Положение «Правды» в партии.

«Правда» № 3, 27 марта 1909 г.

Осенью 1908 г. Троцкий заполучил в свои руки газету «Правда», которую раньше издавала к этому времени распавшаяся группа украинских меньшевиков. Это письмо он написал от имени Редакции «Правды» 31 (18) января 1909 г. и оно было послано в ЦК и корреспондентам и группам сторонников газеты. Оно было напечатано в следующем номере (№ 3) газеты. — /И-R/


С настоящего номера «Правда» снимает с своего заголовка звание органа «Спiлки». Отныне она становится газетой городского и сельского пролетариата, не связанной с какой-либо местной или областной организацией. Причины этой перемены изложены в письме редакции «Правды» к ЦК, и так как это письмо освещает задачи и цели «Правды» и её положение в партии, что мы считаем необходимым привести из него здесь наиболее существенные части:

«Правда» и «Спiлка».

«Правда» была задумана летом 1908 г. с этой целью были посещены все те пункты в области «Спiлки», где сохранились организационные ячейки, причём было получено согласие местных товарищей на издание «Правды» редакцией из трёх лиц со стороны Волынского районного комитета, Бердичевской организации Киевской губернии и организации Подольской губернии (Винницкой, Немировской и Могилёвской)*. Ввиду разрушения не только Главного комитета, но и большинства местных организаций о формальном мандате нельзя было и думать. Но вместе с тем редакция не считала возможным оборвать партийно-организационную преемственность и поставить «Правду» , как частное издание, имеющее задачей на пустом месте строить заново социал-демократическую организацию. Положение таким образом было трудное и противоречивое. Редакция нашла, что наиболее партийным выходом будет, опираясь на сочувствие опрошенных товарищей на местах, поставить «Правду» как орган «Спiлки», с тем, чтобы при первой возможности предоставить решение вопроса о судьбе газеты восстановленным организациям. Сознавая формальную шаткость своего положения, редакция надеялась, что не встретит противодействия на этом пути так как единственное неправомерность в её поведении состояла в том, что в период мёртвого затишья в области «Спiлки» (как и в большинстве партийных организаций) она взяла на себя инициативу восстановления работы.

* В последние дни «Правдой» получен привет Полтавского Комитета. — Ред.

«Правда», как орган политических действий.

Редакция хотела быть и оставаться внефракционной в ведении органа. Она исходила при этом из того соображения — правильного, или неправильного, вопрос другой, — что амплитуда (размах) фракционных разногласий окажется тем меньше, чем более политически актуально (жизненно) будут ставиться в газете все вопросы. Редакция не могла и не хотела отрицать значения идейной борьбы внутри партии, но она оставалась и остается при том убеждении, что в каждой данной момент партия должна оставаться организацией политического действия. В то время, как теоретическая полемика постепенно расширяет и углубляет сознание партии, вооружая её для разрешения задач завтрашнего и послезавтрашнего дня, партия должна сегодня давать широким рабочим массам единый политический лозунг. Мыслимо ли такое единство действия при различии направлений? Редакция «Правды» отвечала на этот вопрос утвердительно. Да и как иначе? Отвечать отрицательно, значило бы попросту отрицать смысл существования партии, как целого.

Внутрипартийная борьба.

Однако, по какому-нибудь значительному очередному вопросу партийной политики (а не предвосхищения судеб революции и пр.) в партии вскрылось серьезное разногласие, редакция сохраняла за собой право решать каждый такой вопрос в отдельности и становиться на ту или другую сторону, либо выдвигать свое самостоятельное мнение. Но и при наличности серьезных тактических разногласий редакция «Правды» ставила себе в обязанность оставаться на почве строгой партийности и признавала необходимость единодушного проведения решения, раз в нём уже нашла свое выражение коллективная воля партии. При этом редакция «Правды» вполне присоединялась к мысли т. Каутского (в письме к Стокгольмскому съезду), что единство партийных выступлений, даже при менее счастливой тактике, в конечном счёте плодотворнее для классового развития пролетариата, чем организационный разброд, при котором худшая тактика одной фракции нейтрализует (упраздняет) тактику другой.

Противники «Правды».

Как бы кто ни относился к первым двум номерам«Правды», но никто не станет, надеемся, отрицать, что редакция со всей серьезностью относилась к своей задаче: служить сплочению социал-демократических рабочих, как примыкающих к двум господствующим фракциям, как и внефракционных — на почве действенных экономических и политических задач пролетариата под знаменем социал-демократической партии. Тем не менее «Правда» уже на первых шагах своих встретила решительные сопротивление со стороны некоторых товарищей.

До сих пор мы не встречали возражений против направления «Правды» или отдельных её статей; мы наталкивались лишь на протесты против самого существования «Правды», как таковой. Протесты эти питаются соображениями двоякого рода: формально-организационными (уставными) и фракционными.

Против фракционности за партийность.

Что касается чисто фракционных протестов, то они, со стороны известного количества товарищей, неизбежны, ибо вытекают из самого существа дела. Те, правда, немногочисленные представители крайнего фракционизма, для которых партия в своем целом представляет пустое понятие и которые в другой «враждебной» фракции видят не часть их же собственной партии, а механическую обузу, — эти элементы не могут, разумеется, сочувственно относиться к деятельности «Правды», которая как правильно отозвался о ней «Vorwärts» — в борьбе фракций стремится выдвигать связующее и объединяющее. И завоевать их сочувствие «Правда» бессильна: она не может, не хочет и не станет органом фракции. Наоборот: все её усилия направлены на то, чтобы развивать в сознательных рабочих партийный патриотизм за счёт патриотизма фракционного, чтобы будить и укреплять в них чувство партийной ответственности и партийно-политическую дисциплинированность. Мы уверены что в этой работе мы будем идти нога в ногу с подавляющим большинством членов партии.

Почему снято в заголовке звание органа «Спiлки»?

Другой характер имеют формально уставные протесты, обвиняющие «Правду» в «узурпации» не принадлежащего ей звания органа «Спiлки». Выше мы изложили, как обстоит дело в этом отношении. Мы думаем, что действовали в интересах партии, в интересах «Спiлки», полагая начало восстановлению её организаций. Но мы не хотим переносить внимание широких партийных кругов на совершенно формальный и по существу второстепенный вопрос. Если нам укажут на ошибки, недостатки или промахи «Правды», как рабочей газеты, мы постараемся использовать эти указания и чему-нибудь из них научиться. Но если некоторые товарищи ограничиваются формально организационной агитацией против «Правды», осуждением её до выхода первого номера, объездом в целях вынесения протестов против «узурпации», то мы не можем не сказать, что такой образ действий лишь непроизводительно расточает силы и средства; он так же мало может дать «Правде», как и организация «Спiлки», главная задача которых в настоящий момент — укрепление связей на местах.

Чтобы вырвать почву из под такого рода бесплодной агитации;

чтоб побудить всех товарищей оценивать критиковать и судить «Правду» в зависимости от её содержания и направления, а не от случайных и чисто внешних условий её возникновения,

редакция «Правды» решила: снять с заголовка газеты звание органа «Спiлки».

Не считая в то же время возможным издавать «Правду», как частную, вне партии стоящую социал-демократическую газету, редакция настоящим письмом просит Центральный Комитет утвердить её в звании партийной группы, издающей рабочую газету «Правда».

Цели и задачи газеты остаются те же, что и в первых двух номерах. Редакция приложит все усилия к тому, чтобы преодолеть крупные недочеты, вызванные новизной дела, а также недостатком сил и средств — и поставить газету в будущем на должную высоту. Мы надеемся что Центральный Комитет окажет нам в этом всестороннее содействие.

Редакция «Правды».

31 (18) января 1909 г.