«Европа и Америка»

От Редакции


Предисловие автора


К вопросу о перспективах мирового развития (Доклад 28 июля 1924 года)

Еще раз о предпосылках пролетарской революции
Истекшее десятилетие (1914 1924 гг.)
Фашизм, демократизм, керенщина
От чего зависят судьбы европейского «реформизма» «Пацифистский» империализм Соединенных Штатов
План посадить Европу на паек
Американский империализм и европейская социалдемократия
Соединенные Штаты и Великобритания
Перспективы войн и революций


Европа и Америка (Доклад 15 февраля 1926 года)

Два полюса рабочего движения. Завершенный тип соглашательства
Экономическая мощь Соединенных Штатов как основа соглашательства
Новые роли Америки и Европы
Империалистская экспансия (расширение) Соединенных Штатов
О пацифизме и о путанице
Американский пацифизм на практике
Европейскому капитализму выхода нет
Изжил ли себя капитализм?


Приложения

О своевременности лозунга «Соединенные Штаты Европы»
Из доклада «Международная обстановка»
Из доклада «На страже мировой революции»
Из доклада на заседании коммунистической фракции Х Съезда Советов с участием беспартийных делегатов
Из речи «На путях европейской революции»
Из речи «Перспективы и задачи на Востоке»
Из предисловия к книге «Пять лет Коминтерна»
Из Манифеста V Конгресса Коминтерна к мировому пролетариату
Из речи «Через какой этап мы проходим?»
Из предисловия к книге «Запад и Восток»
Из речи «Рост мирового милитаризма и наши военные задачи»
Из книги «Куда идет Англия?»
Из речи «К вопросу о стабилизации мирового капитализма»
Из речи «К вопросу о тенденциях развития мирового хозяйства»
Из статьи «Куда идет Англия?» (О темпе и о сроках).


Приложения

О своевременности лозунга «Соединенные Штаты Европы»

(В порядке международной дискуссии)

Я думаю, что наряду с лозунгом: «правительство рабочих и крестьян», своевременно выдвинуть лозунг: «Соединенные Штаты Европы». Только в соединении этих двух лозунгов мы получим известный перспективный этапный ответ на наиболее жгучие вопросы европейского развития.

Последняя империалистская война была в основе своей европейской войной. Эпизодическое участие в ней Америки и Японии не нарушило этого ее характера. Добившись того, что ей нужно было, Америка выдернула руку из европейского костра и вернулась к себе домой.

Движущей силой войны явились капиталистические производительные силы, переросшие рамки европейских национальных государств. Германия ставила себе задачей «организовать» Европу, т.-е. экономически объединить под своим руководством европейский континент, чтобы затем, по-настоящему, начать борьбу с Англией за миродержавие. Франция ставила себе задачей раздробить Германию. Малочисленность населения Франции, ее преобладающий аграрный характер, консерватизм экономических форм делает для французской буржуазии недостижимой даже постановку проблемы — организовать Европу, — разрешение которой оказалось не по зубам германскому капитализму, вооруженному военной машиной Гогенцоллернов. Свое господство победоносная Франция поддерживает ныне, балканизируя Европу. Великобритания провоцирует и протежирует французскую политику расчленения и истощения Европы, прикрывая свою работу традиционным ханжеством. В результате наш несчастный континент изрезан, раздроблен, истощен, дезорганизован, балканизирован — превращен в сумасшедший дом. Рурская экспедиция есть проявление буйного помешательства, сопряженного с дальновидным расчетом (окончательное разорение Германии) — сочетание, не раз наблюдавшееся психиатрией.

Как в основе войны лежала потребность производительных сил в широкой, очищенной от таможенных перегородок, арене развития, так и в гибельной для Европы и для человечества оккупации Рура находит свое искаженное выражение потребность в сочетании рурского угля и лотарингского железа. Европа не может развивать свое хозяйство в тех государственно-таможенных границах, какие навязаны Версалем. Она должна снять эти границы, иначе ей грозит полный экономический упадок. Но те методы, какие правящая буржуазия применяет для преодоления ею же созданных границ, только увеличивают хаос и ускоряют распад.

Неспособность буржуазии подойти к разрешению основных вопросов хозяйственного восстановления Европы обнаруживается все ярче перед трудящимися массами. Лозунг «правительство рабочих и крестьян» идет навстречу этому возрастающему стремлению трудящихся найти выход собственными силами. Необходимо ныне конкретнее этот выход указать: это — теснейшая экономическая кооперация народов Европы, как единственное средство спасения нашего континента от хозяйственного разложения и закабаления могущественным американским капиталом.

Америка отошла от Европы, спокойно выжидая, когда агония европейского хозяйства дойдет до уровня, при котором можно будет скупить Европу, — как Австрию, — за небольшие деньги. Но Франция отойти не может от Германии, ни Германия от Франции. А Германия с Францией уже составляют основное ядро Западной Европы. Здесь завязка и развязка европейской проблемы. Все остальное — только дополнение. Это балканские государства не способны жить и развиваться вне федерации, это мы признали еще задолго до империалистской войны. Совершенно то же относится к осколкам Австро-Венгерской империи и оставшимся вне Советского Союза западным частям царской России. Аппенины, Пиринеи, Скандинавия являются вдвинутыми в океан органами европейского тела. Самостоятельно существовать они не могут. Европейский континент при данном уровне производительных сил есть хозяйственное единство, — не замкнутое, разумеется, но внутренне глубоко связанное, — обнаружившееся в страшной катастрофе империалистской войны и ныне снова вскрытое в бешеном припадке рурской оккупации. Европа, не географический термин, а экономический, несравненно более конкретный, — особенно в нынешних, послевоенных условиях, — чем мировой рынок. Если для Балканского полуострова мы давно признали необходимость федерации, то ныне пора ясно и отчетливо поставить эту задачу по отношению к балканизированной Европе.

Остается вопрос о Советском Союзе, с одной стороны, о Великобритании, с другой. Само собой разумеется, что не Советский Союз будет противиться федеративному объединению Европы и с Европой. Тем самым обеспечивается прочный мост между Европой и Азией.

Вопрос о Великобритании решается более условно, — в зависимости от того, каким темпом пойдет ее революционное развитие. Если «правительство рабочих и крестьян» победит на континенте Европы до низвержения английского империализма, — что весьма вероятно, — то европейская федерация рабочих и крестьян будет тем самым направлена против британского капитала. Разумеется, с момента низвержения последнего британские острова входят желанным членом в европейскую федерацию.

Можно спросить: почему европейская федерация, а не мировая? Но такая постановка вопроса слишком абстрактна. Разумеется, мировое экономическое и политическое развитие тяготеет к единому мировому хозяйству, с той степенью централизации, которая будет соответствовать уровню техники. Но речь идет не о будущем социалистическом хозяйстве мира, а о выходе нынешней Европы из тупика. Нужно указать рабочим и крестьянам раздираемой и разоряемой Европы пути выхода — независимо от того, каким темпом пойдет революция в Америке, в Австралии, в Азии, в Африке. С этой точки зрения лозунг «Соединенные Штаты Европы» стоит в том же историческом плане, что и лозунг «правительства рабочих и крестьян»: это переходный лозунг, указывающий выход, открывающий перспективу спасения и тем самым толкающий трудящиеся массы на революционный путь.

Было бы неправильно стричь все мировое революционное развитие под одну гребенку. Америка вышла из войны не ослабевшей, а окрепшей. Внутренняя устойчивость американской буржуазии еще очень велика. Свою зависимость от европейского рынка она сводит к минимуму. Революция в Америке, — если абстрагироваться от Европы, — уходит, таким образом, в даль десятилетий. Значит ли это, что революция в Европе должна равняться по Америке. Конечно, нет. Если отсталая Россия не стала (да и не могла) ждать революции в Европе, тем более Европа не станет и не сможет ждать революции в Америке. Рабоче-крестьянская Европа, блокированная капиталистической Америкой, — на первых порах, может быть, даже Великобританией, — сможет продержаться и развиваться на основах тесного военного и экономического союза.

Нельзя закрывать глаза на то, что именно опасность со стороны С.-Американских Соединенных Штатов, поддерживающих разрушение Европы и готовящихся вступить в права владения ее наследством, делает особенно настоятельным сплочение взаимно разоряющих друг друга европейских народов в «Соединенные Штаты европейских рабочих и крестьян». Это противопоставление, естественно, вытекает из различия в объективном положении европейских стран и могущественной заатлантической республики, и ни в какой степени, разумеется, не направлено против международной солидарности пролетариата или против интересов американской революции. Наоборот. Одной из причин замедленного развития революции во всем мире являются пошлые европейские надежды на американского дядюшку (вильсонизм, филантропическое подкармливание наиболее голодающих уголков Европы, американские «займы» и пр. и пр.). Чем скорее народные массы вернут себе доверие к своим собственным силам, подкошенное войной, чем плотнее они сомкнутся под лозунгом Союза рабоче-крестьянских республик Европы, тем быстрее пойдет развитие революции — и здесь, и по ту сторону океана. Ибо, подобно тому, как победа пролетариата в России дала могущественный толчок развитию коммунистических партий в Европе, — победа европейской революции в такой же и даже в несравненно большей степени даст толчок революции в Америке и во всем мире. Если, абстрагируясь от Европы, мы вынуждены были выше американскую революцию рассматривать в тумане десятилетий, то, становясь на почву наиболее естественного чередования исторических событий, можем с уверенностью сказать, что победа революции в Европе в течение немногих лет расшатает могущество американской буржуазии.

Не только вопрос о Руре, т.-е. об европейском топливе и металле, но и вопрос о репарациях целиком укладывается в схему «Соединенных Штатов Европы». Вопрос репараций есть чисто европейский вопрос, и в ближайший период он может и будет разрешаться только европейскими средствами. Европа рабочих и крестьян будет иметь свой репарационный бюджет, как она будет иметь свой военный бюджет, — до тех пор, пока ей будут угрожать опасности извне. Этот бюджет будет построен на подоходно-прогрессивном обложении, налогах на капитал, конфискации богатств, награбленных во время войны, и проч. Распределение его будет регулироваться соответственными органами европейской рабоче-крестьянской федерации.

Мы не станем заниматься здесь предсказаниями насчет того, каким темпом пойдет объединение европейских республик, в какие хозяйственные и конституционные формы оно выльется, какой степени централизации достигнет европейское хозяйство в первый период рабоче-крестьянского режима. Все это можно спокойно предоставить будущему, — с учетом того опыта, который имеет уже Советский Союз, сложившийся на почве старой царской России. Но совершенно очевидно, что таможенные перегородки должны быть опрокинуты. Европейские народы должны взглянуть на Европу, как на арену объединенного и все более планомерного хозяйства.

Можно, пожалуй, возразить, что у нас речь идет, собственно, об европейской социалистической федерации, как составной части будущей мировой федерации, и что этот режим осуществим только при условии диктатуры пролетариата. Мы не будем, однако, останавливаться на этой аргументации, так как она подвергнута была достаточному международному разбору при обсуждении вопроса о «рабочем правительстве». «Соединенные Штаты Европы» представляют собой лозунг, во всех отношениях соответственный лозунгу «рабочего (или рабоче-крестьянского) правительства». Осуществимо ли «рабочее правительство» вне диктатуры пролетариата? На это могут быть лишь условные ответы. Во всяком случае, мы берем «рабочее правительство», как этап к диктатуре пролетариата. В этом для нас и состоит огромная ценность лозунга. Но совершенно однородное, вполне параллельное значение имеет и лозунг «Соединенных Штатов Европы». Без этого дополнительного лозунга основные европейские проблемы повисают в воздухе.

А не сыграет ли этот лозунг на руку пацифистам? Не думаю, чтобы в природе существовали ныне такие «левые», которые сочли бы эту опасность достаточным основанием для отвержения лозунга: мы все же живем в 1923 году и кое-чему научились. Бояться пацифистского истолкования Соединенных Штатов Европы можно с таким же основанием или отсутствием основания, как и опасаться демократически-эсеровского истолкования лозунга рабоче-крестьянского правительства. Конечно, если выдвинуть Соединенные Штаты Европы, как самостоятельную программу, как панацею умиротворения и восстановления, отделив этот лозунг от рабочего правительства, от единого фронта, от классовой борьбы, то немудрено скатиться к демократизированному вильсонизму, т.-е. к каутскианству и ниже (если вообще есть что-либо ниже каутскианства). Но мы все-таки, повторяю, живем в 1923 г., и кое-чему научились. Коммунистический Интернационал представляет ныне реальность, и не Каутский будет осуществлять и контролировать связанную с нашими лозунгами борьбу. Наша постановка дела прямо противоположна каутскианской. Пацифизм есть академическая программа, имеющая своей задачей освободить от необходимости революционного действия. Наоборот, наша постановка толкает на путь борьбы. Рабочим Германии, не коммунистам (последних убеждать не нужно), рабочим вообще и в первую голову рабочим социал-демократам, которые боятся экономических последствий борьбы за рабочее правительство; рабочим Франции, мысль которых еще скована вопросом о репарациях и о государственном долге; рабочим Германии, Франции и всей Европы, которые опасаются, что установление рабочего режима поведет к изоляции их стран и к экономическому упадку, мы говорим: даже временно изолированная Европа (а изолировать ее будет не так-то легко при наличии великого моста на Восток, в виде Советского Союза) не только удержится, но и поднимется и окрепнет, уничтожив внутренние таможенные перегородки и сомкнув свое хозяйство с необъятными естественными богатствами России. «Соединенные Штаты Европы» — чисто революционная перспектива, — ближайший этап общей нашей революционной перспективы, вырисовывающийся из глубокого различия в положении Европы и Америки. Кто игнорирует это коренное для текущего периода различие, тот поневоле будет реальную революционную перспективу топить в исторических абстракциях. Разумеется, рабоче-крестьянская федерация не замкнется на европейском этапе. Через наш Советский Союз она, как сказано, откроет себе выход в Азию и тем самым откроет Азии выход в Европу. Дело, таким образом, идет только об этапе, но это очень большой исторический этап, и через него-то нам и нужно в первую голову перевалить.

«Правда» №144, 30 июня 1923 г.


Из доклада «Международная обстановка»

(3 октября 1918 г.)

Англия вынуждена была заниматься военной импровизацией, т.-е. создавать армию из ничего. Вот почему весь первый период войны принадлежал Германии. Ее военная промышленность, более кастовая организация германского дворянства, большая дисциплинированность, интеллигентность германского народа, — все это в соединении, создавало такую машину войны, перед которой пасовали объединенные силы Франции, Италии, России и других более мелких союзников. Затем с большим, запозданием выступили Соединенные Штаты Америки, без большой армии, но с могущественной техникой.

К этому моменту чудовищная машина германского империализма уже изнашивалась, и прежде всего изнашивались рабочие силы и фабрики истребления; с другой стороны, экономическая и военная мощь Америки росла и развивалась за счет разрушения Европы, и в решительный момент Соединенные Штаты обратили свою военную мощь против Германии. Почему это случилось? Первые три года войны Америка стояла в стороне, американский Шейлок поставлял Европе орудия и средства истребления, и только, когда германская неограниченная подводная война поставила под угрозу американскую торговлю со странами Согласия, американский Шейлок потребовал создания внутреннего рынка для пушек, снарядов, винтовок, которые скоплялись на побережьи Америки, так как вывоза в Европу не было. Вот где возник последний толчок, развитый американской дипломатией, бросившей Америку на путь новой авантюры, вот на основе чего Америка сыграла огромную роль в развитии Европейской войны. Правда, в Германии было тупоумное юнкерство, которое по недомыслию приветствовало вступление Соединенных Штатов в войну. Мы покончили одним ударом со всеми врагами — т.-е. с мировыми конкурентами, — говорили они, — но они просчитались. Чудовищная по своим силам американская машина была колоссальна и по своим запасам, и это поняли только те люди, которые отдавали себе отчет в характере совершающихся событий, сохранили ясный, трезвый, политический взгляд и оценивали события под углом зрения исторического материализма. Теперь, когда мы, марксисты, оглядываемся на пройденный путь и рассматриваем программы, которые развивали империалисты, их лакеи, демократы, и лакеи их лакеев, шейдемановцы, реноделевцы, — мы видим, что эти 4 года усеяны не только трупами рабочих, погибших в этой борьбе, но и трупами разных программ, планов и теорий.

«Как вооружалась революция». Том I, стр. 367.


Из доклада «На страже мировой революции»

(18 ноября 1918 г.)

Соединенные Штаты — могущественная капиталистическая страна, вмешавшаяся в войну после того, как европейские народы уже почти три года истощали друг друга. Критические месяцы — январь и февраль 1917 г. — я был в Америке и наблюдал период подготовки к вступлению Соединенных Штатов в войну. Может быть, вы помните, как тогда писала наша патриотическая печать и печать всех стран Согласия о том, что благородный президент Вильсон, выведенный из себя всеми бесчинствами и преступлениями германского милитаризма, в особенности, подводной войной, истреблением пассажирских пароходов и пр. и пр., бросил, наконец, и свой меч на весы мировой борьбы, — «для того, чтобы дать перевес добродетели над пороком». В действительности дело выглядело гораздо прозаичнее, чем писала буржуазная печать.

Америка заняла с самого начала по отношению к обоим лагерям то положение, которое в предшествующих войнах занимала Англия по отношению к континенту, — она делала это посредством организации и поддержки разных дипломатических комбинаций и союзов. Я сказал уже, что Англия делила Европу на две враждебные части; она сидела на своем острове и говорила: «пусть они ослабляют друг друга, я буду поддерживать более слабых, чтобы для меня не выросло слишком сильных соперников». Когда Германия слишком усилилась, Англии пришлось перейти в лагерь открытых врагов Германии. Тогда Америка у себя на своем гигантском острове, по ту сторону «большой воды», — так американцы называют океан, — стала в выжидательную позу и сказала:

«Европа вместе с Англией разбита на два лагеря. Мы, американцы, сначала будем наблюдать, как они будут друг друга обескровливать и истощать. Занимаясь наблюдением, мы не будем, однако, оставаться пассивными, будем по возможности заботиться о «бизнесе», о гешефте, о барыше, будем продавать динамит, снаряды, винтовки той и другой стороне и за наш нейтралитет беспрерывно получать хорошие капиталистические проценты».

Вот в чем была первоначальная политика буржуазного класса Северной Америки. И с самого начала войны «честный» американский купец направлял таким образом политику «честного» президента Вильсона. Со своим честным динамитом он совался в оба воюющие лагеря и предлагал его воюющим сторонам по самым честным ростовщическим ценам. Но Англия объявила блокаду и сказала Америке: — «Нет, своего динамита в Германию ты не повезешь». Получилось сразу величайшее обострение отношений между Америкой и Англией. Вильсон выступил перед лицом своей биржи: «справедливость попрана, свобода морей поругана, честный американский динамит не имеет доступа в Германию». Разумеется, вся биржа, вся военная промышленность клокотали от нравственного негодования против Англии, которая установила блокаду. Шли тревожные заседания тузов военной промышленности с банковскими заправилами и дипломатами, и они обсуждали вопрос, объявлять или нет войну Англии. Нейтральный Вильсон возражал так:

«Сейчас мы отрезаны блокадой от центральных империй. Если же мы с Англией порвем, то исчезнут также и англо-французский, русский и итальянский рынки для нашей военной промышленности, и мы с вами останемся на бобах».

Интересы американской промышленности и торговли требовали, чтобы Вильсон стоял за нейтралитет, который позволял бы американскому купцу вывозить свои товары в колоссальных размерах в страны Согласия.

В самом деле, внешняя торговля Соединенных Штатов за время войны увеличилась в 212 раза. Эта была уже не старая торговля, когда вывозились хлеб, машины и вообще все продукты, нужные для человеческой жизни. Это была торговля почти исключительно военными запасами. Это была, главным образом, торговля орудиями истребления и смерти. Таким образом, вильсоновский нейтралитет позволял американской промышленности делать прекрасные дела.

Но вот в противовес Англии выступила Германия со своей неограниченной подводной войной. Это было в январе 1917 г. Положение получилось такое: вся Америка покрыта заводами военной промышленности, которые рассчитывают на европейский сбыт. Их отрезала английская блокада от центральных империй, а потом немецкая подводная блокада грозила отрезать их от Англии, Франции, России, Италии, и естественно, что тут уже переполнилась чаша терпения военной индустрии, а стало быть и вильсоновского «пацифизма» и его «нейтральности».

Я забыл вам сказать, что Вильсон являлся апостолом «пацифизма», т.-е. идеи мирного сожительства народов — до тех пор, пока эта идея была торговым флагом для «нейтрального американского динамита». Но с того момента, когда две блокады встали на его пути, великий апостол лицемерия Вильсон начал склоняться к тому, что сейчас время вмешаться. Американская буржуазия давала ему много времени для размышлений. Она указала ему: -

«Вот вавилонская башня военной промышленности, вот Монблан снарядов и патронов, которые мы создали для Европы, — куда их нам девать?»

Вильсон развел руками и заявил, что против подводной войны он не изобрел средств. Ему сказали:

«Ты должен взять эти товары для американского государства. Если ты не можешь их все перевезти в Европу, так заплати за них средствами американского рабочего и американского фермера».

Вот где источник чудовищно выросшего в короткий срок американского милитаризма, — американская промышленность готовила этот милитаризм на вывоз для Европы, потом он перерос через голову американского народа, и этот последний вынужден был сам поглощать его в Америке. Вмешательство Вильсона в войну было, следовательно, вызвано, с одной стороны, стремлением придушить Германию, а с ней вместе и всю Европу, а с другой стороны, — непосредственными барышническими интересами американской военной промышленности. Вот каковы нравственные принципы старого ханжи Вильсона.

* * *

В лице Соединенных Штатов Америки мы имеем централизованную милитаристическую империалистическую страну. Власть американского президента нисколько не меньше власти какого-нибудь короля или царя. Во всех основных вопросах жизни и смерти, в вопросах войны и мира американский президент, как исполнитель воли финансового капитала, сосредоточил в своих руках за время войны всю власть. Милитаризм там создан истинно-американского масштаба и размаха. Жизненное положение масс ухудшено до последней степени.

«Как вооружалась революция». Том I, стр. 386-388.


Из доклада на заседании коммунистической фракции Х Съезда Советов с участием беспартийных делегатов

(28 декабря 1922 г.)

Но в отношении к Америке неправильно было бы сказать, как мы говорим по отношению к Европе, что капитализм для нее уже сегодня означает приостановку хозяйственного развития. Европа гниет, а Америка живет. В первые годы или, вернее, в первые месяцы, в первые 20 месяцев после войны могло казаться, что Америка будет сейчас же немедленно подкошена хозяйственным упадком Европы, ибо Америка не пользовала, а эксплоатировала европейский рынок вообще и военный рынок в особенности. Этот рынок для нее зачах, иссяк, и чудовищная вавилонская башня американской индустрии грозила подкоситься, лишившись одного из устоев, и повалиться окончательно. Но Америка, лишившись в прежней степени европейского рынка, тем вернее (помимо эксплоатации собственного внутреннего рынка, стомиллионного богатого населения) захватывает и захватила рынки некоторых европейских стран — Германии, в значительной мере Англии. И мы видим, как в 1921 и 1922 гг. американское хозяйство переживает подлинный торгово-промышленный подъем, в то время как Европа проходит только через отдаленные отражения этого подъема. Стало быть, в Америке производительные силы развиваются еще и при капитализме, медленнее, конечно, чем развивались бы при социализме, но все же развиваются. Как долго — это другой вопрос. Американский рабочий класс, конечно, по своей хозяйственной и социальной мощи вполне созрел для того, чтобы овладеть государственной властью, но по своим политическим и организационным традициям он несравненно дальше от этого, чем европейский рабочий, и наша сила — сила Коммунистического Интернационала — в Америке еще очень слаба. И если спросить себя (разумеется, это только условная постановка вопроса), что произойдет раньше, победоносная пролетарская революция в Европе, или же создание сильной коммунистической партии в Америке, то я бы рискнул сказать на основании всех тех данных, которые имеются у нас сейчас (разумеется, возможны всякие новые факторы, в виде, скажем, войны Америки с Японией, а война есть, товарищи, большой локомотив истории), и если брать нынешнее состояние в его дальнейшем логическом развитии, то я сказал бы, что несравненно больше шансов, что пролетариат победит раньше в Европе, чем в Америке выдвинется и разовьется могущественная коммунистическая партия. Другими словами, — подобно тому, как победа революционного рабочего класса в октябре 1917 года была предпосылкой к созданию Коммунистического Интернационала и росту коммунистических партий в Европе, так, по всей вероятности, победа пролетариата важнейших стран Европы будет предпосылкой быстрого революционного развития Америки. Вот в чем разница этих двух областей: Европы с хозяйством, загнивающим и распадающимся, с пролетариатом, уже производственно не растущим (потому что некуда расти), а дожидающимся, пока разовьется его коммунистическая партия, — и Америки, которая еще хозяйственно идет вперед, эксплоатируя распад Европы.

* * *

Товарищи, мы до последнего времени недостаточно дифференцировали Европу и Америку, и, под этим углом зрения, медленность развития коммунизма в Америке могла внушить кое-кому пессимистические идеи в том смысле, что в деле революции Европа должна дожидаться Америки.

Этого нет. Европа ждать не может. Другими словами, — если бы революция в Европе оттянулась на десятки лет, это значило бы, что Европа вообще вычеркивается, как культурная сила. Вы знаете, что в Европе есть теперь модная философия Шпенглера о закате Европы. Это есть в своем роде правильное классовое предчувствие буржуазии. Не замечая пролетариата, который бы заменил буржуазию и взял власть, они говорят о закате Европы. Разумеется, если бы это было так, то хоть и не закат, но длительное, хозяйственно-культурное гниение Европы было бы неизбежно, и тогда с запозданием пришла бы американская революция и взяла бы Европу на буксир. Но для такого прогноза, пессимистического с точки зрения срока, нет никаких серьезных оснований. Конечно, в отношении сроков гадание — вещь довольно ненадежная и не всегда серьезная, но, я говорю, нет никакого основания думать, что между 1917 г. — началом новой революционной европейской эпохи — и между ее крупнейшими победами в Западной Европе должно пройти больше лет, чем между нашим 1905 и 1917 гг. У нас прошло 12 лет между началом революции, между первым опытом и победой. Сколько лет пройдет между 1917 г. и первой крупной и прочной победой в Европе, мы, конечно, не знаем. Не исключено, что пройдет меньше 12 лет. Во всяком случае, величайшим преимуществом является факт существования сейчас Советской России и Коммунистического Интернационала, как централизованной организации революционного авангарда, и связанный с этим факт систематического организационного укрепления коммунистических партий в разных странах.

* * *

Если даже Америка и отстанет, мы свое все равно возьмем. Американская буржуазия грела руки у европейского костра во время империалистической войны. Но, товарищи, когда зажжется революционный пожар в Европе, американская буржуазия долго не устоит. А нигде не сказано, что европейский пролетариат должен дожидаться, пока американский пролетариат научится не поддаваться обманам своей трижды растленной буржуазии. Нигде этого не сказано. В настоящее время американская буржуазия поддерживает сознательно Европу в состоянии гниения. Американская буржуазия, обожравшись европейской кровью и золотом, хозяйничает во всем мире, посылает своих уполномоченных на конференции без обязательств, там они молчат и решают, а время от времени кладут свою американскую ногу на стол, и дипломаты европейских стран видят, что нога эта в превосходном американском башмаке, и этой ногой Америка диктует Европе свои законы. Европейская буржуазия — не только Германии, Франции, но и Англии, на задних лапках ходит перед буржуазией американской, которая во время войны извела Европу своей поддержкой, своими займами, своим золотом, а теперь поддерживает Европу в состоянии агонии. И американской буржуазии достанется от европейского пролетариата. И эта месть будет тем скорее, чем тверже будут наши советские успехи. Пропаганда наша, хороша она или плоха, — это факт 3-й или 4-й степени, а факт первостепенный — это наше хозяйство. Товарищи крестьяне, — насколько я знаю, здесь присутствуют и беспартийные товарищи крестьяне, — я могу сказать с полной уверенностью, что каждый лишний сноп урожая есть маленькая гирька на чашу весов европейской революции. Чего боится рабочий класс Англии, чего боится германский рабочий класс? Голодная Европа живет 3 года войны и послевоенные годы американским хлебом. Американская буржуазия, разумеется, открыто грозит, что, в случае новых революционных замешательств в Европе, она учинит голодную хлебную блокаду, подобно тому, как Англия и Франция учинили промышленную блокаду по отношению к Советской России. И этот вопрос очень важен в расчетах европейского и, в первую голову, германского рабочего класса. И мы, Советская Россия, должны сказать — и делом подготовить это, — что европейскую пролетарскую революцию хлебом будет кормить Советская Россия.

Это, товарищи крестьяне, не слова, не фраза, ибо вся судьба Европы зависит от решения этого вопроса. Есть две возможности: европейский пролетариат, под страхом американского сапога, или европейский пролетариат, получающий поддержку русских рабочих и крестьян, поддержку хлебом в самые трудные дни и месяцы революции.

«Пять лет Коминтерна», Изд. II, стр. 537, 538, 539, 548, 549.


Из речи «На путях европейской революции»

(11 апреля 1924 г.)

Развитие Европы может в ближайший период пойти по двум путям, в зависимости от того, даст ли Антанта дышать Германии, или нет. После того опыта, который был в прошлом году, когда красный призрак коммунизма чуть-чуть не стал в Германии плотью и кровью, буржуазия Франции, Англии и Соединенных Штатов может попытаться несколько облегчить положение Германии, дать ей некоторые кредиты и предоставить ей в платежах ту рассрочку, при которой хозяйственная жизнь Германии будет возможна. Это вызовет неизбежно известный подъем германской промышленности, а в связи с этим возрастет и германский экспорт. Германская промышленность работает сейчас примерно на 50% против своей мощности, и если чуть-чуть облегчить хозяйственное и финансовое положение Германии, мы будем иметь быстрый рост германского экспорта. Емкость рынка Европы, однако, мала, и в результате роста германского вывоза мы будем через год, а то и ранее, наблюдать катастрофический кризис английской и французской промышленности. Малейшее облегчение участи Германии неизбежно увеличит кризис в Англии, в которой и сейчас около миллиона безработных. Совершенно ясно, что это должно будет дать могущественный толчок борьбе английского пролетариата. Макдональд, нынешний английский министр-президент, о котором нам придется еще сказать несколько теплых слов, понимает, конечно, что при нынешних условиях помощь германской промышленности может нанести удар английской промышленности. Решив так, он может умыть руки. От пересмотра Версальского мира он ведь уже отказался. Допустим, что и Соединенные Штаты не придут на помощь Германии, и что Пуанкарэ продолжит свою политику удушения Германии. При этих условиях германская марка через несколько недель начнет падать еще более бешеным темпом, чем это было раньше, цены будут не менее бешено расти, промышленность будет падать, безработица снова возрастет, и революция будет развиваться еще более быстрым темпом, чем в прошлом году.

* * *

Да мы вместе с рабочей Англией помогли бы Европе уменьшить бремя вооружений, мы приблизили бы создание рабоче-крестьянских Соединенных Штатов Европы, без чего Европе грозит неминуемый экономический и политический упадок.

* * *

Соединенные Штаты продолжают переваривать в своем огромном хозяйственном желудке те богатства, которые они награбили во время и после империалистической войны у Европы. Соединенные Штаты — ведь это тоже архи-демократическая страна. Их вмешательство в последнюю империалистическую войну произошло из чисто идейных побуждений — помочь демократии против милитаризма. Мы все это помним… Ограбив, обессилив и обескровив Европу, Соединенные Штаты стали колоссальной вавилонской башней буржуазного могущества. Переваривая награбленное, они держатся в стороне от европейских дел. Но в то же время тщательно готовятся к войне будущего. Авиация и газы стоят на первом месте. Соединенные Штаты, огромная фабрика мира, становятся все более фабрикой удушливых газов. Это готовится не только для ослабленной Японии, но и для Европы. В газетах попадаются сообщения в том смысле, что просвещенные американцы считают, что старые методы войны слишком варварские, устарелые, средневековые, и что необходимо применение новых методов, более тонких, химических, гуманных, которые не будут умерщвлять, но будут усыплять, и даже навевать радостные сны. Вы знаете, товарищи, какое значение имеет веселящий газ в некоторых операциях; насколько знаю, дантисты часто выдергивают зубы под этим газом. Но когда американский капитал подготовляет веселящий газ для того, чтобы, при случае, вырвать революционные зубы у Европы, то нам нужно очень и очень быть начеку. Пока-что просвещенная Америка пробует свои газы на своих преступниках, которых там уже не электрифицируют — отсталый способ, — а подвергают воздействию «веселящих» газов. Это последнее слово техники и квакерской гуманности! Действию своих газов американцы обещают подвергать целые города, районы, области. Вы представьте себе эту перспективу: богатая и сытая Америка посылает на голодную революционную Европу эскадрильи самолетов и сбрасывает на наши головы свои веселящие газы.

«Запад и Восток», стр. 13, 14, 18, 23 и 24.


Из речи «Перспективы и задачи на Востоке»

(21 апреля 1924 г.)

Если вы возьмете такие прозаические книги, как счета английских и американских банков за 1921-22-23 гг., то в цифрах банковских балансов Лондона и Нью-Йорка вы прочтете завтрашнюю революционную судьбу Востока. Англия снова восстановила свою роль мирового ростовщика. Соединенные Штаты накопили невероятное количество золота: в подвалах Центрального Банка хранится золота на 3 миллиарда долларов, т.-е. на 6 миллиардов золотых рублей. Это затопляет хозяйство Соединенных Штатов. Если вы спросите: кому дают взаймы Англия и Соединенные Штаты, — нам, Советскому Союзу, как вы, вероятно, слушали, они еще не дают, Германии не дают, Франции дали жалкие крохи на спасение франка, — кому же они дают? Они дают, главным образом, колониальным странам, финансируют промышленное развитие Азии, Южной Америки, Южной Африки. Я не буду приводить вам цифры, — они у меня имеются, но это слишком затянуло бы мой доклад, — достаточно сказать, что до последней империалистической войны колониальные и полуколониальные страны получали от Соединенных Штатов и Англии, вероятно, раза в два меньше кредитов, чем страны развитого капитализма, а сейчас финансовые вклады в страны колониальные превышают, и очень значительно превышают, вклады в старые капиталистические страны. Почему? Причин много, но главных две: недоверие к старой Европе, разоренной, обескровленной, с этим бешеным французским милитаризмом в сердцевине — милитаризмом, который грозит новыми и новыми потрясениями; а, с другой стороны, нужда в колониальных странах как в поставщиках сырья и потребителях машин и фабрикатов Англии и Соединенных Штатов. Мы наблюдали за время войны и наблюдаем сейчас бешеную индустриализацию колониальных, полуколониальных, вообще запоздалых стран: Японии, Индии, Южной Америки, Южной Африки…

* * *

Мы видим, как Европа, обеспечивши своим прошлым развитием чудовищный консерватизм верхов рабочего класса, все больше и больше подвергается экономическому распаду и разложению. Ей нет выхода. И это выражается, в частности, в том, что Америка не дает ей взаймы, справедливо не доверяя ее хозяйственной жизнеспособности. С другой стороны, мы видим, как та же Америка, та же Англия вынуждены финансировать хозяйственное развитие колониальных стран, толкая их бешеным темпом на путь революции. И если Европа будет задержана в нынешнем состоянии гниения этой тупоумной цеховщиной, аристократической, привилигированной макдональдовщиной верхов рабочего класса, то центр тяжести революционного движения перенесется целиком и полностью на Восток. И тогда окажется, что если нужен был ряд десятилетий капиталистического развития Англии, чтобы при помощи этого революционного фактора поднять на дыбы нашу старую Россию и старый Восток, то понадобится затем революция Востока, чтобы, вернувшись в Англию, прошибить или расшибить, если понадобится, кое-какие толстые черепа и дать толчок революции европейского пролетариата. Такова одна из исторических возможностей. Ее нужно иметь перед своим умственным оком.

«Запад и Восток», стр. 32, 33 и 38.


Из предисловия к книге «Пять лет Коминтерна»

(22 мая 1924 г.)

Предсказывать, насколько затянется нынешняя полоса соглашательства, трудно. Но, во всяком случае, не может быть и речи о том, чтобы буржуазная Европа восстановила экономическое равновесие как внутри себя, так и с Америкой. В отношении проблемы репараций делается, правда, широкая попытка соглашательского разрешения. Пришествие к власти левого блока во Франции укрепляет эту попытку. Но основное противоречие всей проблемы остается: чтобы платить, Германия должна вывозить; чтобы платить много, Германия должна много вывозить, а германский вывоз угрожает английскому и французскому. Чтобы вернуть себе возможность победоносной борьбы на европейском рынке, крайне урезанном, германская буржуазия должна была бы преодолеть гигантские внутренние затруднения, что, в свою очередь, не может не сопровождаться новым обострением классовой борьбы. С другой стороны, у самой Франции есть чудовищные долги, к уплате которых она не приступала. Чтобы начать платить, Франции надо усилить вывоз, т.-е. усугубить затруднения Англии в деле внешней торговли. Между тем, сама Англия едва достигла 75% своего довоенного вывоза. Перед лицом основных хозяйственных, политических и военных проблем соглашательское правительство Макдональда обнаруживает свою несостоятельность даже в большей мере, чем следовало ожидать. Незачем говорить, что с правительством левого блока во Франции дело будет обстоять не лучше. Безвыходность Европы, маскируемая ныне международными и внутренними сделками, снова вскроется в своем революционном существе.

«Пять лет Коминтерна». 1 изд. II, стр. XVIII.


Из Манифеста V Конгресса Коминтерна к мировому пролетариату

(6 июля 1924 г.)

Самый могущественный мировой антагонизм медленно, но упорно прощупывает ту линию, где интересы Великобританской империи сталкиваются с интересами Соединенных Штатов Северной Америки. За последние два года могло казаться, будто между этими гигантами достигнуто прочное соглашение. Но видимость прочности будет сохраняться лишь до тех пор, пока экономический подъем Северо-Американской республики развертывается, главным образом, на основе внутреннего рынка. Ныне этому явно наступает конец. Аграрный кризис, выросший из разорения Европы, явился предвестником уже надвигающегося торгово-промышленного кризиса. Производственные силы Америки должны искать все более широкого выхода на мировой рынок. Внешняя торговля Соединенных Штатов может развиваться прежде всего за счет торговли Великобритании; американский торговый и военный флот — за счет британского флота. Период англо-американских соглашений должен будет уступить место все возрастающей борьбе, которая, в свою очередь, знаменует военную опасность в невиданных миром размерах.

Антагонизм Японии и Соединенных Штатов сохраняет всю свою напряженность. Японское землетрясение изменило соотношение сил, но не смягчило вражды. Запрещение желтой иммиграции в Соед. Штаты придает борьбе тихоокеанских империалистов окраску расовой борьбы. В случае схватки между Соединенными Штатами и Великобританией роль японского милитаризма будет несравненно активнее, чем во время прошлой империалистской войны.

Неисчислимые богатства буржуазии Соединенных Штатов представляют ныне вообще могущественнейшую взрывчатую силу мировой обстановки. Временная замкнутость Соединенных Штатов, пытавшихся переварить награбленные богатства, приходит к концу. Северо-американскому капиталу нужно расширение по всем направлениям. Один из его путей ведет на юг. Натиск на Мексику должен усилиться, наряду с дальнейшим проникновением в Южную Америку, вытеснением оттуда европейского капитала и полным ее подчинением. Милитаризм в Соединенных Штатах не только на море, но и на американском континенте примет более активный и наступательный характер.

* * *

Война и сегодня царит над человечеством в скрытом состоянии. Что такое новое решение вопроса о германских платежах — «план экспертов» — как не применение методов войны к решению основных экономических вопросов? Америка, карманы которой набиты европейским золотом, опирается на военную силу Франции и предписывает Германии определенный хозяйственный режим в наказание за то, что та дала себя победить. Только отпетые шарлатаны могут говорить, будто решение экспертов есть мирное, демократическое, пацифистское решение вопроса. На самом деле Антанта диктует свое решение, приставив браунинг к виску Германии. Нам повторяют, будто возрождение европейского хозяйства мыслимо только путем свободной игры капиталистических сил, желая этим осудить идею социалистической организации хозяйства. А на деле основной вопрос европейского хозяйства разрешается при помощи непрерывного военного насилия над Германией, которая еще недавно была руководящей капиталистической страной Европы.

* * *

Наконец, американский капитал собирается при помощи своих экспертов «контролировать» Европу, т.-е. фактически управлять ею, как отдельные американские магнаты контролируют десятки трестов и железных дорог. Вместе с тем он рассчитывает при помощи европейских прибылей подкармливать верхушку американского рабочего класса, его аристократию, руководимую самым желтым из всех изменников Гомперсом, и беспощадно подавлять десятки миллионов пролетариев, держа их под угрозой новой волны иммиграции из разоряемой Европы.

Этот чудовищный план закабаления европейских трудящихся масс англо-саксонским капиталом через посредство французского милитаризма принят и одобрен партиями II Интернационала. Социалисты Антанты получают, таким образом, ханжески-пацифистское прикрытие для грабительской политики своей буржуазии, с которой они идут нога в ногу. Германская социал-демократия рассчитывает на то, что восстановление твердого капиталистического порядка даст ей победу над коммунистической опасностью. В то же время она получает возможность свое сотрудничество с немецкой буржуазией объяснять массам необходимостью совместного отпора внешнему давлению. Под крики и вопли о коммунистических заговорах и международной Чека развертывается на наших глазах гигантский заговор капитала против трудящихся Европы и всего мира. Организатором заговора является финансовый капитал с генеральным штабом в Нью-Йорке и отделением в Лондоне. Важнейшая исполнительная работа возложена на маршалов французской биржи. Истолкователями, защитниками, мелкими адвокатами заговора выступают социал-демократы и амстердамские профессионалисты.

Экспертам капитала приходят на помощь эксперты измены.

«Пять лет Коминтерна», изд. II, стр. 611, 612, 613 и 614.


Из речи «Через какой этап мы проходим?»

(21 июня 1924 г.)

Особое место по-прежнему занимает Америка. Темпы развития Европы и Америки и до войны были уже не одинаковы, а после войны различие еще более усугубилось. Когда мы говорим о международной революции, мы ее сплошь и рядом представляем себе слишком суммарно, слишком общо. Тут будут свои этапы, отделенные друг от друга значительными промежутками. Все говорит за то, что американская революция развернется значительно позже европейской. Исторически весьма вероятен такой ход событий, при котором Восток сбрасывает с себя империалистское иго, пролетариат завладевает властью в Европе, а Америка по-прежнему остается оплотом капитала. В этом смысле Соединенные Штаты могут стать и становятся основной контр-революционной силой истории. Этого могут не понимать филистеры, для которых вопрос решается мнимо-демократической формой, пацифистскими фразами и прочей дребеденью. Четырехлетняя длительность войны, истощившей Европу, была возможна только благодаря особой роли Америки. Америка же после войны помогла европейской буржуазии отстоять свои позиции. Сейчас Америка, через посредство «плана экспертов», организует сложную систему закабаления европейских трудящихся масс. Америка наиболее упорно противостоит признаниям Советской республики. Соединенные Штаты чудовищно богаты. В распоряжении американской буржуазии имеются небывалые ресурсы для маневрирования как во внутренней, так и во внешней политике. Все это в совокупности говорит за то, что победоносному европейскому пролетариату придется еще, по всей видимости, считаться с американским капиталом, как с непримиримым и могущественным врагом. Социал-демократия — в первую голову немецкая — делает все для возвеличения политической роли «заокеанской демократии». Социал-демократия запугивает рабочих гневом Америки в случае их непочтительности и, наоборот, обещает им великие блага в результате соглашения европейских демократий под командой европейских буржуа. На этом сейчас построена вся политика европейского меньшевизма. Будучи вообще агентурой буржуазии, европейская социал-демократия ходом вещей становится неизбежно агентурой самой богатой и самой могущественной буржуазии — американской. Гипнозом американского капиталистического могущества социал-демократия стремится парализовать революционную энергию европейских рабочих. Мы это наблюдаем особенно в Германии со времени 1918 года, когда каутскианский вильсонизм явился важнейшим контр-революционным фактором в рядах самого рабочего класса. Можно ждать, что в ближайший период, в соответствии с проведением плана экспертов, социал-демократия только усилит работу терроризирования пролетариата призраком всемогущей, благодетельной и грозной в одно и то же время Северной Америки. Борьба против этого террора и гипноза является необходимым условием успешной подготовки европейских рабочих к революции. Они должны понять, что объединенная Европа вполне способна не только самостоятельно существовать в экономическом смысле, но и отстоять себя в открытой борьбе против американской контр-революции. Когда мы говорим об объединенной Европе, мы имеем в виду Европейскую Федеративную Советскую республику, неразрывно связанную с нашим нынешним Союзом и через его посредство протягивающую руку на Восток народам Азии. Мы говорим европейскому рабочему: если придешь к власти, если создашь Советские Соединенные Штаты, включая и нас, ты объединишь сразу два могущественные континента, получишь в свои руки великолепную технику, необъятные пространства и естественные богатства, величайший энтузиазм революционного класса, пришедшего к власти. Если тебе придется столкнуться лицом к лицу с вооруженной мировой контр-революцией, — а придется! — ты построишь свою Красную Армию и тебе не придется начинать сначала, ибо мы дадим тебе на закваску Красную Армию Советского Союза, уже опаленную войной и окрыленную победой.

«Запад и Восток», стр. 137, 138.


Из предисловия к книге «Запад и Восток»

(15 июля 1924 г.)

Остается вопрос прогноза (предвиденья путей дальнейшего развития). Его, однако, нельзя сделать сколько-нибудь обоснованно, если оставаться исключительно в рамках Запада (Европы) и Востока (Азии), не подвергая рассмотрению вопроса о роли Соединенных Штатов Северной Америки, — ибо, при нынешних условиях, это значило бы пытаться подводить счет без хозяина.

Этот основной факт надо понять твердо: хозяином положения являются Соединенные Штаты, потому что они неизмеримо богаче Европы и всего мира. Экономическое могущество заатлантической республики еще только должно в ближайший период в полном объеме сказаться не только на международной обстановке, но и на внутренних отношениях в Европе. С остановками и поворотами вспять политика Соединенных Штатов направлена на «умиротворение» Европы путем полного подчинения ее гегемонии американского капитала. Европейская социал-демократия стремится ныне к этому, как к высшему идеалу. В этом смысле европейский меньшевизм все больше превращается в политическую агентуру англо-саксонского, т.-е., в последнем счете, американского капитала. Ход соглашательской главы в развитии Европы будет в огромной степени зависеть от того, с каким успехом — и с успехом ли вообще — пойдет превращение капиталистической Европы в американский доминион особого типа.

«Запад и Восток», стр. 1.


Из речи «Рост мирового милитаризма и наши военные задачи»

(25 октября 1924 г.)

Империалистическая война разорила Европу в пользу Америки. Европа пытается восстановиться, — пытается пока малоуспешно. Но частичные успехи все же есть. Однако, поскольку она восстанавливает свои производительные силы, они сейчас же наталкиваются на историческую преграду, на национально-государственные перегородки, созданные Версальским миром, на таможенные стены, на общее понижение емкости мирового рынка. Отсюда стремление вырваться из этих тисков, — как? — хотя бы с оружием в руках. И вот эти еле поднимающиеся производительные силы снова превращаются в силы истребления. Затянувшаяся агония капиталистического мира дает нам картину наиболее пышного расцвета милитаризма.

Наряду с Европой, как арена милитаризма выдвинулись на первое место Соединенные Штаты Сев. Америки, и в таком масштабе, о котором не только нынешняя, дезорганизованная, балканизированная Европа, но и довоенная Европа не смела и мечтать. Я не буду приводить цифры, характеризующие экономическое могущество Северной Америки. Они стали довольно популярны и известны всем. Но два данных я все же приведу. Для военной техники не последнее значение имеет, как вы знаете, механический двигатель (локомобиль, паровоз, пароход, автомобиль, трактор и пр. и пр.). Во всем мире механические двигатели оцениваются в 500 миллионов лош. сил. Цифра эта крайне не точна, но для нашей цели все же достаточна. Вы знаете, что механическая лошадиная сила, — это 10 человеческих сил. Значит 500 милл. лош. сил всемирного механического двигателя, если перевести их на живую человеческую силу, составят, примерно, 5 миллиардов человеческих сил. Если взять теперь все народонаселение земного шара — 1 миллиард и 3/4 — и откинуть детей, стариков, старух, больных и инвалидов, то можно сказать, что способных к труду будет, примерно, около 1 миллиарда на всем земном шаре. Стало быть на 1 миллиард единиц живой человеческой силы приходится 5 миллиардов единиц механической силы, т.-е. машинная энергия, которой распоряжается человечество, в 5 раз сильнее самого человечества, как механ. двигателя. Но как эта механическая энергия распределена? В Соединенных Штатах немного более 100 миллионов душ населения. Во всем остальном мире, кроме Соединенных Штатов, 1 миллиард 600 миллионов, т.-е. отношение получается 1 : 16, а 500 миллионов лошадиных сил механической тяги распределяются таким образом, что половина приходится на долю Соединенных Штатов, а другая половина — на долю всего остального человечества. Итак, основа всей новой техники — механическая энергия — обеспечивает Соединенным Штатам колоссальный перевес над всем остальным миром. Что это означает для военной техники, понятно само собой. И другую цифру приведу — насчет золота, всеобщего эквивалента, тех бесспорных, несомненных мировых денег, на которые можно все купить. Их масса во всем мире оценивается в 18 миллиардов золотых рублей. Из этих 18 миллиардов золотых рублей мировых денег ровно половина, 9 млрд., хранится в подвалах федерального американского банка и казначейства, — половина мирового золота! А вы знаете, давно уж сказано было, что нервом войны являются три вещи: деньги, деньги и деньги. Это кто-то из стариков сказал, чуть ли не Фридрих II, но не ручаюсь. Механическая тяга, золото — а в соответствии с этим и все что между ними!.. Золото есть как бы увенчание, золотой купол капиталистического храма: механическая тяга есть его техническая основа; а все то, что между этим механическим фундаментом и золотым куполом, приблизительно в такой же, а нередко в еще более поразительной пропорции, распределяется между Соединенными Штатами и всем остальным человечеством. Этим в достаточной степени характеризуется техническая и экономическая основа американского милитаризма, который пришел позже других, но чудовищно перерастает их на наших глазах.

Соединенные Штаты были страной немилитаристической до недавнего времени. Резкий перелом наступил с империалистической войны. Соединенные Штаты вмешались в конце этой войны, они достигли того, что им было нужно в этой войне, т.-е. они разгромили Германию вконец, чего не хотела Англия, главная помеха на пути мирового господства Соединенных Штатов. Англии нужна была ослабленная, но не разгромленная Германия — против Франции, а Соединенным Штатам нужна была могущественная Франция — против Англии. Соединенные Штаты добились своей цели полностью, и сейчас, несмотря на то, что цель последней империалистической войны для Соединенных Штатов разрешена — на самом деле именно потому, — мы видим, что на территории и на водах Северной Америки милитаризм справляет свои наиболее бешеные оргии. Недавно в «Известиях» была интереснейшая корреспонденция из Нью-Йорка, которую я рекомендовал бы вниманию всех, посвященная так называемому «дню защиты», проведенному недавно в Соединенных Штатах. Корреспонденция не военно-технического, а публицистического характера, но она приоткрывает перед нами и политические и военные перспективы. Морской статс-секретарь (министр), звать его, кажется, Вильбур, сейчас, в эпоху, когда мир едва-едва прошел через так называемую «последнюю» из войн, — Вильбур на национальном празднике американского милитаризма выразился в том смысле, что в разных местах мира вздымаются де против нас страсти, а ничто так не охлаждает страсти, как холодный кусок стали. Когда читаешь эту речь вчерашнего мирного филистера, — думаю, что этот самый Вильбур до империалистической войны торговал либо молочными консервами, либо чикагскими сосисками, — то поражаешься, в какой мере старательно почтенный статс-секретарь копирует давно знакомые речи блаженной памяти Вильгельма Гогенцоллерна. Да и весь этот национально-военный парад до последней степени напоминает приемы, повадки, манеры германского милитаризма в последнее десятилетие, предшествовавшее войне. Не так давно мне пришлось заметить, что психология американского буржуа, пожалуй, еще весьма отстает от его могущества, но психология, прибавлял я, выравнивается, в конце концов, по факторам объективным; должен сказать, что я не думал тогда, что процесс милитаризации зашел так далеко, и что в Америке общественное мнение, которое до недавнего времени водили на удочке пацифизма, квакерства, филантропии, 14-ти пунктов Вильсона и т. п., и т. п., что это американское общественное мнение в недели, предшествующие выборам президента, не только позволит, но и одобрит такого рода милитаристическую инсценировку и такого рода гогенцоллернскую речь морского министра. И не в 17-18 году, когда Америка с оружием в руках «спасала» Европу, а теперь, в 1924 году, когда плательщику налогов приходится расплачиваться за недавно разбитую посуду, — этому я, признаться, не поверил бы еще несколько недель тому назад. Это означает, что богатства американской буржуазии, эти 250 миллионов сил механической тяги, эти 9 миллиардов золотых рублей, накопленных в подвалах банка, превращаются на наших глазах в бешеные пары американского милитаризма. Американский капитал задыхается от полнокровия. В рамках внутреннего рынка он достиг известного предела. Тут может быть только еще частичное развитие, а он развивался до сих пор неистовой спиралью со все возрастающим радиусом, и для того, чтобы эта спираль не сломалась с размаху, ударившись в рамки мирового рынка, американскому капиталу нужно растолкать всех остальных, нужно расширить мировой рынок, а расширить его одними экономическими средствами нельзя, ибо он захвачен и распределен, — тут уж нужно остальных отодвинуть, отбросить силой. Вот отсюда это поистине неистовое развитие милитаризма, как материального аппарата и как милитаристской, наступательной, чисто-гогенцоллернской психологии. Что сталось за это время с американским флотом? Вы знаете, он выравнялся в общем с флотом британским. В военной авиации Соединенные Штаты занимают первое место, в области химии, точно так же. Кстати, во время этого самого «дня защиты» происходил съезд американских химиков и произвел две милитаристские демонстрации: сперва 69 секций Всеамериканского Общества Химиков заявили, что каждая из них по своей специальности работает над делом обороны, а затем председатель съезда от имени 15.000 членов Общества заверил Химическое Управление Военного Министерства в том, что все силы Общества предоставлены в распоряжение дела национальной «обороны». А что означает понятие «обороны» для Америки, для этого гигантского материка, для Соединенных Штатов, которые не имеют возле себя соседей, которые могли бы им угрожать, это совершенно ясно.

Мы входим в эпоху наступательного развертывания американского милитаризма. Чтобы лучше понять его развитие в ближайший период, надо припомнить, как бешено рос германский милитаризм на основе быстрого расцвета германского капитализма. Немецкому капитализму, который пришел позже других, нужно было локтями или бронированными кулаками раздвинуть себе место под солнцем. Та же самая обстановка создается и для американского капитала, только в несравненно более грандиозных пропорциях. А в то же время, благодаря условиям своего географического положения и исторического развития, американский капитализм пользовался до вчерашнего дня и еще пользуется с большей для себя выгодой, сегодня — маской пацифизма. Еще и сегодня агрессивное и наступательное вмешательство американского финансового капитала в дела Европы порождает и питает пацифистские иллюзии в самой Европе. Между тем, по существу американский капитализм и его милитаризм являются сейчас основными нарушителями мирового капиталистического равновесия, т.-е. той анархии, которая называется этим именем. Американский империализм поднимается сейчас над всем миром, как самая наступательная, необузданная и разрушительная сила кровавых переворотов и потрясений. И нам, военным работникам, не упуская из виду непосредственные и ближайшие опасности, надо и этот мировой фактор учитывать при оценке общих военных перспектив мирового масштаба, ибо свою «умиротворительную» работу, т.-е. работу по ограблению и закабалению всего человечества, американский капитал не сможет выполнить одними лишь «сухими» средствами; наталкиваясь на сопротивления, он будет натравливать одно европейское или азиатское государство на другое, финансируя войны как коммерческие предприятия. А мы — не последнее из препятствий на миродержавных путях Соединенных Штатов. Вот почему, заглядывая вперед, нам нужно держать ухо востро!

* * *

Есть в нынешней эпохе, как и всегда, процессы основные и есть процессы второстепенные, подчиненные, надстроечные, временные, или вовсе поверхностные. Мы наблюдаем сейчас и в Европе и в Америке смену правительств. Кто придет к власти в Америке? По всей вероятности, Кулиджа выберут президентом. Но если бы пришел демократ Девис, или если бы пришел даже Лафолет, американский милитаризм продолжал бы идти в гору, агрессивность его продолжала бы возрастать. Кстати, Лафолет считался нашим с вами ближайшим другом, ибо в течение последних лет он вел агитацию за признание Советского Союза, но во время президентских выборов он как воды в рот набрал — и не случайно: Соединенные Штаты, это сейчас единственная страна с наступательными мировыми задачами; с планами, охватывающими весь Земной Шар, — за невозможностью пока-что пробраться на другие планеты. И поскольку их мысли направляются на все мировые пути и, прежде всего, в сторону Китая, как потенциального могущественного рынка с населением в четыреста миллионов душ, они без удовольствия констатируют, что на Китайско-Восточной железной дороге они встретят советских распорядителей и советских рабочих, что в Пекине, в Кантоне и в Шанхае не только над посольством, но уже и над консульствами вздымается советское знамя. Для них не секрет то колоссальное обаяние, которое в среде китайцев имеет знамя Советского Союза. Мировой большевизм есть единственный, настоящий, серьезный и непримиримый враг всякого империализма, а, следовательно, и агрессивнейшего американского империализма. Вот откуда отнюдь не случайная ненависть лидеров американского капитала, вроде Юза, против нас.

Итак, говорю я, есть процессы двоякого порядка: основные и второстепенные; с точки зрения политики мы не можем не учитывать и временных процессов. Появился Макдональд, — не случайно тоже появился! Мы пытались заключить с ним договор, не довели до конца — осложнения в карьере Макдональда помешали. Вернется Керзон, мы и с Керзоном будем вести переговоры. Все это процессы второго, третьего и пр. порядка, а основное — рост противоречий, бешеный рост милитаризма, безвыходность производительных сил, подготовка мировой бойни. Политика обязана считаться и с второстепенными и с третьестепенными явлениями, — иначе это не политика, но направлять основную линию нужно по основным процессам. Для нас вытекает из этого тот вывод, что Красная армия и Красный флот остаются по-прежнему фактором жизни и смерти для революции и Советского Союза. Никакому «ликвидаторству» в области вооруженных сил Советского Союза не может быть и не будет места. Было бы, разумеется, величайшим легкомыслием, если бы мы сказали себе, что можно полегоньку сводить наши вооруженные силы на нет — в связи, с одной стороны, с тем, что к нам как будто бы привыкли, вот уже существуем 7 лет, мозолим глаза капиталистическому миру (а это есть также завоевание — «привыкли» к нам!), а, с другой стороны — нас многие уже признали… Конечно, это тоже не последнее дело, это тоже завоевание, но какого порядка? Второго и третьего порядка, а в основах, в фундаменте международных отношений происходит накопление антагонизма и рост сил милитаризма.

Разумеется, можно уныло сказать: да что же мы тогда означаем с нашей армией и нашим флотом, с нашей военной техникой по сравнению с милитаризмом капиталистической Европы и Соединенных Штатов, что мы означаем, если на все остальное человечество Соединенные Штаты отпустили ровным счетом половину механических сил, половину золота и все прочее в такой же, примерно, пропорции? Несомненно, если бы дело стояло так, что, с одной стороны, Соединенные Штаты и с ними весь капиталистический мир, а, с другой стороны — мы, с нашей армией и нашим флотом, с нашей техникой и нашими ресурсами, то нам давно бы не сдобровать. Но главный залог нашей непобедимости, доколе мы остаемся в капиталистическом окружении, — в тех глубочайших противоречиях, которые раздирают капиталистический мир, государство противопоставляют государству, класс — классу. Это основная гарантия, не теоретическая, а практически проверенная гарантия нашей устойчивости.

«Правда» №253. 5 ноября 1924 г.


Из книги «Куда идет Англия?»

(24 мая 1925 г.)

И если уж искать виновников, то на вопрос о том, кто и что толкает Англию на путь революции, пришлось бы ответить: не Москва, а Нью-Йорк.

Такой ответ может показаться парадоксальным. Тем не менее, он целиком отвечает действительности. Могущественное и все возрастающее мировое давление Соединенных Штатов делает положение британской промышленности, британской торговли, британских финансов, британской дипломатии все более безвыходным и безнадежным.

Соединенные Штаты не могут не стремиться к расширению на мировом рынке, иначе собственной их промышленности грозит удар от полнокровия. Расширяться Соединенные Штаты могут только за счет других экспортирующих стран и, в первую голову, за счет Англии. Ироническую улыбку могут вызвать речи о революционном значении той или иной московской брошюры перед лицом патентованной системы Дауэса, при помощи которой хозяйственная жизнь великого народа берется в стальные тиски американского руководства. Под покровом умиротворения и оздоровления Европы подготовляются величайшие революционные и военные потрясения и конфликты завтрашнего дня. Мистер Юлиус Барнес, близко стоящий к вашингтонскому министерству торговли, предлагает отвести европейским должникам Соединенных Штатов такие участки мирового рынка, на которых бедные и задолжавшие европейские родственники не мешали бы экспансии своего заокеанского кредитора. Содействуя восстановлению европейской денежной системы, Соединенные Штаты лишь разрушают одну инфляционную иллюзию за другой и помогают Европе перевести свою бедность и зависимость на язык твердой валюты. Нажимая на своих должников или давая им отсрочку, кредитуя европейские страны или отказывая им в кредите, Соединенные Штаты создают для них все более и более стесненное, экономически зависимое, в последнем счете безысходное положение, которое и является предпосылкой неизбежных социально-революционных потрясений. Коммунистический Интернационал является сейчас… почти консервативным учреждением по сравнению с Нью-Йоркской биржей. Мистер Морган, мистер Дауэс, мистер Юлиус Барнес — вот атлетические кузнецы грядущих европейских революций.

Свою работу в Европе и во всем мире Соединенные Штаты совершают в значительной мере в сотрудничестве с Англией, через ее посредство. Но для Англии это сотрудничество является только формой возрастающей зависимости. Англия вводит, так сказать, Соединенные Штаты во владение. Сдавая свое мировое господство, английские дипломаты и дельцы рекомендуют своим бывшим клиентам нового владыку мира. Сотрудничество Америки с Англией прикрывает глубочайший мировой антагонизм между этими двумя державами и подготовляет грозные конфликты будущего, может быть, не столь отдаленного.

В рамках этого краткого предисловия не место говорить о судьбах самой Америки. Ясно, что нигде капитал не чувствует себя сегодня так прочно, как здесь. Американский капитал чудовищно возрос и окреп сперва за счет войны в Европе, а ныне — путем ее «умиротворения» и «восстановления». Но американский капитализм, при всем своем могуществе, является не самодовлеющим целым, а частью мирового хозяйства. Более того: чем могущественнее становится промышленность Соединенных Штатов, тем глубже и теснее ее зависимость от мирового рынка. Загоняя Европу все больше в тупик, американский капитал подготовляет войны и революционные потрясения, которые затем страшным рикошетом ударят по хозяйству Соединенных Штатов. Такова перспектива для самой Америки. На линии революционного развития Америка занимает лишь вторую очередь. Американская буржуазия будет еще иметь возможность наблюдать великое крушение своей старшей европейской сестры. Но и для американского капитала пробьет неотвратимый час. Магнаты американских трестов, великие плантаторы, нефтяники и экспортеры, миллиардеры Нью-Йорка, Чикаго и Сан-Франциско неудержимо, хотя и бессознательно, выполняют свое революционное предназначение. Американский пролетариат в конце концов выполнит свое.

* * *

За время войны гигантский экономический перевес Соединенных Штатов развился и обнаружился полностью и целиком. Выход Соединенных Штатов из стадии заокеанского провинциализма сразу сдвинул Великобританию на второстепенное место.

«Сотрудничество» Америки с Великобританией есть та мирная пока форма, в которой происходит дальнейшее, все более глубокое отступление Англии перед Америкой.

Это «сотрудничество» может направляться в тот или другой момент против третьего; тем не менее, основным мировым антагонизмом является англо-американский, и все остальные антагонизмы, более острые в данный момент и более непосредственно угрожающие, могут быть поняты и оценены только на основе англо-американского антагонизма.

Англо-американское «сотрудничество» так же подготовляет войну, как эпоха реформ подготовляет эпоху революции. Именно тот факт, что Англия на пути «реформ», т.-е. вынужденных сделок с Америкой, будет очищать одну позицию за другой, заставит ее, в конце концов, сопротивляться.

Производительные силы Англии и, прежде всего, ее живая производительная сила, пролетариат, не соответствуют более месту Англии на мировом рынке. Отсюда — хроническая безработица.

* * *

Одним из условий «сотрудничества» Англии с Америкой является выплата гигантского британского долга Америке без надежды когда либо получить уплату долгов со стороны континентальных государств. Экономическое соотношение сил этим еще более изменяется в пользу Америки.

5 марта этого года Английский Банк поднял учетный процент с 4 до 5 вслед за Нью-Йоркским Федеральным Банком, который повысил свой процент с 3 до 312. В лондонском Сити очень болезненно почувствовали это резкое напоминание о денежной зависимости от заатлантического кузена. Но что поделаешь? Американский запас золота составляет приблизительно 9 миллиардов рублей, тогда как английский не превосходит 112 миллиарда, т.-е. в шесть раз меньше. В Америке — золотое обращение, тогда как Англия лишь делает отчаянные усилия, чтобы восстановить его. Естественно, если на повышение учета в Америке с 3 до 312 Англия вынуждена откликнуться повышением с 4 до 5 процентов. Эта мера ударяет по английской торговле и промышленности, удорожая необходимые средства. Таким образом Америка на каждом шагу указывает Англии ее место, в одном случае — приемами дипломатического нажима, в другом — мерой банковского характера, всегда и везде — давлением своего колоссального экономического перевеса*.

* С того времени, как была написана наша работа, английское министерство приняло ряд мер законодательного и банковско-финансового характера, обеспечивающих переход к золотой валюте. Мы имеем здесь как бы «крупную победу» английского капитализма. На самом деле, ни в чем упадок Англии не выражается ярче, как в этом финансовом достижении. Англия вынуждена была совершить эту дорогостоящую операцию под давлением полновесного американского доллара и финансовой политики своих собственных доминионов, которые все более ориентировались на доллар, поворачивая спину фунту стерлингов. Совершить последний скачок к золоту Англия не смогла без крупной финансовой «помощи» Соединенных Штатов. Но это значит, что судьба фунта стерлингов попадает в непосредственную зависимость от Нью-Йорка. Соединенные Штаты получают в свои руки могущественное орудие финансовой репрессии. За эту зависимость Англия вынуждена платить высоким процентом. Высокий процент ложится на хворающую и без того промышленность. Чтобы препятствовать экспорту своего золота, Англия вынуждена подсекать экспорт своих товаров. В то же время она не может отказаться от перехода к золотой валюте, не ускоряя своего упадка на мировом рынке капиталов. Это фатальное стечение обстоятельств вызывает чувство острого недомогания у правящих кругов Англии и порождает злое, но бессильное ворчание самой консервативной печати. «Дэйли Мэйль» пишет:…

«Принимая золотой базис, английское правительство дает возможность федеральным банкам (практически находящимся под влиянием правительства Соединенных Штатов) в любой момент инсценировать в Англии денежный кризис… Английское правительство подчиняет всю финансовую политику своей страны чужой нации… Британская империя отдается в заклад Соединенным Штатам». «Благодаря Черчиллю, — пишет консервативная газета «Дэйли экспресс», — Англия попадает под пяту американских банкиров».

Еще решительнее выражается «Дэйли Кроникл»:

«Англия фактически низводится на положение сорок девятого штата Америки».

Ярче и выразительнее сказать нельзя. На все эти резкие самообличения — без выводов и перспектив — министр финансов Черчилль отвечает в том смысле, что Англии ничего другого не остается, как привести свою финансовую систему в соответствие с действительностью (with reality). Слова Черчилля означают: мы стали неизмеримо беднее, Соединенные Штаты неизмеримо богаче; нам надо либо сражаться с Америкой, либо подчиниться ей; ставя судьбу фунта стерлингов в зависимость от американских банков, мы лишь переводим наш общий экономический упадок на язык валюты; нельзя прыгнуть выше собственной головы; надо быть «в согласии с действительностью».

Англия все более оттесняется ныне на задний план. Этот неотвратимый процесс и создает революционную ситуацию. Английская буржуазия, вынужденная смиряться перед Америкой, отступать, лавировать, выжидать, преисполняется величайшего ожесточения, которое в грозных формах обнаружится в гражданской войне.

* * *

В решающей борьбе против пролетариата английская буржуазия будет пользоваться наиболее могущественной поддержкой буржуазии Соединенных Штатов, тогда как английский пролетариат будет опираться в первую голову на рабочий класс Европы и на угнетенные народные массы британских колоний.

«Куда идет Англия?» стр. 4, 6, 11-14, 144, 145.


Из речи «К вопросу о стабилизации мирового капитализма»

(25 мая 1925 г.)

Тов. Варга ставил такой вопрос: развиваются ли капиталистические производительные силы или нет? и взвешивал мировую продукцию для 1900 года, 1913 года и для 1924 года, при чем он суммировал Америку, Европу, Азию и Австралию, — это для решения вопроса о стабилизации капитализма не годится. Революционную ситуацию таким путем измерить нельзя, — можно измерить мировую продукцию, но не революционную ситуацию, потому что революционная ситуация в Европе, в данных исторических условиях, определяется в очень значительной мере антагонизмом американской и европейской продукции, а внутри Европы — взаимоотношением германской продукции и английской, конкуренцией между Францией и Англией и проч. Эти антагонизмы и определяют ближайшим образом революционную ситуацию, по крайней мере в ее экономической основе. Что производительные силы в Америке возросли за последнее десятилетие, в этом нельзя сомневаться; что производительные силы в Японии выросли за время войны и растут сейчас, сомнения нет; в Индии тоже росли и растут. А в Европе? В Европе в общем и целом не растут. Поэтому основной вопрос решается не суммированием продукции, а анализом экономического антагонизма: суть в том, что Америка, а отчасти Япония загоняет Европу в тупой переулок, не дают выхода ее производительным силам, частично выросшим за время войны.

* * *

Конечно, не может быть и речи о том, чтобы Америке удалось организовать хаос мирового рынка и таким образом обеспечить устойчивость капитализма на долгие годы, если не навсегда. Наоборот, оттесняя европейские страны на все более и более узкие участки, Америка подготовляет новое, еще небывалое обострение международных отношений, и америко-европейских и внутриевропейских. Но в данной стадии развития Америка осуществляет целый ряд своих империалистических целей «мирным», почти «филантропическим» путем.

* * *

То, что было официально применено по отношению к Германии, то, что назрело по отношению к Франции, — система Дауэса, — сейчас, по крайней мере частично намечается и по отношению к Англии. Это, конечно, вовсе не значит, что Америке удастся довести до конца и стабилизировать «дауэсизацию» Европы. Об этом не может быть и речи. Наоборот, дауэсизация, дающая сегодня перевес «пацифистским» тенденциям, обостряет безвыходность Европы и подготовляет величайшие взрывы.

* * *

Но восстановляя свои элементарнейшие экономические функции, европейские страны восстановляют все свои антагонизмы, наталкиваясь друг на друга. Поскольку могущество Америки заранее втискивает восстановительный процесс Европы в узкие рамки, постольку антагонизмы, непосредственно приведшие к империалистской войне, могут возродиться раньше, чем будет восстановлен хотя бы довоенный уровень производства и торгового оборота. Это означает, что под финансово-«пацифистским» контролем Америки, несмотря на сегодняшнюю «видимость», происходит не смягчение, а обострение международных противоречий.

* * *

Все «сотрудничество» Америки и Англии состоит в том, что Америка в рамках мирового «пацифистского» сотрудничества — все больше и больше оттесняет Англию, пользуясь ею как проводником, как посредником, маклером в дипломатической и коммерческой области… Мировой удельный вес английской и всей вообще европейской экономики падает, — между тем экономическая структура Англии и центрально-западной Европы выросла из мировой гегемонии Европы и на эту гегемонию рассчитана. Это противоречие, неустранимое, неотвратимое, все углубляющееся, и есть основная экономическая предпосылка революционной ситуации в Европе. Таким образом охарактеризовать революционную ситуацию вне антагонизма Соединенных Штатов и Европы, мне кажется, абсолютно невозможно, и это — основная ошибка тов. Варга.

* * *

Золотая стабилизация фунта стерлингов есть несомненный элемент «упорядочения», но в то же время стабилизация валюты лишь ярче, точнее обнаруживает общий упадок Англии и ее вассальную зависимость от Соединенных Штатов.

Нам надо в наших оценках выйти из европейского провинциализма. До войны мы мыслили Европу как вершительницу судеб мира, и вопрос революции мы мыслили национально и европейски-провинциально, по Эрфуртской программе. Но война показала, обнаружила, вскрыла и закрепила самую нераздельную связь всех частей мирового хозяйства. Это есть основной факт, и мыслить о судьбе Европы вне связей и противоречий мирового хозяйства нельзя. А то, что в последнее время происходит каждый день и каждый час, — показывает на мировом рынке рост американского могущества и рост европейской зависимости от Америки. Нынешнее положение Соединенных Штатов напоминает в некоторых отношениях положение Германии до войны. Это тоже выскочка, который пришел тогда, когда весь мир уже поделен, но Америка отличается от Германии тем, что она неизмеримо могущественнее Германии, она может реализовать многое и многое, не извлекая непосредственно меча, не применяя оружия. Америка заставила Англию порвать японо-английский договор. Как это она сделала? Без извлечения меча. Америка заставила Англию признать равенство ее флота с американским, тогда как все традиции Англии покоились на неоспоримом первенстве британского флота. Чем она этого достигла? Давлением своего экономического могущества. Она навязала Германии режим Дауэса. Она заставила Англию уплатить ей долги. Она толкает Францию к уплате долгов, а для этого заставляет ее ускорить возвращение к твердой валюте. Что все это означает? — Новый колоссальный налог на Европу в пользу Америки. Передвижка сил от Европы к Америке продолжается. Хотя вопрос сбыта — не первичный вопрос, но Англия упирается в вопрос сбыта, как в вопрос жизни и смерти, и разрешить его она не может. Безработица есть та язва, которая подтачивает организм Англии. Все буржуазно-экономическое и политическое мышление Англии насквозь пропитано пессимизмом.

* * *

«Опасность» не в том, что в Европе устанавливается такая стабилизация, такое возрождение экономических сил капитала, при котором революция отодвинется в туманное будущее, — нет, не в этом опасность, а скорее уже в том, что революционная ситуация может сложиться настолько скоро и остро, что к этому времени не успеет еще сложиться достаточно закаленная коммунистическая партия. В эту сторону и должно быть направлено все наше внимание. Так мне представляется в общем и целом европейская обстановка.

 

Из брошюры «К вопросу о стабилизации мирового капитализма», стр. 26, 27, 28, 29, 32, 39, 40.


Из речи «К вопросу о тенденциях развития мирового хозяйства»

(18 января 1926 г.)

Мне не ясно у проф. Кондратьева, каким образом он доказывает, что американские производительные силы передвигаются теперь от Америки к Европе. Этого я абсолютно не могу понять. Тут я прямо скажу: убей, не пойму. В каких размерах, в каких пределах, какой удельный вес этого процесса, этой передвижки? это надо учесть и, мне кажется, в этом основа. Что означают такие частичные перемещения? Если принять во внимание тот общепризнанный факт, что гегемоном мирового хозяйства является Америка, то делать какие бы то ни было прогнозы относительно европейского развития или революции, не учитывая растущего миродержавного положения Соединенных Штатов, значит писать счет без хозяина. Я думаю, что это теперь стало общепризнанным и спорить об этом не нужно.

Так вот, если так рассматривать Америку и если иметь в виду, что Америке нужна Европа, Европа, которая была бы достаточно сильна, чтобы оплачивать ей проценты, приобретать у нее те товары, которых она в других местах сбыть не может, и в то же время достаточно слаба, чтобы не представить для Америки ни опасности в смысле вытеснения ее с рынков, ни в смысле сопротивления ее экспансии, — я не говорю о военной опасности, морской опасности или опасности десантной войны, — то станет ясно, что у Америки есть для Европы определенная линия, отведен определенный угол, и в рамках этого угла Америка должна Европу держать.

Это ее политика. Этим объясняется ее душительская пацификаторская роль по отношению к Европе. Она поступает, как поступил бы, скажем, расчетливый мощный банкир, который финансирует несколько конкурирующих друг с другом трестов. Он хочет от каждого из них иметь свой процент. Те конкурируют друг с другом. Они могут ненароком друг друга разорить. Разорение одного есть разорение другого, это есть опасность убытков и этого допустить нельзя. И вот вся политика такого банкира будет сводиться к тому, чтобы прежде всего обеспечить свои проценты, не уничтожая, конечно, конкуренции, потому что это дало бы их объединению такую степень эмансипации, которая бы угрожала его банкирскому самодержавию. С другой стороны, допускать до полного взаимного уничтожения их также нельзя, потому что это уничтожает его собственные барыши. Это грубое сравнение, но в основе правильное, тем более правильное, что Америка действительно от промышленного капитализма переходит к промышленно-финансовому капитализму более высокого банкирско-ростовщического типа. Таково отношение Америки к Европе.

* * *

Если Америка пойдет в ближайшие 15 лет вверх, то это будет за счет Европы. А что это обозначает для Европы? Для Европы это будет революционная перспектива. А задержка экономического развития Америки что обозначает? Это обозначает бешеный рост американского милитаризма, ибо задержанные экономические пары найдут выход в этом направлении. Совершенно верно, что капитал, тяжелая металлургия будут требовать от президента, от правительства, от сената: стройте суда, расширяйте программы!

«Плановое хозяйство» 1926 г., №1, стр. 190, 191, 195.


Из статьи «Куда идет Англия?» (О темпе и о сроках).

Неизмеримый промышленный и финансовый перевес Соединенных Штатов Северной Америки над Англией есть факт, значение которого будет в дальнейшем только возрастать. Нет и не может быть таких обстоятельств, которые могли бы ослабить убийственные последствия, вытекающие для Англии из ни с чем не сравнимого американского превосходства.

Если так называемое умиротворение Европы продолжится, оно принесет с собой возрождение и усиление германской конкуренции, а если умиротворение сменится военным или революционным кризисом, этот последний ударит по хозяйству Великобритании.

Новые изобретения и в дальнейшем дадут преимущества более сильному, т.-е. не Великобритании, а Соединенным Штатам. Что «другая сторона», т.-е. буржуазия, сознает опасность и будет бороться против нее всеми средствами, — это бесспорно. Но ведь это и есть важнейшая политическая предпосылка революции. Совершенно чудовищной является, наконец, надежда на спасительную руку Америки. Что в случае гражданской войны в Англии Америка попытается помочь буржуазии, это более, чем вероятно, но означает лишь, что и английскому пролетариату придется искать союзников за границами страны. Мы думаем, что он их найдет. Отсюда вытекает, что английская революция неизбежно примет интернациональный размах. Против этого мы меньше всего собираемся спорить. Но критик наш хочет сказать другое. Он выражает надежду на то, что Америка настолько облегчит существование английской буржуазии, что поможет ей вообще избежать революции. Лучше этого ничего выдумать нельзя! Каждый новый день свидетельствует, что американский капитал является тем историческим тараном, который намеренно и ненамеренно наносит самые сокрушительные удары мировому положению и внутренней устойчивости Англии. Это, однако, нисколько не мешает нашему левому критику надеяться на то, что американский капитал любезно потеснится в интересах британского. Для начала следует, очевидно, ждать, что Америка откажется от уплаты английского долга; передаст безвозмездно британскому казначейству 300 миллионов долларов, являющихся резервом британской валюты; поддержит в Китае политику Великобритании; может быть, передаст еще британскому флоту несколько новых крейсеров и переуступит английским фирмам свои канадские акции со скидкой в 50 проц. Словом, следует ждать, что вашингтонское правительство передаст руководство государственными делами в руки АРА, подобрав для этого наиболее человеколюбивых квакеров.

«Правда» №34, 11 февраля 1926 г.