Таракан во щах.

«Социал-демократ» № 3, 9/22 марта 1909 г.

Эту статью Троцкий поместил в общем органе РСДРП «Социал-демократ», и на немецком языке — в газете К. Каутского «Neue Zeit». Между версиями есть небольшие разночтения, и в русской версии присутствует постскриптум, который для немецкого читателя был опущен.

Лев Троцкий разоблачает крайнюю косность октябристов, в частности, но также всей русской буржуазии, в целом. Капиталистическая буржуазия тесно прислонилась к полуфеодальному дворянству и царскому двору, и выделила для этого партию октябристов. Разоблачение Азефа расстроило планы октябристов сблизиться с правительством. В процессе своего анализа Троцкий сталкивается с попыткой Плеханова, Мартова и Дана замаскировать этот реакционный шаг буржуазии (см. его замечание ниже).

— Искра-Research.

I. Дума и Азеф

Казалось, все идет прекрасно. Дума «властно» вмешалась во внешнюю политику и ободрила Извольского к более решительным шагам на Балканах. Дума приняла закон 9 ноября и открыла эру «органического устроения» деревни. На очереди стояло дальнейшее «оздоровление страны». И люди государственного переворота 3 июня уже предсказывали скорое наступление тех дней, когда горшок щей появится на столе у каждого русского крестьянина. Казалось, все идет прекрасно… Как вдруг в том государственном котле, где изготовлялись щи национального благосостояния, оказался — таракан. «Осведомительное бюро» попробовало было его не признать. Но таракан выдался уж слишком матерый, так что его заметили даже на французской бирже, где незадолго перед тем Коковцев учел эти самые щи — по весьма жалкому курсу. Волей-неволей пришлось давать объяснения пред Европой. Так выросли совершенно не предусмотренные думскими режиссерами дебаты об Азефе*.

* Азеф, Евно — известный провокатор, эсер. Во 2-й половине 90-х г.г. примыкает к заграничной группе «Союза русских социалистов-революционеров». В 1899 г. приезжает в Россию и входит в состав северного союза эсеров. В 1901 г. и 1902 г. ему вместе с Гершуни удается объединить северный и южный союзы эсеров в единую партию. В это же время он становится членом эсеровского ЦК и назначается ближайшим помощником Гершуни по руководству «боевой организацией» партии. После ареста Гершуни Азеф становится во главе «боевой организации» и руководит всеми террористическими актами. Свою провокаторскую деятельность Азеф начал еще в 80-х г.г. С апреля 1893 г. он дает сведения полиции о русской революционной молодежи за границей. С июля 1899 г. Азеф работает в московском охранном отделении. С этого времени он широко развертывает свою провокаторскую деятельность. ЦК эсеров неоднократно получал сведения о провокаторской деятельности Азефа. Однако имя Азефа было настолько безупречным в глазах руководителей партии эсеров, что этим сведениям отказывались верить. Только разоблачения Бурцева, Бакая и Лопухина заставили ЦК эсеров объявить в конце 1908 г. Азефа провокатором.

Запросы об Азефе в заседаниях третьей Думы были внесены 20 января 1909 г. социал-демократами и кадетами. Первый запрос требовал ответа на вопросы: 1) известно ли министру внутренних дел о том, что Азеф занимался провокацией, 2) известно ли ему, что провокация Азефа не является обособленным эпизодом, но «представляет собою органическую часть деятельности политической полиции» и 3) какие меры приняты министром внутренних дел к привлечению Азефа к ответственности. Второй запрос, внесенный кадетами, в своей заключительной части требовал от министра внутренних дел ответа на вопросы: 1) «известно ли ему участие Азефа в организации и совершении ряда террористических актов и 2) какие он намерен принять меры к прекращению со стороны правительственных агентов руководительства террористическими актами и участия в их совершении». Спешность обоих запросов Дума на этом заседании отклонила и передала запросы в комиссию. 11 февраля 1909 г. комиссия вынесла предложение об отклонении запросов социал-демократической фракции и принятии запроса кадетов. На этом же заседании была произнесена ответная речь Столыпина об Азефовском деле. Следующее заседание 13 февраля было почти целиком посвящено делу Азефа. С критикой речи Столыпина выступали Соколов 2-й, Дзюбинский, Гегечкори, Полетаев, Милюков и др. С большими речами в защиту системы провокаций выступали зубры-черносотенцы Пуришкевич, Бобринский, Замысловский, Марков и др. В результате голосования оба запроса большинством голосов были отклонены. После своего разоблачения Азеф скрывался за границей, живя под чужой фамилией и переезжая из города в город. В 1915 г. он был арестован германской полицией, как анархист и террорист. После Брест-Литовского мира был освобожден. 24 апреля 1918 г. он умер. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

Больше всего взволновались либералы. Они одновременно скорбели и ликовали: ликовали, ибо они «всегда это предвидели», скорбели — за русскую государственность. Но больше ликовали: мировой азефовский скандал одним концом бил по «революции», другим — по военно-полевой столыпинщине; кому же и быть в выигрыше, как не либерализму, который стоит между ними? Либеральный юрист Набоков* готовил новое и безукоризненное определение провокации, правый кадет Маклаков искал «общей почвы», т.-е. общей «большой посылки» для объяснений с министерством («государственность», «законность» и пр.), а кадетский трибун Родичев лихорадочно перелистывал речи Мирабо. Увы! жестокое разочарование ожидало их.

* Набоков, В. Д. — видный политический деятель, юрист, принимал активное участие в редактировании юридических журналов «Вестник Права», «Право» и др. Со дня основания журнала «Освобождение» состоял его постоянным сотрудником. В 1902 г. Набоков был избран гласным петербургской думы. Был одним из активных участников земских съездов 1904 — 1905 гг., а позже явился одним из учредителей кадетской партии. Долгое время занимал пост товарища-председателя кадетского Центрального Комитета и редактора партийного органа «Вестник партии Народной Свободы». Был членом первой Государственной Думы. После февральской революции Набоков занимал во Временном Правительстве пост управляющего делами. Правительством Керенского был назначен послом в Англию. После Октября Набоков возглавлял в эмиграции реакционное крыло кадетской партии, шедшее на коалицию с монархистами. Вместе с Гессеном издавал в Берлине газету «Руль». В 1922 г. во время лекции Милюкова Набоков был случайно убит монархистом, который покушался на Милюкова. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

В первый момент господами положения овладела растерянность, граничившая с оцепенением. Конечно, совершенно правы ораторы левой, что дело Азефа не единично, а типично и от тысячи других подобных дел отличается лишь масштабом. Можно сказать, что в каждой ложке правительственного умиротворения сидит маленький таракан. Но тем не менее арифметическая сумма всех этих тараканов еще не дает Азефа. Здесь мы имеем именно тот случай, когда количество переходит в качество. Как ни закаливались октябрьские мозги в огне контрреволюции, но и им трудно было переварить тот факт, что страшная террористическая организация является орудием революции с одной стороны; с другой же стороны — это лишь кегельный шар в руках охраны, причем роль кегельных болванок выполняют губернаторы, министры и великие князья. Октябристы потребовали десять дней на размышление. «Это дело надо разжевать», откровенно признался их оратор фон-Анреп. В действительности же прошло целых пятнадцать дней, прежде чем они разжевали Азефа.

II. Столыпин хочет только правды

11 (24) февраля Столыпин выступил с разъяснениями по предмету запроса. Нужно отдать справедливость этому рыцарю удавной петли: он знает своих людей. Он знает своих оппозиционных погромщиков, своих друзей справа, которые всегда простят ему его «конституционный» жест ради трех тысяч виселиц, которые он построил; и он знает «своих» оппозиционных либералов, своих враго-друзей слева, которые в трудную минуту всегда простят ему его три тысячи виселиц ради его конституционного жеста. И лучше всего он знает своих октябристов, эту пьяную от благодарного восторга орду, которая видит в нем Георгия-Победоносца контрреволюции, сохранившего за собственниками их собственность и введшего их — за хвостом своей лошади — в зал Таврического дворца. Спасенные от «ужасов» экспроприации, они готовы благодарными языками слизывать не одну только ваксу с его сапог.

Никому так не нужна благородная внешность, как шулеру: она для него то же, что ряса для священника или билет охранника для русского грабителя (экспроприатора). И чем наглее его игра, тем большим благородством должен отличаться его жест. Нужно опять-таки отдать справедливость Столыпину: безошибочным инстинктом дикаря он быстро ориентировался в чуждой ему обстановке парламентаризма и, не заглянув даже в школу либерализма, он без труда усвоил себе все то, что нужно палачу, чтобы не только казаться, но и чувствовать себя джентльменом. И стоит ему ныне сделать на думской трибуне движение рукой, натертой до мозолей веревками виселиц, и он — как выражается октябристский центральный орган — мгновенно «рассеивает те пугливые сомнения, которые, может быть, шевелились» в верных ему сердцах.

Во всем этом деле правительство заинтересовано в одном: внести «полный свет». Именно поэтому, очевидно, оно в первом своем официальном сообщении начисто отреклось от Азефа, а во втором — призналось во лжи. «В этом зале для правительства нужна только правда». Именно поэтому он, Столыпин, с документами департамента полиции в руках хочет доказать, что чины департамента не повинны «не только в попустительстве, но даже и в небрежности». Азеф — «такой же сотрудник (!) полиции, как и многие другие». Если он 17 лет состоял параллельно в полиции и в революционных организациях, тем хуже для революции и тем лучше для полиции. Конечно — «для видимости и сохранения своего положения в партии» — «сотрудник» должен выказывать сочувствие ее задачам. Но до каких пределов? Этого он, Столыпин, не сказал. И не мог сказать. Ибо это вопрос, который решается чисто эмпирически — от случая к случаю. И если Азефу, такому же сотруднику, как и многие другие, пришлось — «для видимости» — оторвать одному или другому министру голову или раскидать по мостовой мозги великого князя, то в полицейских донесениях Азефа во всяком случае не видно следов не только провокации или попустительства, но даже и небрежности. «Правительству нужна только правда». Поэтому знайте: если Столыпин сегодня заявляет, что уличенный провокатор действительный ст. советник Рачковский* «с 1906 г. никаких обязанностей по министерству внутренних дел не исполнял», то завтра соц.-демокр. Гегечкори докажет, что Рачковский и по сей день состоит помощником начальника охраны в Царском Селе. Если Рачковский оказался слишком отъявленным негодяем, чтобы занимать видный пост в департаменте полиции, то он все же достаточно хорош для того, чтобы охранять от народной любви священную особу монарха!

* Рачковский — заведующий русской тайной полицией в Париже, был назначен на этот пост Александром III. После назначения Плеве министром внутренних дел Рачковский был уволен, но затем снова был назначен при Трепове начальником департамента полиции. Рачковский был одним из организаторов еврейских погромов. После издания манифеста 17 октября 1905 г. он выпускал погромные воззвания, которые перепечатывались жандармскими офицерами на станке, отобранном у одного революционного кружка. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

Лозунг правительства — «правда». И если Столыпин лжет в Думе, как любой клятвопреступный полицейский в политическом процессе, то это потому, что он слишком уверен в своей безнаказанности: он знает своих людей. Он знает, что не только октябрист граф Уваров поручится за его «кристальную чистоту», но что и причесывающийся «под Мирабо» Родичев не замедлит поклясться в искренности столыпинской «слепоты». Слепоты! Несчастный Онорэ-Габриель-Рикетти Родичев! Если бы ему и его партии хоть десятая доля той политической зоркости, благодаря которой Столыпин сразу разглядел бессилие адвокатски-профессорского либерализма!

III. Октябристы не знают колебаний и отступлений!

Хуже всего пришлось в азефском скандале октябристам — и они обнаружили похвальную политическую стойкость. В те самые дни, когда европейская пресса стала знакомить широкие круги с русским полицейски-террористическим романом, гучковский «Голос Москвы»* с замечательной ясностью формулировал свое политическое credo, более того — объективную историческую позицию октябристов. Газета получила вызов слева. Несколько демократических журналистов поспешили, основываясь на разоблачениях всероссийских административных грабежей и хищений, втолковать торговой и промышленной буржуазии, что ее единственное спасение заключается в разрыве с земледельческим дворянством и вступлении на путь принципиальной оппозиции:

* «Голос Москвы» — орган «Союза 17 октября», выходивший с 1906 по 1913 гг. Редактором его был А. И. Гучков, один из лидеров октябристской партии. — /И-R/

«Голос Москвы» отвечал:

«Ясно ведь, что буржуазия сама по себе недостаточно сильна, чтобы с успехом воздействовать на правительство. Стремления буржуазии должны в этом направлении объединиться со стремлениями других элементов.

«Кто же может быть этим союзником буржуазии?

«Интеллигенция, не имеющая никакого влияния на хозяйственную жизнь, радикальная печать?.. Это было бы весьма сомнительным плюсом.

«Естественным союзником буржуазии являются другие экономические классы, связанные с ней непосредственным участием в хозяйственной жизни и действительно заинтересованные в повышении производительности национального труда.

«В настоящий исторический момент в России в этом заинтересованы все классы русского народа: буржуазия и помещики, крестьяне и рабочие.

«Но, к несчастью, крестьяне и рабочие, как только они начинают относиться «сознательно» к окружающему, становятся большей частью жертвой социалистической пропаганды, идущей от интеллигенции, и начинают видеть в буржуазии своего главного политического врага. Поэтому о крестьянах и рабочих, как политических союзниках буржуазии, не может быть и речи.

«У буржуазии остается, таким образом, сейчас только один единственный союзник — помещики… И поэтому объединение представителей обоих этих классов в Союзе 17 октября вызвано не случайными причинами, а продиктовано всем ходом русской политической эволюции*». («Г. М.» № 13, курс. наши).

* Та точка зрения, с которой в немецкой литературе констелляция классов в русской революции была формулирована тов. Каутским, подверглась суровой критике со стороны части русских товарищей (Плеханова, Мартова и др.). Так, тов. Дан в своих статьях в «Die Neue Zeit» (XXV, №№ 27 и 28) встал на ту точку зрения, что исходным пунктом нового подъема революции может быть только разрыв между буржуазией и помещиками (как «вещь в себе», буржуазия, по учению этой разновидности марксизма, революционна). Приведенная цитата из руководящего органа октябристов показывает, что архи-буржуазные журналисты иногда лучше ориентируются в классовых отношениях, чем иные марксисты. — Л.Т.

Буржуазия могла бы забрать в свои руки правительство, только оперевшись на массы. Но так как массы относятся к ней враждебно, то буржуазия вынуждена не бороться против правительства, а держаться за него обеими руками. Октябристы слишком реалистичны, чтобы на авось заниматься «оппозицией», как кадеты. И они последовательно проводят эту свою точку зрения, несмотря на все испытания судьбы. Правда, после первых громовых ударов азефовщины и они позволили себе ахнуть. Но уже очень скоро заставили себя понять, что Азеф ничего не меняет в «ходе русской политической эволюции», ибо он всего-навсего — таракан, неосторожно всплывший на поверхность их же собственных октябристских щей, и что выплескивать щи из-за таракана противоречит не только интересам, но и национально-бытовым традициям московского купечества. И когда им слева доказывали, что таракан — не случайность, а неизбежность, они отвечали: «что ж? — остается, благословясь, проглотить и таракана». И проглотили, не поморщившись.

IV. Эпитафия кадетской тактике

В кадетских речах об Азефе было много красивых мест, счастливых выражений и даже мыслей. Но никогда еще безнадежность кадетства не выступала с такой яркостью, как в этих дебатах. По мысли милюковской фракции, запрос должен был оказаться клином, вогнанным в тело третьедумского блока, и если не повалить министерство, то затруднить для октябристов роль правительственной партии. Оказалось наоборот. Повторилось то же, что и после прежних разоблачений. Все помои, весь мусор и дрянь, которыми история последних двух-трех лет облила и забросала царское самодержавие, не только не нанесли ущерба контрреволюционному союзу, но, наоборот, еще теснее сплотили его цементом общего позора. — Хлеб, украденный Гуркой у голодающих крестьян? Взятка губернатору? Братание царя с осужденными громилами? Икона, начиненная взяткой градоначальнику? Дома терпимости, как устои патриотизма? Волосы, поодиночке вырванные во время пыток? Что там еще? Нет ли чего посильнее? Экспроприации под командой полиции? Изнасилование старух казаками? Расстрелы без суда? Наконец, Азеф? Министры, убитые при содействии полицейских террористов?.. Давайте все сюда! Все пойдет в дело! Столыпин с Гучковым выводят здание новой России — им нужен строительный материал!

«Почему — вопрошал Маклаков октябристов и правительство — в деле, где мы, как будто, исходим из одинаковой позиции, мы начинаем в конкретных случаях говорить на разных языках»? Почему? Недоумение «блестящего юриста» Маклакова разрешил аляповатый политик Милюков. Правительство хочет «победить революцию», но не может: отсюда его слабость. «Кадеты думали иначе: они надеялись приостановить революцию». Исходили, значит, из той же позиции, только метод предлагали другой. Что ж, имели успех? Увы! «Правительство, привыкшее опираться на силу, — жаловался Милюков — считалось с нами, когда видело в нас большую революционную силу. А когда увидело, что мы — только конституционная партия, то в нас надобности уже не оказалось». Понимал ли Милюков, что говорил? Сознавал ли, какой убийственный итог подводит трехлетней истории своей партии? Она стала спиной к революции, спекулируя на доверие власти — и это погубило ее. В тщету обратились усилия ее, весь позор ее унижений и предательств не дал ей ни крупицы власти. И роль ее собственного вождя превратилась в жестокую эпитафию на могиле ее «демократического» либерализма…

V. Революционная романтика и Азеф

Рядом с поучительной, но нравственно-отталкивающей историей либерального Санхо-Пансо, который почти целиком вернулся к своему старому дореволюционному ничтожеству, но уже без старых надежд и возможностей, судьба террористического Дон-Кихота способна была бы вызвать к себе живейшее сочувствие. Если бы только этот бедный рыцарь печального образа изъявил решительное намерение очистить свою голову от романтического вздора и понять, что, по воле истории, он всегда был лишь оруженосцем при плутоватом Санхо-Пансе, который хотел при его помощи стать губернатором острова… Но предрассудок терроризма имеет свое упорство и свой энтузиазм. И вместо сочувствия к ошибкам, которые он уже сотворил, он вызывает необходимость активного отпора ошибкам, которые он только готовится сотворить.

Глядите: вместо того, чтоб отбросить прочь негодные доспехи, которыми сумела овладеть рука полицейского прохвоста; вместо того, чтоб засучить рукава и приняться за серьезную революционную работу, романтики выбрасывают из своей головы последние крупицы политического реализма, начисто отказываются от организации пролетариата и крестьянства во имя голого террора (см. «Революционная Мысль», № 4) и берутся — в который уже раз! — собственными средствами покончить с царизмом. Теперь они уже твердо знают, как избежать подводных отмелей и рифов. Они создадут новую сеть «неуловимых» автономных дружин, они выдумают новые пароли, которых не знает Азеф, и, наконец, самое главное — они сварят большой котел динамита, в полтора раза большей силы, чем динамит азефовский. А чтоб не перепутать паролей и не переварить динамита, они обобьют толстым войлоком окна и двери своей алхимической лаборатории, — отныне ни один крик улицы, ни один отзвук фабричного гудка не ворвется к ним и не помешает им приготовлять то колдовское варево, расхлебывать которое придется — увы! — неизвестно кому… Удастся ли им на этом пути совершить еще какое-нибудь «эффектное» предприятие, мы не знаем. Но мы твердо знаем, что они идут навстречу еще худшему и горшему концу. Сейчас у них может, по крайней мере, оставаться то утешение, что банкротство террористической тактики пало страшным плевком истории на физиономию третьедумского царизма. Но им мало этого великодушия истории. Они снова осмеливаются провоцировать ее с упорством, в котором нет даже дерзости, ибо оно поражено слепотой. И они добьются последнего жестокого пинка.

Уже на горизонте стоит в своем роде символическая фигура, в профессиональных темных очках, которая бросает от себя тень на грядущую новую эпоху террора. Это — Бакай*. Он выступает теперь — в сообществе своего импрессарио, злосчастного фанатика Бурцева** — во всех искариотских процессах последнего времени, как свидетель и заслуженный эксперт, и его речи дышат жизнерадостной уверенностью в том, что как минус на минус дает плюс, так и двойное предательство возвращает нравственной репутации ее девственную свежесть… В конце концов мы имели бы право предоставить мертвым хоронить своих мертвецов, если б у нас в этой среде не было обязанностей по отношению к живым. Это прежде всего — рабочие-эсеры. Мы пойдем к ним и скажем: «Смотрите, — ваши вожди открыто заявляют, что по условиям своей профессии вынуждены повернуться к рабочему классу спиною; вам, рабочим, остается одно: раз навсегда повернуться спиною к этим вождям!».

* Бакай — еще во времена зубатовщины был тайным агентом охранки. Одно время был помощником начальника варшавского охранного отделения. Служа в охранке, выдавал Бурцеву эсеров-провокаторов. В 1907 г. был арестован и по дороге в ссылку в Туруханский край бежал за границу. За границей вместе с Бурцевым разоблачил Азефа и др. провокаторов. За границей же издал брошюру «О разоблачителях и разоблачительстве».

** Бурцев, В. — старый народоволец, специализировавшийся до войны на разоблачении провокаторов. Во время войны Бурцев становится ярым социал-патриотом, а после Октября открыто переходит в лагерь белогвардейщины. Редактор историко-революционного журнала «Былое». — Редакция Госиздата в 1920-е гг.


Текст ниже был в «Социал-демократе», но опущен в версии для «Neue Zeit»

Еще только два слова в заключение. Сейчас, когда пишутся эти строки, либеральная пресса жалобно скулит по поводу «неудачи» азефского запроса и причин неудачи ищет в речах ораторов левой. Запрос внесен по инициативе пашей партии, и наши товарищи в Думе энергично боролись за его принятие. Но так называемая «неудача» запроса не причиняет нам ни малейшего огорчения, ибо она не задевает нас. Как в подполье мы не ставили с с.-р-ми ставок на Азефа-террориста, так и в Думе мы не ставили с кадетами ставок на Азефа-провокатора. Мы никогда не пытались азефовским динамитом «устранять» или терроризировать министров; и мы не собирались посредством азефовского запроса низвергать или перевоспитывать Столыпина. И потому мы не причастны к похмелью обеих неудач. В подполье и в Думе мы совершаем одну и ту же работу: просвещаем и объединяем рабочих. На этом пути нет ни провалов, ни неудач. И когда придут большие события, они сторицей воздадут социал-демократии за каждое ее усилие.

«Die Neue Zeit», март 1909 г.