Разложение сионизма и его возможные преемники.

Недавнее покушение русского студента-сиониста на жизнь Макса Нордау снова напомнило о сионистских распрях, возгоревшихся на происходившем осенью Базельском конгрессе. — Л.Т.

В 1903 г. внутри сионистского движения разгорелись страстные споры вокруг планов сделать британскую африканскую колонию, Уганду, «еврейским домом». 19 декабря 1903 г. в Париже на вечере в честь еврейского праздника Ханука 27-летний студент-сионист из России, Хаим Целиг Любан, выстрелил в Нордау, промахнулся и ранил другого человека. — /И-R/

Последний сионистский конгресс* был демонстрацией бессилия. Люди съехались со всех концов мира, чтобы громогласно заявить: «Мы не подвинулись ни на шаг. Мы исчерпали себя. Мы израсходовали все фонды доверия к нашим методам деятельности. И мы не видим ничего впереди. Султан приласкал г. Герцля** (впрочем: кто это видел?), может быть он приласкает его еще раз — а дальше?»

* Сионизм — националистическое движение еврейской буржуазии, направленное к созданию самостоятельного еврейского государства в Палестине. Первый конгресс сионистов, на котором были объединены все разрозненные до того палестинофильские группы, был открыт 29 августа 1897 г. в Базеле. На этом конгрессе была впервые выработана программа сионистов, основные задачи которой были определены следующим образом:

«Сионизм стремится создать для еврейского народа обеспеченное законом убежище в Палестине. Для достижения этой цели конгрессом рекомендуется: 1) целесообразное поощрение колонизации Палестины евреями — землепашцами, ремесленниками и рабочими; 2) группировка и сплочение всего еврейства посредством общих и местных учреждений, устроенных на законных основаниях; 3) укрепление еврейского национального чувства и народного самосознания; 4) предварительные меры для получения согласия правительств на осуществление задач сионизма».

Второй Базельский конгресс состоялся в августе 1898 г. На нем было принято постановление об организации еврейского колониального банка, который должен был финансировать массовое переселение евреев в Палестину. Третий Базельский конгресс, происходивший в августе 1899 г., выдвинул вопрос о получении права на колонизацию Палестины. Право на колонизацию должно было быть получено от турецкого султана, так как Палестина входила в состав Турецкой империи. Четвертый и пятый конгрессы провозглашают необходимость развития и укрепления национального чувства в массах еврейского народа и ставят в центр сионистской деятельности ведение культурнической работы среди евреев во всех государствах. До четвертого конгресса какая бы то ни была работа среди евреев в диаспоре считалась недостойной сиониста. Всё должно было быть подчинено единой мысли о Сионе. На шестом Базельском конгрессе (1903 г.) вождь сионизма, Герцль, разочаровавшись в возможности колонизации Палестины, внес предложение о замене Палестины Угандой (в восточной Африке). Это предложение встретило резкий протест со стороны сторонников палестинской территории и раскололо конгресс на два лагеря.

Вопрос об Уганде был передан на рассмотрение специально избранной комиссии, которая на седьмом конгрессе (1905 г.) высказалась против плана колонизации Уганды. Конгресс, после долгой борьбы, вынес резолюцию о необходимости строго придерживаться первой Базельской программы, признающей Палестину единственной территорией, пригодной для создания еврейского государства. Внутреннее разложение в сионизме, так ярко проявившееся на шестом конгрессе, с тех пор уже не прекращалось.

Сионизм был одно время сильно распространен среди еврейских масс в России, особенно в среде мелкой буржуазии, торговцев, ремесленников и т. д. Октябрьская Революция, одним ударом разрешившая национальный вопрос, лишила сионизм всякого влияния в России.

Часть еврейской буржуазии, заселившая Палестину, образовала там под покровительством Англии «самостоятельное государство». — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

** Герцль, Теодор (1860—1904) — признанный вождь сионизма. В молодости занимался литературной деятельностью. Дело Дрейфуса и растущее антисемитское движение привлекают его внимание к еврейскому вопросу. В 1896 г. он выпускает книгу «Еврейское государство», в которой доказывает, что создание самостоятельного еврейского государства в Палестине является единственным средством к восстановлению нормальных условий жизни для еврейских масс. Вскоре после издания этой книги Герцль завязывает сношения с уже ранее существовавшими студенческими палестинофильскими группами и в 1898 г. созывает первый конгресс в Базеле, организационно положивший начало сионизму. С этого времени Герцль поднимает энергичную кампанию за свои сионистские идеи. Он посещает руководителей главных европейских правительств и ведет с ними переговоры относительно переселения евреев в Палестину. Несколько раз Герцль ездил к турецкому султану, добиваясь концессии на колонизацию Палестины. Потерпев неудачу в этих переговорах, он отказывается от мысли о палестинской территории и пытается заменить Палестину Угандой (в восточной Африке). Проект колонизации Уганды вызвал, однако, на шестом сионистском конгрессе резкую оппозицию палестинофилов. К концу своей жизни Герцль начал сознавать утопичность идеи массового переселения евреев и искусственного создания еврейского государства. Под его руководством сионизм переносит центр тяжести своей работы на развитие и укрепление в еврейском народе узко-национальных настроений. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

Холокост и истребление 6 миллионов европейских евреев во время 2-й Мировой войны вдохнули искусственную жизнь в сионистский проект и государство Израиль было создано на основах, во-первых, лжи о «пустой Палестине», во-вторых, постоянных войн и полицейского террора против местного арабского населения и военных услуг в интересах американской империалистической гегемонии. — /И-R/

Да, что дальше? Ответ должен был быть найден. Метод мышления отказывал в реальном ответе, психология отчаяния подсказывала фикцию — жалкую, выморочную. Г. Герцль предложил постучаться в Африку. Сношения с Чемберленом или Эдуардом VII* — дело идет о британских владениях — Герцль берет, разумеется, на себя. Ему не в первый раз ходатайствовать пред князьями мира за «свой» народ. Этот беззастенчивый авантюрист все еще пожинал на Базельском конгрессе бурные рукоплескания. На съезде представителей «еврейского народа» не нашлось ни одной руки, которая занесла бы бич негодования над этой отталкивающей фигурой… Только истерические рыдания романтиков Сиона огласили в известный момент зал заседаний: Герцль обещал Палестину — и не дал ее.

* Чемберлен, Джозеф (1836—1914) — один из виднейших деятелей английского империализма. Член радикальной партии и один из ее руководителей вплоть до 1885 г. С 1880 по 1885 г. — министр торговли в либеральном министерстве Гладстона. При расколе либералов на сторонников империалистической политики и протекционизма и на сторонников свободы торговли, Чемберлен переходит на сторону первых. В 1885 г., вследствие разногласий с Гладстоном по вопросу о «гомруле», т.-е. о предоставлении Ирландии собственного парламента и широкого местного самоуправления, выходит из министерства и из радикальной партии. Вскоре после этого он становится одним из руководителей либеральной унионистской партии (националистической партии крупного капитала), являющейся выразительницей политики английского империализма. К концу 90-х гг. Чемберлен назначается министром колоний и остается им до 1905 г. Это назначение знаменовало собою вступление Англии на путь активного империализма. Ярый сторонник империалистического расширения и первый колониальный министр Англии после ее окончательного вступления на путь империалистической политики, Чемберлен получил заслуженное прозвище отца английского империализма.

Эдуард VII — король Англии, вступил на престол в 1901 году, умер в 1910 году. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

Впрочем «вождь» не отказывается от Палестины. Его поход в Африку только военная (или, скорее, коммерческая) диверсия. Вот в каких «образах» выясняет свои политические планы г. Герцль, защищаясь от нападок бедных рыцарей — «чистого» сионизма. «Положим, — пишет он в «Welt»* после конгресса, — что я хочу приобресть себе дом, хотя бы даже мой, перешедший в чужие руки, отчий дом, — я ведь не отдал себя всецело на милость теперешнего собственника. Я, может быть, сделаю ему прямое предложение (г. Герцль отправляется к султану). Но если он на это не пойдет, если он остается несговорчивым (султан оказался, как мы знаем, гостеприимным, но «несговорчивым»), то я, может быть, даже в известный момент заявлю, что я от дела отказываюсь. Я изберу дом поблизости или даже в какой-нибудь отдаленной улице (намек на Африку) и поведу о нем серьезные переговоры… И так дальше», — многозначительно добавляет «вождь» и — умолкает. Вы понимаете, какой это дьявольски коварный план? Притвориться, что покупаешь отечество в отдаленной улице, усыпить мнимо-«серьезными переговорами» на стороне бдительность султана, а затем… затем исторгнуть у него Палестину и преподнести ее еврейскому народу. Одно только смущает нас: что, если статья г. Герцля будет переведена на турецкий язык и представлена султану? Ведь и он тоже может догадаться, какая адская западня скрыта для него за словами «и так дальше».

* «Die Welt» — центральный орган сионистов, издававшийся на немецком языке в Берлине. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

Как видите, далее этого идти в нахальной «дипломатической» вороватости нельзя. Но нельзя также далее поддерживать жизнь сионизма подобными аляповатыми притчами.

Сионизм исчерпал свое нищенское содержание, и Базельский конгресс был, повторяем, демонстрацией его разложения и его бессилия. Г. Герцль может еще некоторое время прицениваться к тому или другому «отечеству»; десятки интриганов и сотни простаков еще могут поддерживать его авантюры, но сионизм, как движение, уже приговорен к лишению всех прав — на будущее. Это ясно, как полдень.

К такому выводу пришел и автор брошюры «VI сионистский конгресс в Базеле», изданной Бундом. «Ликвидация сионизма началась». Бесспорно. Но кому достанется его клиентела? Другими словами: как распределятся те общественные элементы, которые питались им? «Под ним (сионизмом), — говорит автор, — скрываются вполне реальные интересы известных слоев, и при наличности этих интересов движение не исчезнет, не оставив себе преемника… Будут новые враги, будет новая борьба». Кто же будет этим преемником? Разумеется, разложение сионизма будет, вместе с тем, политическим расчленением того конгломерата общественных слоев, какой представляет собой эта «партия». Для нас в данном случае представляет интерес дальнейшая судьба сионистской левой, состоящей из интеллигентных и полуинтеллигентных представителей буржуазной демократии.

Разочаровавшаяся в сионизме, а значит и потерявшая веру в исход из Египта черты еврейской оседлости при помощи «политики» забеганий с черного крыльца; толкаемая в оппозицию сапогом самодержавно-полицейской репрессии; вынуждаемая к нелегальным методам самообороны правительственной практикой кишиневских и гомельских событий*, — бывшая левая сионизма будет неизбежно вдвигаться в революционные ряды. Современная национальная позиция Бунда, оторвавшегося от партии, облегчит этот процесс. Армия Бунда станет пополняться теми, в ком только что цитированный автор хочет почему-то непременно видеть «будущих врагов». Почему же? Они могут стать и добрыми друзьями. И, вообще говоря, нельзя желать ничего лучшего, как превратить врага в друга. Остается только спросить: способен ли Бунд безболезненно ассимилировать демократическое крыло отчаявшихся сионистов? И мы боимся, что на этот коренной вопрос нельзя ответить утвердительно.

* Еврейские погромы: в Кишиневе 6-7 апреля 1903 г.: убито около 50, искалечено около 600 человек; в Гомеле в конце августа-начале сентября 1903 г.: убито более 12, ранено около 50 человек. — /И-R/

Не раз указывалось, что националистические тенденции проникли в Бунд из буржуазных сфер сионизма. Но такое утверждение может показаться абсурдным. Разве не вскрывали публицисты Бунда реакционный характер сионизма? Разве не ведет Бунд с этим течением ожесточенной борьбы? Разве имя Бунда не вызывает у доброго сиониста припадков бешенства? Все это совершенно верно. Но дело в том, что именно внутренняя логика этой самой борьбы с сионизмом и вливала националистическое содержание в политическую агитацию Бунда. Политическая борьба чаще всего бывает в то же время политической конкуренцией, в которой многому научаются от врага. Находясь в атмосфере повышенного национального самочувствия, имея самодержавие перед собой и сионизм за собою, Бунд должен был настаивать на том, что именно он представляет подлинные национальные интересы еврейских масс. Став на эту почву, он оказался не в силах установить настоящее соотношение между национальным и классовым моментами. Тут над частной судьбой Бунда тяготела трагическая судьба нашей партии после 1898 г. Организационная изолированность «Бунда» вогнала революционную энергию его работников в тесный резервуар и безжалостно сдавила — по-видимому, надолго — политический горизонт его вождей.

«Чем меньше число индивидуумов, участвующих в данном общественном движении, чем в меньшей степени движение это является движением массовым, — тем меньше выступает в нем наружу всеобщее и закономерное, тем больше преобладает в нем случайное и личное» (Каутский, «Соц. революция»). Пролетарская партия может ограничиваться только политическими, т.-е. государственными рамками. Лишь в этом случае «всеобщее и закономерное», т.-е. принципы социал-демократии, залягут в основу движения. Сфера деятельности Бунда характеризуется не государственным, а национальным признаком. «Бунд — организация еврейского пролетариата», — ко времени первого съезда это положение имело не политический, а технический (в широком значении) смысл. Бунд был партийной организацией, приспособленной для работы в тех местах, где большинство населения говорит на еврейском языке. При «попустительстве» партии, которая, в силу своей раздробленности, слишком часто играла роль торжественной фикции, «случайное» или «частное» получило преобладание над «общим» и «закономерным». Организационно-технический факт возвел себя в национально-политическую «теорию». Пятый съезд Бунда*, предшествовавший второму съезду партии, выдвигает, как известно, новый тезис: «Бунд — социал-демократическая, неограниченная в своей деятельности никакими районными рамками организация еврейского пролетариата и входит в партию в качестве его единственного представителя». Так разрешилась внутри Бунда тяжба между частным и всеобщим. Если прежде, по крайней мере, по замыслу, Бунд был представителем социал-демократической партии в среде еврейского пролетариата, то теперь он превращается в представителя интересов еврейского пролетариата пред социал-демократической партией. Мало того. «Выступление от имени всего пролетариата определенной территории, на которой, кроме других, входящих в партию организаций, действует и Бунд, допустимо лишь при участии последнего». Все передвинулось: классовая точка зрения подчиняется национальной, партия ставится под контроль Бунда, всеобщее отдается под начало частному.

* V съезд Бунда — происходил в июне 1903 г. Решительно покончив с наиболее явными остатками экономизма и террористически-эсеровскими уклонами в рядах Бунда, V съезд особенно горячо обсуждал вопросы национального характера. Требования полной автономии Бунда, как единственного представителя еврейского пролетариата, преобладали на съезде. Съезд принял решение, которое, ввиду его большого интереса, приводим целиком:

«§ 1. Положение Бунда в партии определяется следующими пунктами:

§ 2. Бунд — социал-демократическая, неограниченная в своей деятельности никакими районными рамками организация еврейского пролетариата и входит в партию в качестве его единственного представителя.

§ 3. В Центральный Комитет, Заграничный Комитет и на съезды партии Бунд избирает свое представительство. Способ представительства должен быть основан на принципах одинаковых для всех входящих в партию частей. Примечание. Организации местные и районные не признаются в этом отношении отдельными частями партии.

§ 4. Программой Бунда считается общепартийная программа.

§ 5. Бунд имеет свои съезды для разрешения всех вопросов, специально касающихся еврейского пролетариата, свой Центральный Комитет и Заграничный Комитет.

§ 6. Бунду предоставляется свободное распоряжение делами своей организации.

§ 7. Бунд имеет право на беспрепятственное издание, кроме литературы на еврейском языке, и литературы на других языках.

§ 8. Съезд партии имеет право отменять все постановления съездов Бунда.

§ 9. В случаях необходимости ЦК партии имеет право вступать в сношения с отдельными частями Бунда, но лишь с участия ЦК Бунда.

§ 10. Все перечисленные пункты считаются основными и могут быть изменяемы, дополняемы и отменяемы лишь с взаимного согласия входящих в партию частей.

Примечание. Организации местные и районные не признаются в этом отношении отдельными частями партии».

Требования Бунда были встречены II съездом РСДРП отрицательно. Бунд вышел из партии и продолжал существовать обособленно от РСДРП.

 

Выход Бунда из партии является последним моментом и результатом этой пятилетней эволюции. И, в свою очередь, факт полного «официального» обособления Бунда неизбежно послужит отправным базисом дальнейшего развития Бунда в сторону национализма. Говорим: неизбежно, ибо над доброй волей руководителей Бунда тяготеет злая воля их национально-политической позиции. Как бы историческим «знамением» является тот факт, что выступление Бунда из партии совпало с моментом фатального кризиса в сионизме. Эмансипировавшись от контроля «общего» и «закономерного», Бунд настежь распахнул двери «частному». Взятый объективно, он представляет теперь организационный аппарат, как нельзя более пригодный для совлечения еврейского пролетариата с пути революционного социал-демократизма на путь революционно-демократического национализма. Конечно, в субъективном сознании вождей Бунда сохранилось еще достаточно социал-демократических «переживаний», чтобы бороться против такого совлечения. Но логика фактов сильнее, чем косность мысли. Выводы, на которые отваживаются сегодняшние руководители Бунда, будут сделаны завтра теми, которые придут им на смену. Построив свою теперешнюю позицию под национальным углом зрения, Бунд облегчил переход в свои ряды элементам, мысль которых не стеснена социал-демократическими традициями. Они придут — они идут уже — и властно отстранят тех, которые покажутся им «доктринерами». Конечно, Бунд надолго сохранит социалистическую фразеологию, — как сохранила ее до настоящего дня П. П. С.* Это, однако, нисколько не помешает ему — наоборот, поможет — выполнить ту политическую функцию, которую с таким успехом выполняет хотя бы та же П. П. С., именно: поглощение классовых интересов пролетариата националистическими интересами революционной демократии. Да, публицист Бунда прав: сионизм «не исчезнет, не оставив преемника». Но этим преемником может оказаться Всеобщий Еврейский Рабочий Союз в Литве, Польше и России.

* Польская социалистическая партия (ППС) — возникла в 1892 г. Объединяла преимущественно интеллигентские и мелкобуржуазные группы, хотя в Польше в то время уже существовало массовое рабочее движение. Главной целью и основным стержнем программы ППС была борьба за национальную независимость Польши; достижение этой независимости партия объявила ближайшей целью польского рабочего движения. Против этого социал-патриотического лозунга самым решительным образом выступила Роза Люксембург, доказывая, что независимость территории не является практически необходимым условием для успешности революционной борьбы. В 1906 г. от ППС отделилось левое крыло, «левица», которое в 1918 г., слившись с с.-д. партией Польши, образовало польскую компартию.

После раскола основное ядро ППС постепенно перерождается в шовинистическую мелкобуржуазную партию. В настоящее время ППС является главной опорой буржуазной диктатуры в Польше и ведет бешеную борьбу с коммунистическим движением польского пролетариата. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

«Искра», № 56, 1 января 1904 г.