sample

Стенограммы заседаний Политбюро

Слово Редакции «Искра-Research»

10 декабря 1925 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «О работе ЦСУ в области хлебофуражного баланса». Два фрагмента стенограммы.

11 января 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «О состоянии и перспективах наших валютных ресурсов и возможностей».

25 февраля 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «О необходимых хозяйственных мероприятиях на ближайший период».

18 марта 1926 г.
Стенограмма заседания Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу «О председателе Ленинградского совета».

3 июня 1926 г.
Стенограмма заседания Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу «Об уроках английской всеобщей стачки».

14 июня 1926 г.
Стенограмма заседания Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу «Доклад Московского комитета партии».

28 июня 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «Итоги работы Сельскосоюза».

5 июля 1926 г.
Выступления Троцкого и Зиновьева на заседании Политбюро по вопросу «О состоянии и мерах развития сельскохозяйственного кредита».

2 августа 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «Об итогах совхозного и колхозного строительства».

8 и 11 октября 1926 г.
Стенограмма заседаний Политбюро по вопросу «О внутрипартийном положении».

8 сентября 1927 г.
Стенограмма заседаний Политбюро по вопросу о «Проекте платформы» Троцкого, Зиновьева, Муралова и др. от 3 сентября 1927 г.

Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «Итоги работы Сельскосоюза и его местных органов, кадровый состав работников и вопрос о специализации»

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 692. Л. 1—165 (стенограмма с авторскими и редакционными правками); Л. 174—195 (рассылочный экземпляр); Д. 691 (неправленая стенограмма).

На заседании присутствовали: члены Политбюро ЦК ВКП(б) — Н.И. Бухарин, К.Е. Ворошилов, М.И. Калинин, В.М. Молотов, А.И. Рыков, Л.Д. Троцкий; кандидаты в члены Политбюро — Я.Э. Рудзутак, Н.А. Угланов; члены ЦК ВКП(б) — А.А. Андреев, А.И. Догадов, С.В. Косиор, Г.М. Кржижановский, И.И. Скворцов-Степанов, И.Т. Смилга, А.П. Смирнов, А.Ф. Толоконцев, Г.В. Чичерин, М.С. Чудов, Н.М. Шверник; кандидаты в члены ЦК — К.В. Гей, Г.Н. Каминский, АС. Киселев, И.Е. Любимов; члены президиума ЦКК — С.И. Гусев, В.В. Куйбышев, А.А. Сольц, С.Е. Чуцкаев, Е.М. Ярославский.

Для обсуждения вопроса были при приглашены М.Н. Беленький, Л.М. Хинчук, М.Е. Шефлер, Н.М. Анцелович, А.И. Швецов, П.А. Садырин, М.Х. Поляков, Н.А Татаев. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 570. Л. 1, 2.) Решение печатать стенограмму было принято на заседании Политбюро 1 июля 1926 г. (Там же. Оп. 3. Д. 571. Л. 27.)

Доклад был сделан Г.Н. Каминским. Мы приводим отрывок стенограммы с выступлением Троцкого. — /И-R/

28 июня 1926 г.

Председатель. Слово имеет тов. Троцкий.

Троцкий. Я не думаю, чтобы здесь было сообщено что-нибудь такое, что в рамках общей системы нынешней хозяйственной политики требовало бы уже сейчас новых принципиальных изменений в области нашей сельскохозяйственной кооперативной политики. Задача сводится сейчас прежде всего к тому, чтобы оценить то, что происходит на деле, а для этого надо обеспечить прежде всего более правильный, более конкретный учет классового содержания работы кооперации и динамики этого содержания. Между тем это наиболее слабое место. Подлинный социалистический учет совершенно отсутствует и в тех письменных докладах, которые мы получили, и в устных докладах, которые заслушали. Достаточно сказать, что в письменном докладе говорится лишь о том, что в правлениях де 10% «зажиточных» (сколько кулаков?), а в массе членов — 7% зажиточных, в докладе не сказано совершенно, какой процент оборотов кооперации падает на этих «зажиточных» и какова динамика их участия в оборотах. А ведь в этом все дело. Классовая оценка конкретной работы кооперации является и надолго останется для нас центральным вопросом, ибо она решает вопрос — к капитализму или к социализму? Что у нас кооперация «середняцко-бедняцкая», это бесспорно, но ведь это только описательная характеристика.

Калинин. У нас не может быть иначе.

Троцкий. При численном соотношении разных групп крестьянства кооперация, конечно, «середняцко-бедняцкая». Но общественная действительная роль кооперации не этим описательным названием определяется, а динамикой хозяйственного процесса, изменениями удельного веса отдельных составных частей крестьянства в работе кооперации. Этого нам совершенно не дали. Кооперация «сама по себе» не социалистична, как она «сама по себе» не капиталистична. Она — возможная дорога к социализму; но надо знать, кто и с каким грузом по этой дороге идет. Речь идет о самом пока первоначальном участке пути, ибо наша кооперация сейчас кооперирует главным образом почти исключительно функции обращения, а не функции производства. Она отражает по необходимости борьбу обоих тенденций, и социалистической, и капиталистической, и в этом смысле является советской кооперацией; все советское хозяйство построено на сотрудничестве и на борьбе этих двух начал. Весь вопрос в том, какая из этих тенденций одолевает какую, т.е. весь вопрос в динамике. Кооперация как аппарат не капиталистична и не социалистична; общественная роль её определяется тем, что проходит по её каналам, чье добро, от кого и к кому. В этом смысле сельскохозяйственная кооперация одинакова с потребкооперацией. Только действительно ведущая роль промышленности, только постепенная индустриализация сельского хозяйства через государственную промышленность обеспечат действительно социалистический характер кооперации. Таковы самые общие соображения, о которых однако необходимо напомнить, в особенности в связи с отсутствием надлежащего классового критерия в докладах.

Рост «гегемонии» промышленности, о чем говорил тов. Бухарин, в смысле относительного роста товарно-промышленной массы в общем обороте страны — факт бесспорный.

Но это вовсе не значит, что спор решен. Именно в ближайший период необходимо с особым вниманием, с особой придирчивостью наблюдать за передвижками социальных группировок сельскохозяйственной кооперации и за соотношением государственной промышленности и всех других товарных масс. Промышленность подходит к завершению своего восстановительного процесса. Дальнейший рост ее, особенно при неправильной политике, может крайне замедлиться. При этих условиях соотношение товарных масс может изменяться в течение известного периода не в пользу государственной промышленности. Конечно, это вовсе не означает «катастрофу». Но за этим процессом надо внимательно следить также и через призму кооперации, чтобы не упустить момента для необходимого поворота.

Тов. Каминский в заключительной части своего доклада, которая была несомненно наиболее интересна, подошел к самым живым вопросам и прежде всего к вопросу о том, в какую сторону надо сдвигать руководящие кадры кооперации — к коммунистам и бедноте или к «зажиточным середнякам», под именем которых нередко проходят, как известно, и кулаки. Сам тов. Каминский, тяготеющий ко второму решению, повторно спрашивал: «Ясно ли я говорю? Достаточно ли ясно?» Он требовал таким путем опровержения или подтверждения своей тенденции, своей установки на «крепкого хозяина». Но полной ясности у него все же не получилось. Меньше всего было ясности по этому поводу в толкованиях т. Бухарина. Вопрос о том, куда гнуть: к бедняку или кулаку, растворяется им все в том же описательном названии — бедняцко-середняцкая масса. Поставленный вопрос оказался смазанным. Это не годится. Тов. Каминский как подходит к делу? «У нас в кооперации, — говорит он, — организационное засилье бедняков и коммунистов. Бедняки — это получатели и неаккуратные заемщики, мы без денег, а деньги нам нужны. Где их взять? Там, очевидно, где они есть, то есть, — говорит тов. Каминский, — у середняка, у центральной фигуры». Но тут т. Калинин вполне уместно перебивает Каминского вопросом: «У какого середняка?». «У зажиточного», — отвечает Каминский. Значит, не о «центральной» фигуре у него шла речь, а о верхушечной. Тут уже получилась большая конкретность в установке. От описательной терминологии насчет середняцко-бедняцкой кооперации Каминский пришел к более конкретной постановке вопроса в том смысле, что кооперативный курс надо брать на зажиточного середняка, что есть, как известно, в большинстве случаев вежливое название кулака. Так и надо говорить без всяких псевдонимов. Иносказание, умалчивание и замазывание в таком вопросе вреднее всего. Между тем тов. Бухарин сейчас же попытался смазать вопрос, изобразив так, будто у Каминского дело идет о вовлечении все той же центральной фигуры середняка наряду с бедняком. Недаром же на мой вопрос Каминский ответил: «А ведь концессионеров мы привлекаем?» и сослался на Ленина. Ясно, что «центральную» фигуру середняка сопоставлять с концессионером нельзя, а можно лишь верхушку — зажиточных кулаков. Так и надо ставить вопрос, а не замазывать. Есть ли сходство между привлечением концессионеров и попыткой привлечения кулаков в кооперацию? Есть. Есть ли разница? Есть, и гигантская. В чем же сходство и в чем разница? И там и здесь мы имеем классового врага. Мы привлекаем его, с его капиталом, мы внедряем его в хозяйственный организм страны или кооперации. Но в чем разница? Разница в том, что концессионер — бесспорный враг, есть вполне определенное именное лицо, вопрос о нем проходит через определенные инстанции, враг регистрируется в определенных учреждениях, мы сами устанавливаем, в каких пропорциях, в каких областях и районах допустить концессионеров. Недавно мы обсуждали вопрос о концессионной программе на пятилетие. Разные ведомства выделяют разные объекты и области приложения иностранного капитала. В каких пределах мы можем допустить концессии вообще? Совершенно ясно, что размахиваться без границы в этой области было бы самоубийственно. Речь может идти лишь о таком удельном весе концессий, при котором они технически и финансово, оплодотворяя наше хозяйство, не могут однако дезорганизовать его или отклонить его с социалистического на капиталистический путь. Одни называли в качестве предела 10% по отношению к государственному капиталу, другие — 15%. Некоторые были особенно осторожны и говорили: «Так как концессионер строит на новой технике, то, даже имея 10% капитала, он может сильно раздвинуть свое влияние на наше хозяйство», — и предлагали еще более тесные рамки. А как же в отношении кулаков? Это враг не именной, безличный, многочисленный, рассеянный по всей стране. Кулацкие капиталы и накопления в несравненно меньшей степени, чем концессионные, поддаются контролю. Но на известной стадии частицы этих капиталов объединяются в крупные величины. Количество и тут переходит в качество, за этим процессом надо внимательно следить, и прежде всего через сельскохозяйственную кооперацию.

Надо ли привлекать в кооперацию капиталы верхов деревни? Надо попытаться. Весь вопрос в том, как, каким путем и для каких целей. Тов. Шефлер как будто считает эту задачу безнадежной ввиду высокого ростовщического процента в стране. Трудности, несомненно, велики. Сразу к этому делу не подойдешь, но и на пораженческую позицию становиться не нужно. Шефлер говорит:

«Хотя бы извлечь у середняков 150 млн, а пускай уж тем временем зажиточные и кулаки занимаются ростовщичеством».

Шефлер. Невозможно взять.

Троцкий. Да, невозможно взять, потому что они получают бешеный процент. Но до тех пор пока кулак безнаказанно занимается ростовщическими операциями, зажиточный середняк будет тянуться не в кооперацию, а в ростовщичество, а за зажиточным и следующий слой середняков. Здесь гвоздь вопроса. Одними средствами кооперации этот вопрос, разумеется, не разрешим. Тут решающее слово за всей системой экономической политики и прежде всего за работой государственного фиска. Ростовщические сделки должны все лучше и лучше улавливаться и так облагаться, чтобы они становились все менее и менее выгодными. Тогда для зажиточных и вообще удачливых крестьянских хозяйств будет меньше приманки тянуться к кулачеству и ростовщичеству. С этого именно конца приходится подходить, т.е. с фискального нажима на кулака. Если же подходить с того конца, как подходит тов. Каминский, можно опрокинуть всю сущность кооперации, продолжая называть её бедняцко-середняцкой. У тов. Каминского выходило так, что нужно обеспечить зажиточному середняку необходимую выгоду в кооперации, обеспечить ему «свободу выбора», т.е. доступ к руководству кооперацией. Конечно, можно привлечь кулака, если он будет убеждаться на деле, что в правлении число его представителей возрастает с 10% на 20, 30, а затем и 50%. Но это связано с изменением социальной сути самой кооперации. Совершенно очевидно, что и при самой лучшей демократии в кооперации кулак пойдет в нее только в том случае, если не кооперация будет эксплуатировать его капиталы для своих целей, а он, кулак, будет эксплуатировать кооперацию. Мысль тов. Каминского сбивается именно на этот в корне неправильный путь. Повторяю, основным орудием в наших руках является орудие фиска, энергичный налоговый нажим на деревенские верхи, но нажим компетентный, учитывающий действительную природу и область облагаемого хозяйства. Конечно, кулак развивает производительные силы, рынок, оборот. Но это для нас не самоцель. Развитие производительных сил стоит у нас под контролем той задачи, для которой совершена Октябрьская революция, — распределение народнохозяйственных средств и накоплений должно обеспечивать перевес социалистическим тенденциям нашего хозяйства. Это относится, разумеется, и к накоплениям различных хозяйственных групп крестьянства. Командные высоты должны оставаться у нас в руках, а сельскохозяйственная кооперация есть одна из важных командных высот. Здесь на стыке разных низовых хозяйственных процессов особенно важно прощупывать происходящие изменения, количественные и качественные. Учет работы должен быть не просто бухгалтерский, статистический, а социальный, классовый, социалистический. Только через правильный учет возможна правильная регулировка. А правильный учет мыслим опять-таки лишь при твердом намерении не сдавать кооперацию в руки фактического или возможного врага, а сохранять её в руках деревенских низов и их союзников середняков. Только при этом условии возможно будет правильное регулирование нашей кооперативной политики от одного этапа к другому. Это основной политический вопрос, вытекающий из сегодняшних прений.

Председатель. Слово имеет тов. Садырин.

Садырин П.П. (1877—1938) — известный экономист-кооператор до революции; во время НЭПа председатель правления Сельскосоюза, член правления нескольких московских банков. Садырин был беспартийным специалистом, а Г.Н. Каминский был его «комиссаром» и замом в Сельскосоюзе. Политбюро в порядке исключения пригласило Садырина присутствовать и выступить на этом заседании. — /И-R/

Садырин. Я коснусь только материальной стороны с.-х. кооперации, при этом не буду затрагивать вопроса о том, кто виноват в слабости финансового положения с.-х. кооперации. Дело не в том, кто виноват, а в том, как исправить те беды, которые у нас есть.

Председатель. Тут нужно увязать и то, и другое. Тогда Рудзутака не вводим, вводим Куйбышева, Косиора и Шверника. Комиссии поручить на основании опыта работы с.-х. кооперации и прений, какие были в Политбюро, выработать конкретные предложения для улучшения деятельности с.-х. кооперации на основании решений XIV съезда.

Троцкий. Кое-какие политические директивы для комиссии, вытекающие из прений, надо было бы здесь формулировать. У меня есть письменных два предложения, которые я вношу на голосование.

Председатель. Думаю, что нам к директивам нужно вернуться по докладу комиссии. Основная директива — это решения XIV съезда и XIV конференции.

Троцкий. Здесь было сделано принципиально неверное предложение о передвижке кадрового состава в кооперации от коммунистов и бедноты в сторону крепкого и зажиточного середняка. Эта опасная тенденция явно выступила у т. Каминского, и она должна получить здесь надлежащий отпор. Этому посвящено мое первое письменное предложение. Второе касается необходимости правильного классового учета работы кооперации и совершающихся в ней процессов. Нужно, чтобы руководители сельскохозяйственной кооперации под этим утлом зрения подходили к её изучению и к учету собственной работы.

Молотов. По-моему, нецелесообразно принимать эти предложения. Они совершенно не охватывают существа вопроса. А если принимать предложения, не освещающие всего существа вопроса, это значит слишком упрощать свою работу в Политбюро. Существо дела гораздо более глубокое, и оно не в том, чтобы поставить хорошо статистику, она везде должна быть хорошо поставлена, а в том, чтобы ответить на ряд действительно очень сложных вопросов, которые имеются в работе с.-х. кооперации. Думаю, что отделываться общими фразами, как здесь предлагается, нецелесообразно и просто неудобно.

Председатель. Я сначала пробовал записать кардинальные вопросы. Но кардинальный вопрос не только о кадровом составе, но и об обеспечении свободы выборов. Это тоже один из кардинальнейших вопросов. Точно так же чрезвычайно важными являются вопросы о роли союзов, об обеспечении большей связи с низовой кооперацией и т.п. Значит, или нужно по всем этим вопросам наметить уже сейчас директивы, или никаких директив не давать. Те два пункта, которые выдвигает тов. Троцкий, конечно, входят в общую систему вопросов, но не являются решающими пунктами.

Бухарин. По-моему, оба предложения тов. Троцкого бесспорны, но тут мы должны констатировать, что по вопросу о передвижке ни один член Политбюро не занимал другой точки зрения. Относительно статистики, обследования и т.д., против этого тоже никто не возражал. Но тут можно выдвинуть целый ряд других вопросов. По-моему, нужно дать комиссии директиву составить проект резолюции в духе прений, которые здесь были, и больше ничего.

Троцкий. Позвольте мне в таком случае мотивировать два внесенные мною письменных предложения. По-моему, совершенно неправильна постановка вопроса т. Бухарина, который все смазывает и для которого все «само собой разумеется». «Зачем выделять вопрос о статистике?» — говорит Бухарин. Вопрос совсем не о статистике, а об учете социалистических и капиталистических тенденций в кооперации. Со стороны т. Каминского здесь был проявлен явно опасный уклон в вопросе о ставке на мощного середняка и в вопросе о передвижке руководящих кадров. Когда я спросил т. Каминского, почему в докладе и тезисах нет оценки динамики участия различных групп крестьянства в кооперации, т. Каминский ответил, что ему дали на доклад только 12 страниц. Это не ответ. На надлежащую справку, если бы были данные, понадобилось бы небольшое количество строк. Почему же этих данных нет? Потому что нет к ним надлежащего интереса. В этом и состоит опасность. Сельскохозяйственная кооперация — немаловажная организация и не случайно во главе её поставлен член ЦК партии. Он стоит у важнейших ворот — смотри, кто подходит, регистрируй и докладывай в Политбюро. Это политический учет, а не статистика. Тут идет вопрос о всей линии партии и её кооперативной работе в деревне. Неужели же не ясно, что именно Политбюро, после имевших место прений, должно дать ясные и отчетливые указания по этим основным вопросам. Чисто практические предложения могут быть, разумеется, разработаны в комиссии.

Председатель. Итак, имеется два предложения: первое — дать комиссии точные директивы и другое предложение — никаких директив не давать, ограничившись поручением комиссии выработать проект резолюции на основе прений. Кто за то, чтобы дать комиссии практические директивы?

Троцкий. Политические.

Председатель. Более или менее точные политические директивы. Кто за то, чтобы комиссии поручить на основе прений и опыта работы с.-х. кооперации за истекшее время выработать резолюцию? Принимается.

Срок работы комиссии двухнедельный. Созыв за тов. Косиором.