sample

Стенограммы заседаний Политбюро

Слово Редакции «Искра-Research»

10 декабря 1925 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «О работе ЦСУ в области хлебофуражного баланса». Два фрагмента стенограммы.

11 января 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «О состоянии и перспективах наших валютных ресурсов и возможностей».

25 февраля 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «О необходимых хозяйственных мероприятиях на ближайший период».

18 марта 1926 г.
Стенограмма заседания Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу «О председателе Ленинградского совета».

3 июня 1926 г.
Стенограмма заседания Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу «Об уроках английской всеобщей стачки».

14 июня 1926 г.
Стенограмма заседания Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу «Доклад Московского комитета партии».

28 июня 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «Итоги работы Сельскосоюза».

5 июля 1926 г.
Выступления Троцкого и Зиновьева на заседании Политбюро по вопросу «О состоянии и мерах развития сельскохозяйственного кредита».

2 августа 1926 г.
Выступление Троцкого на заседании Политбюро по вопросу «Об итогах совхозного и колхозного строительства».

8 и 11 октября 1926 г.
Стенограмма заседаний Политбюро по вопросу «О внутрипартийном положении».

8 сентября 1927 г.
Стенограмма заседаний Политбюро по вопросу о «Проекте платформы» Троцкого, Зиновьева, Муралова и др. от 3 сентября 1927 г.

Выступления Троцкого и Зиновьева на заседании Политбюро по вопросу «О состоянии и мерах развития сельскохозяйственного кредита»

Докладчиком к этому заседанию был М.Е. Шефлер, один из партийных специалистов Сельскосоюза.

 

Примечание редакции РОССПЭН (стр. 262):

Повестка заседания Политбюро ЦК ВКП(б) 5 июля 1926 г. включала 11 вопросов, первым из которых стоял вопрос «О состоянии и мерах развития сельскохозяйственного кредита. Доклад Сельхозбанка». Обсуждение данного вопроса стенографировалось.

На заседании присутствовали члены Политбюро: Н.И. Бухарин, К.Е. Ворошилов, Г.Е. Зиновьев, М.И. Калинин, В.М. Молотов, А.И. Рыков, Л.Д. Троцкий; кандидаты в члены Политбюро: Ф.Э. Дзержинский, Я.Э. Рудзутак; члены ЦК: А.А. Андреев, А.С. Бубнов, С.В. Косиор, И.И. Лепсе, А.П. Смирнов, Н.М. Шверник; кандидаты в члены ЦК: К.В. Гей, Г.Н. Каминский, А.С. Киселев, И.Е. Любимов; члены президиума ЦКК: В.В. Куйбышев, Д.З. Лебедь, А.А. Сольц, С.Е. Чуцкаев, Е.М. Ярославский.

И.В. Сталин на заседании не присутствовал, постановлением Политбюро от 20 мая 1926 г. ему был предоставлен полуторамесячный отпуск для лечения. (Там же. Оп. 3. Д. 561. Л. 9.)

Для обсуждения вопроса были также приглашены: М.Е. Шефлер, Н.П. Брюханов, А.П. Смирнов, А.Л. Шейнман, В.И. Порайко, А.И. Швецов, А.И. Свидерский, Н.А. Татаев, М.Н. Беленький, С.М. Кузнецов.

 

5 июля 1926 г.

Председатель (Рыков). Слово по вопросу о состоянии и мерах развития с.-х. кредита имеет тов. Шефлер.

Председатель. Слово имеет тов. Троцкий.

Троцкий. Практические предложения пойдут, по-видимому, в комиссионном порядке. За 10 мин. об отдельных практических сторонах ничего не скажешь. Придется остановиться на основных политических вопросах работы сельскохозяйственного кредита, для чего, я думаю, вопрос и рассматривается в Политбюро. Мы из доклада ЦСХБ снова убеждаемся в том, что вопрос о классовой оценке работы кооперации делается чрезвычайно несовершенно. В тезисах о классовом составе кооперации говорится очень мало. По бумажке тов. Шефлер, правда, кое-что дополнил, но самый факт, что это не вошло в тезисы — оценка классовых группировок кооперации и классового удельного веса этих группировок в работе кредитной кооперации, — что это не вошло краеугольным камнем в тезисы, свидетельствует о том, что настоящего, подлинного, правильного подхода к вопросу о социалистическом с.-х. кредите не было, как не было его у тов. Каминского в вопросе о с.-х. кооперации. Я внес по этому поводу определенные предложения, требующие точной постановки социального учета. Тов. Бухарин на это возражает: «Вы хотите статистику улучшать?» Я сказал уже, что это в корне неправильный подход. Тут дело идет об одной из наших хозяйственных командных высот. У партии есть привратник у ворот, ведущих к этой высоте, и он должен следить за тем, кто проходит через ворота и с каким грузом проходит. Это не статистика, а социалистическая политика. Вне этого исчезает самый вопрос о социализме в деревне, и получается только вопрос о развитии кредитных операций, товарного оборота и т.д., т.е. о капиталистическом развитии деревни. Советская власть для того и стоит, чтобы этот классовый контроль производить. Советская политика в том и состоит, что каждый советский привратник, а каждый из нас является привратником у разных входов и выходов, что каждый такой советский привратник должен следить, кто проходит и с каким грузом. Это вопрос не «статистики», а социалистической проверки основных тенденций хозяйственного процесса. Данные тов. Шефлера, которые наспех приведены им по бумажке, меня не удовлетворяют. Он дает классификацию отдельно по посевности, коровности и лошадности. Это неправильно, потому что посевность и коровность часто не совпадают. Если все моменты учесть, то окажется, что та группа, которая выделяется малой посевностью, может быть, по лошадности, коровности или промыслам (смотря по местности) является очень мощной. Тут происходит, несомненно, маскировка того «сдвижка» в сторону зажиточных, как вы мягко выражаетесь…

Шефлер. Какой метод вы предлагаете?

Троцкий. Этот комбинированный метод надо найти, нужно только хотеть, а метод, который вы наспех применяли, был ведь жесточайшим образом раскритикован в связи со статьей т. Голенда. Этот метод (классификация по посевности) только в известной степени как суррогат приемлем. С.-х. кредиту надо идти дальше. Тут могут и должны быть произведены выборочные обследования, экспедиционные, с точным учетом всех элементов хозяйства и т.д. Надо до самого корня добраться, потому что от этого зависит вся судьба кооперации, как и всего нашего строительства.

В связи с этим надо еще раз указать, что неправильно употребляют в отношении бедноты выражение «иждивенческая психология», явно неправильно. Если вы отождествляете это иждивенчество с психологией разложившихся, паразитических элементов деревни, то это будет более или менее правильно. Но сколько таких? По материалам, которые я читал, я нашел несколько цифр. Из этих материалов видно, что паразитических элементов среди бедноты (например, для Пензенской губернии) насчитывается примерно 5%, а ведь бедноты 40%!

Шефлер. Я говорил — иждивенческий уклон в товариществах.

Троцкий. Я ваш доклад читал, я вас слушал и подход ваш к бедноте считаю неправильным.

Тов. Брюханов тоже игнорирует расслоение деревни, когда говорит, необходимо брать у крестьянства в кредитную кооперацию и давать крестьянству. Но кто же берет и кто дает? Может ли беднота давать? В том-то и суть, что кредитная кооперация в руках социалистического государства должна быть орудием перераспределения средств в деревне и в государстве в целом, конечно, перераспределения не военно-коммунистического (не пугайте!), но все же перераспределения. Задача в том, чтобы дать бедноте и хозяйственно поднять ее. Беднота не может вложить своих средств в кооперативный кредит. И когда вы называете этот социальный факт иждивенчеством, то вы смазываете и искажаете самую суть вопроса. По существу вы выдвигаете такое обвинение, что деревня, мол, берет, а ничего не вкладывает. Что кулак и «мощный середняк» не вкладывают, бойкотируя пока что кредитную кооперацию, это факт. Но можем ли мы поэтому не давать бедноте, которая есть основная наша опора в деревне? Надо говорить не об иждивенчестве бедноты, а о кредитном саботаже верхов, т.е. крепких середняков и кулаков, по отношению к нашим кредитным учреждениям. Если даже не можем помочь беднякам, то давайте, по крайней мере, точную формулировку болезни, а не взваливайте вину на иждивенчество бедноты.

Тов. Смирнов в своем письменном докладе подошел очень смело к этому вопросу. Но в сегодняшнем словесном выступлении смазал свою позицию. У нас в деревне имеется несколько сот миллионов свободных денег (тов. Шефлер говорит — 300-400 руб.). Конечно, желательно как можно большую часть их вовлечь в кредитную кооперацию. Но как? Тов. Смирнов в докладе своем говорит:

«Если мы поставили себе задачей привлечь в кооперацию вклады, то надо строить политику так, чтобы производственно крепких, капиталонакапливающих крестьян не отталкивать от кооперации, а напротив, всемерно вовлекать, чтобы накопленные средства пошли по кредитно-кооперативному руслу и чтобы кооперация завоевала доверие населения».

Здесь «население» попросту отождествляется с капиталонакапливающими крестьянами, т.е. кулаками!

В этот переходный период, в ближайшие годы, не может быть других средств, чтобы идущего вверх середняка толкнуть на вклады в кооперацию, кроме такой политики, которая сделает для кулака максимально невыгодными и даже опасными ростовщические кабальные сделки, а это предполагает прежде всего растущий налоговый нажим на верхи деревни, нажим крепкий и гибкий. Тов. Рудзутак здесь разорялся зря, по-моему, его философия лишена всякого политического смысла: зачем-де нажимать на кулака, нужно сделать так, чтоб он не нужен был деревне, когда мы бедняка и середняка удовлетворим кредитом, тогда, видите ли, и кулака не понадобится. Замечательно! Все эти непостижимые вещи тов. Рудзутак говорит только потому, что строго следует завету: если Троцкий скажет стрижено, говори: брито. В данном случае однако я предлагаю не «брить» кулака, но энергичнее «стричь» его, это и будет давлением на идущего за ним «мощного середняка», а только при этом условии последний будет меньше соваться по линии ростовщической, а будет втягиваться в кредитную кооперацию. Одной кредитно-кооперативной работы недостаточно, нужен и нажим внекооперативный, фискальный, нужна система политики для постройки социализма. Это все нужно поставить в рамки важнейшей задачи, т.е. достаточно быстрого развития промышленности. Разговоры все, будто это не «деловая» постановка, а платформенная, суть чепуха и бессмыслица, если, конечно, к деловым вопросам подходить по-социалистически, а не по-кулацки.

Но послушаем тов. Смирнова дальше:

«В целях борьбы с "собесовскими" уклонами и для того, чтобы привить населению кредитную дисциплину, надо изменить наше законодательство в том смысле, что при невозврате ссуд товарищество может продать имущество заемщика, приобретенное им при содействии ссуды, хотя бы это имущество составляло необходимую принадлежность самого хозяйства».

Значит, кулака привлекать поблажками, а у бедняка продавать инвентарь для борьбы с собесовскими уклонами. Не чудовищно ли?

Тов. Смирнов говорит, что надо кредитную кооперацию строить так, чтобы производственно крепкого мужика, т.е. накопляющего капитал кулака, не оттолкнуть, а оградить его от звания кулака и всех связанных с этим неудобств. Таким образом, законно стремясь к привлечению капитала, накопляющегося у верхов крестьянства, тов. Смирнов этот капитал хочет привлечь добром, лаской, дав всяческие выгоды кулаку. Тщетно! Кулак никаким путем доверять кооперации не будет, если это будет социалистическая кооперация, а не столыпинская*. Если не будет дополнительно нажима на кулака по линии фиска, середняк полезет (через верхний слой) в кулаки, а не в кооперацию. Доверие завоевать нужно прежде всего бедняка и середняка, а никак не кулака. Завоевать доверие низов и верхов деревни вместе — задача неразрешимая. Надо выбирать. Смирнов выбирает неправильно.

* П.А. Столыпин в целях предотвратить новую революцию в 1906 году начал проводить ряд мероприятий для развития и ускорения общественного расслоения российской деревни. Одной из мер царского правительства была организация кооперативов для подталкивания вперед техники и культуры сельского хозяйства: маслобойни, сыродельни, консервные заводы, мельницы, орошение земли и пр. До начала Первой Мировой войны в России образовалось около 25 тысяч таких капиталистических кооперативов. — /И-R/

Дальше у него, пожалуй, еще более яркое место:

«…руководящий состав товариществ и даже счетоводов состоит из беднейших слоев деревни и, как правило, более зажиточные, культурно передовые слои крестьянства фактически отстранены от участия в органах управления с.-х. кредитных товариществ».

Заметьте себе: «зажиточный» и «культурно передовой» ставятся как тождественные понятия, отделяются друг от друга только запятой. Я утверждаю, что это сдвиг, что это настоящий «уклончик». Я утверждаю, что зажиточный крестьянин, который не идет в кооперативное накопление, является передовым только в капиталистическом смысле, но никак не в нашем. Тут спутаны основные критерии. Передовым для нас является тот бедняк, который вовлекается в кооперативное строительство. Выходит, что Смирнов держит курс на капиталистически «передовых». Здесь все буквально перевернуто вверх ногами!

Наконец, последнее место, не менее яркое, касается кадров кооперации. Вина тов. Шефлера заключается в том, что он вовсе не освещает такой важный вопрос. Это на стр. 4 смирновского доклада:

«Он (Шефлер) не освещает такого важного вопроса, как например, кто уходит сейчас из кооперации и кто в нее вливается, действительно ли в с.-х. кредитной кооперации преобладающее влияние имеет производственно-мощный середняк».

Тов. Смирнов сегодня, после прений в прошлый понедельник, осторожно говорит: «Я предлагаю втянуть в управление кооперацией производственно мощного середняка», (т.е. кулака), хотя бы в меньшинстве. А в докладе сказано, вся беда в том, что преобладающее влияние не принадлежит производственно мощному середняку. Так прямо и сказано! Конечно, если в кооперации будут преобладать верхи, то они будут продавать необходимый инвентарь низов. Дифференциация пойдет на всех парах.

У тов. Смирнова есть линия — на кулака! У тов. Каминского, который прошлый раз докладывал о с.-х. кооперации, тоже есть линия, близкая к линии Смирнова. А у кого этой линии не хватает, тот занимается бюрократическим замазыванием линии тт. Смирнова и Каминского. Таково разделение труда! Когда я прошлый раз предложил по докладу тов. Каминского, отнюдь не для драки с тов. Каминским, который ведет ответственную работу, и отнюдь не для драки с тов. Смирновым, который тоже ведет по поручению партии ответственнейшую работу, а для выпрямления основной линии, когда я предложил отвергнуть здесь в Политбюро со всей категоричностью предложение о передвижке кадров кооперации от бедняка и середняка к «мощному середняку», которого тов. Каминский сравнивал здесь с концессионером, это не было сделано, мое предложение было отвергнуто. Случайно ли, что политику по отношению к мощному середняку начинают сравнивать с политикой по отношению к концессионеру, чтобы оправдать курс на руководящую роль деревенских верхов в кооперации? Я предлагал это отвергнуть, как в корне противоречащее партийной линии. А вы отвергли мое предложение. В докладе Смирнова, как мы видели, эта линия выражена еще резче и ярче. Она должна быть отвергнута со всей решительностью, без замазывания.

Что касается организационного спора, то тут речь идет о чем? Банк говорит — дайте мне руководство, а кооперация — дайте мне! Что мы говорим? Государство должно руководить политикой кредита через банк. Только рабочее государство через банк и кооперацию может обеспечить правильное классовое руководство с.-х. кредитом, потому что кооперация, предоставленная самой себе, обрастает и обволакивается кулацкой стихией. Тут нужна твердая и отчетливая политика. Нельзя допускать, чтобы выходило таким образом, будто наша политика состоит в создании таких условий в кооперации, чтобы этому самому «мощному» середняку, под видом которого проходит и кулак, было бы выгодно производить свои операции через кооперацию; недопустимо и преступно держать курс на то, чтобы обеспечить в правлении руководство зажиточного и тем самым «культурно-передового» крестьянина, по терминологии тов. Смирнова. Недопустимо и преступно обходить основные наши задачи по отношению к бедноте на том основании, что среди бедняков есть «лодыри». Конечно, есть! А среди рабочих разве нет лодырей? Разве пролетариат как класс определяется тем, что среди него есть какой-то процент лодырей, пропойц? Когда мы говорим: бедняк, середняк, кулак, имея в виду мощные социальные группировки, разве можно тут оперировать словом «лодырь»? В этом и выражается кулацкий подход к вопросу. Если бедняку не удалось подняться вверх, разве он лодырь? Удается это одному на сто. Ведь мы знаем механику товарного хозяйства. И при советском руководстве бедняк есть бедняк. И не потому он бедняк, что лодырь, а потому что без материальной поддержки рабочего государства он никогда не выберется из бедности на путь коллективизма. Вот почему здесь нужна твердая постановка вопроса!

Председатель. Слово имеет тов. Порайко.

Порайко. Очевидно, тов. Шефлер в заключительном слове даст исчерпывающие объяснения в отношении социального состава заемщиков. Я хотел только заявить, что неверно заявление тов. Троцкого, что система с.-х. кредита не освещает вопроса, кого она обслуживает.

 

Председатель. Тов. Зиновьев имеет слово.

Сравнение текстов выступления Г.Е. Зиновьева по неправленой и правленной автором стенограммам показало, что в первоначальной стенограмме отсутствуют многие политические оценки. Они были внесены Зиновьевым в ходе подготовки стенограммы к публикации. — РОССПЭН

Зиновьев. Здесь было выражено пожелание о том, чтобы было поменьше «общих» речей. Мне припоминается, что Владимир Ильич сказал однажды: «Поменьше политики». Тогда это было правильно.

Бухарин. Он говорил: «Поменьше политической трескотни».

Зиновьев. Нет, он сказал буквально: «Самая лучшая политика отныне — поменьше политики. Двигайте больше инженеров и агрономов, у них учитесь». Это было на VIII съезде Советов по докладу об электрификации.* И тогда это было совершенно правильно. Но правильно не потому, что Ильич думал, что не надо вообще политики. А потому, что тогда партия была убеждена (и имела все основания к этому), что основы классовой политики партии и ЦК партии под руководством Ильича в каждый данный момент будут достаточно обеспечены. При этой предпосылке было правильно сказать — поменьше «общей» политики, каждый занимайся своим хозяйственным и организационным делом, куда тебя поставила партия, учись у инженера и т.п. Верно ли было бы нам сейчас просто повторить это в нынешней общеполитической и партийной обстановке? Нет, неверно! Почему? Потому что очень часто у нас теперь, у крупнейших руководителей государства и хозяйства, в основных вопросах общей классовой политики нет ясности. Очень часто теперь необходимо, чтобы партия прежде всего поправила основную классовую линию виднейших работников, классовую линию работы в целом ряде важнейших отраслей государственной и хозяйственной работы. Вот и в данном случае основное, что напрашивается после заслушания доклада, это вывод о том, что партия должна прежде всего выправить классовую линию работы в кооперации (в частности, кредитной).

* Здесь Бухарин и Зиновьев фехтуют цитатами Ленина. Бухарин цитирует фразу Ленина из статьи «О характере наших газет» от 20 сентября 1918 г. Зиновьев цитирует фразу Ленина из «Доклада ВЦИК и СНК о внешней и внутренней политике» от 22 декабря 1920 г. — /И-R/

Лучшей иллюстрацией этой своей мысли я считаю сегодняшний, скажу прямо, сногсшибательный, неслыханный в большевистской среде письменный доклад нашего наркомзема и одного из влиятельнейших членов ЦК и Совнаркома — т. А.П. Смирнова. Все мы знаем много лет и уважаем А.П. Смирнова. Но тем более опасны его политические ошибки.

Я считаю, что самым важным документом в нынешних прениях является письменный документ тов. Смирнова, товарища, который оказывает непосредственное влияние на ход тех работ, которые мы сейчас обсуждаем. Этот документ яснее всего показывает, что мы нуждаемся сейчас больше всего в том, чтобы поправить классовую линию там, где это необходимо, потому что весь этот документ не выдерживает критики именно с точки зрения правильности классовой линии. Конечно, каждый, кто хочет, может защищать этот документ, но его совершенно невозможно защитить с точки зрения большевизма.

Вы слышали тут ряд цифр. Даже из тех цифр, которые привел тов. Шефлер, было совершенно ясно, что не может быть и речи о том, что у нас кооперация страдает избытком влияния бедняков и основной массы середняков. Не нужно быть специальным знатоком этого дела, чтобы знать то, о чем говорит теперь каждый беспартийный рабочий, о чем говорит каждая наша партконференция, а именно, что наш кредит мало обслуживает бедняка.

Никто не говорит, что вынь да положь верную статистику, которая была бы верна на все 100%. Ведь верно говорится, что самый глухой тот, кто не хочет слушать.

Я имею письмо одного сибирского хозяйственника, правда, оно касается только одной губернии, но все-таки это довольно типично. Он пишет:

«В кредитных товариществах Иркутской губернии беднота (ее 40,7% всего населения) составляет всего лишь 29,4% всех членов. Надо сказать, что процент кооперированных бедняков преувеличен, так как товарищества склонны на бумаге показать свой бедняцкий уклон и тем самым прикрыть проводимый на деле кулацкий уклон. Только 30% кредита в лучшем случае отпускается бедноте, а средства эти берутся из госказны, т.к. собственных средств кредитные товарищества почти не имеют, а вклады составляют менее одного процента баланса. Понятно, почему бедняк обижается и ревнует. Средний размер ссуды по Иркутской губернии: бедняку — 30 руб., середняку — 36 руб., кулаку — 127 руб.»

В этом же письме есть аналогичное указание относительно машиноснабжения.

«А как проводится машиноснабжение?

Надо иметь в виду, что Сибирь потребляет 25% оборотов Госсельсклада. С 1 октября 1925 г. по 13 марта 1926 г. Бийским отделением «Сельмаш» продано 5632 машины на сумму 599.708 руб., из коих кооперативам и госорганам — на 178.000 руб., или 29,8%, а единоличникам — на 420.900 руб., или 70,19%. Последний процент надо увеличить, так как кооперативы и госорганы от себя также продают единоличнику. Теперь учтите, что единоличник, покупающий машину, редко бывает бедняком, особенно, если речь идет о крупных машинах.

Учтите также, что до последнего времени машины отпускались на очень льготных условиях и с большим кредитом, и вы поймете, почему зажиточный не торопится с продажей хлеба и не снижает цены на него. Зачем же ему продавать, когда а) (в стране аграрной) голод и б) те товары, которые все же имеются, ему отпускают в кредит, в) когда он пользуется госкредитом в кредитном товариществе, г) когда налог до смешного мал в нынешнем году. Конечно, Бийск и Иркутск не составляют исключения.

Теперь о молочной кооперации. Известно, что она играет здесь крупную роль. её продукция по абсолютному размеру больше продукции всей сибирской госпромышленности. По вполне достоверным сведениям на последнем пленуме крайкома сообщалось официально следующее: а) процент кулаков в молочной кооперации выше среднего процента кулаков в населении; процент кулаков в правлениях товариществ выше процента кулаков среди членов; процент кулаков-председателей еще выше, одним словом, чем выше ступень, тем больший процент кулаков.»

Я не берусь утверждать, что эти цифры по Иркутской губернии являются типичными для всего нашего Союза, но что они гораздо ближе к истине, чем то, что пишет А.П. Смирнов, я это утверждать берусь.

И вот, при таком положении вещей, виднейший член ЦК, наркомзем, зампредсовнаркома тов. Смирнов пишет, что наша кооперация страдает бедняцким перегибом. В двух местах он сообщает эту новость. Если нужно, я процитирую. На стр. 4 своего доклада А.П. Смирнов говорит:

«Считая в общем (?) правильной линию втягивания в кооперацию и снабжения кредитом в первую голову бедняцких слоев деревни, я полагаю, что в этом вопросе на практике произошел перегиб». (Курсив тов. Смирнова). И на стр. 6 своего доклада т. Смирнов говорит: «Произошел перегиб в сторону беднейших слоев (наш курсив), как по линии вовлечения в кооперацию, так и по линии направления кредита».

Разве же не прав был я, сказав, что тут нужно прежде всего исправить классовую линию руководителя крупнейшего ведомства. Тов. Смирнов открыл ту Америку, что теперь, после двух, двух с половиной лет работы наша кредитная кооперация переживает, видите ли, «бедняцкий перегиб». Тов. Рыков, который в этих вопросах осведомлен больше всех нас, как председатель Совнаркома, допытывается у тов. Смирнова:

«Все-таки начиная с XIV конференции, год с лишним прошло, так ты, говорит, скажи, что же за это время, увеличилось ли влияние кулаков?»

И опять же средний рабочий скажет вам, что за последние 1,5 года, конечно, усиливается кулак во всех областях, а стало быть, усиливается и в этой области. Неужели это надо еще доказывать? Неужели неясно, что кулак усилился? И нечего выспрашивать по этому поводу, да еще как раз у того товарища, который говорит, что у нас в настоящий момент кредитная кооперация страдает «бедняцким перегибом».

Сказать теперь, что наша кредитная кооперация страдает от «перегиба» «в сторону беднейших слоев, как по линии вовлечения в кооперацию, так и по линии направления кредита», — это значит смеяться над действительностью, это значит обнаруживать, что по основным вопросам классовой политики у таких выдающихся товарищей, как тов. Смирнов, возможны крупнейшие ошибки.

Возьмем один конкретный пример — сроки ссуды. Здесь было сказано тов. Шефлером. и опять-таки это знает каждый рядовой рабочий, что сроки ссуды у нас пока слишком малы, и уже одно это на деле ставит бедняка в неравноправное положение даже по сравнению с середняком, создает для него труднейшее положение. Казалось бы, раз это так, а это несомненно так, то надо подумать о том, как преодолеть это зло, как пойти навстречу бедняку, нашей опоре в деревне. Вот письменный доклад тов. Шефлера и вот письменный доклад тов. Смирнова. Послушаем их. Какой рецепт предлагает один и другой?

Тов. Шефлер говорит:

«Нездоровым явлением в деятельности низовой сети является также просрочка ссуд. На 1 октября 25-го года она в среднем составляла 7,4% к общему остатку ссуд. За последнее же полугодие, характеризующееся финансовой депрессией с острым сжатием кредитов, средний процент просрочки поднялся до 17,8%. При этом, как видно из годового отчета ЦСХБ, процент просрочек значительно повышается в низших, наименее состоятельных группах заемщиков. Причиной последнего являются не злостные неплатежи со стороны заемщиков, а низкая платежная способность бедняков, объясняющаяся тем, что кредиты даются не всегда в нужном размере, а главное, не всегда на нужный срок, благодаря чему хозяйственный эффект кредитования бедноты, выражающийся в подъеме её хозяйства и накопления в нем товарных излишков, не совпадает со сроками погашения ссуд. Кроме того, оказывает нездоровое влияние навязывание с.-х. кредитным товариществам бедняцкой клиентуры различными местными организациями. Выход из создавшегося положения заключается: а) в строгом отборе бедняцкой клиентуры по принципу учета хозяйственных возможностей каждого данного бедняцкого хозяйства и б) в углубленной проработке принципов кредитования бедноты (в отношении размера кредитов, сроков, комбинированных кредитов и пр.)».

Разве тут взят верный тон? «Навязывание с.-х. товариществам бедняцкой клиентуры различными местными организациями»! Разве это наш язык! На что это похоже? Да мы и всю работу ЦСХБ создали для того, чтобы помочь кредитом в первую голову бедноте, потому что бедняк — опора рабочего класса в деревне, потому что мы такое государство, которое и создано, между прочим, для оказания помощи бедноте. А тов. Шефлер говорит о том, что местные организации «навязывают» «бедняцкую клиентуру». Тов. Шефлер говорит:

«Выход из создавшегося положения заключается: а) в строгом отборе бедняцкой клиентуры по принципу учета хозяйственных возможностей каждого данного бедняцкого хозяйства».

Если перевести это на простой русский язык, то ведь это, пожалуй, значит — кредит давайте только тому «мощному середняку», кто сможет вернуть.

Ворошилов. Конечно, кооперация не собес, вы что ли будете на них работать и возвращать капитал с.-х. банку?

Зиновьев. Тов. Ворошилов, подумайте, что вы говорите, ведь это все записывается в стенограмму.

Ворошилов. Пожалуйста, записывайте, эту демагогию мы разоблачаем и будем разоблачать, на этом далеко не уедете.

Зиновьев. Теперь у вас, тов. Ворошилов, все «демагогия», в том числе и напоминание элементарных истин большевизма. И «б) в углубленной проработке принципов кредитования бедноты». Что значит это последнее — неизвестно. Не вышло бы на деле так, что ты, бедняк, утешайся тем, что у нас будет «углубленная проработка принципов кредитования».

Таков ответ тов. Шефлера, [который пока старается рассуждать так, как было решено партией]. Но это еще ничего.

Теперь послушайте, что предлагает НКЗем, что предлагает тов. Смирнов. По этой линии у него рецепт очень простой:

«…В целях борьбы с "собесовскими" уклонами и для того, чтобы привить населению кредитную дисциплину, надо изменить наше законодательство в том смысле, что при невозврате ссуд товарищество может продать имущество заемщика, приобретенное им при содействии ссуды, хотя бы это имущество составляло необходимую принадлежность самого хозяйства».

Вот вам практическое предложение тов. Смирнова, НКЗема, которое на простом русском языке означает, что мы, советская власть, должны для насаждения «кредитной дисциплины» продавать ту самую последнюю коровенку, которую бедняк купил при нашей же помощи. Конечно, тов. Ворошилов может сказать, что и это с моей стороны «демагогия». Но я спрашиваю, можно ли, в самом деле, предлагать Политбюро такое изменение законодательства? Это не простая фраза, народный комиссар по земледелию, член Центрального комитета вносит определенное предложение — изменить наше законодательство в том смысле, как я прочитал. И вы скажете, что это есть правильная, классовая, четкая, как теперь принято говорить, четкая классовая линия? Нет, это не есть четкая, не есть правильная, не есть наша классовая линия.

Калинин. А Ваша линия?

Зиновьев. Линия нашей партии!

Калинин. Все критикует, но что свое-то предлагает?

Зиновьев. Я внесу Вам письменную резолюцию. Вот в письменном докладе тов. Смирнова еще целый ряд политических определений: «мощный середняк», «производственно мощный», он же есть «культурный», он же «передовой».

«Имеющиеся в Наркомземе данные также говорят о том, что производственно крепкие (середняцкие и зажиточные) слои фактически ссуд почти не получают. .. Точно так же руководящий состав товариществ и даже счетоводов состоит из беднейших слоев деревни и, как правило, более зажиточные, культурно передовые слои крестьянства фактически отстранены от участия в органах управления с.-х. кредитных товариществ».

Более зажиточные — это более передовые!!! Вы скажете, что Политбюро может взять на себя ответственность за эту политическую терминологию? Вы скажете, что это наша классовая терминология? Да ведь она гораздо более похожа на терминологию Огановского, профессора Чаянова.

Молотов. У Ленина тоже есть вроде этого.

Зиновьев. Покажите

Молотов. Могу достать.

Зиновьев. Достаньте. Не достанете! Вот почему перед нами должен встать вопрос о том, как поправить прежде всего классовую линию тех наших руководителей, которые партией приставлены к такому серьезному делу.

Сюда же относится, конечно, и вопрос об «иждивенческой психологии». «Иждивенческая психология» сплошь и рядом толкуется у нас расширительно, в том смысле, что это дополняет характеристику бедняка как «лодыря». Это есть зачастую логическое развитие эпитета «лодырь». Вот как толкуют. Это совершенно ясно и из тех практических мер насчет перемены нашего законодательства, которые были вам здесь предложены докладом тов. Смирнова.

Калинин. У нас иждивенческой психологией страдают не только крестьяне, но и отдельные товарищи.

Зиновьев. Мы стояли и стоим на той точке зрения, что нам необходима не просто смычка, не просто союз, а союз рабочего класса и беднейшего крестьянства, с одной стороны, с основной массой середняков, с другой стороны, при руководящей роли рабочего класса. Вот точная формула. Бедняк — наша опора в деревне, опора рабочего класса в деревне. Что бедняк беден — это совершенно верно. Потому он и называется бедняком. Поэтому он, несмотря на то что получил землю, не может еще стать на ноги без дополнительной реальной помощи со стороны нашего рабочего государства. Что эту помощь приходится оказывать в размере наших ресурсов — это бесспорно. Не вина бедняка, что ему эта помощь нужна, а наша беда, беда рабочего государства, в том, что мы не можем еще оказывать её в достаточной степени. Между тем наш рядовой чиновник и иногда наши руководители ведомств просто знают один ответ на все вопросы — «иждивенческая психология»! При помощи этой фразы отмахиваются от насущной задачи — помочь в меру сил бедняку.

Калинин. С этого надо было начинать свой доклад.

Зиновьев. «Иждивенческая психология», «собесовская» психология, как пишет тов. Смирнов в том же документе, в котором он хочет бороться «с насаждением "собесовской". а не производственно-деловой психологии»! Товарищи, такой «деловой» постановкой работы некоторые товарищи рубят по основной политической линии, по классовой линии партии. Если мы будем это оставлять без отпора, дойдет до того, что наша партия будет терять симпатии в деревне. Бедняк очень на этот счет чуток и восприимчив, и очень хорошо чувствует всю эту фальшь. Одно дело, если мы идем к бедняку и говорим ему открыто, как рабочий должен говорить бедняку, что в силу нашего общего положения, мы сейчас ему помочь в полной мере не можем, это одно дело. Одно дело, когда мы видим, что наша система кредитования (сроки ссуд и пр.) сейчас плоха для бедняка, и стараемся её улучшить, пойти навстречу бедняку. А другое дело, если предлагаем изменить наше законодательство в том направлении, в каком предлагал тов. Смирнов, и кричим об «иждивенческой психологии».

Молотов. Съезд правильно сказал?

Зиновьев. Съезд сказал правильно, но это всюду толкуется расширительно.

Молотов. А вот расширительно не надо толковать.

Троцкий. Съезд сказал правильно, а вот дело Центрального комитета теперь конкретизировать и укрепить это.

Зиновьев. Центральный комитет, конечно, работает на основе решений съезда. Но ведь на XIV съезде сказали же, было же такое заявление, что скажи только, чтобы раздеть кулака, и разденут. Разве это оказалось правильно? Разве правильна оказалась такая оценка настроений, что скажи только, чтобы раздеть кулака, и в два счета разденут. Нет, неправильна. Вышло не так. Не разденут! Сказали же мы почти год тому назад (пленум ЦК в октябре 1925 г.): «Организовывай бедноту». А когда мы почти через год подводим практические итоги организации бедноты, то мы видим, что почти никакой организации бедноты на деле нет. Именно так. Я читал на днях доклад тов. Косиора в Оргбюро, который говорил, что

«если бы сейчас составить карту наших организаций, где проводилась работа среди бедноты, мы увидели бы отдельные островки и большие белые пятна, где работа эта не велась: либо к этому делу не приступили, либо оно не выразилось ни в каких конкретных фактах». (Стенограмма Оргбюро ЦК ВКП(б) от 24 мая 1926 г., стр. 10).

Надо же нам, товарищи, подумать, почему это так вышло: почти год назад пленум ЦК принял резолюцию об организации бедноты, а на деле получились «большие белые пятна», и дело это «не выразилось ни в каких конкретных фактах». Если в Политбюро мы ставим и обсуждаем сегодня вопрос о с.-х. кредите, то «встряска» по отношению к руководителям ведомства должна заключаться в том, чтобы сказать им — вы не должны писать такие положения об изменении законодательства, какие написал А. П. Смирнов; не может пойти партия на такую политику, при которой она будет терять симпатии тех слоев деревни, которые являются нашей опорой. Этакого «сдвижка» (по выражению тов. Шефлера) допускать нельзя.

Председатель. Слово имеет тов. Бухарин.

Бухарин. Я прежде всего должен сказать, что считаю неправильным интерпретировать положение вещей так, что как будто бы при Владимире Ильиче можно было меньше говорить о политике, потому что Владимир Ильич об этом думал, а другие дескать, могли об этом не заботиться. Владимир Ильич так не думал.

Говорят о том, что надо поправить классовую линию. Я согласен, что у тех или других товарищей может быть тот или другой уклон от правильной линии по отдельным вопросам или по совокупности вопросов. Но когда тов. Зиновьев говорит «поправить классовую линию», то это значит поправить классовую линию нашей партии, [потому что классовой линии у отдельных товарищей нет]. Ошибка тов. Зиновьева заключается в том, что он, в противоположность Владимиру Ильичу, думает, что можно проводить политику, ничего не изучая. Я утверждаю, что основная предпосылка политики заключается во всестороннем изучении решаемого вопроса. Кто думает, что на основе одного письма, полученного из Иркутской губернии, можно определить политическую линию партии, тот отходит от политики, тот отходит целиком от ленинской точки зрения, потому что Владимир Ильич такой фразы ни при каких условиях никогда не бросил бы. Для того чтобы утверждать ответственнейшие вещи об искривлении «классовой линии» в той или иной области политики, надо знать вопрос, о котором говорили, я утверждаю, что нужно быть знатоком. Я не причисляю себя к знатокам, но считаю, что, если приходится выбирать между одним письмом, полученным из Иркутской губернии, и статистической сводкой, я всегда предпочту общие данные. Если здесь докладывается, что в общем и целом наша кредитная система распределена таким образом, что из 100% всей суммы кредитных ассигнований 40% дано бедноте, 50% середнякам и 10% зажиточным слоям, то нужно сделать что-нибудь одно из двух: или проверить эти цифры и сказать, что требуется особая государственная или партийная комиссия, которая опровергнет эти цифры, или не брать на себя смелости на основании одного лишь иркутского письма судить о том, что происходит в действительности. Тов. Зиновьев должен был бы прежде всего опровергнуть эти суммарные данные по всему Союзу. Он этого не сделал. В какое же положение ставит он остальных членов Политбюро? Мы имеем такие статистические суммарные данные: 40, 50 и 10%.

Зиновьев. Какие оценки и цифры принимаешь — Смирнова или Шефлера?

Бухарин. Цифры Шефлера. А ты в качестве контр-документа привел твое письмо из Иркутска, причем сказал, я записал твои слова: «Я берусь доказать, что гораздо ближе к истине те цифры, которые имеются в письме». Но для того чтобы доказать, для этого нужно быть знатоком, а нельзя полагаться на то, что ты будешь опрашивать всякого рабочего. Это смешная постановка вопроса, которая не стоит на уровне Политбюро. Я должен исправить одну фактическую неточность. Тов. Троцкий заявил, что он предложил статистический учет наладить под политическим углом зрения и отвергнуть крепкого мужика, предложение, которое сделал на прошлом заседании в Политбюро т. Каминский. Политбюро по существу предложений т. Троцкого не отвергало, а мы сказали, что это само собой разумеющаяся вещь, и что она должна обязательно войти в общую резолюцию, которая должна быть предложена комиссией. Вам нужно было доказать, что здесь имеет место специфическое требование, которое выставляете Вы один или с Зиновьевым вместе, а мы, мол, не согласились на такую постановку этого вопроса. И когда Вы теперь говорите, что мы эти предложения отвергли, это фактическая неправда.

Троцкий. Голосовать против, по-вашему, не значит отвергнуть?

Бухарин. Ну, тов. Троцкий, я думаю, Вы настолько умный человек, что поймете, в чем тут дело.

Для того чтобы оценить вопрос относительно положения дел в кредитной кооперации, нам необходимо, прежде всего, остановиться на положении, выставленном докладчиком. У нас говорилось о «сдвижке», но в то же время говорилось и о сдвиге. Товарищи утверждают, что за последние месяцы или за последний год у нас в общем и целом произошел большой сдвиг в сторону бедноты и середняка. Этот вопрос нужно поставить. Если вы берете положение в общем разрезе, если хотите говорить о большой политике, то вы должны отметить, что за последнее время после нашей XIV конференции в общем и целом произошел, в самом деле, сдвиг. А вы что говорите? «Фигура умолчания». А если сдвиг произошел, то что из этого вытекает? Отсюда вытекает то, что наша линия — правильная классовая линия, и тогда мы должны записать это в общий баланс нашей политики за последний отчетный год, ибо с этим мы должны будем являться потом в качестве членов Центрального комитета перед нашими партийными конференциями, съездами и т.д. Если при намечении курса на основании этого сдвига намечались неверные тенденции, вроде тех, которые представил здесь т. Каминский, то ведь мы все единогласно эти тенденции отвергли. Зачем же эту ясность затушевывать?

Другой вопрос — это вопрос об использовании зажиточных слоев деревни в системе кооперации. Мне кажется, что некоторые товарищи здесь просто хотят раздуть некоторые вещи, из мух сделать больших слонов.

[Зиновьев. А некоторые — из слона муху сделать.

Бухарин. Не мешай, пожалуйста.]

Я подчеркиваю, что с точкой зрения, изложенной у Смирнова, я не согласен. Молотов это тоже заявил. Что говорит т. Троцкий, когда говорит относительно необходимости ударить налогом по кулаку для того, чтобы он вошел в систему сельскохозяйственной кооперации. Это вам нужно для того, чтобы сманеврировать по отношению к зажиточным слоям деревни так, чтобы иметь возможность использовать их накопление в наших целях. Но тут же вы кое-что замазываете и не хотите дать связной формулировки в этом вопросе. А у нас есть эта связная формулировка. Мы ни в коем случае не можем объявить курса на зажиточного, но мы можем поставить вопрос об использовании средств зажиточного в нашей системе сельскохозяйственной кооперации. Мы можем вовлекать в систему сельскохозяйственной кредитной кооперации средства этого зажиточного слоя, но мы не можем отдавать ему командных постов. Тов. Троцкий не хочет здесь говорить ни да, ни нет. Но он обходным путем приходит к тому же самому. Он говорит, что надо на зажиточного нажать налогами, чтобы сделать для него выгодным участие в кооперации. Таким образом, вы же стоите на этой точке зрения, но вы не хотите этого признать.

Теперь об иждивенческой психологии. Было бы совершенно неправильным сейчас бросать лозунг относительно лодырей и т.д. Но кто действительно хочет отдать отчет об одном из основных грехов нашей кооперации, тот должен указать на то, что кооперативные работники проявляют слишком мало заботливости в том направлении, чтобы привлекать вклады, привлекать к участию население и изживать слишком большие надежды на кормежку государственными средствами. Верно это или нет? Я считаю, что верно. И с таким иждивенческим умонастроением в наших кооперативных организациях нужно покончить. И только после этого наша кооперация задвигается, зашевелится, пойдет вперед, когда с этой психологией будет покончено. Верно это или нет? Это совершенно верно и совершенно не случайно то обстоятельство, что в прошлый понедельник и в этот понедельник, и еще ряд понедельников мы будем говорить относительно этой проблемы, относительно привлечения вкладов, относительно большей самодеятельности кооперации и прочее, потому что это есть один из центральных пунктов и одно из самых больных мест в нашей кооперативной системе. Когда в записке т. Смирнова утверждается, что все деньги находятся у верхов деревни, я с этим не согласен, потому что значительная часть денег находится у середняков в связи с кредитованием хлебозаготовок, в связи с ростом товарности, в связи с общим подъемом сельского хозяйства. Поэтому привлечение вкладов от этой части крестьянского населения вполне возможно, если поставить кооперацию на несколько другие ноги.

Итак, если речь идет относительно курса на зажиточного, что предлагалось на прошлом заседании т. Каминским, то это нужно отвергнуть, а нужно подойти к проблеме использования средств зажиточной части, о чем говорит т. Троцкий, но в несколько другой форме.

В заключение хочу сказать вот такие замечания. Мне кажется, что из тех докладов, которые были сделаны, неясными остались два вопроса, которые, быть может, т. Шефлер осветит в заключительном слове. Прежде всего получилось разноречие с украинским товарищем в оценке, касающейся классового состава кооперации на Украине. У него большая классовая дифференциация, у украинского товарища — эта дифференциация меньше. Во-вторых, мне показалось неясным рассуждение относительно распределения тракторов, потому что значительная часть тракторов в схеме, которая была развернута украинским товарищем, попадает неизвестно в какие руки. Первая часть попала в руки совхозов, а каково распределение 700 или 800 тракторов, а они составляют весьма значительный процент в общем количестве тракторов, это мне осталось совершенно неясным.

Одно замечание по поводу речи тов. Зиновьева. Относительно «коровенок» т. Зиновьев прав, но когда он оспаривает другое место из доклада т. Шефлера, где он говорит о необходимости взятия на учет бедняцких хозяйств в смысле возвращения ими отпущенных ссуд и т.д., то я абсолютно не понимаю этого упрека Зиновьева. Нельзя вести кредитную политику, не зная, с каким объектом, с каким контрагентом имеешь дело.

Если знаешь, что половину ссуды тебе возвратят, а другую половину не возвратят, то будешь маневрировать по одному, а если знаешь, что никто возвращать не будет, то тут совсем другое.

Предварительной предпосылкой правильной политики является то, что ты процитировал у Шефлера, т.е. строгая статистика, различие бедняка по категориям. Это полезно, необходимо и вполне соответствует всему курсу, о котором мы говорили прошлый раз.

Председатель. Слово имеет тов. Троцкий.

Калинин. Я предлагаю закрыть список ораторов.

Троцкий. Выступления, которые здесь были, высоко характерны для всего положения в партии. Тов. Каминский является руководителем с.-х. кооперации, Смирнов является руководителем НКЗема, это две ключевые позиции в отношении деревни, оба они — члены ПК. В докладах их выражены тенденции, которые нельзя назвать иначе, как кулацким уклоном. Их позицию сегодня как будто даже т. Бухарин склонен считать неправильной.

Бухарин. Как будто бы?

Троцкий. Допускаю, что её считают неправильной на основе того, что Молотов выступал после меня против, и Бухарин здесь что-то такое невнятное пропел. Вы здесь нежно поете, очень прилизанно говорите о «сдвижке», а голосовать? Как будете голосовать? Осудите ли конкретный курс на кулака? Я считаю, что Политбюро должно дать отчетливую политическую оценку тенденциям и предложениям доклада.

Голос. А тенденции после прений даются.

Троцкий. Я об этом и говорю: после прений — осудите. (Шум.) Если т. Рыков не остановит, я окажусь в невыгодном положении. Единственный довод, каким т. Бухарин оправдывал голосование против моих предложений, таков — так как это внес т. Троцкий, мы голосуем против этого, хотя это, вообще говоря, правильно. Единственный довод у тех, у кого нет позиции — это нужно Троцкому, это внес Троцкий, мы голосуем против его правильных предложений. Комбинаторство — единственная политика, которая есть у тех, у кого политической линии нет; вместо линии — замазывание, прикрывание, в речах — одно, в резолюции — другое, на деле — третье. У тов. Смирнова есть линия — он предлагает мирволить кулаку, поднажав на бедняка. У тов. Каминского тоже есть определенная линия, но вот вы. т. Бухарин, и иже с вами, приделываете более осторожные аргументы к чужой линии, вы являетесь политическими адвокатами кулацкого уклона.

Молотов. Это линия не Каминского, а партии.

Троцкий. Вот как? Извините, я вас не считаю безошибочным нотариусом, выдающим свидетельство на партийную линию. Я утверждаю, что тт. Смирнов и Каминский ведут линию неправильно, допускают коренные ошибки, которые ведь и вы как будто признаете, но ведь линия с ошибками в сторону кулака не есть линия партии, как бы вы здесь бюрократически ни мудрили. Тов. Бухарин ухватился за кой-какие цифры: кредит дают 40% бедняков, 50% середняков, 10% кулаков. Я этим случайным и непроверенным данным не верю. Если иметь марксистский, большевистский подход к вопросу, то надо сугубо недоверчиво отнестись к бюрократической отчетности, маскирующей то. что есть. Сейчас происходит рост дифференциации деревни, эти процессы трудно уловимы: ясно, что казенная статистика поворачивается против бедняка. Нельзя сомневаться в том, что 40% бедноты — преувеличено, 10% кулаков — преуменьшено, несмотря на самую добрую волю руководителей. А ведь их тенденции мы здесь слышали! (Реплика т. Бухарина не слышна).

Троцкий. Вы, т. Бухарин, занимаетесь софистикой и схоластикой.

Бухарин. Конечно.

Троцкий. Да, конечно, вам кто-то постарше сказал, что вы марксизма не поняли, диалектикой не овладели, что вы занимаетесь схоластикой.

Бухарин. Но также хорошо было сказано и насчет Вас.

Троцкий. Я готов прочитать сейчас то, что было сказано Владимиром Ильичем насчет Вас и насчет меня. (Звонок председателя). Но мне не дают слова сказать.

Председатель. Я звоню тем, кто мешает вам говорить.

Троцкий. Говорят, что я не даю четкой линии, и даже договорились до того, будто я склоняюсь к позиции т. Смирнова, потому что тоже хочу-де привлекать в кооперацию кулака. Я не знаю, доберемся ли мы до кулака, скорее до его «внука», ибо, конечно, не завтра и не послезавтра мы растворим кулака в кооперации, это более отдаленная перспектива, но более близкая состоит в том, чтобы до верхних слоев середняка добраться, нажав на кулака. Вот моя принципиальная позиция. Против нее возражал принципиально только т. Рудзутак. А другие как будто соглашались. И в то же время вы говорите, что я в своей позиции подхожу к Смирнову. Давайте сравнивать! Вот вам позиция Смирнова: преобладающее влияние в кооперации предоставить производственно мощному середняку. А вот мое предложение: руководство укрепить в руках бедняцкой и середняцкой массы. Вот предложение Смирнова: принять все меры к тому, чтобы завоевать доверие верхов деревни, чтобы их не зачисляли в кулаки, чтобы им предоставить выгоды и пр. и пр. А вот мое предложение: усилить фискальный нажим на кулака, чтоб этим толкнуть середняка в сторону кооперации. Смирнов говорит: у нас с привлечением бедняков к руководству кооперацией произошел перегиб. А я возражаю: у нас величайший недогиб. Смирнов предлагает изменить законодательство так, чтобы можно было продавать необходимейший инвентарь неплательщика-бедняка. А я говорю: не сметь и думать об этом, а усильте перераспределение средств от кулака к бедняку, а главное — и думать не могите о передвижке руководства от коммунистов, бедноты и идущих с беднотою середняков в сторону кулаков.

Голос. Правильно!

Троцкий. Я не сомневаюсь, что это правильно. И вы как будто на словах согласны с этим, но будете голосовать против этого, потому что согласно правилу голосуете против Троцкого.

Председатель. Имеется предложение закрыть список ораторов. Кто против? Список ораторов закрывается. Тов. Каминский имеет три минуты.

Каминский. Прежде всего по вопросу о том, как происходит у нас изучение социального состава наших членов и делается ли что-нибудь в этом направлении. Я передал вам книжку, где у нас подведены итоги по изучению социалистических элементов в развитии с.-х. кооперации, в частности, в вопросе об её социальном составе и о социальном направлении её работы.

Троцкий. Я не успел еще прочесть ее.

Каминский. Она была издана к XIV партсъезду. Нами произведена была в этом направлении большая работа, произведены специальные обследования по отдельным системам с.-х. кооперации, по льноводной кооперации, маслодельной, картофельной, с.-х. кредитной и другим. Мы усиленно занимались этими вопросами и продолжаем заниматься ими в настоящее время. Вот обширный материал, собранный нами по вопросу о колхозном строительстве, который в значительной части также дает ответ на этот вопрос. Нужно принять во внимание, что мы ограничены средствами, что мы далеко не всегда имеем возможность делать все то, что нам хотелось бы сделать, что следовало сделать. Я совершенно не понимаю, на каком основании нас обвиняют в том, что мы не изучаем вопроса о социальном составе, что мы не уделяем этому вопросу должного внимания и т.д. Это неверно. Я утверждаю, что мы располагаем по этому вопросу обширными материалами, представляющими несомненную ценность.

Далее, относительно уклона, о котором здесь говорилось. Меня пытаются обвинить чуть ли не в кулацком уклоне. Я процитирую ту часть резолюции, которая внесена нами в качестве проекта резолюции Политбюро:

«Ставя перед собой задачу финансового оздоровления, усиления капиталонакопления и установления твердой кредитной дисциплины, кооперативные организации должны, во избежание всяких уклонов в сторону преимущественной ориентировки на верхушечные элементы деревни, с особым вниманием следить за проведением в своей деятельности правильной классовой политики. С.-х. кооперация должна стремиться вовлечь в кооперативный оборот все слои крестьянского населения, опираясь на середняка как на центральную фигуру в с.-х. кооперации и уделяя особое внимание задаче вовлечения и обслуживания могущих быть кооперированными бедняцких хозяйств». И дальше: «Констатируя недостаточное развитие деятельности с.-х. кооперации по обслуживанию бедноты и наличия, с другой стороны, в ряде случаев вредных собесных уклонов в этой деятельности, в особенности в с.-х. кредитной кооперации, предложить фракции Сельскосоюза усилить и рационализировать работу кооперативных организаций в этой области, разработав соответствующие практические мероприятия по отдельным отраслям с.-х. кооперации».

Вот наше предложение. Правильно оно или неправильно? В своем докладе я показал, что мы объединяем в подавляющей части наших членов середняцкие и бедняцкие слои населения. Я показал также, что и по направлению нашей деятельности мы обслуживаем почти исключительно середняцкие и бедняцкие слои населения. Об этом говорят данные о направлении кредитов, об участии в оборотах различных систем отдельных слоев населения. Мы изучали этот вопрос, и я привел в своем докладе, несколько мне позволило время, результаты наших обследований. Но мы вынуждены ставить перед вами и ряд других вопросов, и на эти вопросы мы ждем практических ответов.

В основном вопрос сводится к тому, как построить работу с.-х. кооперации таким образом, чтобы она развивалась не только за счет государственного кредита, но и за счет средств самого населения. Как вовлечь в кооперативный оборот средства населения, средства основной середняцкой массы и по возможности и зажиточной массы населения? На этот вопрос надо дать определенный ответ, ибо только при условии разрешения этой задачи с.-х. кооперация сумеет выполнить стоящие перед ней задачи в деле обслуживания бедноты и вообще в деле социалистического переустройства деревни. Тов. Зиновьев поставил вопрос следующим образом. Он доказывает, что есть средства, которые спускаются государством вниз, они должны пойти по линии бедноты. Это легко сделать, и сейчас эти средства, безусловно, идут по линии бедноты и середняцких масс. Важно только, чтобы эти средства направлялись в качестве ссуд, в форме производственного кредита, а не в качестве субсидии. У нас в этом отношении неблагополучно. Об этом свидетельствует огромный процент просрочек по ссудам, доходящий до 50—60% всех ссуд. Я хочу привести один случай, показывающий, как смотрел на этот вопрос тов. Ленин. Я помню, на XI партсъезде Ленин написал своей рукой предложения аграрной комиссии съезда, где по поводу обслуживания бедноты сказал: «В меру возможностей, допускаемых условиями новой экономической политики». (Я не ручаюсь за точность выражения, но смысл несомненно таков.) И мы точно так же ставим вопрос — в меру возможностей, допускаемых новой экономической политикой. Когда я говорил о привлечении средств середняцких и зажиточных слоев населения в кооперацию, я имел в виду задачу перераспределения этих средств и в целях обслуживания бедноты. Тов. Троцкий также ставит вопрос о перераспределении средств различных слоев крестьянского населения внутри кооперации. Но как осуществить это перераспределение и как вовлечь эти средства в целях перераспределения? На этот вопрос тов. Троцкий не дает ответа. Во всяком случае, ограничиться словами о нашей фискальной политике и не сказать ничего о нашей кооперативной политике — значит не дать ответа на этот вопрос. А вопрос требует ответа, так как до сих пор мы занимаемся не перераспределением средств различных слоев населения, а распределением средств государства. Я должен был поставить этот вопрос перед Политбюро, и я считаю правильным указать, что здесь нужно больше маневрировать, что в некоторых случаях мы должны здесь проводить политику, аналогичную с политикой концессий и т.д. Я вовсе не предлагал в целях вовлечения средств населения сделать передвижку в руководстве кооперацией, наоборот, я указывал, что середняк должен быть центральной фигурой в кооперации. Что тут неправильного?

Председатель. Теперь записался я.

Стенограмма выступления А.И. Рыкова с авторской правкой отсутствует. Имеется машинописный вариант текста, присланный из Секретариата председателя СНК в Бюро Секретариата ЦК ВКП(б) 1 сентября 1926 г., который идентичен публикации в стенографическом отчете. Сравнение последнего с первоначальной стенограммой показывает, что Рыковым была внесена существенная стилистическая правка в текст выступления. — РОССПЭН

Рыков. Я боюсь, что из-за принципиальных споров, которые могут тянуться годы, практические вопросы кооперации отодвинуты на задний план. Одним из таких вопросов является вопрос о том, насколько удалось практически провести постановления XIV партконференции о размежевании функций в работе различных видов кооперации. Года полтора тому назад сельскохозяйственную кооперацию нельзя было отличить от потребительской: сельскохозяйственная кооперация точно так же торговала ситцем, парфюмерией и прочими предметами личного потребления, как и кооперация потребительская. Вместо того чтобы согласно своему назначению обслуживать крестьянина как производителя, снабжая его сельскохозяйственными орудиями и машинами, сельскохозяйственная кооперация очень часто свои и без того недостаточные средства увязывала в торговлю потребительскими товарами.

Поэтому я в своем докладе на XIV партконференции выдвинул в качестве одной из первоочередных практических задач дальнейшего развития кооперации задачу разграничения функций различных видов кооперации в соответствии с характером каждого из них. Практическое проведение этой задачи было первым шагом в борьбе за улучшение кооперативной организации. Разумеется, на протяжении нескольких месяцев этого нельзя было сделать, так как нужно значительное время, чтобы перевести, например, сельскохозяйственную кооперацию с торговли ситцем на снабжение крестьянства сельскохозяйственными машинами и другими товарами производственного назначения. К сожалению, ни в письменных докладах, ни в выступлениях здесь, на Политбюро, не был освещен вопрос о том, насколько удалось осуществить постановление XIV партконференции о размежевании работы различных видов кооперации. Насколько мне известно, успехи в этом отношении достигнуты большие. Этим сильно облегчается возможность дальнейшего улучшения кооперативной организации.

Второй момент, который был выдвинут на XIV конференции, — это вопрос о передаче кредитных функций сельскохозяйственной кооперации в её низовом звене. До тех пор, пока она торговала ситцем, доверить ей кредитные функции было невозможно. Поскольку к настоящему времени этот «потребительский» уклон сельскохозяйственной кооперации изжит или изживается, постольку конкуренцию, которая существует еще между кредитной и сельскохозяйственной кооперацией, можно и нужно ликвидировать, втягивая все больше сельскохозяйственную кооперацию в обслуживание крестьянства кредитом.

Об «иждивенчестве» и классовом составе сельскохозяйственной кооперации. Мне кажется, что относительно иждивенчества на настоящем заседании не было всего сказано.

Ведь мы неоднократно и подробно обсуждали вопрос о том, как помочь деревенской бедноте в условиях нэпа, и пришли к выводу о создании специального фонда помощи бедноте. Для всех нас ясно, что в форме ли такого фонда или в другой какой-либо форме, но помочь бедняцким слоям деревни нужно; без этого они хозяйственно не могут стать на ноги; одной только кооперативной самопомощи здесь недостаточно. Фонд бедноты — вот принципиальный ответ т. Зиновьеву, который спрашивает, как быть с той частью бедняцкого населения, которая в силу своего крайне низкого хозяйственного уровня не может участвовать в кооперации, поскольку последняя в известной степени работает с применением коммерческих принципов.

Зиновьев. Сколько дали в фонд?

Рыков. Пока дали 10 млн. Может быть, дадим 20 млн или столько же в будущем году.

Но необходимо уяснить себе с полной определенностью, что фонд бедноты принципиально отличается от средств кооперации. Когда обсуждался вопрос о выделении специального фонда бедноты, я стоял за него. Но у меня вызывал и продолжает вызывать сомнение вопрос о том, насколько этот фонд целесообразно организационно сливать с кооперацией. По существу фонд бедноты является полубезвозвратной, некоммерческой, не «хозяйственно-расчетной» ссудой; во всяком случае, мы не можем с такой же категоричностью требовать исполнения своего обязательства от бедняка, получившего кредит из этого фонда, с какою кооперация должна требовать от своих членов аккуратного исполнения своих обязательств, если она желает существовать как кооперация, т.е. организация самопомощи населения, такая организация, где государственная помощь является лишь подсобным моментом.

Далее, втискивая фонд бедноты в кооперацию, мы создаем такое положение, что одни её члены получают кредит на одних условиях, а другие, хотя бы они по социальному своему характеру абсолютно не отличались от первых, получают его на других основаниях. Создать же фонд в таком размере, чтобы он мог обслужить всех бедняков, мы пока не можем. Я боюсь, что такое положение, при котором существуют два вида кооперативных ссуд, при этом часто в отношении лиц, принадлежащих к одной и той же социальной группе, должно отрицательно отражаться на деятельности кооперации. Поэтому я в свое время предлагал фонд бедноты связать организационно с работой волисполкомов, сельсоветов и т.д., а не с кооперацией.

Недавно в Совнаркоме или в СТО, не помню точно, обсуждался вопрос о финансировании сельскохозяйственного машиноснабжения. Трудность вопроса состояла в том, что, с одной стороны, по недостатку ресурсов мы не можем предоставить всю массу этих машин населению в кредит, с другой стороны, продавать хотя бы часть их за наличные означало бы концентрацию этой части машин, особенно сложных, дорогостоящих, в руках деревенской верхушки.

Хозяйственники требовали денег из государственного банка. Мы им отказали. Пришли кооператоры и тоже стали требовать деньги из того же государственного банка, чтобы продавать крестьянам машины в кредит. Мы им тоже отказали из-за недостатка средств. Задаваться широкой программой индустриализации страны и одновременно осуществлять возрастающий темп долгосрочного кредитования всей бедноты нельзя, потому, повторяю, что денег на то и на другое у нас нет.

Троцкий. Машинами можно помогать в кредит.

Рыков. Продать машины в кредит можно, но сделать их в кредит никто до сих пор не умудрился. Во всяком случае, ни один рабочий ни одной сельскохозяйственной машины не соглашается сделать на условиях кредитования из своей заработной платы. Значит, речь может идти только о кредитовании крестьянства государством, кредитовать же, конечно, можно или через промышленность или через сельскохозяйственную кооперацию. Об отсутствии у нас средств для этого кредитования я и докладываю. Конечно, можно выставить такого рода платформу, что нужно 40% крестьянства освободить от налога, бедноте предоставить долгосрочный кредит, заработную плату на протяжении ближайшего года повысить на 30% и т.д., но такая платформа может быть выдвинута только в том случае, если нет шансов организовать правительство на этой платформе, так как никакое правительство сейчас не в состоянии провести её в жизнь.

Калинин. Когда будет организовано правительство, программа будет изменена.

Рыков. Тов. Троцкий говорит, что не было принято его предложение, которое он выдвинул по докладу т. Каминского о сельскохозяйственной кооперации на одном из предыдущих заседаний Политбюро. Каминскому я тогда первый возражал по вопросу о социальном составе кооперации. Еще в докладе на XIV партконференции мною был выставлен тезис о перераспределении средств в деревне через кооперацию. Это остается правильным и в настоящее время. Но я очень внимательно слушал два раза речь тов. Троцкого и не мог понять, что именно он предлагает сделать в отношении зажиточной верхушки деревни. В прошлый раз он сказал, что нужно в кооперации создать такие условия, чтобы зажиточным слоям было выгодно идти в нее, что на деле могло означать только одно: дай кулаку через кооперацию такую же выгоду, какую он имеет, занимаясь ростовщичеством.

Теперь тов. Троцкий выдвинул лозунг организации такой финансовой системы в отношении деревни, которая по существу обозначает раскулачивание кулацких слоев населения. Причем в его построении финансовая политика противопоставляется кооперативной. Выходит так, что перед кулаком надо поставить выбор: или возьмем у тебя излишки твоего накопления, или внеси в кооперацию, тогда не возьмем.

Троцкий. Тогда не все возьмем.

Рыков. Тогда ясно, перед кулаком надо ставить выбор — или полное раскулачивание через налоговую политику, или мы его не раскулачиваем до конца, а немножко оставляем при условии, если кулак внесет свои капиталы в кооперацию. Второй раз я слушаю т. Троцкого и не могу понять, чего он хочет. Я говорю перед Политбюро с искренним желанием понять, о чем идет речь.

Троцкий. Этого не видать.

Рыков. Я утверждаю еще больше (и в этом я с Бухариным не согласен): раз вы ставите проблему организации сельскохозяйственной кооперации ударнобедняцкой, [то я не совсем понимаю ни Бухарина, ни Молотова], то при этом условии задача привлечения туда тех самых миллионов, которые накопились в руках кулака и середняка, является квадратурой круга. Тов. Троцкий говорил о привлечении кулака в кооперацию. Но если речь идет о вовлечении тех средств, которые накопились у верхушки крестьянства и которые используются в целях эксплуатации крестьянства путем ростовщического кредита, найма рабочей силы и т.п., то в этом случае бедняцко-середняцкая основа кооперации является противоречием вовлечения этих слоев и этих средств в систему сельскохозяйственной кооперации. Поэтому мне вполне понятно предложение тов. Каминского и других. Когда партия требует: «Собери сотни миллионов рублей, которые накопились у богатого крестьянства, в сельскохозяйственную кооперацию, оставив её по её составу и управлению бедняцкой», они говорят: «Этого сделать нельзя».

Анекдоты, которые приводит тов. Брюханов и другие, сравнивая довоенную кооперацию с нашей, не выдерживают критики. Ведь управление кооперацией тогда было у кулаков, они пользовались средствами кооперации, они вкладывали их в кооперацию. Теперь же у нас совершенно иная кооперация. Поэтому в СТО у меня было расхождение с теми товарищами, которые сравнивали сельскохозяйственную кооперацию с госрозницей и с теми, которые кредитную кооперацию сравнивают с обычным коммерческим предприятием. На голом бедняке вы не построите финансовой мощи кооперации и ни в коем случае не привлечете туда кулацких денег. Надо выбирать то или другое. Я думаю, что не правы тт. Каминский и Смирнов, которые хотят привлечь эти вклады путем изменения классового состава кооперации. Это неправильно. Для нас предпочтительнее сохранить за сельскохозяйственной кооперацией бедняцко-середняцкий характер, хотя бы это и не дало нам тех вкладов и взносов, которые мы имели бы в противном случае. Я говорю это для того, чтобы бросили надежду найти и то и другое. Мне кажется, что это неосуществимо. Конечно, значительные успехи привлечения в сельскохозяйственную кооперацию среднего крестьянства, которое не примыкает к кулаку, вполне возможны и обязательны.

Относительно социального учета. Тов. Троцкий козыряет тем, что он внес предложение об улучшении учета и статистики социального состава и деятельности сельскохозяйственной кооперации, а его отвергли. Вносил эти предложения не только он, но и я, и все остальные. Эти предложения не оформлены решением Политбюро, потому что нельзя вырвать один-два отдельных пункта, и предложения тов. Троцкого по этим пунктам голосовать, не голосуя предложений по другим пунктам не менее важным.

Для того чтобы показать, что по вопросу о постановке учета динамики социального состава кооперации нет принципиальных разногласий между тов. Троцким и большинством Политбюро, я сошлюсь на постановление СНК по вопросу о сельскохозяйственном кредите, которое было принято до того, как т. Троцкий об этом думал.

Троцкий. Да я и не претендую ни на какое новаторство.

Рыков. В этом постановлении элементы учета социального состава сельскохозяйственной кооперации зафиксированы в § 4 и в § 8 с неменьшей ясностью, чем через несколько недель после этого предлагал т. Троцкий на Политбюро.

Председатель. Слово имеет т. Смирнов А.П.

Смирнов А.П. Я хочу отметить абсолютную демагогию со стороны тт. Троцкого и Зиновьева. Во-первых, я никогда вождем не был, нигде не выступал ни с какими программными речами, всегда добросовестно выполнял всякое постановление ЦК партии и никогда «не рыпался», когда нужно было проводить эти постановления. Со стороны тт. Троцкого и Зиновьева — это чистейшая демагогия. Это нужно тт. Троцкому и Зиновьеву для своих целей, когда они говорят относительно моей записки. Посмотрите мою записку, она не является чем-то самостоятельным, а она является поправками к докладу т. Шефлера, причем поправки даны к таким частям, где отдельные вопросы недостаточно освещены. Моя записка предлагается не в порядке предложения, заменяющего чье-нибудь другое предложение, а именно в порядке поправок: такой-то пункт недостаточно освещен, представляются материалы, которые дают несколько другое освещение тому или другому вопросу. Никаких других предложений тут нет. Это вторая часть. Третий момент — это момент об этом «несчастном» кулаке. Тов. Зиновьев, Вы первый на XIII съезде партии в политическом отчете ЦК, говоря относительно зажиточного мужика, отметили мою статью, помещенную перед съездом в «Правде», и указывали, что неправильно каждого мало-мальски зажиточного мужика производить в кулаки. Вы первый отметили в своем выступлении, что линия у Наркомзема в этом вопросе правильная, ибо нельзя отталкивать зажиточного мужика, и Вы подтверждали, что у некоторых товарищей есть такой уклон. Такая точка зрения у вас была, и с подтверждением правильности этой моей линии Вы первый выступили.

Теперь относительно самого кулака, которого у меня, между прочим, в поправках нет нигде. Я вам опять напомню, что когда СНК еще до XIV партконференции в августе 1924 г. отменил закон, принятый при Ильиче, и принял изменение, по которому кулаки выгонялись из кооперации, я внес протест в Политбюро. Тов. Рыков, проводивший новый закон, отстаивал это положение, его провалили.

Рыков. Что провалили?

Смирнов. Поправку насчет кулака, об изгнании его из кооперации. За мое предложение голосовал и т. Зиновьев. Мы тогда признали, что кулак должен быть оставлен, и говорили только относительно той роли, которую он должен занимать в кооперации. Мы говорили, что он не может занимать руководящей роли в нашей с.-х. кооперации, но что мы можем его оставить в кооперации с его капиталами и с его имуществом. Во всей моей записке речь идет исключительно об этом. Везде говорится, что правильной является линия, чтобы бедняк и середняк руководили этим делом. Со своей стороны подтверждаю еще раз. Мы для себя должны уяснить, что без вовлечения крепкого середняка в эту кооперацию никаких вкладов не может быть. Если же мы считаем, что пусть-де не будет никаких вкладов, то нам он там не нужен, тогда будет совсем другое дело. До сих пор этого не заявляли. До сих пор заявляли, что его в той или другой форме надо использовать, капиталы, накопленные им, привлечь. Я и сейчас утверждаю, что надо его привлечь, и не думаю, что это является нарушением нашей классовой, партийной линии.

Теперь относительно заявления т. Зиновьева по отношению к бедноте. Ну, тов. Зиновьев, я думаю, что Вам нужно будет лучше поддержать меня. Когда я входил в СНК, когда я требовал около 300 млн на сельское хозяйство, то по всем известным причинам дали только около 200 млн. Второе, я требовал шестилетнего долгосрочного кредита мужику, а его дали только на 3 года. Я думаю, что правильнее было бы меня поддержать, и тогда не стали бы констатировать относительно возврата кредитов, относительно трудностей этого возврата, мы могли бы спокойно взыскивать при более легких условиях. Я буду приветствовать более легкие условия кредита, если вы меня поддержите, я буду приветствовать расширение кредита. Но здесь надо сказать, что для бедняцкой части тот кредит, который сейчас есть, совершенно не по силам, и он полностью возвращаться не будет. В отношении сельхозкредита, в этой части Политбюро должно твердо решить, что определенная часть этого кредита, это заранее надо предрешить, скашивается как безнадежная.

Теперь относительно фонда бедноты. Тов. Рыков, этот фонд пока фактически еще не существует. По поручению тов. Рыкова я разработал и представил в 3 дня положение о фонде, но с тех пор прошло 4 месяца, и в соответствующих учреждениях, ввиду всяких затруднений бюджетных и прочих…

Рыков. Но деньги даются.

Смирнов. …не даются, потому что оформление еще не закончено. Это первое. Второе, вопреки моему предложению относительно трех процентов Политбюро было принято 6%. Причем Вы. т. Зиновьев, тоже меня не поддержали. Я считаю, что это не бедняцкий кредит. А т. Зиновьев кивает в сторону Наркомзема и говорит, что политика отстаивания бедняцких интересов — это пустяки. Я могу также представить подобные материалы относительно предоставления безвозвратных кредитов. Тут тов. Троцкий разводит демагогию, он, видите ли, нашел, что запятой нет. Ну, тов. Троцкий, вы прекрасно знаете, что я человек не особенно грамотный и возможно, что некоторые выражения недостаточно точны.

Троцкий. Прекрасно написано. Я совсем об этом не говорил, говорил о запятой в другом смысле.

Зиновьев. Дай бог каждому так гладко писать.

Троцкий. Я и в мыслях не имел этого.

Смирнов. Я подчеркиваю, что за существо моей записки я ручаюсь. В этом отношении я не согласен с т. Молотовым, что у меня здесь политическая ошибка. Действительно, у меня имеется неудачное выражение, о чем здесь подчеркивалось. У меня здесь сказано, что в с.-х. кредитной кооперации преобладающее влияние имеет производственно мощный середняк. Я ставил это в качестве анализа, а редакция получилась неудачная, получилось, что этот середняк должен, как будто бы по моему мнению, преобладать в кооперации. Тов. Троцкий и Зиновьев прекрасно знают, что с точным формулированием мне трудно справляться. Основная мысль у меня та, что надо крепкого середняка вовлечь в кооперацию не только как члена, но и в правление пустить в меньшинстве. Я считаю эту мысль абсолютно правильной. Несмотря на то что это оспаривают тт. Молотов и Бухарин, я думаю, что это не верно, тогда надо отказаться от привлечения их взносов, а без этого мы не обойдемся.

Председатель. Слово имеет т. Зиновьев.

Зиновьев. К вопросу о статистике. Тов. Бухарин подробно доказывал, насколько лучше иметь дело со сводными цифрами по всему СССР, чем с одной губернией. Это бесспорно. Но Бухарин не может не знать, каков характер нашей статистики, наших докладов с мест вообще. Совсем недавно, когда в Оргбюро ЦК обсуждались результаты перевыборов в советы, никто иной, как тов. Молотов сказал во время перевыборов советов (они имеют столь же важное значение, как и дела в кредитной кооперации): «У меня и от прошлого и от настоящего доклада и от сообщения газет получается такое впечатление, что если по этому судить, как будто все в избирательной кампании идет как по писаному, и при том именно по резолюции последнего XIV съезда или по резолюциям ЦК. По этим докладам и сообщениям можно судить об очень хорошем желании, чтобы эти резолюции проводились в жизнь, и потому ход кампании рисуется в большинстве случаев так, как полагается в резолюции, — как сказано в резолюции, так и получается: полагается, чтобы был блок бедноты и середняков, — налицо; полагается оттеснение и изолирование кулака — пожалуйста, это тоже имеется; полагается оживление советов — получайте, пожалуйста. Все выходит так, как это написано в резолюциях и постановлениях…» (Из речи тов. Молотова на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) 15 марта 1926 г.) В этом смысле писали и другие товарищи. Вот как обстоит дело с цифровыми данными, сообщениями с мест и т.д. Так было и у т. Шефлера: полагается, чтобы был блок бедняка с середняком — изволь! Когда говорят, что довоенный уровень производства мы в таком-то месте достигли, то отнеситесь критически. Уже давно говорят, что такой-то, скажем, Сормовский завод, перешагнул довоенный уровень; а рабочие данного завода говорят, что до войны он производил, скажем, [15] 10 паровозов в месяц, а теперь производит [2] 4—5 паровозов. По «статистике» же выходит, что мы давным-давно обогнали довоенный уровень. Не знать этого, т. Бухарин, вот это «будет на уровне Политбюро». К официальным данным, казенному благополучию надо относиться критически. А сейчас здесь мы слышали двоякого характера данные: одни данные НКЗема, который говорит, что у нас бедняцкий перегиб, и другие данные, предлагаемые Центральным СХБ, которые наскоро прочитали нам по бумажке, и по которым получается то, что блок середняков и бедняков есть факт.

Когда Рыков спросил т. Смирнова, как продвинулись мы в кредитной кооперации за два года, то он отвечал, середняк и бедняк на 70%. По-моему, эти цифры взяты с потолка, если 70% бедняк и середняк, то получается, что 30% остальных (общий разговор). Очень мало стоят такие «цифровые» данные, тов. Бухарин. Тов. Бухарин пробует надо мною смеяться: ты, говорит, будешь «ловить» всякого рабочего и спрашивать его, помогают ли бедноте. Конечно, дело не так обстоит, но здравый рассудок рабочего говорит о том, что кредитная система пока что обслуживает главным образом более имущих, кто может вернуть.

Голос. Это проскальзывает частично в докладе.

Зиновьев. Тов. Ворошилов, вы пытаетесь доказать, что иметь дело с бедняком вообще коммерчески невыгодно. Это так.

[Троцкий. Кредитуйте того, кто может вернуть.]

Зиновьев. Но пролетарская партия не с этой точки зрения ставит вопрос. Я привел данные относительно Иркутской губернии, они не решают вопроса, но они имеют свой большой вес, потому что сибирские губернии имеют громадное значение, и потому что Иркутская губерния довольно типична. Вот что я хотел сказать относительно данных статистики. Если нам представят более точную статистику, то я первый порадуюсь этому. Тов. Бухарин говорит, что нужно быть знатоком, но напрасно он думает, что достаточно произнести эти слова, чтобы стать им. Будем изучать статистику. Но будем помнить, что предложения т. Смирнова толкают нас на линию, которая может стоить головы пролетарской революции. Вот что значит линия тов. Смирнова.

Смирнов. Это демагогия.

Зиновьев. Он говорит «демагогия», а потом ссылается на то, что запятые не так у него поставлены, что он плохо пишет и т.д. У нас так принято, что когда говорят про ряд старых партийных работников: ты «забыл середняка», «ты не веришь в социализм» и т.д., то это не демагогия, а когда цитируют точнейшие документы, направленные против бедняков, которые будут сталкивать нас с беднотой, то это «демагогия». Может быть, скоро мы дойдем до обсуждения вопроса об избирательной инструкции (при перевыборах в советы), которую издал т. Калинин, а на Украине, чтобы не отстать от т. Калинина, поспешил издать и т. Петровский. Эта инструкция демонстративно расширяет избирательные права кулаков и вообще верхушки. Я говорю, что это все не случайности и не мелочи, а это абсолютно неверная линия. Доклад т. Смирнова, избирательная инструкция т. Калинина — это линия, но неверная.

Одно слово я хотел сказать нашему председателю т. Рыкову, который сказал мне: «Ты забыл, что 10 млн отпустили в фонд бедноты». Я не забыл этого; это есть первый наш шажок, потому что если взять 10 млн и разделить на 40 млн бедноты, то получится по четвертаку, на него даже бутылочку водки не купишь. 40 млн бедняков это цифра тов. Молотова.

Молотов. Не сорок, а 35 млн.

Зиновьев. Он говорит сейчас 35, конечно, в пределах 35 и 40 млн можно спорить. Так вот я и говорю, что получится по четвертаку. Само собой понятно, что мы — государство бедное, что мы не можем дать много, но не надо делать того, что не должна делать пролетарская государственная власть. Не надо нам приносить такие документы, который внес т. Смирнов. Документ т. Смирнова мы обвиняем не в том, что он плохо написан. Он блестяще написан, там нет ни одной ошибочки, он написан с внешней стороны превосходно. Но только там написано не то, что нужно. Классовая линия неверна.

Председатель. Слово имеет т. Калинин.

Зиновьев. Но только не по поводу инструкции, об этом речь будет особо.

Калинин. Я по личному вопросу не собираюсь говорить.

Троцкий. Конечно, издание инструкции это личный вопрос.

Калинин. Речи тт. Троцкого и Зиновьева — сплошная политическая декларация, и эта декларация полна политического лицемерия.

Молотов. Вот это верно.

Калинин. Троцкий говорит о кулаке, что надо прижать кулака, надо взять кулака. Тов. Троцкий, у нас кулак обложен на 25% с валового дохода. Я не знаю, почему же тов. Троцкий не предложил брать 50% с валового дохода, когда взимается сельхозналог. (Тов. Дзержинский из месяца в месяц тысячи спекулянтов высылает из Москвы, однако Москва полна спекулянтами.) Все мы, тов. Троцкий, хотим взять кулака, и у Смирнова и у меня не меньшее, чем у вас, желание взять кулака, но вопрос стоит, как его взять конкретно, одно дело кричать лицемерные речи, что мало берем с кулака, обвинять нас в кулацком подходе, все это делается Вами только для записи.

Троцкий. О записи не я просил, её установило Политбюро.

Калинин. А между тем о конкретных мерах, как взять с кулака, вы не говорите. Больше, чем мы решили взять с кулака, реально по нашим возможностям взять нельзя. Я ручаюсь, что если крестьянин получил валовой доход в 1000 руб., больше чем 250 руб. чистой прибыли у него не останется, а ведь сельскохозяйственный налог и берет именно 250 руб. Почему же вы не предлагаете с 1000 руб. валового дохода крестьянина брать не 250 руб.. а. примерно, хотя бы 500 руб. Вы ни одной конкретной меры не предлагаете, как обложить. А так можно: задавить, задушить, обложить, это очень красиво выходит. Мы — правительство, дайте нам конкретную меру, конкретный проект. Итак, с верхушки, т. Троцкий.

А тов. Зиновьев [10 лет] твердит о низах: там помочь рабочим, тут помочь деревенской бедноте. Словом, если бы у нас было бы и 500 млн руб., у нас не хватило бы их. А кончает он на всякий случай, если он будет в правительстве, так: конечно, говорит, мы поможем в меру возможности; раз у нас средств нет, мы дадим только в меру возможности. Пока Зиновьев в оппозиции — дать, дать и дать; а когда Зиновьев будет в правительстве — «в меру возможности».

Зиновьев. «Тонко» сказано.

Калинин. Да, это чемберленовская тонкость — «в меру возможности». Вот эта самая лицемернейшая гибкая формула. Она дает возможность в каждом вопросе потом отступить. У нас и спор-то идет именно «о мере возможности». Об этом, товарищи, спор. Другого спора нет. Неужели спор идет о том, что у т. Смирнова есть желание накопить? Спор идет «о мере возможности». Сделали вы хоть один конкретный шаг? Вот в таком-то месте у вас осталось 10 млн руб.; вы эти 10 млн руб. распределили не так; надо их перевести вот в такую-то графу. Спор может быть только такой, конкретный спор, если вы говорите здесь не для того, чтобы вашу стенограмму выносить на улицу и бороться на митинге. Я считаю, что вашей стенограммой я вас на заводе буду бить. Мы с вами были в Питере, я, конечно, был против того, чтобы вам слово не давать. Надо было бы и там вас отхлестать, как отхлестали ваших сторонников.

Троцкий. А что вы сказали вернувшись?

Калинин. Я сказал, вернувшись: так сняли хорошо ленинградскую управляющую корочку, что я боюсь…

Троцкий. Как бы и с нами того же не случилось, вот что вы сказали.

Калинин. Я продолжу, не забегайте, пожалуйста, вперед. Я сказал, не весь ли наш партийный аппарат так мало связан с массами, как партийный аппарат в Ленинграде. И я Угланову это сказал. Угланов ответил: «У нас покрепче, гораздо покрепче». Я этого не знаю. Так вот я и думаю, что если отнять декларативную сторону вашего выступления, то от него ничего не остается. И когда т. Зиновьев говорит, каждый середняк рабочий это сознает, то я должен сказать, что в общем и целом мы все знаем, а теперь нужно не «в общем и целом мы знаем», а нужно предложить конкретные меры. Если 40% бедняков, надо им помочь. Вы дайте средства и укажите способы, как им помочь.

Если вы хотите кредит наладить, не помощь, а кредит, то что значит кредит? Возврат. Какое же тут большое лицемерие. Вы хотите наладить кредит с возвратом и говорите, чтобы большинство бедноты этим воспользовалось. Худшего лицемерия я в мире не видел. Если есть кредит, то это означает, что надо кредит дать такому хозяйству, которое, хотя оно может быть и бедняцким хозяйством, но кредит ему дается для того, чтобы оно производственно окрепло. Поэтому основную нищету безземельных, безлошадных, хромого, кривого, косого, вдового, сирого — наш кредит не захватит.

Рыков. Ты уж больно популярно.

Калинин. Что же делать, товарищи? Ничего не поделаешь, потому что просвещать приходится членов Политбюро. А потом я хочу после стенограммы Зиновьева, чтобы и наша стенограмма была не только для чтения в губкомах. Поэтому и говорю более популярно.

Председатель. Прения окончены. У меня имеется такое предложение: «Принять в основу постановление СНК. Снабдить введением политического характера под утлом зрения: 1) сохранения линии XIV конференции и XIV съезда, отклонения всех попыток изменить эту линию в сторону более зажиточных слоев населения. Выработать меры по привлечению вкладов. Весь вопрос сдать в уже имеющуюся комиссию». Затем следующие предложения за подписью тт. Зиновьева и Троцкого*:

* В стенограмме заседания предложения Г.Е. Зиновьева и Л.Д. Троцкого отсутствуют. Текст публикуется по стенографическому отчету, сверенному с копией, хранящейся в фонде Л.Д. Троцкого. На копии имеется заголовок: «Предложения тт. Зиновьева и Троцкого. (Отвергнуты на заседании Политбюро от 5 июля 1926 г.)». (РГАСПИ. Ф. 325. Оп. 1. Д. 578. Л. 8.)

Важнейшей директивой для ЦСХБ и системы с.-х. кредита должно служить следующее:

1. Необходимо без колебаний держать курс в первую очередь на бедноту и во вторую очередь на основную массу середняков. Она не должна ставить своей задачей обслуживать ссудами зажиточную верхушку деревни.

2. Ссуды должны регулироваться так, чтобы беднота получала не менее 50% всех сумм, а остальное — основной массе середнячества. Необходимо стремиться к тому, чтобы пропорция распределения ссуд в пользу бедноты по возможности увеличивалась. В указанных общих пределах необходимы изменения — применительно к разным хозяйственным территориям.

3. Система сроков ссуд должна быть радикально пересмотрена в том направлении, чтобы пойти навстречу бедняку (увеличение сроков и т.д.).

4. Систему с.-х. кредита необходимо все теснее связывать с кредитованием бедняцких хозяйств на льготных условиях с.-х. машинами и инвентарем на коллективных началах. 5. Только правильная политика в отношении кулака вообще (прежде всего строжайшее преследование всякого замазывания роли и роста кулака), в частности, только правильно построенная и гибкая классовая налоговая система с особенно высокой шкалой для ростовщических, кабальных и полукабальных (вообще кулацких) сделок, а также суровое судебное преследование явного ростовщичества в деревне могут дать серьезный толчок для роста вкладов в кредитную кооперацию со стороны середняцких элементов, в том числе и середняцких верхов. При этом всей системой мер партии и государства необходимо строго обеспечить, чтобы руководство ни в какой мере не передвигалось в сторону этих более имущих слоев середняков.

6. Решительно отвергается предложение Наркомзема — «изменить наше законодательство в том смысле, что при невозврате ссуд товарищество может продать имущество заемщика, приобретенное им при содействии ссуды, хотя бы это имущество составляло необходимую принадлежность самого хозяйства».

7. Решительно отвергается мнение Наркомзема, будто до сих пор в практике снабжения кредитом деревни был «перегиб» в сторону бедняков.

8. Решительно отвергается предложенный Наркомземом курс на «производственно мощного середняка», на «более зажиточные, культурно передовые слои крестьянства».

Молотов. Да, кое-что годится для новой небольшевистской партии.

Председатель. Голосуется одно из этих предложений. Да, еще о заключительном слове тов. Шефлера. По регламенту заключительное слово не дается.

Ворошилов. Можно обойтись без заключительного слова.

Председатель. Голосуется. Кто за то, чтобы дать заключительное слово тов. Шефлеру? Кто против? (Против большинство).

Голосуется проект резолюции, который я огласил первым. Кто за него? (Большинство).

Молотов. Комиссию надо пополнить. Председатель. Оглашаю состав комиссии по сельскому союзу: Куйбышев, Косиор, Шверник, Смирнов, Калинин, Андреев, Шефлер, Каминский, Смилга, Садырин.

Созыв за Косиором. Срок две недели.

Предлагает кто-нибудь пополнить состав комиссии?

Каминский. Добавочные предложения переносятся в комиссию?

Троцкий. Насчет передачи материала комиссии. Я в прошлый раз просил, чтобы мои поправки были приобщены к протоколу. Видимо, я недостаточно отчетливо об этом говорил. К протоколу эти поправки не приобщены и в комиссию они не переданы, хотя мне было сказано, что в комиссию они пойдут. Я считаю, что вместе с сегодняшним предложением, подписанным тов. Зиновьевым и мною, отвергнуты вторично мои поправки, которые я вносил прошлый раз.

Молотов. Они не голосовались.

Троцкий. Тогда я вношу их как дополнительное предложение. То, что я считаю упущением у Центросоюза, обнаружилось и у Наркомзема.

Молотов. Я вношу предложение передать их в комиссию.

Троцкий. И включить их в стенограмму, чтобы видно было, что голосуется.

Председатель. Голосуется. Кто за передачу этих документов в комиссию? (Принимается).

Комиссия в старом составе, срок старый. Вопрос кончен.