Железо и кровь.

Кошелек или жизнь! возгласило правительство, предъявив Финляндии требование ежегодной уплаты, начиная с 4-х и кончая 8-ю миллионами рублей, на военные расходы.

Мы согласны! — ответили старофинны, реакционная партия аграриев и духовенства, бывшая некогда на посылках у Бобрикова.

Мы готовы согласиться, — откликнулись младофинны и шведоманы*, представители либеральной буржуазии, финляндские кадеты, — но потребуйте от нас этих денег в законной, конституционной форме: дайте нам соблюсти приличие пред лицом народных масс!

* Младофинны — конституционная мелкобуржуазная партия в Финляндии. Возникла в начале 90-х гг. Партия младофиннов не опиралась на какой-либо определенный класс и поэтому не имела строго выдержанной политической программы. К младофиннам примыкали революционные элементы Финляндии, недовольные умеренностью и оппортунизмом старофиннов. Во время режима Бобрикова шведоманы и младофинны заключили блок, который носил название «Союз конституционалистов». Его лозунгом и тактикой было так называемое пассивное сопротивление. В 1901 г. конституционный союз или партия пассивного сопротивления объединяет в своих рядах шведоманов, младофиннов и часть старофиннов и вместе с с.-д. агитирует за восстановление автономии Финляндии. В октябре 1905 г., под влиянием всеобщей забастовки, «союз» настолько полевел, что после некоторых колебаний стал на сторону бастующих. Однако дальнейший рост революционного движения напугал конституционалистов и внес разложение в их ряды. В 1907 г. «союз» окончательно распался.

Старофинны — партия буржуазных демократов, защитников реформ в области сеймового представительства и коммунального самоуправления Финляндии. Партия боролась за реорганизацию народного представительства на более демократических началах и за признание равноправия финского языка. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

На вашу армию, которая нас же должна раздавить, мы не дадим добровольно ни гроша! — заявила социал-демократия. — Нам нужна народная милиция!

- Вы пугаете нас роспуском сейма? — обратился товарищ Прье Мякелин к буржуазным партиям. — Но ведь если им уступить кошелек, они все равно потребуют жизни. Ваша политика уступок до сих пор только раззадоривала их. Пусть распускают! Новые выборы дадут еще более решительных представителей, число социалистов неизбежно возрастет. Знайте: историческое развитие народа не зависит от воли какого-нибудь монарха!

Буржуазные партии Финляндии готовы были идти на всякие уступки. Но от них не хотят уступок. Раздавить Финляндию! — вот теперь очередная задача реакции. Нагло отпихнутые каблуками имперской бюрократии, в страхе пред обличительной критикой социалистов, финляндские либералы вслед за представителями пролетариата голосовали против ассигнования миллионов. Этим была решена судьба третьего сейма*.

* В 1905 году правительство отказалось от введения воинской повинности в Финляндии, установив взамен этого денежную сумму вначале в 4, затем в 8 и 10 милл. рублей на военные расходы. Третий сейм голосами социал-демократов и присоединившихся к ним либералов отклонил требование царского правительства. 5 ноября 1909 г. царским указом сейм был распущен. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

5 ноября Николай, греясь под солнцем Ливадии, подписал указ о роспуске финляндского парламента, а созыв четвертого сейма тем же указом отсрочил на четыре месяца. Около 120 дней сроку! Имперские заговорщики лихорадочно торопятся использовать этот промежуток.

Еще до закрытия сейма они распространили на Выборг и окрестности Свеаборга действие постановлений военного времени. Возбудили ряд процессов об оскорблении «величества». Едва распустив сейм, назначили нового генерал-губернатора: в свое время Герард оказался для них слишком нерешительным, — его сменили Бекманом; теперь уж Бекман недостаточно нагл, — на его место ставится Зейн*. Для новой бобриковщины нужен новый Бобриков, — они без труда найдут его среди специалистов по массовым убийствам, взлелеянных контрреволюцией.

* Зейн, Ф. А. — в 1907—1909 гг. был помощником финляндского генерал-губернатора Герарда, а затем Бекмана, с которым у него постоянно происходили конфликты на почве его крайних русификаторских тенденций. В 1909 г. Зейн сам становится генерал-губернатором Финляндии, и русификация края идет уже полным ходом. Вопреки единогласному решению финляндского сейма, Зейн провел через русские законодательные учреждения закон 17 июня 1910 г. — «О порядке издания касающихся Финляндии законов и постановлений общегосударственного значения». Для проведения в жизнь этого закона, по существу уничтожавшего самостоятельность Финляндии, Зейн не останавливался ни перед какими репрессиями. Массовые аресты, разгром целых учреждений, разгон третьего, а затем четвертого финляндского сеймов, — таковы были приемы его «управления».

Герард, Н. Н. — с 1905 г. генерал-губернатор Финляндии, управлял ею в сравнительно либеральном духе. В 1908 г., по требованию реакционных кругов, Герард был смещен и перешел на положение «неприсутственного члена Государственного Совета».

Бекман, В. А. — кавалерийский генерал. В январе 1905 г. был назначен командиром 20-го армейского корпуса в Курляндской губ. Когда в губернии вспыхнуло революционно-национальное движение, Бекман был назначен генерал-губернатором и стал усмирять волнения самыми крутыми мерами. Но движение разгоралось все больше, и в 1906 г. Бекман должен был уступить свое место более энергичному и опытному усмирителю — знаменитому Меллер-Закомельскому. Заслуги Бекмана, однако, не были забыты. В 1908 г. он был назначен генерал-губернатором Финляндии. Несмотря на свои лицемерно-либеральные заявления, Бекман очень скоро столкнулся с финляндским национальным движением. В ответ на это в марте 1908 г. был распущен II финляндский сейм, и Бекман стал управлять краем чисто полицейскими методами. Несмотря на это, черносотенцы были все-таки недовольны «нерешительностью» Бекмана, и в конце 1909 г. он был вынужден подать в отставку. Его преемником был назначен Зейн. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

Они спешат. Комиссия Харитонова — Дейтриха* уже держит наготове законопроект о низведении Финляндии на положение Царства Польского — со своими собственными финляндскими Скалонами, Казнаковыми и виселицами. Русские законы о печати, собраниях и союзах должны камнем придавить культурную и политическую жизнь маленькой страны. В интересах русских аграриев и капиталистов таможенное законодательство Финляндии должно быть подчинено Петербургу… Основные законы, манифесты, клятвенные обязательства? В корзину этот жалкий хлам! — спешат, спешат… Весь поход на Финляндию принимает в последние недели характер стремительной атаки.

* Комиссия Харитонова — Дейтриха — смешанная русско-финляндская комиссия, образованная в конце 1909 г. «для составления проекта правил о порядке издания касающихся Финляндии законов общегосударственного значения». В состав комиссии было назначено 5 русских (Дейтрих, Мясоедов, Бородкин, Корево и Якунчиков) и 5 финляндцев (Нюберг, Германсон, Сэтэлэ, барон Пальмен и архиепископ Иогансон). Ввиду того, что председателем комиссии был государственный контролер Харитонов, большинство оказалось за русскими финнофобами и русификаторами. Собравшись 16/29 июня в Петербурге, комиссия вынесла следующие «предположения»: по внутренним делам Финляндии законы и постановления издаются «в порядке, установленном общим законодательством»; сейм становится учреждением законосовещательным; основные начала управления Финляндии переносятся в область обще-имперского законодательства; все несогласованные с новыми обще-имперскими законами финляндские постановления «сами собой отменяются». «Предположения» комиссии были приняты большинством ее членов (всеми русскими членами и председателем Харитоновым) и легли в основу дальнейшей русификаторской деятельности царского правительства в Финляндии. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

Финляндские юристы неутомимо доказывают исторические права их страны на автономию, а юристы столыпинские уверенно доказывают прирожденные права царя на самовластие. Либералы финляндские, как и русские, прикрывая свое бессилие, притворяются, что верят в силу юридических доводов. А царское правительство точит штыки.

«Государство создается не словами, — провозгласил недавно остервенелый ненавистник Финляндии, Дейтрих, — а железом и кровью!»

- Вашим железом — нашей кровью! — отвечают имперским хищникам финляндские массы.

И вот, в ожидании народных выступлений, железнодорожных забастовок и восстаний, или, вернее, в надежде провоцировать их, — правительство царское комплектует запасных железнодорожных служащих на двойном окладе и предоставляет их в распоряжение петербургских военных властей…

Но не бессилен, не одинок и финляндский пролетариат перед лицом этих дьявольских замыслов. «Если старофинны считаются только с дворянским самодержавием, — заявил тов. Нуортева в сейме, — то мы, финляндские социал-демократы, верим в революцию в России».

Да, только в развитии революционного движения в России — спасение Финляндии. Но именно поэтому они, наши братья в маленькой стране, не дадут Столыпинам, Зейнам и Дейтрихам провоцировать себя на открытое сражение в настоящий момент политического застоя. С тем революционным мужеством, которым мы в них восторгаемся и которое заставляет гордостью биться наши сердца, они соединяют выдержку закаленных политических борцов. Опираясь на свои превосходные организации, имея за собой большинство народных масс, они сумеют переходить от обороны к наступлению и от наступления к обороне, истомляя врага и не доводя дела до открытого боя — доколе не ударит первый гром всероссийской грозы. А тогда — тогда мы снова вместе с ними грудью встретим ржавое царское железо, как встречали его вместе в славные октябрьские дни.

Вместе с социал-демократами Финляндии мы твердо знаем: железом и кровью войн и усмирений создаются государства, — кровью и железом революций освобождаются народы. Мы доверяем будущему. И уже сегодня, сквозь обложившие нас черные тучи реакции, мы прозреваем победоносный отблеск нового Красного Октября.

 

«Правда» № 7, 4 декабря (21 ноября) 1909 г.