Летняя (1923 г.) переписка.

Ниже мы даем читателю репринт одной публикации в журнале «Известия ЦК КПСС», № 4, 1991 г. Время публикации было интересное: СССР разваливался и сотрудники партийного аппарата из страха начали печатать почти правду об истории партии. В каждом номере этого журнала давалась подборка лежащих десятилетиями в архиве ЦК материалов на самые «жареные» темы: Л. Д. Троцкий, Н. К. Крупская, внутрипартийные дискуссии 1920-х годов, Завещание Ленина, Сталин и начало Великой Отечественной войны, и т.д.

Мы уже рассмотрели документы связанные с блоком Ленина и Троцкого в декабре 1922 — марте 1923 г. и попыткой аппаратной верхушки дезавуировать «Завещание» Ленина и изолировать Троцкого. В марте 1923 г. Ленин потерпел второй инсульт и окончательно вышел из борьбы. Правящая «тройка» набравшись духом перешла в наступление. Триумвиры полным темпом и почти открыто рекрутировали все более широкие слои высших партийцев против Троцкого и его друзей. К лету было создано тайное «Политбюро»: члены официального Политбюро, минус Троцкий и плюс Куйбышев, председатель ЦКК. Куйбышев — официальный блюститель партийной этики — даже участвовал, как видно из письма Сталина Зиновьеву за 7 августа, в составлении порядка дня нелегального «Политбюро».

В конце июля и августе — время летних отпусков — в Кисловодск приехало отдыхать несколько членов ЦК: Зиновьев, Бухарин, Ворошилов, Орджоникидзе и другие (в одном из писем Зиновьев пишет «Мы здесь видели 8 членов ЦК»). Рыков отдыхал в Крыму. Троцкий несколько месяцев тоже провел в Кисловодске, лечился после болезни, но держался особняком. Б. Суварин свидетельствовал в 1980 году: «Троцкий занимал отдельную виллу на горе — жил одиноко, как орел».

Член ЦК, Х. Г. Раковский, приезжал к Троцкому на несколько дней после его смещения с влиятельного поста председателя Украинского Совнаркома и до его отъезда в Лондон представителем СССР в Великобритании (см. письмо Зиновьева от 31 июля).

В Москве из членов Политбюро остались только Сталин, Каменев и Рудзутак (см. письмо Сталина от 25 июля). Имея против себя в Политбюро только бесхарактерного Каменева, Сталин позволил себе действовать агрессивно, нахрапом, и это вызывало отпор со стороны Зиновьева и других.

Этим летом обострилась международная ситуация. 8 мая премьер Великобритании, Курзон, выступил с демаршем против анти-колониальной пропаганды Коминтерна — т.н. ультиматум Курзона. 10 мая в Швейцарии белогвардейцы застрелили советского посла, Вацлава Воровского. Активизировались нападения петлюровских банд, базировавшихся в Польше и Румынии. В центре Европы, в Германии, обострился экономический и политический кризис. Гиперинфляция захлестнула общество и подорвала все устои капитализма, в частности, авторитет социал-демократов. Массовые, несанкционированные стачки привели к падению 12 августа правительства Куно, и в Германии созрели все условия для коммунистической революции.


Обращаем внимание читателей на несколько моментов. Во-первых, Сталин, оставшись в Москве и не имея рядом с собой авторитетных и упорных коллег, принял ряд спорных решений от имени «Политбюро». Тон писем Зиновьева и Бухарина становится все более раздраженным этой узурпацией власти со стороны их коллеги в тайной правящей фракции. Во-вторых, Сталин водит своих коллег за нос задержкой ответов на их письма, ложной датировкой, ставит их перед совершившимся фактом, и т.д.

Интересно, что даже «мягкий как воск» Бухарин выведен из себя узурпацией Политбюро, которую проводит Сталин в отсутствие большинства его членов. Но, в борьбе против Троцкого, важны не теория марксизма, на ссылки на Ленина, не опыт революционной борьбы, даже не авторитет в партии, а обладание аппаратом.

— Искра-Research.


И. В. Сталин — Г. Е. Зиновьеву

25 июля 1923 г., Москва

Т. Зиновьев!

Пишу первое письмо. О решениях Вам, должно быть, известно из протоколов П. Б. Новое у нас — это проект «смешан[ного] общества» Синклера, охватывающего все действующие нефтяные районы республики. Хорошо было бы поймать этого осетра, но дело не выходит и, видимо, не выйдет: слишком кабальные условия предлагает, паршивец, а на наши условия (см. прот. П. Б.) не идет (1). С пароходной концессией на Волге ничего не вышло, если не считать того, что наши водники подтянулись с перепугу и согласились сократить штаты тысяч на 15 душ (спасибо за это г. Гессену!) (2).

Впрочем, еще одна новость имеется. Вы, должно быть, знаете, что в связи с известным фельетоном Наркомвоена (в «Правде») против водки, П. Б. предложило «Правде» воздержаться от дискуссии по вопросу о водке (3). В ответ на это Преображенский прислал заявление в П. Б. об ошибочности этого решения, «принятого частью ЦК» (то есть — П. Б), с просьбой отозвать его из «Правды» (4). Одновременно он сказал Сольцу, что «дело может дойти до раскола». Видимо, некоторые товарищи ищут «удобного» повода для очередного шума. Я думаю, что придется удовлетворить просьбу Преображенского, освободив его от тяжелой работы в «Правде» и создав какую-нибудь «временную редакцион[ную] группу». Расскажите об этом Бухарину, порадуйте его (теперь у него будут помощники). Дела…

Карахана отправляем в Пекин. Литвинов на днях начинает отпуск. Он по-старому на ножах с Чичериным. Чичерин грозится кончить дело самоубийством.

Дела в партии по-старому не плохи. Из членов П. Б. осталось в Москве три человека (Рудзутак, Каменев и я), остальные разъехались. Если на днях не вернется из Крыма Рыков, кворума в П. Б. не будет.

Поцелуйте за меня Бухашку* в нос.

* Прозвище Н. И. Бухарина. — /И-R/

Все.

И. Сталин.

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

1. Американская нефтяная компания «Синклер Консолидейтед ойл Корпорэйшн» предложила Советскому правительству заключить договор на получение нефтяной концессии. Этот вопрос рассматривался на заседаниях Политбюро ЦК РКП(б) 12 и 16 июля 1923 г. Решением Политбюро было поручено Г. Л. Пятакову подготовить письмо Синклеру с указанием перечня условий, на которых может быть заключен договор. В конце письма поручалось указать, что «договор может быть заключен лишь по установлении более нормальных отношений СССР с Америкой».

2. В июле 1923 г. на заседаниях Политбюро ЦК РКП(б) рассматривались вопросы перевода речного флота на хозрасчет и ход переговоров с английским предпринимателем Ю. И. Гессеном об учреждении Пароходно-транспортного акционерного общества «Волжско-Камский Ллойд» («Вокаллойд»).

3. В газете «Правда» от 12 июля 1923 г. была опубликована статья Л. Д. Троцкого «Водка, церковь, кинематограф». В тот же день Политбюро ЦК приняло решение, которым редакции газеты было предложено «воздержаться от помещения в «Правде» дискуссионных статей по вопросу о продаже водки».

4. В записке от 15 июля 1923 г., адресованной в Политбюро ЦК РКП(б), Е. А. Преображенский писал: «Никакое новое решение в направлении возврата к продаже водки не может быть проведено без всестороннего и публичного обсуждения вопроса и без твердого большинства в партии за эту меру. Поэтому, не касаясь вопроса по существу (я лично против продажи водки), я нахожу совершенно ошибочным решение Политбюро от 12.VII. и прошу об его отмене».

Заявление Е. А. Преображенского рассматривалось на заседании Политбюро ЦК РКП(б) 27 июля 1923 г. Было принято решение: «а) Подтвердить решение Политбюро о том, что ввиду создания Пленумом ЦК комиссии для изучения вопроса о сдаче винокуренных заводов в аренду считать нецелесообразной какую бы то ни было дискуссию по данному вопросу.

б) Признать, что письмо т. Преображенского является недопустимым по тону и непозволительным по содержанию.

в) Удовлетворить просьбу т. Преображенского об освобождении его от работы в «Правде», назначив до возвращения т. Бухарина временную коллегию в составе: т.т. Радека, Бубнова, Лозовского, Лядова, Попова H. Н. и Ярославского».

Редакция «Известия ЦК КПСС»


И. В. Сталин — Г. Е. Зиновьеву

27 июля 1923 г., Москва

№ 2452/с

Строго секретно

Письмо № 2.

Тов. Зиновьев,

Сегодня узнал, что германские товарищи отменили свое старое решение о демонстрации (1), ограничившись устройством закрытых митингов. Думаю, что это правильное решение. Чудаки, хотели пройти с демонстрацией за Берлин, к казармам. Лезли в хайло с белогвардейскими офицерами. Аналогия с июльскими днями (2) не выдерживает критики. В июльские дни у нас были Советы, были целые полки, гарнизон был деморализован в Питере. У немцев же ничего такого не имеется, если не считать победы на выборах союза металлистов, которая им, видимо, вскружила голову. Слава богу, дело кончилось в благоприятном направлении.

Я забыл Вам написать в первом письме, что мы решили подписать конвенцию о проливах. Я думаю, что это единственно возможное решение. Оно принято в Политбюро единогласно (3).

Сегодня решили отвести т. Преображенского, назначили временную коллегию в составе Радека, Бубнова, Лядова, Попова и, кажется, Сольца. Она будет действовать до возвращения Бухарина, а потом видно будет.

С приветом

И. Сталин

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

1. О каком решении идет речь, не установлено.

2. Имеется в виду политический кризис в России в июле 1917 г.

3. Вопрос о подписании Конвенции о режиме черноморских проливов обсуждался на Лозаннской конференции 1922—1923 гг. Проект Конвенции предусматривал демилитаризацию зоны проливов Босфор и Дарданеллы и допускал свободный проход через них как торговых, так и военных судов любой страны мира, что создавало ненормальные условия для черноморских стран. Однако на заседании Политбюро ЦК РКП(б) 19 июля 1923 г., на котором присутствовали Л. Б. Каменев, И. В. Сталин, М. П. Томский, М. И. Калинин, В. М. Молотов, Я. Э. Рудзутак, К. Б. Радек и Г. Я. Сокольников, было принято решение: «а) Признать необходимым подписание конвенции о проливах, указав в мотивировке, что несмотря на наше отрицательное отношение к содержанию договора с точки зрения интересов народов СССР и турецкого, мы его подписываем в целях участия в контроле над проливами и в целях проверки на опыте «миролюбия» Антанты, причем правительство СССР сохраняет за собой право разрыва, если практика покажет, что участие в ней не дает достаточных гарантий охраны интересов СССР, равно правительство СССР сохраняет за собой право поднять в соответствующий момент перед заинтересованными правительствами вопрос о пересмотре решения о Дарданеллах в соответствии с интересами народов, живущих вокруг Черного моря и мировой торговли». В тот же день Г. В. Чичерин сообщил о согласии правительства СССР подписать Конвенцию генеральному секретарю Лозаннской конференции, а 14 августа 1923 г. в Риме представителем СССР эта Конвенция была подписана. Однако ЦИК ее не ратифицировал.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Наш комментарий:

Коммунистическая партия Германии планировала провести массовые демонстрации 29 июля. Правительство запретило массовые демонстрации и угрожало расстрелять их. Левые в КПГ требовали выйти на улицу; правые — отступить. Централе (партийный совет) запросил ИККИ.

Когда Сталин пишет о решении Политбюро, он имеет в виду мало-авторитетную группу из себя, Рудзутака и бесхарактерного Каменева. Вероятно, что месяцем позже, в полном составе, Политбюро в августе дезавуировало решение тройки членов ПБ и приказало ЦИКу не ратифицировать Конвенцию. Более значителен переворот в редакции «Правды». Е. А. Преображенский, видный бывший цекист, экономист и выдающийся журналист и писатель, был давно другом и единомышленником Троцкого. Снятие его с редакции Центрального Органа партии в наказание за то, что П. напечатал статью Троцкого против водки, стало крупным ударом по партийному сознанию и возможности защищать свои взгляды в форумах партии.

— Искра-Research.


Г. Е. Зиновьев и Н. И. Бухарин — И. В. Сталину и Л. Б. Каменеву

 

29 июля 1923 г., Кисловодск Воскр[есенье], 29/VII.23

Сталину и Каменеву

Серго расскажет Вам о мыслях, которые бродят в головах двух кисловодских обывателей. Само собой разумеется, что об этом нужно нам всем 20 раз переговорить раньше, чем на что-нибудь решиться (1).

Привет.

Ваш Г. Зин[овьев].

Это свинство — что Вы нам не пишете.

Относительно «обывательства» — это Григорий только из скромности. Привет! По поводу нашего плана ответьте, хотя бы вчерне, по возможности быстро.

Н. Бухарин.

 

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

1. В июле—августе 1923 г. группа членов ЦК РКП(б), отдыхавших в Кисловодске, обсуждала вопросы упразднения Оргбюро и реорганизации работы Секретариата ЦК. В Оргбюро в это время входили члены: А. А. Андреев, Ф. Э. Дзержинский, В. М. Молотов, Я. Э. Рудзутак, А. И. Рыков, И. В. Сталин, М. П. Томский; кандидаты в члены: И. А. Зеленский, М. И. Калинин, В. М. Михайлов. Секретарями ЦК, кроме Генсека, были В. М. Молотов и Я. Э. Рудзутак. По предложению Г. Е. Зиновьева и Н. И. Бухарина для большей консолидации в работе ЦК в состав Секретариата намечались Г. Е. Зиновьев, И. В. Сталин и Л. Д. Троцкий. Против высказался только К. Е. Ворошилов. Отъезжавшему в Москву Г. К. Орджоникидзе было поручено выяснить мнение И. В. Сталина и Л. Б. Каменева по этому вопросу.

И. В. Сталин и Л. Б. Каменев высказали свое несогласие с предложением Г. Е. Зиновьева и Н. И. Бухарина. После приезда И. В. Сталина в Кисловодск в середине августа 1923 г. обсуждение было продолжено, но стороны не пришли к согласию. После возвращения в Москву по предложению И. В. Сталина было решено Оргбюро не упразднять, а в его состав включить Н. И. Бухарина, Г. Е. Зиновьева, Л. Д. Троцкого. 25 сентября 1923 г. Пленум ЦК избрал членами Оргбюро Г. Е. Зиновьева и Л. Д. Троцкого, кандидатами в члены Оргбюро Н. И. Бухарина и И. И. Короткова.

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Наш комментарий:

Серго — партийная кличка Г. К. Орджоникидзе. Примечание Редакции «Известий ЦК» — сплошное очковтирательство. Разумеется, планы «тройки» и «семерки» вели к исключению Троцкого из коллективных партийных коллегий. Все действия заговорщиков шли в направлении изоляции и ослабления Троцкого и его друзей. Но Зиновьев блефует и угрожает Сталину, что, мол, Троцкого придется включить в официальную комиссию. Зиновьев и Каменев полагаются на Орджоникидзе действовать в Москве их посредником и убедить Сталина. Они горько разочаруются: Серго, из-за инцидента рукоприкладства в грузинском ЦК, тесно связан круговой порукой именно со Сталиным.

— Искра-Research.


Н. И. Бухарин — Л. Б. Каменеву

Не ранее 30 июля 1923 г., Кисловодск

Дорогой Л. Б.!

Это свинство так интенсивно проводить в жизнь свои собственные инструкции! Этим весьма пользуется —янц (1), который даже меня вывел из терпения, передав «Правду= Бубешке (2) даже не запросив меня. В результате М. И.(3) вызывает меня в Москву, все бунтуют. Не написали даже, с.с.(4), толком, почему выставили Преображенского. Так швыряться людьми нельзя, даже если они неправы. Мы наживем кучу недовольных, а это терпимо только до поры до времени. В. И. — то нет, все же. Перестанут верить. Двадцать раз нужно было переговорить, а потом решать. Я послал еще кучу запросов, но, кажется, придется ехать в Москву из-за этих делишек. Невредно бы, Каменюга, иногда сообщать кое-что о делах, а также быть немного храбрее.

Tout a Vous (Искренне Ваш — франц.)

Н. Бухарин.

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

(1) Видимо, речь идет о И. В. Сталине.

(2) Прозвище А. С. Бубнова.

(3) М. И. Ульянова.

(4) Так в тексте. Возможно: «с[укины] с[ыны]».

Редакция «Известия ЦК КПСС».


Г. Е. Зиновьев — Л. Б. Каменеву

Обращаем внимание: письмо Сталина от 25 июля пришло в Кисловодск вместе с письмом от 27 лишь 30-го. Сталин был мастером интриг и внимательно дозировал информацию. Это даже, в отношении своих контр-агентов по заговору, Зиновьева и Бухарина. Не исключено, что он поставил неверную дату под письмом от 25-го, или задержал посылку письма. Зиновьев жалуется своему ближайшему и доверенному другу на Сталина. Перед Каменевым Зиновьев может открыто поделиться своим раздражением и опасением, что генсек обыгрывает своих коллег.

— Искра-Research.

 

30/VII. 1923. Кисловодск.

Дорогой Л. Б.

Позволь тебе сказать, что на этот раз мы совершенно всерьез глубоко возмущены. В самом деле! Мы находимся здесь на лечении не без вашего согласия. Ты — в Москве. У тебя — не малое влияние. И ты позволяешь Сталину прямо издеваться.

Факты? Примеры?

Изволь!

1) Нац[иональный] вопрос. Сколько мы бились, чтобы достигнуть политического соглашения по эт[ому] вопросу! Серго и тот на днях признал, что мы были правы. В «Нов[ом] Времени]» (1) (София) один умный реакционер пишет: «б[ольшеви]ки вновь попали в точку, их разрешение] национального] вопроса имеет большее значение, чем НЭП».

Что же делает Сталин? Уполномоченными ЦК (инструкторами) по национальным] делам он назначает… Ахундова и Ибрагимова, т. е. людей противоположной линии. Как расценят назначение Ахундова на всем Закавказье! Все скажут: зря хорошие резолюции принимать, коли исполнение их противникам оных поручать (2).

Спросил кого-нибудь Сталин при этих назначениях? Нас, кон[ечно], нет. Тебя, боюсь, тоже нет. Что же получается? Своя рука владыка. А В. И. еще во вр[емя] 10 съезда говорил: политическая линия ничего не стоит, если организационное ея проведение искажается (3).

2) Проливная конвенция. Почему не опросили нас и Троцкого] по этому важн[ому] вопросу. Времени было достаточно. Я, м[ежду] пр[очим], считаюсь ответственным за НКИД. По совести: Ильич когда-нибудь сделал бы такой шаг, не опросив по телеграфу] членов П. Бюро? Никогда! Мы здесь видели 8 членов ЦК — все считают подписание ошибкой. То же и с Иоффе. Болен? Можно было послать зама. Отозвал бы Ильич без опроса? Никогда! Вспомни примеры, вроде проекта назначения какого-нибудь Ломоносова.

3) Коминтерн. Уделив 10 минут своего высокого внимания и поговорив с интриганом Радеком, Сталин сразу решил, что германский ЦК ничего не понимает, что я, Бух[арин], Цетк[ин], Брандл[ер] не разобрались в вопросе, и что надо поддержать болтуна Радека, к[ото]рый чуть-чуть не «уговорил» уже фачистов* своей речью о Шлагеттере. Тут Сталин прыток — пишет телеграммы Троцкому и пр.

* Так иногда называли фашистов. — /И-R/

Что это?!

В. И. уделял добрую десятую часть времени Коминтерну, каждую неделю беседовал с нами об этом часами, знал междунар[одное] движение, как свои пять пальцев и то никогда не отрезывал, не опросив 20 раз всех. А Сталин пришел, увидел и разрешил! А мы с Бухариным] — вроде «мертвых трупов» — нас и спрашивать нечего. Да и тебя, вер[но], не спросил и нашей телегр[аммы] не показал (4).

Мы пишем (телеграммой), что приедем на П. Бюро, бросив отпуск, если ПБ хочет заняться этим важным вопросом. Нас даже не удостаивают ответом.

4) «Правда». Сегодня утром (это и переполнило чашу) Бухарин из частной телеграммы Дубовского* узнает, что без извещения и запроса Бух[арина], редакционная] коллегия Правды сменена, назначена семерка (опять с Радеком etc). Что это, как не издевка? Что сказал бы Сталин, если бы во время его отпуска, не известив его и не посоветов[авшись] с ним, мы назначили бы новый секретариат ЦК или коллегию Наркомнаца?!

* Видимо, Дубовской, помощник Бухарина в редакции «Правды» послал своему шефу телеграмму о перевороте в редакции. — /И-R/

Бух[арин] дал «Правде» побольше, чем Сталин, или кто-либо из нас. Да и вообще, черт возьми, ни откуда решительно не вытекает, что Сталин может так обращаться с такими работниками, как Бух[арин].

Продолжать ли примеры? Кажется, довольно.

Мы этого терпеть больше не будем.

Если партии суждено пройти через полосу (вероятно], очень короткую) единодержавия Сталина — пусть будет так. Но прикрывать все эти свинства я, по кр[айней] мере, не намерен. Во всех платформах говорят о «тройке» (5), считая, что и я в ней имею не последнее значение. На деле нет никакой тройки, а есть диктатура Сталина. Ильич был тысячу раз прав (6). Либо будет найден серьезный выход, либо полоса борьбы неминуема. Ну, для тебя это не ново. Ты сам не раз говорил то же. Но что меня удивило — так это то, что Ворошил[ов], Фрунзе и Серго думают почти так же. Напиши, пожалуйста, что ты об этом думаешь. Отдых все равно испорчен. Вероятно, скоро двинемся в Москву. Твое хладнокровие — прекрасная вещь. Но не до бесчувствия. Право.

Горячий привет. Твой Г. Зин[овьев].

После написания этого, получил два письма Сталина. Сообщаются преимущественно такие «новости», которые мы уже знали из газет. Отвечаю Сталину, стараясь не портить отношений упреками etc. Но тебе все же письмо посылаю — чтобы излить душу.

Получил письмо Ферстера — очень радостное и оптимистическое. Происходит рассасывание процесса в мозгу, много-много лучше. Дай-то бог (7).

Заезжаешь ли хоть изредка в Горки? (8)

В Герм[ании] надвигаются исторические события и решения (9).

Был ли разговор с Серго?

Если и на это письмо не ответишь, больше не будем писать.

 

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

1. «Новое время» — ежедневная газета, выходившая в Петербурге с 1868 г., принадлежала разным издателям и неоднократно меняла свое направление. После Октябрьской революции издавалась сначала в местностях, занятых А. И. Деникиным, а затем — в эмиграции.

2. Речь идет о резолюциях XII съезда РКП(б) «По национальному вопросу» и четвертого Совещания ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей «Практические мероприятия по проведению в жизнь резолюции XII съезда партии по национальному вопросу», проходившего 9—12 июня 1923 г. В составе делегации Азербайджана на совещании был Р. А. Ахундов, а в составе делегации Татарии — Ш. Н. Ибрагимов. Сведений о назначении Р. А. Ахундова инструктором ЦК не обнаружено.

3. Возможно, Г. Е. Зиновьев имел в виду одно из положений доклада В. И. Ленина о единстве партии и анархо-синдикалистском уклоне, произнесенного на съезде 16 марта 1921 г. Говоря о необходимости дискуссий, В. И. Ленин подчеркивал: «Но одно дело теоретическая дискуссия, другое дело— политическая линия партии, политическая борьба… Если при этом в политическую дискуссию, в политическую борьбу будут вмешиваться предложения вроде организации «всероссийского съезда производителей», мы не можем тогда идти дружно и сплоченно; это не та политика, которую мы на несколько лет себе определили». Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 43, с. 102.

4. Речь, видимо, идет о телеграмме Г. Е. Зиновьева и Н. И. Бухарина от 27 июля 1923 г. О. В. Куусинену, Г. Л. Пятакову, К. Б. Радеку, И. В. Сталину, Л. Д. Троцкому, в которой они говорят об ошибке К. Б. Радека в связи с посылкой им 15 июля 1923 г. частного письма Г. Брандлеру в Германию с критикой воззвания ЦК КПГ против фашизма от 12 июля 1923 г. Авторы телеграммы выражают готовность прибыть в Москву для обсуждения этого вопроса в Политбюро.

5. Речь идет о Г. Е. Зиновьеве, Л. Б. Каменеве и И. В. Сталине.

6. Имеется в виду ленинское «Письмо к съезду» (см. Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 45, с. 343—348), первая часть которого была передана И. В. Сталину 23 декабря 1922 г. Л. А. Фотиевой. Как теперь установлено, о содержании ленинского документа, в том числе и о добавлении к письму от 24 декабря 1922 г., продиктованном В. И. Лениным 4 января 1923 г., где он советует «обсудить способ перемещения Сталина» с поста Генсека, знали Н. И. Бухарин, Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев, а также, возможно, Г. К. Орджоникидзе и Л. Д. Троцкий (см. документ № 11, а также «Известия ЦК КПСС», 1990, № 1, с. 157—159).

7. Имеется в виду состояние здоровья В. И. Ленина. Во второй половине июля 1923 г, у Владимира Ильича начали восстанавливаться речь, сон и аппетит, улучшилось настроение.

8. В это время в Горках находился В. И. Ленин.

9. Летом 1923 г. в связи с тяжелым экономическим положением и ростом инфляции обстановка в Германии резко обострилась. В отдельных районах страны проходили массовые стачки, возросло число членов КПГ. По мнению руководства ИККИ, перед КПГ встала задача непосредственной борьбы за политическую власть.

Редакция «Известия ЦК КПСС».


Г. Е. Зиновьев — И. В. Сталину

Зиновьев получает письмо Сталина от 25 июля через 5 дней (!). Х. Г. Раковский в июле 1923 г. был назначен полпредом в Англию. Предлогом стал ультиматум Керзона и переговоры о признании Великобританией СССР, но настоящей мотивацией Сталина-Зиновьева было снять с влиятельной позиции друга Троцкого.

— Искра-Research.

31 июля 1923 г., Кисловодск

Дорогой тов. Сталин,

Получил Ваши 2 письма (*). Спасибо.

Насчет проливн[ой] конвенции продолжаю иметь большие сомнения. В таком вопросе следовало по прямому пров[оду] опросить и Тр[оцкого] и нас.

Насчет «водки», явно, готовится целая кампания. Беда в том, что и наши — Серго, Ворошилов], Бух[арин] — сильно колеблются. Тр[оцкий] здесь сильно «агитировал» Ворош[илова]. Даже Молот[ов], кажется, имеет большие сомнения. Посмотрим. Нужна осторожность большая.

Что Карах[ана] послали — это хорошо. Но с отзывом Иоффе надо бы полегче (1).

Что до немецк[их] дел — то расхождение, кон[ечно], не из-за того, что мы не понимали опасностей немедл[енного] боя. Этой опасности не было — напрасно Вы верили болтунишке Радеку. Расхождение в том, что Рад[ек] наскочил на ЦК за прекрасное и верное воззвание 12 июля (2). Радек верит только в «болтологию» по адр[есу] фачистов. Брандлер, как серьезный человек дела, готовит рабочих к бою с фачистами.

Кризис в Герм[ании] назревает очень быстро. Начинается новая глава герм[анской] революции. Перед нами это скоро поставит грандиозные задачи. НЭП войдет в новую перспективу. Пока же, минимум, что надо — это поставить вопрос 1) о снабжении нем[ецких] ком[мунистов] оружием в большом числе; 2) о постепенной мобилизации чел[овек] 50 наших лучших боевиков для постепенной] отправки их в Германию. Близко время громадных событий в Германии]. Близко время, когда нам придется принимать решения всем[ирно]-историч[еской] важности.

Тут был на днях Раков[ский]. Приезжал к Тр[оцкому], к нам не заходил. Украину, по-моему, надо серьезно укрепить новыми крупн[ыми] людьми. Заключаю это из разговоров с Фрунзе.

От Ферстера очень оптимистич[ное] письмо. Большое улучшение. В области мозга — рассасывание, т. е. большое улучшение. Пишет твердо: «гарантирую» etc. Ура!

Большой привет! Пишите хоть изредка.

В оч[ень] ответственных делах хорошо бы, если дело терпит (**), советоваться по проводу. Надо обязательно и Вам попозже в отпуск съездить. Лечимся здесь хорошо.

Жму руку. Кланяюсь Каменюге.

Ваш Г. Зин[овьев].

Вашего мнения по поводу разговора Серго жду с нетерпением. Не примите и не истолкуйте это в дурную сторону. Обдумаемте спокойно.

Я вижу из протоколов, что Короткова сняли. Очень советую испытать Зорина на должности секретаря. Развернется.

Из протоколов] вижу, что Емельянов (из Череповца) назначен секретарем Свердловского] уни[верси]тета. Это ошибка. Он склочник и, несомненно], член фракции Смирнова или Сапрон[ова]. В Свердл[овском] уни[верси]тете это не подходяще.

Г. 3.

P. S. Еще о созыве междунар[одного] совещания крестьян в связи с выставкой (3). По-моему, обязательно нужно. Радек пишет, что есть сомнения в связи с возможным возрождением плана Осинского (***) о крест[ьянском] союзе. Это обойти не трудно. Достаточно, если с русской стороны инициаторами и представителями будут крестьяне, члены ВЦИК — во главе с Калин[иным] и Яковенко. А для Европы — гигантски важ[но].

Г. 3.

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

(*) См. письма Сталина от 25 и 27 июля.

(**) Зачеркнуты слова: «время позволяет».

1. Политбюро ЦК РКП(б) 16 июля 1923 г. постановило отозвать из Китая полпреда А. А. Иоффе. 27 июля это решение было подтверждено. Оно мотивировалось заболеванием полпреда и просьбой его семьи. В сентябре 1923 г. полпредом СССР в Китае был назначен Л. М. Карахан.

2. Речь идет о воззвании ЦК КПГ против фашизма

3. В середине июня 1923 г. расширенный пленум ИККИ избрал комиссию для созыва крестьянского съезда. 17 июля Президиум ИККИ постановил приурочить созыв съезда к открытию Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки в Москве и включил в комиссию М. И. Калинина, В. Г. Яковенко и других. Первая международная крестьянская конференция состоялась 10—16 октября 1923 г. в Москве. На ней был создан Крестинтерн.

(***) Сведений о плане Н. Осинского не обнаружено.


Г. К. Орджоникидзе — К. Е. Ворошилову

Зиновьев и Бухарин ошибочно полагались на Серго Орджоникидзе по приезде в Москву убедить Сталина (см. письмо Зиновьева и Бухарина Сталину от 29 июля). Но Серго, на их беду, сговорился со Сталиным, и в этом письме убеждает колеблющегося Ворошилова (тот тоже на отдыхе в Кисловодске) не поддаваться Троцкому в вопросе о водке и держать твердую линию генсека.

— Искра-Research.

3 августа 1923 г., Москва

Дорогой Клим!

Предложение 3[иновьева] и Б[ухарина]* Коба** считает как назначение политкомов и, конечно, соответственно и реагирует. Говорил я и с Каменев[ым], он считает, что Зиновьев] и Б[ухарин] преувеличивают. К[оба] предложение их сделал достоянием Рудзутака и Куйбышева. Они решительно отвергают и хохочут. По-моему, во время Пленума нашей публике надо собраться и потолковать. При встрече поговорим подробно. Коба 15/VIII едет в отпуск. Повидайся с ним непременно.

Утром я лечу в Берлин. Постараюсь вернуться как можно скорее (1). Несколько раз звонил Е. Г.,*** но не застал дома.

Крепко целую тебя!

Твой Серго

P. S. Был у Надежды Конст[антиновны]. Старику**** немного лучше, но, в общем, по словам Ферстера, по-старому.

Серго

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

1. Сведения о поездке Г. К. Орджоникидзе в Берлин не обнаружены.

**' И. В. Сталин

*** Возможно, речь идет о Е. Д. Гробман— жене К. Е. Ворошилова.

**** В. И. Ленин


И. В. Сталин — Н. И. Бухарину и Г. Е. Зиновьеву

3 августа 1923 г., Москва

Копия Ворошилову

Бухарину и Зиновьеву.

Письмо ваше***** получил. Беседовал с Серго. Не пойму, что именно я должен сделать, чтобы вы не ругались, и в чем, собственно, тут дело? Не думаю, чтобы интересы дела требовали маскировку. Было бы лучше, если бы прислали записочку, ясную, точную. А еще лучше, если переговорим при первой возможности. Все это, конечно, в том случае, если вы считаете в дальнейшем возможной дружную работу (ибо из беседы с Серго я стал понимать, что вы, видимо, не прочь подготовить разрыв, как нечто неизбежное). Если же не считаете ее возможной,— действуйте, как хотите,— должно быть, найдутся в России люди, которые оценят все это и осудят виновных.

Дней через 8—10 уезжаю в отпуск (устал, переутомился). Всего хорошего.

 

P. S. Счастливые вы, однако, люди: имеете возможность измышлять на досуге всякие небылицы, обсуждать их и пр., а я тяну здесь лямку, как цепная собака, изнывая, причем я же оказываюсь «виноватым». Этак можно извести хоть кого. С жиру беситесь вы, друзья мои.

И. Ст.


Г. Е. Зиновьев и Н. И. Бухарин — И. В. Сталину

6 августа 1923 г., Кисловодск

Тов. Сталину (лично).

В одном из протоколов П. Бюро я видел постановление (принятое, кажется, по предложению Свидерского) об облегчении детям ответств[енных] работников вступления в ВУЗ'ы (1).

Это постановление, по-моему, большая ошибка. Положение детей отв[етственных] работников оно только затруднит. Молодежь затравит их. И, главное, такая привилегия закроет дорогу более даровитым и внесет элементы касты. Не годится.

Г. 3.

NB Получили В[аше] письмо (2) после разговора с Серго. При свидании переговорим и, разумеется, найдем удовлетворительное решение. Разговоры о «разрыве» — это ж, конечно, от В[ашей] усталости. Об этом не может быть и речи. Куда Вы думаете ехать отдохнуть?

Привет.

Г. Зиновьев

Н. Бухарин

Попытка закрыть Путилов[ский] завод (3) — колоссальное несчастие. Поражение для всей республики. Облетит всю мировую печать. Путил[овский] завод знают повсюду. Немецкие заказы (известн[ые] переговоры) связаны тоже с Путил[овским] зав[одом].

Для Питера новый зарез.

Ради бога, не делайте этого.

Г. 3.

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

1. Предложение А. И. Свидерского было рассмотрено на Политбюро ЦК РКП(б) 19 июля 1923 г. По данному вопросу было принято постановление: «а) Признать необходимым облегчение условий поступления в ВУЗы детей ответственных работников, б) Поручить комиссии в составе т.т. Рудзутака, Бубнова и Луначарского выработку практических мероприятий».

2. Письмо Сталина от 3 августа.

3. На основании доклада Главметалла ВСНХ 30 июля 1923 г. принял решение о закрытии Путиловского завода в связи с его предполагаемой нерентабельностью в 1923—1924 гг. Вопрос о Путиловском заводе был рассмотрен на заседании Политбюро ЦК РКП(б) 21 августа 1923 г. Было решено отклонить предложение ВСНХ о закрытии завода.

Редакция «Известия ЦК КПСС».


И. В. Сталин — Г. Е. Зиновьеву

7 августа 1923 г., Москва

(И для Бухарина)

Копия Ворошилову

Тов. Зиновьев!

Ваше письмо от 31 /VII получил. Отвечаю по вопросам.

1. Вы пишете: «не примите и не истолкуйте разговор с Серго в другую сторону»*. Скажу прямо, что я истолковал именно «в другую сторону». Одно из двух: либо дело идет о смене секретаря теперь же, либо хотят поставить над секретарем специального политкома. Вместо ясной постановки вопроса, вы оба ходите вокруг да около вопроса, стараясь обходным путем добиться цели и рассчитывая, видимо, на глупость людей. Для чего понадобились эти обходные пути, если действительно существует группа и если есть минимальная доза доверия? Для чего понадобились ссылки на неизвестное мне письмо Ильича о секретаре**,— разве не имеется доказательств к тому, что я не дорожу местом и, поэтому, не боюсь писем? Как назвать группу, члены которой стараются запугать друг друга (чтобы не сказать больше)? Я за смену секретаря, но я против того, чтобы был учинен институт политкома (политкомов и так немало: Оргбюро, Политбюро, Пленум).

2. Не правы вы, говоря, что секретарь единолично решает вопросы. Ни одно решение, ни одно указание не проходит без оставления в архиве ЦК соответствующих копий. Я бы очень хотел, чтобы Вы нашли в архиве ЦК хоть одну телеграмму, хоть одно распоряжение, не санкционированное той или иной инстанцией ЦК.

3. Не правы вы, утверждая, что порядок дня Пол. Бюро составляется единолично. Порядок дня составляется на основании всех поступивших вопросов на заседании Секретариата плюс Каменев (председательствующий в П. Б.), плюс Куйбышев (пред. ЦКК). Можно только приветствовать, если все члены группы или Пол. Б. захотят присутствовать при его составлении. Ни один вопрос не может быть «положен под сукно» не только потому, что на это есть инструкция, но и потому, что указанные лица представляют достаточную против этого гарантию.

4. Вопрос о проливах решен единогласно при слабом протесте Чичерина и решительной просьбе Литвинова подписать конвенцию. Ни один член Пол. Бюро не ставил вопроса об опросе отсутствующих. Троцкий оставил бумагу с просьбой не посылать ему даже протоколов Пол. Б. На мой запрос о составе РВСР он не дал определенного ответа. Он хочет, видимо, серьезно отдохнуть. Вы оба ни единым намеком не говорили при отъезде о необходимости запрашивать. Кроме того, опрос не всегда возможен по телеграфу ввиду обилия документов. Что касается существа вопроса, мы иначе поступить не могли (нам нужен контроль в проливах, чтобы вовремя поднять бучу, если будут тормозить наш экспорт хлеба и др. продуктов). Даже Чичерин отказался теперь от своей позиции.

5. Иоффе освободили по просьбе его жены, прежде всего. Прилагаю документы* (он серьезно болен).

6. Путилов[ский завод], конечно, не будет закрыт. Но мы должны поставить вопрос в П. Б.**, т. к. Президиум ВСНХ во главе с Рыковым настаивают на постановке вопроса.

7. Зорин давно уже назначен секретарем Ив[аново]-Воз[несенского] Губкома.

8. Что касается Германии, дело, конечно, не в Радеке. Должны ли коммунисты стремиться (на данной стадии) к захвату власти без с.-д., созрели ли они уже для этого,— в этом, по-моему, вопрос. Беря власть, мы имели в России такие резервы, как: а) мир, б) землю крестьянам, в) поддержку громадного большинства рабочего] класса, г) сочувствие крестьянства. Ничего такого у немецких коммунистов сейчас нет. Конечно, они имеют по соседству советскую страну, чего у нас не было, но что можем дать им в данный момент? Если сейчас в Германии власть, так сказать, упадет, а коммунисты ее подхватят, они провалятся с треском. Это «в лучшем» случае. А в худшем случае — их разобьют вдребезги и отбросят назад. Дело не в том, что Брандлер хочет «учить массы»,— дело в том, что буржуазия плюс правые с-д. наверняка превратили бы учебу-демонстрацию в генеральный бой (они имеют пока что все шансы для этого) и разгромили бы их. Конечно, фашисты не дремлют, но нам выгоднее, чтобы фашисты первые напали: это сплотит весь рабочий класс вокруг коммунистов (Германия не Болгария) (1). Кроме того, фашисты, по всем данным, слабы в Германии. По-моему, немцев надо удерживать, а не поощрять.

Всего хорошего

И. Сталин

P. S. 15-го /VIII еду в отпуск.

Я посылаю копию т. Ворошилову, т. к. Серго сказал, что он в курсе дела и интересуется вопросом.

И. Ст.

 

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

1. Речь идет о военном перевороте в Болгарии 9 июня 1923 г., в результате которого было создано профашистское правительство во главе с А. Цанковым.

* В письме Зиновьева от 31 июля написано: «Не примите и не истолкуйте это в дурную сторону».

Редакция «Известия ЦК КПСС».


Г. Е. Зиновьев, Н. И. Бухарин — И. В. Сталину*

* Письмо написано рукой Н. И. Бухарина и подписано Г. Е. Зиновьевым. На копии письма имеется приписка рукой Г. Е. Зиновьева: «Тов. К. Ворошилову. Дор[огой] тов[арищ]. Посылаю копию ответа Кобе. Каменюга пишет, что он вполне поддерживает наше предложение и что Коба «после громов» на него тоже согласится. Приезжайте к нам на денек-другой. Привет! Ваш Г. Зин[овьев]».

Редакция «Известия ЦК КПСС».

10 августа 1923 г., Кисловодск

Тов. Сталин,

Отвечаем тоже по пунктам.

1) У Вас сквозит недовольство, зачем говорили через Серго и с Ворош[иловым]. а) Они и Ваши и наши ближайшие друзья. б) Вы сами с ними не раз говорили на эти же темы. в) В Москве не раз подымались разговоры, но разговаривать было трудно из-за раздражительности Вашей. Мы давно уже недовольны, но нарочно решили в Москве: сначала отдохнем, пусть нервы отойдут, потом поставим вопрос.

2) Письмо Ильича (1). Да, существует письмо В. И., в котором он советует (XII съезду) не выбирать Вас секретарем. Мы (Бух[арин], Камен[ев] и я) решили пока Вам о нем не говорить. По понятной причине: Вы и так воспринимали разногласия с В. И. слишком субъективно, и мы не хотели Вас нервировать.

3) «Существует группа» — пишете Вы. Плохо она существует. Об этом мы Вам не раз говорили и в Москве.

4) «В архиве ЦК остаются соответствующие копии». Не об этом речь. Дело не в формальности, а в существе.

5) Что в составлении порядка дня П. Бюро участвуют Камен[ев] и Куйб[ышев] слышим в первый раз. Должно быть, это только недавно. По кр[айней] мере, Камен[ев] не раз жаловался на то же, что и мы.

6) Вопрос о проливах. Опять формальный ответ: «Вы не просили запрашивать». Такие вещи делаются без просьбы, когда дело идет об очень важных вопросах и когда «существует группа».

7) Иоффе. Раз так заболел — то неизбежен был отзыв. Но ведь телегр[амма] Левина (*) только от 6 авг[уста]— т. е. после отзыва. Перед этим надо было полегче.

8) Германия. Я убежден, что скоро нам придется принимать решения всемирно-историч[еского] характера (максимум через 1—2 года). Но спор шел вовсе не об этом. «Брать власть» никто не собирался. «Июльские дни» не угрожали. В ответ на угрозу фачистов расстреливать каждого десятого стачечника, ЦК КПГ ответил прекрасным манифестом, что рабочие тогда перестреляют каждого пятого фачиста. Радек признал это «ошибкой». Он, не посоветовавшись] ни с кем, послал «частное» письмо с требованием дезавуировать ЦК (2). Мы запротестовали. Вы стали на сторону Радека. Не снеслись с нами, задержали нашу телегр[амму], стали телеграфировать Тр[оцкому]**. Вот это не годится, даже если бы «группа» не существовала. Мы сообщили Вам, что готовы приехать в Москву — еще 2 нед[ели] назад. Каменев вчера телегр[афировал] нам, что первый раз об этом слышит.

9) Редколлегия Правды. Вы ни словом Не снеслись об этом с Бухариным]. Разве так можно? Это то же самое, к[а]к если бы в Ваше отсутствие мы, не снесшись с Вами, стали назначать, хотя и врем[енную], коллегию секретариата.

10) Назначение инструкторов ЦК по нац[иональному] вопросу (3). Вопрос был спорный, больной. Вы не посоветовались ни с нами, ни с Камен[евым].

11) Зряшные ссоры с СПБ (4) Губкомом. Об них говорят уже все троцкисты — не беспокойтесь. Питерское Бюро Губкома (самые близкие В[аши] т[овари]щи) все обижены.

Но это все частности.

Суть: Ильича нет. Секретариат ЦЕКА поэтому объективно (без злых желаний В[аших]) начинает играть в ЦК ту же роль, что секретариат в любом Губкоме, т. е. на деле (не формально) решает все. Это — факт, который отрицать нельзя. Никто не хочет ставить политкомов (Вы даже Орг[бюро], Политбюро и Пленум зачисляете в Политкомы!). Но действительное (а не фиктивное) существование «группы» и равноправное сотрудничество и ответственность при нынешнем режиме невозможны. Это факт. Вы поневоле (сами того не желая) ставили нас десятки раз перед совершившимися] фактами.— А положение (и с Тр[оцким] и с разными «платформами») осложняется и недовольство в партии растет (не смотрите на поверхность). Отсюда — поиски лучшей формы сотрудничества.

О «местах» и пр. зря говорить. Ни Вам, ни нам они не нужны, кон[ечно]. О «разрыве» зря говорить. Его партия не допустит. Мы его не хотим. Максимум — отойдем в сторонку. Другого ядра нет. И оно вполне справится, если Вы захотите. Без Вас его себе не мыслим.

Где Вы будете отдыхать? Мы скоро (к концу мес[яца]) будем в Тифлисе. Если захотите, ç удовольствием на день к Вам приедем.

Ни минуты не сомневаемся, что сговоримся.

Отдыхайте как следует. Всего наилучшего.

Г. Зинов[ьев]

Примечания Редакции «Известия ЦК КПСС»:

(*) Телеграмма не обнаружена. Возможно, имеется в виду Левин Л. Г. (1870—1938), врач. С 1920 г. ординатор, заведующий терапевтическим отделением Кремлевской больницы.

1, 2, 3. См. примечания к письму Зиновьева Каменеву от 30 июля.

4. Видимо, аббревиатура от Санкт-Петербурга — прежнего названия Петрограда. Вероятно, речь идет о конфликте И. В. Сталина с секретарем Петроградского губкома и Северо-Западного бюро ЦК РКП(б) П. А. Залуцким в связи с попыткой отозвать из Петрограда И. М. Москвина и назначить его заместителем заведующего Орготделом ЦК РКП(б).

Редакция «Известия ЦК КПСС».


А. А. Иоффе

Видный советский дипломат, посол в Берлине в 1918 г., потом на самых ответственных постах на Украине, Белоруссии, участвовал в Рапалльских переговорах в Европе и пр. В августе 1922 г. Иоффе был послан в Китай, в начале 1923 г. переехал в Японию и договорился об официальном признании СССР.

 

 

Весной 1923 г. в Японию «помочь» Иоффе приехал секретарь Левин с женой. Возможно, что секретарь и терапевт Кремлевской больницы, Л. Г. Левин — одно и то же лицо, а помощь являлась медицинской. Доктор Левин попал в сталинскую мясорубку в конце 1937 г., как и большинство заслуженных кремлевских врачей (см. Итоги процесса). Мы нашли следующую фотографию в архивах: больной Иоффе в постели. За его кроватью стоит секретарь Левин и японский доктор, сидит жена Левина и стоит известный дипломат, г. Тошихико Кавакама.

— Искра-Research.


Н. И. Бухарин — Л. Б. Каменеву*

Июль или август 1923 г.**, Кисловодск

Дорогой Лев Борисович,

Протоколы, которые мы получаем***, производят на нас удручающее впечатление. Так дальше дело итти не может: ей богу, даже овца подняла бы знамя протеста. Нельзя же публику мелко надувать и водить за нос во имя душевной чистоты.

Если вспомнить протесты даже Ворошилова (на Пленуме), то перспективочка получится ясная. Тут нужно коренное изменение «орг-методов». Очень просим писать нам о состоянии организации: намечаются некоторые неважные симптомы. Наш же секретариат будет заниматься всяческими перемещениями, а о главном — пусть Пушкин думает. Это прямо политика «рыцаря на час», мягко выражаясь.

Очень, очень просим писать, хоть самым конденсированным образом. А то мы тут такого напридумаем, что толстый ус Каменюги станет дыбом.

Привет!

Н. Бух[арин].

* Письмо написано на бланке председателя Петроградского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

** Датируется по содержанию.

*** Очевидно, речь идет о протоколах заседаний Политбюро ЦК РКП(б).

Редакция «Известия ЦК КПСС».

Наше примечание: Второстепенная деталь: по-видимому, Бухарин достал бумагу для писем у Зиновьева. Более значительно то, что даже «мягкий как воск» Бухарин выведен из себя узурпацией Политбюро, которую проводит Сталин в отсутствие большинства его членов.

— Искра-Research.