Протоколы 2 съезда, выдержки.

 

Лев Троцкий был одним из двух делегатов от Сибирского союза. Он часто и яростно выступал на съезде против противников «Искры», Бунда и экономистов, и за свое усердие заработал прозвище «дубинка Ленина».

— Искра-Research.

Заседание 3.

18 (31) июля 1903 г.

Троцкий. Мне непонятны возражения против приглашения на съезд польских товарищей, возражения, основанные на уставе созыва съезда. Этот устав был выработан Организационным комитетом на основании норм, созданных первым съездом, и служил ему руководством. Но раз съезд созван, он вправе приглашать новых товарищей, если найдет это нужным. Польских товарищей предлагают пригласить с совещательным голосом. Если польские товарищи заявят нам, что они считают себя частью российской партии, у нас не будет оснований не дать им решающего голоса. Возражают, что это преждевременно: наш будущий ЦК вступит с ними в сношения и сделает все для объединения. Конечно! Но если польские товарищи заявят о своей принадлежности к партии, то будет делом справедливости дать им возможность влиять на образование самого Центрального Комитета. Настаиваю на приглашении польской социал-демократии.

Либер. Аргументация Троцкого очень странна. Если Организационный комитет не имел права пригласить польскую социал-демократию, то съезд это право имеет. С этим мнением я не согласен. Съезд не может отвергнуть всю предварительную работу и изменить устав. Если бы Организационный комитет предпринял шаги к сближению с латышами и литовцами, то дело обстояло бы иначе. Судя по докладу Организационного комитета, этого сделано не было. Организации являлись на вполне определенный съезд, который не может смотреть на себя, как на инстанцию, которая может изменить решительно все, даже устав. Польские товарищи не представили никакой резолюции, которая уяснила бы нам желаемое ими отношение к российской социал-демократии и нет никаких оснований пригласить их.

Ленин. Я не вижу веских доводов против приглашения. Организационный комитет сделал первый шаг к сближению польских товарищей с русскими. Пригласив их на съезд, мы сделаем второй шаг по этому же пути. Никаких осложнений я от этого не вижу.


Заседание 28.

5 (18) августа 1903 г.

Ленин. Бюро обсуждало заявление тт. Мартынова и Акимова, поданное ими в утреннем заседании. Я не буду касаться мотивировки, хотя она неправильна и чрезвычайно странна. Никто нигде не заявлял о закрытии «Союза», и тт. Мартынов и Акимов сделали неправильное косвенное заключение из решения съезда о «Лиге». Но даже и закрытие «Союза» не может лишить делегатов права участвовать в работах съезда. Точно так же съезд не может допустить отказа от участия в голосовании. Член съезда не может только утверждать протоколы и не участвовать в остальных его работах. Бюро не предлагает пока никакой резолюции и ставит вопрос этот на обсуждение съезда. Заявление Мартынова и Акимова до последней степени ненормально и противоречит званию члена съезда.

Мартынов. Ленин говорит, что наше заявление до последней степени ненормально, но это ненормальное положение не нами создано. Мы здесь присутствовали, как делегаты организации, имеющей право голоса. Съезд, уничтожив организацию, уничтожил право наше на делегацию. В порядке дня вопрос об уничтожении и утверждении организации отложен на самый конец. Если же съезд не успел бы решить этот вопрос, то он передал бы на решение Центрального Комитета. Что же касается «Союза», то вопрос о нем уже решен в исключительном порядке, причем съезд не дал себе труда даже выслушать наш доклад. Повторяю, положение создано не нами, а съездом. Теперь нам остается только выслушать протоколы. Если бы протоколы были уже утверждены, то мы немедленно ушли бы со съезда .

Павлович [Красиков]. Я не совсем понимаю т. Мартынова. Принять известный принцип — не значит еще немедленно провести его в жизнь. Мы приняли устав, но это не значит, что он немедленно вступает в силу и что этим уничтожается немедленно какая-нибудь организация.

Троцкий. Заявление Мартынова в высшей степени странно. Если мы даже уничтожили организацию, то это не значит, что этим мы лишаем делегатов нрава голоса. Если бы съезд нашел, что в интересах партии уничтожить Бакинский комитет, например, для постановки хотя бы дела транспорта, то делегаты его, участвуя в этом решении, продолжали бы оставаться членами съезда. То же касается и «Союза». Раз, по мнению Акимова и Мартынова, мы уничтожили организацию, то мы уничтожили ее целиком, а не частично. И более последовательно было бы с их стороны уйти совершенно со съезда и являться только для утверждения протоколов. Заниматься же частичным самоубийством нелогично. Они заявляют, что не хотят участвовать в работах съезда, т. е. желают остаться только объективными зрителями; такой роли на съезде нет.

 

«Второй съезд РСДРП, Протоколы», Гос. издательство политической литературы. Москва, 1959 г.