Сочинения молодого Троцкого: 1898—1904 гг.

Мы решили включить в первый том Сочинений Льва Троцкого все известные историкам письменные труды молодого революционера с 1898 по конец 1904 годов, то есть, до начала Первой русской революции.


Лев Бронштейн был арестован в начале 1898 г. в ходе полицейской облавы на членов организованного им в Одессе и Николаеве Южно-русского рабочего Союза. Юноше было всего 18 лет. Его держали сначала в крохотных, грязных одиночных камерах николаевской и херсонской тюрем. Потом, для допросов его перевели в большую одесскую тюрьму, и там он, хотя по-прежнему в одиночке, мог наконец переписываться и перестукиваться с другими заключенными. В одной из женских камер сидела его старший товарищ и возлюбленная, Александра (Шура) Соколовская. Случайно, его личное письмо Шуре было перехвачено властями, и таким чудесным образом попало в руки советских историков уже после революции.

Молодой Бронштейн в общей сложности провел почти два года в провинциальных тюрьмах Николаева, Херсона и Одессы, первые долгие месяцы в грязных, холодных, кишевших клопами и тараканами одиночных камерах, лишенный посылок, качественной еды, смены белья и одежды, а главное, книг и газет. В одесской тюрьме изоляция убавилась, начали приходить от матери посылки еды, белья и пр. В качестве духовной пищи царские власти допускали лишь Библию и религиозные журналы, и, в итоге, заключенный начал штудировать богословские журналы, например, «Мир Божий», используя богословские диспуты для написания своих первых теоретических работ. С помощью разных переводов Библии он начал также изучать итальянский, французский и немецкий языки. Троцкий потом долго с горечью вспоминал об утере манускрипта его исследования о франк-масонах.

Сибирская ссылка.

В конце 1899 г. Бронштейна и троих его товарищей (включая Соколовскую) без суда сослали в Сибирь на 4 года. Чтобы не разлучаться с любимой Шурой, они повенчались, и как мужняя пара были отправлены на поселение в Иркутскую губернию по реке Лене в Усть-Кут, потом в Верхоленск.

По-настоящему, журналистическая деятельность Льва Бронштейна открывается в октябре 1900 г. с его статей в еженедельной либеральной иркутской газете «Восточное Обозрение». Политический ссыльный подписывается псевдонимом Антид Ото (от итальянского слова, означающего «противоядие»). Писателя начали узнавать и почитать читатели газеты, и ее редактор даже повысил его гонорар. Дойчер в своей Биографии пишет о периоде первой ссылки Бронштейна:

«… нам больше известны литературные достижения Бронштейна сибирского периода, чем его политическая деятельность. Вскоре после приезда в Сибирь он стал писать для «Восточного обозрения» — иркутской газеты прогрессивного толка. Статьи он подписывал псевдонимом Антид Ото. Это вымышленное имя (от итальянского antidoto, противоядие) отлично отвечало духу сопротивления, которыми были проникнуты все его сочинения. Как Антид Ото он пользовался большой популярностью среди сибирских поселенцев, а через ссыльных, вернувшихся в Европейскую Россию, его слава спустя некоторое время достигла революционных кругов Петербурга, Киева и далее западноевропейской эмиграции. Его статьи, переизданные в томах IV и XX Сочинений, находятся на стыке литературы и журналистики — по стандартам сжатой, астматической журналистики середины XX века они, безусловно, относятся к литературе. Он писал социальные очерки и литературные рецензии. … Автор лично знал старых ссыльных, которые в 1920—1930-х гг. по-прежнему в разговорах называли Троцкого Антид Ото и спрашивали, например: «А что на этот счет говорит Антид Ото?» (Дойчер был в то время молодым польским коммунистом — Ред.)

 

Частично сохранилось одно исключение из тем литературно-философской критики и социологических обозрений провинциального журналиста: краткие записки молодого революционера о том, как должна быть организована российская Социал-демократическая партия. В Автобиографии автор пишет о двух годах ссылки, бремени изоляции в далекой глуши, рождении одна за другой двух девочек: Зины в 1901 г. и Нины в начале 1902 г., и снова возвращается к революционной работе, стоявшей перед сознательным революционером.

Осенью 1901 г. Бронштейн выступил с рефератом на тему партийной организации, послав тетрадь со статьей в другие колонии ссыльных. Через два года он перепишет свои заметки из записной книжки в свою тогдашнюю статью. Читатель записок обратит внимание на убеждение молодого революционера в необходимости строгого централизма в организации РСДРП. Почему же он поддержит на 2-м съезде меньшевиков? Но об этом, ниже.

Огромные просторы Восточной Сибири становились тесны молодому революционеру. Сюда приходили издалека обрывочные вести о создании общероссийской газеты «Искра», о вопросе профессиональной организации партии, о борьбе с бернштейнианством; но как снова принять участие в движении? Рождалась мысль о побеге. Троцкий вспоминает:

“Раздавшись вширь, революционное движение оставалось, однако, разрозненным. Каждая область, каждый город вели свою особую борьбу. Царизм имел огромный перевес единства действий. Необходимость создания централизованной партии сверлила в то время многие мозги. Я написал на эту тему реферат, который в копиях ходил по колониям и усердно обсуждался. Нам казалось, что наши единомышленники в стране и в эмиграции недостаточно думают об этом вопросе. Но они думали и действовали. Летом 1902 г. я получил через Иркутск книги, в переплет которых были заделаны последние заграничные издания на тончайшей бумаге. Мы узнали, что за границей создана марксистская газета "Искра", поставившая своей задачей создание централизованной организации профессиональных революционеров, связанных железной дисциплиной действия. Пришла изданная в Женеве книжка Ленина "Что делать?", целиком посвященная тому же вопросу. Мои рукописные рефераты, газетные статьи и прокламации для Сибирского Союза сразу показались мне маленькими и захолустными пред лицом новой, грандиозной задачи. Надо было искать другого поприща. Надо было бежать.

«У нас были в это время уже две девочки; младшей шел четвертый месяц. Жизнь в сибирских условиях была нелегка. Мой побег должен был возложить на Александру Львовну двойную ношу. Но она отводила этот вопрос одним словом: надо. Революционный долг покрывал для нее все другие соображения, и прежде всего личные. Она первая подала мысль о моем побеге, когда мы отдали себе отчет в новых больших задачах. Она устранила все сомнения, возникавшие на этом пути. В течение нескольких дней после побега она успешно маскировала мое отсутствие от полиции. Из-за границы я едва мог переписываться с ней. Для нее наступила затем вторая ссылка. В дальнейшем мы встречались только эпизодически. Жизнь развела нас, сохранив ненарушимо идейную связь и дружбу».

 

Итак, Троцкий оставляет жену и двух малюток, вырывается из сибирской ссылки, пересекает пол-Азии и всю Европу, и в октябре 1902 года рано утром стучит в дверь квартиры в бедном районе Лондона, где по семейному с Надеждой Крупской жил В. И. Ленин. Бежавший из Восточной Сибири ссыльный оказывается в лаборатории революционной мысли, внутри редакции «Искры». Он вспоминает в Автобиографии:

«Так начался короткий лондонский период моей жизни. Я принялся с жадностью поглощать вышедшие номера "Искры" и книжки "Зари", издававшейся той же редакцией. Это была блестящая литература, сочетавшая научную глубину с революционной страстью. Я влюбился в "Искру", стыдился своего невежества и из всех сил стремился как можно скорее преодолеть его. Вскоре я начал сотрудничать в "Искре". Сперва это были мелкие заметки, а затем пошли политические статьи и даже передовицы».

Период «Искры» и «меньшевизм» Троцкого.

В «Искре» он подпишет свои статьи новым псевдонимом «Т», отражавшим его фальшивое паспортное имя «Троцкий». В Лондоне, как потом в Женеве, он разделяет квартиру с Юлием Мартовым и В. И. Засулич, часто встречаясь с Лениным, реже с Плехановым, Аксельродом и другими ветеранами, выполняя задания редакции, иногда выезжая с рефератами в Париж, Брюссель и другие города с крупными русскими колониями.

Весной 1903 г. шла подготовка к историческому II съезду РСДРП. Сторонники «Искры» уже три года были заняты собиранием разрозненных кружков в одну организованную российскую социалистическую партию. За три года вокруг газеты собрались десятки таких кружков, местных групп и отдельных активистов. Одним примером старых кружков был Южно-русский союз, которым до разгрома руководили Троцкий и Александра Соколовская. Марксистское мировоззрение газеты идейно победило различные местнические организации (еврейский Бунд, другие национальные группы) и оппортунистские течения («экономисты», «легальные марксисты» и бернштейнианцы).

Протоколы съезда показывают, что в течение большинства сессий длинного съезда молодой Троцкий — он получил мандат делегата от Сибирского союза социал-демократов — энергично защищал позицию «искровцев» против бундистов и экономистов; он действовал так усердно, что его даже прозвали «дубинкой Ленина» (см. статью). Но, к всеобщему удивлению, победив анти-искровцев, съезд окончился расколом искровского большинства, а сам Троцкий присоединился к Мартову и Аксельроду против Ленина.

Раскол, по-видимому, произошел из-за мелочей: формулировки § 1 устава и личного состава Редакции главной газеты партии. Юный и наивный искровец — не забудем, что Троцкому еще не минуло 23 лет — возмутился: как может Ленин так унизить героических ветеранов: В. И. Засулич, П. Б. Аксельрода, Л. Г. Дейча, других героев и мучеников революционной борьбы, ведь «старших надо уважать». В ходе раздраженных прений в конечных сессиях съезда туда и сюда летели страстные обвинения: Ленин-диктатор, неуважение ветеранов, бюрократический формализм, и пр. Как Троцкий потом признает, главной причиной его возмущения было то, что заслуженных ветеранов не пригласили в новую редакцию «Искры».

Ленин лучше всех понял суть раскола, назвав свой известный анализ «Шаг вперед, два шага назад». Из многочисленных подпольных кружков и местных клубов строилась в огромной царской России большая социалистическая партия, и все это в условиях полицейского террора и культурной отсталости, при постоянной материальной нищете, дефиците печатных станков, бумаги, книг и всего прочего. В расколе проявился этот могучий рецидив кружковщины. Плеханов мог на съезде теоретически признать необходимость в партийной дисциплине и централизме, он своим авторитетом помог Ленину завоевать большинство среди искровцев. Но через месяц после раскола и победы Ленина и Плеханова на съезде, сам Георгий Валентинович сдался и вернулся к удобным, домашним туфлям тесного кружка старых друзей и приятелей, к почетному кружку ветеранов группы «Освобождение труда».

Итак, в августе-сентябре РСДРП раскололась надвое. Выбранные съездом редакторы, Плеханов и Ленин, совместно издали №№ 46-51 «Искры», но третий редактор, Мартов, бойкотировал редакцию и другие меньшевики тоже отказывались сотрудничать. В ноябре, после съезда Заграничной лиги социал-демократов, Плеханов сдался под давлением нашептывания, слухов и пересудов в эмигрантских кафе в Женеве и Париже, и решил кооптировать в редакцию Мартова и всех прошлых редакторов: Засулич, Дейча и Аксельрода. Ленин в протест вышел из редакции, Плеханов в одиночку издал № 52, но с № 53 «Искра» стала полностью меньшевистской.

Вместе с другими меньшевиками в редакцию вошел и Троцкий, и в № 53 появляется его фельетон Помпадур и крамола; в № 55 — фельетон о косности либеральной буржуазии. В № 56 Редакция даже доверяет Троцкому написать передовицу о кризисе сионизма. Плеханов, впрочем, уже давно невзлюбил молодого писателя и требует его отстранения. К тому же обнаруживается растущая разница в акценте и выборе темы для статьи между постоянными авторами. Плеханов высокопарно язвит непонятно о чем; Аксельрод пишет о тактике, и советует не дразнить либералов; Мартов на аптекарских весах взвешивает классовые разногласия социальных групп; Троцкий язвительно высмеивает предрассудки и бессилие либеральной буржуазии. Ленин со стороны отмечает шатание «новой» «Искры» и потерю идейного компаса.

Несмотря на давление со стороны Мартова, Аксельрода и других, Плеханов категорически отказывается включить популярного писателя Троцкого в число редакторов, и настаивает на том, чтобы держать плодовитого автора, так сказать, «в черном теле»: печатают его фельетоны, но за редким исключением (№ 56) не доверяют вводные и программные статьи. Решающее место в редакции занимает Плеханов; часто с полемическими статьями выступает Аксельрод; пишет умеренно-колкие фельетоны Потресов (Старовер), впрочем, следуя совету Аксельрода, он воздерживается от обидных либералам выводов; статьи Мартова появляются в каждом номере. В газете выступают Ф. Дан и Мартынов, стоящие на правом фланге меньшевиков и выступающие за сотрудничество с либералами и газетой «Освобождение».

Японская война, открытая царизмом в январе 1904 г. ускоряет ход событий. Царскому режиму, словами министра внутренних дел Плеве, «Чтобы удержать революцию нужна маленькая победоносная война». Вместо победы режим терпит серию позорных поражений. В приступе злости царизм нападает на либеральную фронду, распускает оппозиционные банкеты, устраивает погромы. В то время как либералы терпеливо ждут военного поражения в надежде, что царизму придется поделить власть с буржуазией, социал-демократы должны выработать классовый ответ пролетариата на тяжелый кризис царизма.

Молодой Троцкий — не забудем, что ему исполнилось 24 года в октябре 1903 г. — видит в русской буржуазии все более косную и реакционную силу. На него производит сильное впечатление серия статей Александра Парвуса «Война и революция», которая начала выходить в № 59 «Искры» от 10 февраля 1904 г. Этот теоретик описывает быстро меняющееся соотношение сил в мировом масштабе, и уже в первой статье заключает: «Первым ее [войны] последствием будет падение русского самодержавия».


Здесь мы должны отвлечься. Царизм в конце XVIII и в течение XIX века был самым сильным и надежным оплотом монархистской реакции в революционной Европе: российский император — главный враг революционного влияния Французской революции и Наполеона; в 1814 г. русские казаки даже дошли до Парижа, а затем Венский конгресс восстановил Бурбонов во Франции и ряд других монархов по всей Европе; в 1848-49 гг. царизм сыграл главную роль в подавлении европейской «Весны народов», в частности, задавил революции в Румынии, Венгрии и Польше; в 1863 г. царизм снова жестоко подавил Польское восстание. В Кремле сегодня много врут о положительной роли царской России в защите славян против Австрии и Турции в конце XIX века. Парвус в своей статье в «Искре» напоминает нам о разрушительной роли царской России на Балканах в это время:

«Царское правительство сознательно поддерживает смуту на европейском Востоке. Оно исподволь поощряет восстания, и вместе с тем мешает образованию независимых христианских государств. Таким образом, оно разлагает существующие политические силы, мешает развитию новых и держит национальности Балканского полуострова в равновесии взаимной слабости. Цель ясна — облегчить путь к завоеванию страны на случай взятия Константинополя».

 

Поражение царизма на Дальнем Востоке сразу меняет соотношение сил в Евразии в пользу народных революций, как национально-освободительных, так и социалистических.

Уход от меньшевиков.

В марте 1904 г. Троцкий пишет в № 62 «Искры» статью «Наша «военная» кампания», которую начинает с разоблачения «половинчатости, неопределённости, нерешительности и склонности либерализма к предательству». Троцкий критикует некоторые листки, изданные разными комитетами РСДРП, как большевистскими, так и меньшевистскими, за их разнобой и формализм. Статья вызывает отчуждение между редакцией новой «Искры» и Троцким. Он на несколько месяцев уходит из газеты, за исключением № 68, где в ответе читателям, защищает свою мартовскую статью о военной кампании.

Здесь происходит эпизод, который надолго разрушит отношения между Троцким и Лениным. Отстраненный от газеты, и возможно в состоянии фрустрации, он в августе издает работу, которая надолго отравит его связи с Лениным. В злой брошюре «Наши политические задачи», Троцкий обвиняет Ленина в желании навязать личную диктатуру в партии, «заместить» рабочий класс покорными партийными комитетами, стать новым Робеспьером, и даже гильотиной отрубить «львиную голову Маркса».

Итак, Троцкий довел себя до пароксизма злобного раздражения против «раскольника» Ленина. В ноябре предыдущего года он издал статью о II съезде в так называемом «Отчете Сибирской делегации». Тогда он тоже осуждал Ленина за раскол шести-членной редакции «Искры», но в своей последней брошюре зло молодого революционера бьет через край. В свои зрелые годы Троцкий много раз отметит, что злоба — вредный спутник политического анализа. Возможно, он имеет в виду этот свой пасквиль.

Равновесие молодого революционера восстановил ход событий. Продолжавшаяся Японская война обнажила общую пассивность всех слоев буржуазии. Царский режим запускал погромы на евреев и армян и плевал в лицо либеральным критикам; те, в свою очередь, получив от царя пощечину, робко отступали от конфронтации.

Под ударами Ленина и в свете колкой критики Парвуса и Троцкого газета «Искра» потеряла лицо. Общие фразы в статьях Плеханова и аптекарские весы Мартова не помогали положению.

В октябре 1904 г. заметно возвращение Троцкого в газету. В № 75 — фельетон о всеобщем ожидании революции и одновременном бессилии либерализма; в следующем № появилось целых два фельетона: на стр. 3 — «Явление либералов народу» без подписи, то есть, как бы подписанный Редакцией; на стр. 7 — очередной фельетон в колонке «Письма обо всём». По-видимому, на своих аптекарских весах Мартов вычислил, что к хвостизму и пассивности меньшевиков надо прибавить злой сарказм молодого Троцкого.

Настоящего сближения с меньшевиками впрочем не получалось. В ноябре-декабре 1904 г. Троцкий начинает писать серию статей о политической жизни различных социальных кругов, враждебных царскому режиму. Назовем главы готовящейся брошюры, которые дают представление о широком охвате событий молодым писателем:

 

I. Война и либеральная оппозиция.

II. Чего требуют земцы?

III. «Демократия».

IV. Пролетариат и революция.

 

Анализ Троцкого идет вразрез с акцентом меньшевиков на союз с оппозиционной буржуазией, и редакция «Искры» — Мартов, Плеханов, Мартынов — отказывается печатать эти статьи в газете и тянет с их изданием в форме брошюры. В дело вмешивается Кровавое Воскресенье, которое открывает собой период Первой русской революции.

Декабрьские статьи Троцкого войдут в напечатанную уже после 9 января и восстания в Петербурге брошюру «До 9-го января». Троцкий намечает программу грядущей рабочей революции; меньшевики пытаются замазать щели в своих схемах о русской буржуазно-демократической революции. Зазор между ними растет. Раскол Троцкого с Редакцией «Искры» объявлен публично в марте 1905 г. в № 93 газеты. Но к этому времени Троцкий уже активно действует в России на самом левом фланге социал-демократии.

— Искра-Research.

Молодой Троцкий: 1898—1904 гг.

Дата Заголовок Основная тема
16-е ноября 1898 г. Письмо к Шуре Соколовской. Разное, личное.
1900 год и ссылка в Иркутской губернии.
15-е октября Мало заметный, но весьма важный винтик в государственной машине. О волостной канцелярии.
декабрь Кое-что о философии «сверхчеловека». Фридрих Ницше
23-е декабря Кое-что о земстве.  
  1901 год  
1901 г. История литературы, г. Боборыкин и русская критика.  
14-е января 1901 г. «Старый дом».   
25-е января 1901 г. «Отрывной» календарь как культуртрегер.  
14-е февраля Об одном старом вопросе. Женский вопрос.
17-е февраля О пессимизме, оптимизме, ХХ столетии и многом другом.  
13-е марта 1901 г. «Декларация прав» и «Бархатная книга».  
18-е марта 1901 г. О Бальмонте.  
29-е марта Обыкновенное деревенское (больница).  
22-е апреля Герцен и «молодое поколение».  
5-е мая Последняя драма Гауптмана и комментарии к ней Струве.  
30-е мая Обыкновенное деревенское (Еще об участковой медицине).  
3-е июня Об Ибсене.  
20-е июня Пенитенциарные идеалы и гуманное тюрьмовоззрение.  
13-е июля Мы созрели.  
4-е августа Обыкновенное деревенское (народная школа).  
25-е августа Две писательские души во власти метафизического беса.  
2-е сентября «Нелиберальный» момент «либеральных» отношений. Рабочих обыскивают на проходной.
8-е сентября Поэзия, машина и поэзия машины.  
26-е сентября Обыкновенное деревенское. Кулаки.
13-е октября С. Ф. Шарапов и немецкие аграрии.  
осень 1901 г. Из записной книжки. Об организации РСДРП.
14-е ноября «Русский Дарвин»  
17-е ноября Н. А. Добролюбов и «Свисток»  
  1902 год  
1902 деревенский дневник «Восточное обозрение»
10-е января Кое-что о «свободе творческого спазма»  
24-е января Общественная тавтология  
2-е февраля

О настроении

 
21-е февраля Н. В. Гоголь.  
февраль-март Нечто о сомнамбулизме  
9-е марта О романе вообще, о романе «Трое» в частности.  
апрель О Глебе Ивановиче Успенском.  
18-е апреля Глеб Иванович Успенский  
19-е апреля В. А. Жуковский.  
18-е мая Об Артуре Шницлере.  
5-е июня О Леониде Андрееве.  
17-е августа «Да здравствует жизнь!»  
Побег из ссылки в Лондон и работа в «Искре»
1-е ноября

К 200-летию присоединения Шлиссельбурга.

Бобчинские в оппозиции.

«Искра» № 27
15-е ноября Шулера славянофильства. «Искра» № 28
1-е декабря Законная оппозиция беззаконному правительству. «Искра» № 29
15-е декабря Зубатовщина в Петербурге. «Искра» № 30
1903 год
Дата Заголовок Основная тема
1-е января Опекаемое студенчество. «Искра» № 31
27-е января Письмо  
1-е февраля

Идеалистическая гамма.

Юбилейное холопство.

Печать патриотического доноса о Финляндии.

Благородство вместо программы, и нервность вместо тактики.

«Искра» № 33, фельетоны.
15-е февраля

Новый поход г. фон-Плеве.

В мире мерзости и запустения.

«Искра» № 34, фельетоны.
1-е марта Как они «примиряют». «Искра» № 35
15-е марта «Социализация», «кооперация» и популярная литература «социалистов-революционеров». «Искра» № 36, фельетон.
15-е апреля «Реформистский» социализм г. Мильерана. «Искра» № 38
1-е июня Еще о Тартюфах. «Искра» № 41, фельетон.
1-е июля

Фабричная инспекция и децентрализованная помпадурия.

Зубатовцы в подпольной печати.

«Искра» № 43.
июль Доклад Сибирского союза на съезде. Приложение к Протоколам съезда.
18 июля, 5 августа Выступления на съезде. Троцкий — «дубинка Ленина».
ноябрь Отчет сибирской делегации. О расколе на съезде.
25-е ноября Письма обо всём. I. Помпадур и крамола и др. «Искра» № 53.
15-е декабря Письма обо всём. II. Школа революции и др. «Искра» № 55.
  1904 год Основная тема
1-е января Разложение сионизма и его возможные преемники. «Искра» № 56, 1-я страница, без подписи.
10-е февраля Письма обо всём. Новое «среднее сословие» и пр. «Искра» № 59.
25-е февраля Письма обо всём. Картина патриотической Руси, и пр. «Искра» № 60.
5-е марта Письма обо всём. Две толпы. «Искра» № 61.
15-е марта Наша «военная» кампания. «Искра» № 62, подписано «Т.»
25-е июня Ответ на «Письмо в редакцию». «Искра» № 68, подписано «Т.»
август «Наши политические задачи» (в форме ипаб). Резкая полемика против Ленина; брошюра объявлена в «Искре» № 72 от 25 августа.
5-е октября Письма обо всём. Перед катастрофой. «Искра» № 75.
20-е октября

Явление либералов народу.

Письма обо всём. Фонд народного просвещения, и пр.

«Искра» № 76.

ноябрь Среди газет «Социал-демократ», Женева №№ 2, 3
декабрь

«До 9-го января»

I. Война и либеральная оппозиция.

II. Чего требуют земцы?

III. «Демократия».

IV. Демократия и революция.

V. Пролетариат и революция.

Троцкий вначале давал этой брошюре другое название. Меньшевики до Кровавого Воскресенья отказывались печатать эту брошюру, и Троцкому удалось ее напечатать уже после 9 января 1905 г.