sample

Стенограммы заседаний Политбюро

Слово Редакции «Искра-Research»

10 декабря 1925 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «О работе ЦСУ в области хлебофуражного баланса». Два фрагмента стенограммы.

11 января 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «О состоянии и перспективах наших валютных ресурсов и возможностей».

25 февраля 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «О необходимых хозяйственных мероприятиях на ближайший период».

18 марта 1926 г.
Стенограмма заседания Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу «О председателе Ленинградского совета».

3 июня 1926 г.
Стенограмма заседания Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу «Об уроках английской всеобщей стачки».

14 июня 1926 г.
Стенограмма заседания Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу «Доклад Московского комитета партии».

28 июня 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «Итоги работы Сельскосоюза».

5 июля 1926 г.
Выступления Троцкого и Зиновьева на заседании Политбюро по вопросу «О состоянии и мерах развития сельскохозяйственного кредита».

2 августа 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «Об итогах совхозного и колхозного строительства».

8 и 11 октября 1926 г.
Стенограмма заседаний Политбюро по вопросу «О внутрипартийном положении».

8 сентября 1927 г.
Стенограмма заседаний Политбюро по вопросу о «Проекте платформы» Троцкого, Зиновьева, Муралова и др. от 3 сентября 1927 г.

Выступление Троцкого в Политбюро.

Заседание Политбюро по вопросу «О необходимых хозяйственных мероприятиях на ближайший период».

Два месяца после XIV съезда Троцкий в одиночку продолжает принципиальную борьбу против правого крыла в Политбюро (Рыков, Бухарин, Томский, Калинин, Ворошилов). Против сопротивления правых он толкает в сторону планового развития промышленности.

Печатается по изданию «Стенограммы заседаний Политбюро ЦК ВКП(б)», Москва, 2007, РОССПЭН, т. 1, стр. 638—641.

На заседании присутствовали: члены Политбюро — К.Е. Ворошилов, М.И. Калинин, В.М. Молотов, А.И. Рыков, И.В. Сталин, М.П. Томский, Л.Д. Троцкий; кандидаты в члены Политбюро — Ф.Э. Дзержинский, Л.Б. Каменев, Я.Э. Рудзутак, Н.А. Угланов; члены ЦК ВКП(б) — А.А. Андреев, Э.И. Квиринг, С.В. Косиор, Г.Л. Пятаков, Г.В. Чичерин, кандидаты в члены ЦК ВКП(б) —К.В. Гей, А.С. Киселев, И.С. Уншлихт; члены Президиума ЦКК ВКП(б) — С.И. Гусев, В.В. Куйбышев, А.А. Сольц, С.Е. Чуцкаев, М.Ф. Шкирятов, Н.М. Янсон, Е.М. Ярославский. — /И-R/

25 февраля 1926 г.

Председательствует Рыков.

 

Троцкий. Мне кажется, что тут при постановке вопроса о взаимоотношениях сельского хозяйства и промышленности допущена некоторыми товарищами, как Калинин, основная ошибка. У них выходило так, что только сельское хозяйство влияет на промышленность, только сельскохозяйственный экспорт обеспечивает движение промышленности вперед: как если бы не было другой стороны, именно того, что промышленность толкает вперед сельское хозяйство, как если бы промышленность, по самой природе своей, не была в гораздо большей степени, чем сельское хозяйство, ведущим и движущим началом. Если мы двинем вперед те отрасли промышленности, которые выделывают сельскохозяйственные машины и удобрения, если достигнем удешевления плуга, замены сохи и т.д., то мы тем самым поднимем культуру того самого сельского хозяйства, которое работает на экспорт. Можно ли игнорировать такие основные элементы вопроса? Было бы хорошо, если бы поручить кому-нибудь издать для [некоторых членов Политбюро] справок хотя бы ту полемику, которая велась, когда проектировалась Сибирская железная дорога. Хоть и другой был режим, а споры и предрассудки схожие. Тогда тоже были физиократы, т.е. проповедники того взгляда, что земледелие есть единственное творческое начало, были физиократы-бюрократы, противники Витте, и физиократы-народники. И те и другие были достаточно реакционные. Народники говорили: как, Сибирская железная дорога оберет крестьянство, да что вы повезете по этой дороге? Крестьянин беден. Нужно подготовить, что везти, т.е. помочь прежде всего крестьянину и т.д. Что оказалось? Оказалось, что когда построили Сибирскую железную дорогу, она дала могущественный толчок развитию сельского хозяйства в Сибири и скоро оказалась недостаточно провозоспособной. Если индустриалисты-капиталисты понимали это, то нам, социалистам, советским индустриалистам. такие основные моменты вопроса игнорировать никак уж не пристало.

Мы здесь снова и снова сталкиваемся с вопросом о регулировке взаимоотношений сельского хозяйства и промышленности, конечно, на основании нэпа, т.е. в рыночных формах. Что сказал на этот счет последний съезд партии? Он сказал: максимальное развитие промышленности, считаясь, с одной стороны, с емкостью платежеспособного рынка, с другой стороны — с финансовыми ресурсами государства. Есть, значит, два предела для развития промышленности. В рамках этих двух пределов нужно дать максимум. Ниже этих пределов спускаться нельзя, ибо это угрожало бы всему нашему положению в капиталистическом окружении и всем нашим социалистическим перспективам. Если взять эти два предела — платежеспособный спрос и финансовые ресурсы государства, — то каковы могут быть, вообще говоря, сочетания этих двух условий? Таких сочетаний может быть, вообще говоря, четыре.

Может быть, во-первых, такое положение, когда в стране нет спроса, а у промышленности нет средств. Это значило бы, что хозяйство страны находится в упадке.

Второе положение: у населения нет платежеспособного спроса, а у государства есть финансовые средства на промышленность. Это значило бы, что государство так обобрало мужика, что он не может покупать [когда есть оборотный и основной капитал]. Это значило бы, что [ваша] государственная политика ложна в смысле распределения [сил] народнохозяйственных средств.

Третье положение: у населения есть платежеспособный спрос, у государства есть достаточные средства для его покрытия — это идеальное положение, к которому мы должны стремиться; [при правильном финансировании] это и есть центральная задача нашей промышленной, торговой, фискальной, бюджетной и кредитной политики.

Наконец, четвертое положение то самое, в котором мы находимся сейчас: платежеспособный спрос есть, но нет средств для покрытия его потребностей.

Сталин. А спрос растет?

Троцкий. Да. спрос растет. Что это означает? Это означает, что в распределении средств народного хозяйства мы не достигли такого положения, которое давало бы возможность промышленности не отставать от общего развития народного хозяйства, и тем обеспечивало бы нам нормальное социалистическое развитие и страховало бы от опасности, что мы растворимся в капиталистическом окружении. К этой материальной пропорциональности, включая, разумеется, в круг её и экспорт, и импорт, мы должны идти. В этом центральная задача планирования.

Как же обстоит на этот счет дело? Если мы познакомимся с историей наших промышленных программ за последние три года (я уже об этом однажды говорил и сейчас я адресую это соображение т. Рыкову, который сказал, что промышленность зарвалась и нужно её одернуть), то убедимся, что основные наши просчеты в прошлом шли по линии недооценки возможности и необходимости промышленного развертывания. Только в этой цепи явлений получает правильное освещение осенний просчет. Я об этом как-нибудь поговорю особо, — думаю, что из осенних просчетов можно будет сделать полезные выводы. Но нельзя отрывать этих тактических просчетов от общей стратегической линии. У нас были за последние три года десятки промышленных просчетов — но в сторону минимализма, а не максимализма: мы не «зарывались», но зато приходилось 3—4 раза изменять программу промышленности на ходу. Что это означает? Тоже ломку, тоже несогласованность, тоже дьявольские накладные расходы.

Рыков. Это немножко лучше.

Троцкий. Это немножко лучше в том смысле, что не приходится увольнять уже занятых рабочих: для данной группы рабочих это лучше. Но если вы разворачиваете промышленность без плана, если вы вынуждены под давлением рынка внезапно ломать планы, то вы расходуете больше средств, вы несете лишние накладные расходы. При этом отдельные группы рабочих непосредственно, по-видимости, не страдают, вы не увольняете рабочих с фабрики, но рабочий класс как хозяин страны дьявольски страдает, ибо вследствие минималистской установки фактически замедляется ход индустриализации. А ведь согласно нашему промышленному плану, мы по ряду основных отраслей промышленности должны были лишь в 1930—31 г. достигнуть того уровня, какой имеем сейчас. Значит, стратегическая установка была явно преуменьшенной. А тот просчет, который мы сейчас рассматриваем, есть тактический просчет, просчет в пределах одного года, выросший из того, что промышленность все время шла под кнутом рынка. При данном распределении народнохозяйственных средств, т.е. при том их распределении, когда промышленность имеет слишком мало средств, чтобы покрывать растущий платежеспособный спрос и тем обеспечить социалистическое руководство хозяйством, при этом стратегически для нас недостаточном и угрожающем распределении средств, перед нами стоят две задачи, а не одна. Нужно, во-первых, заставить известные отрасли промышленности, перешедшие свои пределы, протянуть ножки по одежке. (Это мы сейчас и пытаемся разрешить в предложениях комиссии.) Но мы должны при этом ясно сказать себе, что мы разрешаем не стратегическую задачу, а тактическую. Мы принимаем меры к тому, чтобы выровнять промышленность по тем наличным средствам, которые ей выделены в результате всей нашей хозяйственной политики, но которые абсолютно недостаточны для покрытия платежеспособного спроса, а значит и для того, чтобы в возрастающей степени обеспечить прогрессивную линию индустриализации страны. Мы решаем тактическую задачу, которая выросла рикошетом из стратегической. У нас этого многие не понимают. [В ряде статей «Правды»] В некоторых статьях нашей печати это непонимание сказывается целиком. Тактические просчеты в том, что кое-где «зарвались» не по ресурсам. Просчеты же в области стратегической задачи прямо противоположные, так как оказалось, что, несмотря на непрерывную ломку промышленных программ в сторону увеличения, у крестьянина — много ли он потребляет или мало — все же больший платежеспособный спрос, чем мы можем покрыть. Вот где основная проблема. Частные и очень существенные замечания т. Калинина, безусловно, правильны. Непроизводительное потребление надо сжать. На предметы роскоши нужно сделать накидки. С этим целиком все согласны. Хорошие меха вывозим за границу — это правильно. Но это вопросы второго порядка. Суть же отношений города и деревни сегодня та, что крестьянин, мало потребляющий, может потреблять больше, чем мы можем ему дать. В этих условиях сказать: надо двигать наше хозяйство вперед через вклады в сельское хозяйство, — значит подходить к вопросу совсем не с того конца.

Тот же Калинин говорит: а свекла? Свекле хорошо, о ней промышленность позаботится. А хлопок? Тут тоже промышленность позаботится. А лен? Тоже промышленность поможет. Но ведь это и значит, что промышленность двигает сельское хозяйство. Мы подошли к такому положению, когда промышленность должна быть для сельского хозяйства во все возрастающей степени буксиром, и не только для технического сырья, но и для зерна и для мяса. Это уже есть, и это возрастает. Разве развитие промышленности не толкает вперед развитие сельского хозяйства? Для социалистического государства, бедного капиталами, надежнейший путь подъема сельского хозяйства лежит через максимальное вкладывание накоплений в промышленность. Неправильна в корне физиократическая точка зрения, на которой весьма спотыкался т. Сокольников, когда говорил: хотите идти вперед, вкладывайте в сельское хозяйство, развивайте экспорт. Да, это будет развитие хозяйства в духе Канады, но будет ли это социалистическое развитие — это более чем сомнительно. Хозяйство наше будет развиваться в смысле социализма только при надлежащем соотношении между промышленностью и сельским хозяйством и при ведущей роли промышленности. А этого соотношения в настоящее время нет, т.е. промышленность неспособна покрыть спрос деревни. Поэтому правильная стратегическая линия — передвижка средств в сторону промышленности. А тактически сегодня, при тех результатах, какие мы имеем, при том распределении средств, какое получилось, необходимо подтянуть промышленность к наличным средствам там, где она чересчур зарвалась вперед. В этих рамках предложения комиссии, как минимум миниморум, приемлемы.