«Правда» своим читателям.

Вводная статья 1-го номера «Правды». — /И-R/

Опять — подполье!

Нашу газету, предназначенную для рабочих города и деревни, нам приходится печатать заграницей и тайно перевозить в Россию. Чёрные сотни могут свободно издавать свои погромные призывы; но сознательные рабочие не могут открыто высказать правду о своей нужде и своей борьбе.

В конце 1905 г. было иначе. Когда погромные издания ютились в тайниках департамента полиции, а честная рабочая печать беспрепятственно выходила в свет под защитой пролетарских организаций.

Царское правительство твёрдо знало, где его главный враг. Как только оно оправилось после октябрьской стачки, оно всей тяжестью своей военно-полицейской машины обрушилось на голову пролетариата. Капиталисты поддержали правительство против нас, либеральная буржуазия трусливо отошла к сторонке, крестьянские массы не сумели оказать нам необходимую поддержку, царизм нашел в своей армии достаточно тёмных и развращенных полков, –и пролетариат был разбит. На пролетарские организации и на рабочую прессу (газеты) правительство накинуло петлю.

При Первой и Второй думах петля это затягивалось все туже. Либералы (кадеты), которые господствовали в думах благодаря избирательному закону Витте, обещали народу взять лаской всё то, чего пролетариат не добился силой. Либералы призывали народ к спокойствию и терпению. Но они оказались бессильны обеспечить народу те свободы, которыми мы пользовались в конце 1905 г. под защитой наших собственных организаций. Социал-демократическая пресса ко времени Первой и Второй думы была почти невозможна: каждое издание подвергалось полицейской конфискации.

После разгона Второй думы правительство открыто и окончательно утверждает в стране господство штыка и пулемёта. Манифест 17 октября разрывается на части и превращается в пыжи для патронов. Вся страна отдаётся на растерзание отдельным царькам. Собрания не допускаются. Организации раздавлены. Профессиональные союзы преследуются по пятам. Рабочие пресса (газеты), не только политическая, но и профессиональная, подвергается истреблению.

Третья дума не внесла в это положение никаких перемен. И она не собирается их вносить. В пролетариате она видит врага, а в свободе рабочей прессы — лютую опасность.

И вот теперь во времена столыпинской «конституции» — точно так же как и до начала революции — рабочую газету приходится ставить за пределами России и тайно ввозить через царскую границу. Слово правды снова становится самой запретной контрабандой.

Худшее время позади.

Страшное декабрьское кровопускание и дальнейший правительственный террор (расстрелы, казни, аресты, высылки) обессилили массу. Социал-демократические организации подверглись опустошению. Связи ослабели.

Правда, в 1906 и 7 годах могущественно развёртываются профессиональные союзы. Но ненадолго. Разгул контр-революции, военные разгром городов и сёл, голод в деревне, мировой кризис (застой в промышленности и торговле) — все это нанесло жестокие удары русской промышленности. Новые десятки тысяч безработных были выброшены на улице и непосильным грузом навалились на молодые плечи профессиональных союзов. Преследования полицейских башибузуков доделали дело. Союзы терпят жестокий урон и вместе с партией загоняются в подполье.

Нетерпеливые одиночки отрываются от массы и сжигают свои силы в бесплотных схватках и экспроприациях… В рабочих кварталах воцаряется угнетённое настроение… Самое глухое время приходится на конец прошлого года.

Но постепенно рабочие сбрасывают с себя оцепенение. Под двойным кнутом кризиса и реакции они снова начинают искать средств и путей отпора. По общему свидетельству жизнь на фабриках и заводах в настоящее время оживляется, настроение крепнет, ослабевшие партийные связи восстанавливаются. Лучшие рабочие, искавшие выхода своей энергии в образовательных кружках и клубах, испытывают острое чувство неудовлетворённости. Они ещё раз убеждаются, что одних лекций, даже самых лучших, недостаточно: рабочие успешнее всего учатся тогда, когда борются.

Рабочие сменяют интеллигенцию.

Партийная жизнь восстановляется, но формы её другие.

Интеллигенция, которая в дореволюционную эпоху занимала господствующее положение в партийных организациях, теперь ходом вещей отодвигается на задний план. Большинство старых работников рассеяно по тюрьмам, в ссылке, в эмиграции, многие отстали от партии. Приток новых из среды интеллигенции почти совершенно прекратился. Рабочим приходится дело своей партии брать целиком в свои собственные руки.

Есть ли необходимые силы? Мы не колеблясь отвечаем: есть!

Ещё до революции сотни рабочих прошли серьезную школу социалистической пропаганды. В великих событиях последних лет они нашли незаменимую политическую школу. В Советах Депутатов и особенно в профессиональных союзах они приобрели неоценимый опыт организационного строительства и классового самоуправления. Со стиснутыми зубами эти передовые рабочие покидают надежду удержаться на открытом поле и берутся за восстановление нелегальной социал-демократической организации. Они пришли к убеждению, что без этого аппарата нельзя теперь шагу ступить ни в политической, ни в экономической борьбе, — нельзя не только завоевать новые легальные позиции, но и использовать те, которые остались.

С полным доверием взираем мы на совершающееся теперь возрождение и перерождение партии. Мы не сомневаемся, что партия выйдет из него окрепшей душой и телом. Она окончательно сбросит с себя организационную и материально-финансовую зависимость от буржуазной интеллигенции, — и во главе пролетарских организаций станут рабочие-вожди. Нашей газетой мы постараемся оказать посильную помощь воссозданию партии на этих новых основах.

Не руководить, а служить! Не раскалывать, а объединять!

Задача нашей газеты: не руководить движением, а служить ему. Разрозненные социал-демократические рабочие — в партийных ячейках, в профессиональных союзах, в кооперативах, в клубах, вне всяких организаций — нуждаются прежде всего в политической связи. Рабочая газета есть первое условие для преодоления идейной и организационной разрозненности. Она объединяет их тем, что осведомляет. Освещая политическое положение и состояние торгово-промышленного рынка, она облегчает организациям ведения политической и экономической борьбы. Мы постараемся в «Правде» по мере сил выполнять эту работу.

Устранение разрозненности — только одна задача, преодоление разногласий — другая.

Во всякой живой пролетарской партии неизбежно возникают внутренние разногласия и трения. В борьбе разных направлений вырабатывается наиболее правильная тактика. Но в то же время классовая борьба пролетариата властно требует сплочённости и единения. «Правда» во всей своей деятельности будет стоять на той точке зрения, что над всеми разногласиями мнений и фракций должен всегда стоять общий и обязательный для всех принцип (закон): единство классовой борьбы.

Наше революционное единство — это всё, что мы можем противопоставить кровожадному могуществу наших врагов!

Программа «Правды».

Программа Российской социал-демократической Рабочей партии есть программа нашей газеты. Основу всего нашего миросозерцания (наших взглядов) составляет убеждение в том, что экономическое, политическое и моральное освобождение пролетариата немыслимо в буржуазном обществе, где могущественные средства производства составляют удел большинства. Все формы классовой борьбы, все события мирового развития мы рассматриваем углом зрения нашей конечной цели: завоевания пролетариатом государственной власти во имя социалистического переворота.

К этой великой цели ведёт всё то, что развивает социалистическое сознание и укрепляет организационную связь рабочих масс.

Парламентские (думские) выборы и думская трибуна, социал-демократическая организация и профессиональный союз, экономическая забастовка и всеобщая политическая стачка, кооперативы и рабочие университеты, уличная демонстрация и восстание — все эти формы организации и борьбы дают пролетариату возможность — в зависимости от внешних условий — оказывать сопротивление непрекращающемуся гнёту капитала и государства, и вырывать у них отдельные уступки; вместе с тем они дисциплинируют и закаляют рабочий класс для великих битв, которые стоят на пути к социалистическому строю.

Мы намерены следить в «Правде» за всеми явлениями и фактами классовой жизни и классовой борьбы пролетариата. Ибо все эти факты, и крупные и мелкие, объединяются для нас в единстве социально-революционной цели.

Наша партия международна.

Царизм соединён денежными связями и военными союзами с капиталистической реакцией всего мира. Наша борьба против царизма есть поэтому часть мировой пролетарской борьбы против капиталистического рабства. Для молодого русского пролетариата международное социалистическое движение — и опора и школа.

«Правда» ставит себе поэтому задачей как можно полнее осведомлять русских рабочих о борьбе их собратьев во всех странах земного шара.

В своей кровной связи с десятимиллионной армией организованного международного труда каждый рабочий-социалист должен видеть источник нравственной гордости и высший залог окончательной победы.

«Правда» — рабочая газета.

Задачи, стоящие перед нашим изданием — огромны; силы и средства её — малы.

Товарищи — рабочие!

«Правда» — это ваша газета, — и без вашей поддержки она невозможна. Она может сослужить вам службу только в том случае, если вы сами дружно приложите к ней руки.

Нужно, чтобы «Правда» широко и правдиво отражала жизнь, чтобы она не отставала от запросов текущей борьбы. В этом ваша обязанность, товарищи! Это вы, работники на местах, должны вдохнуть в «Правду» дух жизни! Без вашего сотрудничества, без вашей поддержки она обречена на смерть.

В нашем первом номере вы должны видеть только слабый намёк на то, чем хочет быть и чем должна стать «Правда». От вас и только от вас зависит развить этот намёк и превратить его в рабочую газету.

Вы должны, вы обязаны присылать нам ваши корреспонденции и статьи, сообщать ваши мнения, требования, советы. Самая беспощадная критика будет для нас полезнее и отрадное безучастного молчания.

Отзовитесь, товарищи!

 

Распространяйте «Правду» в рабочей среде!

Собирайте денежные средства на издание «Правды»!

Вербуйте сотрудников и корреспондентов для «Правды»!

 

Только в твёрдом расчёте на вашу поддержку, моральную и материальную, решаемся мы приступить к нашему трудному и ответственному делу.

Редакция «Правды».

«Правда» № 1, 16 (3) октября 1908 г.