него существу ют разногласия с большинством Политбюро по вопросу о внешней политике. Действительно, за время, истекшее с XII-го съезда РКП, два больших разногласия с тов. Троцким в этой области было. Мы кратко изложим их здесь и просим членов ЦК и ЦКК самих судить о том, кто был прав в этом споре.

а) Когда весной этого года Керзон выступил с известным ультиматумом, тов. Троцкий вначале действительно занимал другую позицию, чем большинство Политбюро. Он развивал аргументацию, сводящуюся к тому, что нам не следует идти на уступки, ибо разрыв-де все равно неизбежен. Большинство Политбюро повело и провело другую политику. Разрыв не наступил. Ход событий, думается, показал вполне, что правы были мы, а не тов. Троцкий. Тов. Троцкий затем перестал настаивать на своей ошибке.

б) Второе расхождение относится к вопросу о наших отношениях к Польше. Вот уже в течение почти месяца тов. Троцкий требует, чтобы Наркоминдел сделал немедленно открытое демонстративное предложение польскому правительству о заключении договора (в связи с развивающимися германскими событиями) о взаимном невмешательстве в дела Германии. Тов. Троцкий мотивирует свое предложение тем, что в обоих случаях, и в случае согласия польского правительства, и в случае открытого отказа, мы, якобы, выигрываем наверняка. В первом случае получится заведомый плюс. Во втором случае мы получаем-де хороший агитационный материал. Тов. Троцкий уже в сентябре 1923 г. написал проект приказа по армии о польском вопросе. Опубликование такого приказа было бы в тот момент крайне опасно и, несомненно, обострило бы положение. Решением большинства Политбюро публикация этого приказа была задержана. Большинство Политбюро считает такой путь в данный момент в высшей степени опасным. Вот уж, действительно, «агитаторский» подход. Мы не можем в данный момент делать такие предложения, которые могут выставить нас как застрельщиков разрыва и инициаторов войны с Польшей, привести нас к разрыву или полуразрыву еще до наступления германской революции. Гибельна была бы такая политика партии, которая (политика) могла бы дать хоть малейший повод крестьянам и рабочим заподозрить партию в легкомысленном провоцировании войны. Большинство членов Политбюро считает политику «волевых импульсов» особенно опасной в области внешней политики, да еще в такой чреватый грозными возможностями момент, как сейчас. Большинство Политбюро считает неуместными нападки тов. Троцкого на тов. Чичерина* который в течение ряда лет вел и ведет нашу иностранную политику, под руководством Политбюро, в общем, правильно и осторожно.

* Под «нападками на Чичерина», по-видимому, имеются в виду разногласия между «большинством» и Л. Д. Троцким в вопросах внешней политики.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

На этих двух крупных ошибках тов. Троцкого особенно наглядно видно, как легко можно поставить Республику перед опасностями и тяжелыми испытаниями, если не оказывать отпора ошибкам тов. Троцкого.

Заметим, кстати, что расхождение Политбюро с тов. Троцким по польскому вопросу оказалось достаточным для того, чтобы, согласно многократным заявлениям тов. Троцкого в Политбюро, тов. Троцкий отказался от публичных выступлений по вопросу о германской революции, так как-де у партии «нет линии». Каждый член ЦК и ЦКК легко поймет, что линия партии по вопросу о германской революции заключается вовсе не в том, пошлет ли Наркоминдел сегодня или завтра демонстративное заявление вышеуказанного характера польскому правительству*.

* С началом революции в Германии Л. Д. Троцкий настаивал на том, чтобы ЦК и Советское правительство заняли определенную позицию по отношению к Польше, заключив с ней договор о взаимном невмешательстве в дела Германии и приняв при этом все необходимые меры к недопущению войны с Польшей.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

V. Вопросы германской революции.

В том же письме от 10-го октября тов. Троцкий называет, в числе вызвавших коренные разногласия, также «кардинальные вопросы, связанные с германской революцией»*.

* По вопросу о характере и перспективах развернувшихся к октябрю 1923 г. в Германии революционных событий кардинальных разногласий между Л. Д. Троцким и Политбюро ЦК не было. В целом руководство РКП(б) и Коминтерна (Г. К Зиновьев, И. В. Сталин, Л. Д. Троцкий, Н. И. Бухарин и др.) допустило переоценку зрелости революционной ситуации в Германии.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Этот вопрос стоит сейчас в центре всего. Оставлять какие-либо недомолвки в этой области было бы преступлением. Мы считаем поэтому своим долгом сообщить товарищам следующее.

В августе месяце, когда Политбюро вызвало из отпуска тт. Троцкого, Зиновьева, Бухарина для первого обсуждения вопроса, связанного с германской революцией, тов. Зиновьев предложил Политбюро тезисы по этому вопросу, которые в сентябре и легли в основу принятых единогласно Пленумом ЦК решений. Тов. Троцкий тогда только подчеркивал с особой силой необходимость установления «календарной программы в деле подготовки германской революции, видя в этом альфу и омегу всего. Согласно его заявлению, главнейшей задачей германской партии является теперь уже не политическая подготовка восстания, а только его военно-техническая подготовка. В этом последнем заявлении большинство Политбюро видело ошибку, или, вернее, обычные для тов. Троцкого преувеличения. Но в основном никаких расхождений не обнаружилось. Все решения были приняты в Политбюро единогласно. Для подготовки практической стороны дела была назначена под председательством тов. Зиновьева комиссия в составе тт. Троцкого, Радека, Сталина (впоследствии Бухарина), Чичерина. Все решения в этот момент принимались единогласно. Перед сентябрьским Пленумом ЦК, ЦК создал специальную комиссию для подготовки тезисов к Пленуму и для обсуждения целого ряда других практических вопросов, связанных с германской революцией. Кроме названных товарищей, в указанную комиссию были делегированы еще тт. Пятаков, Сокольников и Дзержинский. В этой комиссии единогласно были утверждены (с поправками) тезисы тов. Зиновьева. За них голосовал и тов. Троцкий. Все подготовительные переговоры с Германской компартией, так же, как и все переговоры после Пленума ЦК, велись этой же комиссией. Решения, за исключением одного незначительного случая (об оставлении в Берлинской организации тов. Рут Фишер), принимались тоже единогласно. Сами тезисы, как знают члены ЦК, бывшие на Пленуме, прошли на Пленуме единогласно. Лишь в самом конце Пленума, когда вопросы, связанные с германской революцией, давным-давно были уже пройдены, когда возник известный инцидент с составом Реввоенсовета, тов. Троцкий, раньше чем покинуть заседание ЦК, произнес глубоко взволновавшую всех членов ЦК речь о том, будто бы руководство Германской компартии никуда не годится, будто бы ЦК Германской компартии проникнут фатализмом, ротозейством и т. п. В связи с этим, заявил тов. Троцкий, германская революция обречена на гибель. Речь эта произвела угнетающее впечатление на всех присутствующих. Но громадное большинство товарищей считало, что эта филиппика связана с посторонним германской революции эпизодом, бывшим на Пленуме ЦК, и не соответствует объективному положению вещей.

Если сейчас можно констатировать какие-либо разногласия между тов. Троцким и нами в вопросах германской революции, то разве только в том, что тов. Троцкий и сейчас чрезмерно преувеличивает календарный момент в подготовке восстания. В полученном нами протоколе Цека Германской компартии от 12 октября 1923 г. мы читаем буквально: «Тов. Брандлер докладывает о переговорах с русскими товарищами в Москве по вопросу об общем положении и об оппозиции. Никаких разногласий не обнаружилось — кроме как в вопросе о так называемом назначении срока с тов. Лео (Троцким)». Таким образом, и тов. Брандлер констатировал полное единодушие — кроме указанного одного расхождения с тов. Троцким.

Все члены Политбюро и ЦК, являющиеся постоянными работниками Коминтерна, сознают глубочайшую ответственность момента и делали, со своей стороны, все возможное для того, чтобы вся подготовка проходила коллективно и единодушно. На всех стадиях работы тов. Троцкий принимал самое активное участие в ней. Поэтому разговоры о «кардинальных разногласиях», связанных с германской революцией, преувеличены, надуманы и, по меньшей мере, преждевременны. Тов. Троцкий не может не знать, что разброд в рядах нашего ЦК и нашей партии в настоящий момент нанесет величайший удар Германской компартии, стоящей сейчас на аванпостах мировой революции.

VI. Реввоенсовет Республики.

Особенные нападки со стороны тов. Троцкого вызывает известное единогласное (в том числе и тов. Пятаков) решение Пленума ЦК о введении в Реввоенсовет Республики группы военных цекистов. Поддерживая предложение тов. Куйбышева о пополнении РВСР, мы руководствовались следующими соображениями.

Сам тов. Троцкий в последние годы уделял армии совершенно недостаточно внимания. Основная работа в Реввоенсовете находится в руках тов. Склянского и группы беспартийных спецов, состоящей из Главкома Каменева, Шапошникова и Лебедева. Эта группа — очень добросовестные, трудолюбивые и знающие дело работники. Но в момент, когда ЦК решил в несколько раз увеличить нынешний состав армии, и когда нам стало ясно, что надвигается время, когда армия вновь будет решать судьбы Республики, мы, естественно, пришли к выводу, что нельзя вверять судьбу армии исключительно названной группе. Хозяйство в армии из рук вон плохо. Все снабженческое дело в армии ведет Аржанов, который почти всеми нашими крупными военными работниками считается человеком, не внушающим доверия. На необходимость устранения Аржанова не раз указывал РВСР секретарь [ЦК] партии.

* Так в тексте. Видимо, следует читать: «секретарь ЦК партии».

Редакция «Известия ЦК КПСС».

По-видимому, это писал секретарь ЦК, Сталин.

— Искра-Research.

Ввиду всего этого и ввиду тех задач, которые в ближайшем будущем лягут на Реввоенсовет, по нашему мнению, было вполне своевременно поставить вопрос об усилении его. Было предложено ввести в качестве рядовых членов Реввоенсовета командующего Московским округом тов. Муралова и всю группу военных членов ЦК (Ворошилов, Лашевич, Сталин, Пятаков, Орджоникидзе).

При этом было оговорено, что в Президиуме РВСР большинство будет обеспечено за тов. Троцким и что разногласия между членами ЦК и РВСР выноситься не будут. Едва ли кто-либо решится отрицать, что подобное расширение может дать только громадный плюс для дела и повысить авторитет РВСР в глазах армии, партии и всей страны.

Все это решение — принятое Пленумом, повторяем, единогласно, — тов. Троцкий объявил фракционным шагом, хотя за это решение голосовал и прямой сторонник тов. Троцкого, тов. Пятаков. В своей речи тов. Троцкий отвел кандидатуры военных цекистов и заявил, что он при таком составе РВСР отказывается нести ответственность за военное дело. Когда член ЦК тов. Комаров напомнил тов. Троцкому о недопустимости такого отвода и отказа от работы в такой момент, тов. Троцкий заявил, что он «не намерен выслушивать заранее заготовленные речи» и покинул Пленум. Несмотря на единогласную просьбу Пленума, выраженную через специальную делегацию, тов. Троцкий так и не вернулся на Пленум, поставив ЦК в очень затруднительное положение. Такой неслыханный образ действий тов. Троцкого, к сожалению, не остался тайной для более широких кругов (в том числе и армия) и положил начало слухам и легендам.

Мы утверждаем, что ближайшим побудительным мотивом нынешнего очередного выступления тов. Троцкого против ЦК является именно расширение РВСР, а не мнимые хозяйственные и прочие «кризисы», о которых тов. Троцкий ни словом не заикнулся на самом Пленуме в конце сентября этого года.

VII. Вопрос о продаже водки.

Наиболее надуманным пунктом всего «письма-платформы» тов. Троцкого является пункт 13, посвященный вопросу о продаже водки. Здесь тов. Троцкий не жалеет красок. Ввиду замечательной выпуклости этого пункта, мы воспроизведем его здесь полностью:

«Грозным симптомом явилась попытка Политбюро построить бюджет на продаже водки, т. е. сделать доходы рабочего государства независимыми (!) от успехов хозяйственного строительства. Только решительный протест внутри ЦК и за его пределами приостановил эту попытку, которая нанесла бы жестокий удар не только хозяйственной работе, но и самой партии. Однако, мысль о дальнейшей легализации водки ЦК-ом не отвергнута до сих пор. Совершенно несомненно, что между самодовлеющим характером секретарской организации, все более независимой от партии, и между тенденцией создать бюджет возможно независимый от успехов или неудач коллективного строительства (!) партии, — есть внутренняя связь»*.

* См. «Известия ЦК КПСС», 1990, № 5, с. 170—171. Цитата приводится неточно.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Эта цитата заслуживает того, чтобы партия запомнила ее и над ней посмеялась. Оказывается, Политбюро хочет сделать доходы рабочего государства «независимыми» от успехов хозяйственного строительства. Кто может еще сомневаться в том, что «между самодовлеющим характером секретарской организации, все более независимой от партии, и между тенденцией создать бюджет,— возможно независимый от успехов или неудач коллективного строительства партии, есть внутренняя связь»?* Неужели не совестно с серьезным видом говорить такие пустяки?!

Что же было в действительности?

Еще когда обсуждался вопрос о концессиях Уркарта*, тов. Ленин неоднократно заявлял, что перед нами может встать вопрос — что лучше: пойти на концессии типа Уркартовской, или, на худой конец, пойти на то, чтобы легализовать, для поправления государственных финансов, при известных условиях, продажу водки. Тов. Ленин не колеблясь заявлял, что лучше последнее**. Уже до заболевания тов. Ленина не раз шла речь о том, чтобы назначить компетентную комиссию, которая могла бы выяснить деловым образом этот вопрос, взвесить деловые аргументы за и против. Ничего другого не постановил и ЦК партии. В момент наиболее тяжелых финансовых трудностей ЦК назначил только секретную комиссию для выяснения этого вопроса. Изменившаяся обстановка (возможность войны и пр.) сняла этот вопрос сама собой.

* Имеются в виду переговоры о предоставлении концессии на разработку и добычу полезных ископаемых на Урале и в Сибири английскому промышленнику и финансисту Л. Уркарту, которые велись с лета 1921 г.

** Документальных свидетельств о подобных заявлениях В. И. Ленина не обнаружено.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Что же тут «недостойного» для партии? Недостойно только поведение тех, кто искусственно раздувал и раздувает этот вопрос.

VIII. Положение в партии.

Что мы переживаем «быстро нарастающий кризис партии» — это тов. Троцкий считает уже чем-то само собою разумеющимся, не нуждающимся в доказательствах.

На чем основано это утверждение?

Тов. Троцкий в своем «письме-платформе» от 8 октября 1923 г. дважды говорит о «методах и приемах», при помощи которых созывался XII съезд РКП. Другими словами, тов. Троцкий старается теперь задним числом опорочить XII съезд, верховный орган РКП. От этих разговоров о «методах и приемах» партия отвыкла уже давно— примерно с тех времен, как мы окончательно разошлись с меньшевиками. Тов. Троцкий не привел ни перед съездом, ни на самом съезде, ни после него ни одного факта, в какой бы то ни было мере опорочивающего правильность состава XII съезда. Какое же право имеет он повторять подобные обвинения против нашей партии? Весь советский аппарат смотрит и должен смотреть на съезд РКП, как на источник правительственной власти. Когда один из членов Политбюро заявляет, что XII съезд был будто бы подтасован — какое влияние это должно иметь на советский аппарат? Да ясно. Это есть не что иное, как подготовка почвы для отрыва советского аппарата от партии. С самым серьезным видом тов. Троцкий говорит о том, что «секретарский бюрократизм уничтожил всякую жизнь в партии», что «секретари губкомов, и далее сверху вниз, вплоть до последней ячейки, назначаются генеральным секретариатом ЦК», что «в самые жестокие моменты военного коммунизма назначенство внутри партии не имело и на 110 того распространения, что ныне», что «вся (!) партия теперь говорит о неправильных назначениях», что, одним словом, партия превратилась в бездушную машину.

Мы не знаем, чему в большей степени приписать такие заявления тов. Троцкого его абсолютному незнакомству с действительным положением вещей в наших местных парторганизациях, или его особому отношению к ЦК партии. Уже перед XII-м съездом партии тов. Троцкий бросил свое крылатое словечко о «губкомовской обломовщине». Теперь он венчает дело целым рядом характеристик, рисующих внутрипартийное положение в тех же красках, к каким прибегают меньшевики и группа Мясникова.

Мы далеки, разумеется, от того, чтобы и в этой области прикрашивать действительность и считать, что все обстоит совершенно благополучно. Однако, нужно совершенно не знать внутреннюю жизнь нашей партии, чтобы не видеть то новое и положительное, что есть в нашей партии. Вот уже больше года, как не менее 25 тысяч лучших молодых членов нашей партии усердно учатся в коммунистических университетах и совпартшколах. В комсомоле проделывается большая напряженная работа, которая даст еще свои результаты в самые ближайшие годы. Создается новое поколение активных работников, получающих от партии все, что она может им дать. Партийные ячейки на фабриках и заводах в обеих столицах за последние полгода, по крайней мере, удвоились в своем составе — за счет рабочих от станка*. Тяга рабочих в партию очень значительна. Общий культурный уровень членов партии поднимается с каждым полугодием. Партийная печать, несомненно, улучшилась. Секретари и организаторы, если говорить о них, в широком смысле слова, состоят, в значительной степени, из числа свежих молодых работников. Толки о «верхах» и «низах», принимавшие иногда крайне болезненный и нежелательный характер, почти прекратились**. Ликвидация партий с.-р. и меньшевиков идет успешно. Не знать все это может только человек, оторванный от живой партийной работы.

* Данные о росте фабрично-заводских ячеек за счет рабочих от станка завышены. Наибольшее их пополнение произошло в последнем квартале 1923 г., когда в Петроградской, Уральской и ряде других парторганизаций был объявлен массовый призыв в связи с 6-й годовщиной Октября.

** Вопрос о «верхах» и «низах» в это время стоял крайне остро. Так, в речи на совещании в ЦК в конце сентября 1923 г. Ф. Э. Дзержинский, в частности, говорил: «Мы видим, что основной причиной, вызывающей недовольство рабочих, находящее известное выражение и выраженное именно оппозиционно по отношению к Советскому государству, это оторванность наша от низовых ячеек и низовых ячеек от масс (ЦПА ИМЛ, ф. 16, оп. 3, д. 296, л. 41). Этот вопрос с особой силой всплыл в ходе начавшейся 7 ноября в печати открытой внутрипартийной дискуссии.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

В партии нет дискуссий? Неверно! Когда в партии возник живой боевой вопрос — национальный, ЦК созвал известное всероссийское совещание, посвященное этой проблеме, которое прошло с большим оживлением*. Верно то, что в последнее полугодие, особенно в летние месяцы, партия переживала некую полосу штиля. Казалось, что крупные боевые вопросы на время сняты с очереди; занялись положительной строительной работой на местах, «малыми» делами и пр. — что соответствовало обстановке. Теперь, когда в связи с германской революцией, перед партией вырисовываются вновь большие политические перспективы, политическая жизнь несомненно оживится в наших организациях. Нет пресловутых специфических «дискуссий по платформам» — это правда. Но их-то партии, по нашему мнению, и не нужно. А выдумывать их вредно.

* Четвертое совещание ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей проходило в Москве 9—12 июня 1923 г.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Что принципы «развернутой демократии» проводятся у нас в партии недостаточно и неполно — это верно. Но т. Троцкий, видимо, забыл, что некоторые решения XI-го и XII-го съездов сознательно ограничивают развернутую демократию. Так, например, XI съезд решил, а XII подтвердил необходимость того, чтобы секретари губкомов имели дореволюционный стаж, а секретари укомов 3-летний партстаж, причем как те, так и другие должны утверждаться вышестоящими партийными инстанциями. Это, конечно, значительно ограничивает «развернутую демократию» — но это абсолютно необходимо в видах ограждения партии от нэповских веяний. То же самое надо сказать о чистке партии, об ограничении доступа в партию и т. п. Предлагает ли тов. Троцкий все это отменить?

Едва ли можно сомневаться в том, что попытки тов. Троцкого поиграть с идеей «развернутой демократии» будут встречены улыбкой во всей партии.

Что касается «назначения секретарей губкомов», то тов. Троцкий в этом отношении, как и во многих других, жестоко заблуждается. За единичными исключениями, нынешние секретари губкомов пользуются полной поддержкой местных организаций. Ни один «назначенец», в плохом смысле слова, ни в одной губернии не продержится и нескольких месяцев. Мы уверены, что тов. Троцкий не найдет ни одного секретаря губкома, который не пользовался бы действительным доверием большинства организации. Рекомендованные ЦК-ом секретари губкомов в громадном большинстве случаев 2—3 раза уже переизбирались своими губерниями и завоевали полное товарищеское доверие и поддержку на местах.

Тов. Троцкий удивляется тому, что на 6-м году пролетарской диктатуры приходится принимать специальные резолюции, требующие, чтобы члены партии, знающие о противопартийных группировках, сообщали об этом немедленно в ЦК и ЦКК. Мы в свою очередь удивляемся наивности тов. Троцкого. Тов. Троцкому превосходно известно, о каких членах партии идет дело. Дело идет о таких товарищах, как, напр[имер], Рязанов*, который давным-давно уже занял полувраждебную позицию по отношению к нашей партии.

* Имеется в виду, по-видимому, то, что в начале 1918 г. Д. Б. Рязанов временно выходил из партии из-за несогласия с В. И. Лениным по вопросу о Брестском мире, а в период профсоюзной дискуссии выступал против позиции В И. Ленина.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

О группе Мясникова и его единомышленниках тов. Троцкий говорит так, как будто бы это было явление самых последних дней или недель, и как будто бы эта группа вызвана к жизни «ошибками» Политбюро. Между тем вся партия знает, что группа Мясникова возникла еще в 1921 г., что Мясников был исключен из партии при участии тов. Ленина и без возражения со стороны тов. Троцкого, что все возможное для того, чтобы переубедить Мясникова и др., ЦК-ом было сделано, что Мясников и К° давно уже стали отъявленными, открытыми врагами нашей партии. Мы предложили и сентябрьский Пленум ЦК принял целый ряд практических мер для локализации и уничтожения этого зла. Мы признаем, что группа, подобная Мясниковской, создает некоторые трудности для партии.

Но неужели-же член ЦК может дойти до того, чтобы пользоваться затруднениями, возникшими для партии, дабы еще больше осложнять и углублять эти затруднения? Положительно, это выглядит так, как будто тов. Троцкий хочет сказать ЦК-y: уступите мне, а то они (мясниковцы) будут бить по партии.

IX. Заявление 46 сторонников тов. Троцкого.

Тов. Троцкий не раз заявлял в Политбюро, что он до сих пор бы «слишком лойялен» по отношению к ЦК, и что он теперь развязывает себе руки. Свое письмо от 8 октября 1923 г. он кончил словами:

«Ввиду создавшегося положения я считаю долгом высказать то, что есть, каждому члену партии, которого я считаю достаточно подготовленным, зрелым и выдержанным и, следовательно, способным помочь партии выйти из тупика без фракционных судорог и потрясений»*.

* Цитата приводится неточно. См. «Известия ЦК КПСС», 1990, № 5, с. 173; № 6, с. 189, 190—191.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Мы считаем, что это совершенно неслыханное в нашей большевистской среде заявление. Член ЦК, член Политбюро не имеет права, не может делать такие заявления. Это превосходит всякую меру. Член ЦК, член Политбюро нашей партии считает, что у него развязаны руки и что он может вести агитацию против ЦК перед каждым «достаточно подготовленным, зрелым и выдержанным членом партии». А эти последние от себя, по-видимому, могут уже вести такую же агитацию перед не столь «подготовленными», «зрелыми» и «выдержанными» членами партии. С таким положением вещей ни один уважающий себя ЦК никогда не примирится.

9 октября в ЦК нашей партии было доставлено упомянутое «письмо-платформа» тов. Троцкого (помеченное 8 октября), 15 октября в ЦК поступила «петиция», представляющая собою перепев письма тов. Троцкого, имеющая около 50 подписей, в том числе многие с различными оговорками. Совершенно ясно, что между тем и другим документом существует тесная связь*. Нет сомнения, что мы имеем перед собой здесь образец «планового», «маневренного», «координированного» выступления. Даже стиль обоих документов («секретарская иерархия» и пр.), указывает на родственность происхождения. Документ, подписанный 46 тт., в некоторых пунктах договаривает до конца то, чего не договорил тов. Троцкий. Хозяйственный и финансовый кризис будто бы «безжалостно вскрыл неудовлетворительное руководство партии». На самом деле документ 46-ти «безжалостно вскрыл» оторванность от партии и политическую беспринципность главных инициаторов этого документа. Когда авторы записки пишут: «режим, установленный внутри партии, совершенно нестерпим, он убивает самодеятельность партии, подменяя партию подобранным чиновничьим аппаратом»**, им, по-видимому, невдомек, что они совершают литературный плагиат из сочинений Мясникова. Когда авторы этой записки пишут: «создавшееся положение объясняется объективно сложившимся после X съезда РКП режимом фракционной диктатуры внутри партии», они лишь договаривают до конца то, чего не договаривает тов. Троцкий. «Режим, сложившийся после Х-го съезда», был, как известно, создан при непосредственном участии тов. Ленина. Выходит, что авторы «петиции» считают, что режим фракционной диктатуры возглавлялся тов. Лениным. Они так и пишут: «многие из нас сознательно шли на непротивление такому режиму,— поворот 1921 г., затем болезнь тов. Ленина требовали, по мнению некоторых из нас, в качестве временной меры диктатуры внутри партии»**.

* Речь идет о «Заявлении 46-ти». Доказательств того, что Л. Д. Троцкий принимал участие в написании этого документа или что подписавшие его были ознакомлены с письмом Л. Д. Троцкого от 8 октября 1923 г., не обнаружено.

** Цитаты приводятся неточно. См. «Известия ЦК КПСС», 1990, № 5. с. 173; № 6, с. 189, 190-191.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Многие ли в нашей партии согласятся с тем, что тов. Ленин стоял только во главе фракции, а не во главе партии?

Тов. Троцкий в своем «письме-платформе» выступает более дипломатично. Он внешне полемизирует только против теперешнего большинства Политбюро, между тем как его ближайшие единомышленники прекрасно знают, что те же обвинения, которые предъявляются нам теперь, предъявлялись тов. Троцким большинству Политбюро, возглавлявшемуся тов. Лениным, год тому назад и раньше. Не раз и не два эти больные вопросы обсуждались в составе Политбюро в период работы в нем тов. Ленина. И никто другой, как тов. Ленин, к концу 1921 г. провел в Политбюро решение о назначении тов. Троцкого на Украину уполномоченным Наркомпрода, решение, которое впоследствии было отменено, но которое вызвано было именно тем нестерпимым положением, какое создалось постоянными декларациями тов. Троцкого против большинства ЦК.

Анализируя подписи, собранные под разбираемым документом, мы видим, что состоялось соглашение 2 групп: 1) группа пресловутого «демократического централизма»*, политически обанкротившаяся и много раз уже решительно отвергнутая всей партией. Эта фракция в документе 46-ти представлена: Осинским, Сапроновым, Максимовским, В. Смирновым, Дробнисом, Рафаилом, Богуславским и др.; 2) группа тов. Троцкого, представленная в документе, подписанном 46-ю, следующими товарищами: Преображенским, Серебряковым, И. Н. Смирновым, Пятаковым, Белобородовым, Вл. Кассиором, Эльциным, Альским, Данишевским и др.

* Группа «демократического централизма» выступала с особой платформой по вопросам партийного и советского строительства на VIII, IX и X съездах РКП(б). После 1921 г. группа перестала существовать.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Сущность этого документа заключается именно в этом объединении двух небольших групп, политика которых уже не раз была осуждена нашей партией.

Соглашение двух групп — группы «демократического централизма» с группой тов. Троцкого — родило тот документ, который едва ли займет особенно почетное место в истории РКП.

Мы вынуждены, с сожалением, констатировать, что тов. Троцкий стал центром, вокруг которого собираются все противники основных кадров партии.

X. Заключение.

В конце сентября 1923 г. состоялся Пленум ЦК, на котором участвовал и тов. Троцкий. На этом Пленуме разбирались вопросы: 1) о международном положении, 2) о положении рабочих и зарплате, 3) о внутрипартийном положении (мясниковщина). Тов. Троцкий по всем этим вопросам ничего определенного против решений большинства ЦК на Пленуме не сказал. Ни о каких «кризисах» не было и намека.

Пленум разъехался. Прошло две недели — и тов. Троцкий выступает с платформой по всем этим вопросам. Как это понять? Почему молчал на Пленуме тов. Троцкий?

Что случилось за эти 2 недели? Только то, что пополнился Реввоенсовет группой цекистов. Подымать спор против пополнения РВСР испытаннейшими военными работниками — явно неудобно. Нужно искать другую, более подходящую, «платформу». Теперь она нашлась. Сочинены сразу три «кризиса»: хозяйственный, общеполитический и внутрипартийный.

В декларациях тов. Троцкого притянуто за волосы много мнимых, надуманных «разногласий». Действительные же разногласия (главные из них) состоят в следующем:

1) В области хозвопросов тов. Троцкий не понимает темпа развития в этой области. Дергает партию. Требует такой прямолинейной «жесткой концентрации», воплощенной в хозяйственной диктатуре тт. Троцкого — Колегаева, которая привела бы к разрыву партии с ядром рабочего класса.

2) В области внешней политики. Тов. Троцкий навязывает нам политику «волевых импульсов», которая может ввергнуть страну в военную авантюру, связанную с полной потерей политического кредита у крестьянства.

3) В области внутрипартийной политики. Тов. Троцкий становится центром всех элементов, боровшихся против основных кадров нашей партии.

4) Тов. Троцкий не знает партии, ее внутренней жизни и, по-видимому, не может ее понять. Отсюда его «лапидарные» характеристики, вроде «губкомовской обломовщины», отсюда его неверие в партийные организации на местах, отсюда его опасные ошибки в вопросе о взаимоотношении партии и государства — ошибки, которые идут целиком на пользу политическим противникам нашей партии.

5) В вопросе о крестьянстве тов. Троцкий не раз делал коренные ошибки. И перед Х-м и перед XII-м съездами РКП ошибки тов. Троцкого в основном сводились к недооценке роли крестьянства. В такой стране, как наша, это грозит опаснейшими осложнениями.

6) В области военной работы. Тов. Троцкий, отталкивая лучшую группу военных цекистов, ослабляет Реввоенсовет и отрывает его от партии.

7) И главное — тов. Троцкий в решающий для Республики и для мировой революции момент колеблет единство партии.

Таковы наши действительные разногласия. Они не маловажны. Но они ни на йоту не поколеблют единство партии, если партия проявит достаточную твердость.

Товарищам, которые искренно удручены случившимся, мы говорим: бывали времена похуже. Коллегия без разногласий не бывает. Не следует только раздувать разногласий. Партия переживет и этот эпизод и cправится с возникшими затруднениями. Будемте тверже, чем когда бы то ни было до сих пор. Дружный отпор со стороны партии заставит искренних революционеров признать ошибку и сойти с губительного пути раскола.

Члены и кандидаты Политбюро:

Н. Бухарин*

* Находившийся в Петрограде Н. И. Бухарин 20 октября 1923 г. прислал в Секретариат ЦК РКП(б) на имя И. В. Сталина и М. П. Томского приводимую ниже телефонограмму

«Категорически настаиваю на следующих изменениях текста: во-первых, необходимо обязательное включение и развитие пункта о внутрипартийной демократии; во-вторых, нельзя изображать экономический кризис в столь розовых красках; в-третьих, необходимо больше использовать ноту о партийном единстве; в-четвертых, уничтожить все признаки газетного фельетона. Документ должен быть в высшей степени строгим и корректным по форме. Бухарин».

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Г. Зиновьев.

М. Калинин.

Л. Каменев.

В. Молотов.

А. Рыков.

И. Сталин.

М. Томский.

(Отсутствуют: тт. Ленин, Рудзутак).

19 октября 1923 года.

 

«Известия ЦК КПСС» № 7, 1990 г.