Доклад на экстренном заседании Петроградского Совета о деятельности Военно-Революционного Комитета.

6 ноября (24 октября) 1917 г.

Редакция Сочинений Л. Троцкого дала два отчета этого доклада из двух различных газет. Отдельно мы также даем отчет третьей газеты о визите к Троцкому делегации от Петроградской городской управы. — /И-R/

«Рабочий Путь»

Изложив историю конфликта со штабом военного округа, т. Троцкий сообщает о целом ряде попыток со стороны Временного Правительства подтянуть к Петрограду войска против революции. Но все подобные попытки парализованы Военно-Революционным Комитетом.

Мы не боимся брать на себя ответственность за сохранение революционного порядка в городе. Сегодня Военно-Революционный Комитет заявляет населению Петрограда, что «Петроградский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов берет на себя охрану революционного порядка от контрреволюционных и погромных покушений».

Сегодня нас посетила делегация от городского самоуправления (см. здесь). Делегация спрашивала нас: как мы смотрим на охрану порядка в городе? У правительства нет силы, нет власти, — они это видят. Делегация передала даже слух о том, будто правительство предполагает передать власть городскому самоуправлению.

Делегатам городского самоуправления мы ответили, что в деле поддержания революционного порядка готовы согласовать свою деятельность с деятельностью городской думы. Представитель Исполнительного Комитета Петроградского Совета еще с корниловских дней делегирован в городскую управу. С другой стороны, в Военно-Революционный Комитет Петроградского Совета входит представитель городского самоуправления.

Далее делегация нас спрашивает о восстании и выступлении. По этому вопросу мы им сказали то, что неоднократно говорилось нами здесь. В этом отношении не пришлось менять ни одного слова. Мы ответили делегации:

«Вся власть Советам», — это наш лозунг. В ближайшую эпоху, эпоху заседаний Всероссийского Съезда Советов, лозунг этот должен получить осуществление. Приведет ли это к восстанию или выступлению, это зависит не только и не столько от Советов, сколько от тех, которые, вопреки единодушной воле народа, держат в своих руках государственную власть.

Военно-Революционный Комитет возник не как орган восстания, а на почве самозащиты революции. Когда правительство Керенского решило обезоружить Петроград и вывести отсюда войска, — мы сказали, что в интересах защиты революции этого не допустим. Когда вчера это правительство закрыло две газеты, имеющие огромное влияние на петроградский пролетариат и гарнизон, — мы сказали, что не можем потерпеть удушения свободного слова, и выпуск газет решили возобновить, возложив почетную обязанность охранения типографий революционных газет на доблестных солдат Литовского полка и 6 запасного саперного батальона.

Есть ли это восстание?

У нас есть полувласть, которой не верит народ и которая сама в себя не верит, ибо она внутренне мертва. Эта полувласть ждет взмаха исторической метлы, чтобы очистить место подлинной власти революционного народа.

Правительство стало мобилизовать юнкеров, — в то же время оно дало крейсеру «Аврора» приказ удалиться. Почему, призывая юнкеров, правительство удаляло матросов? Причины понятны. Речь идет о тех матросах, к которым в корниловские дни являлся Скобелев со шляпой в руках просить, чтобы они охраняли Зимний дворец от корниловцев. Матросы «Авроры» выполнили тогда просьбу Скобелева. А теперь правительство пытается их удалить. Но товарищи матросы спросили совета у Военно-Революционного Комитета. И «Аврора» сегодня стоит там, где стояла и прошлой ночью.

Завтра откроется Съезд Советов. Задача гарнизона и пролетариата — предоставить в распоряжение Съезда накопленную силу, о которую разбилась бы правительственная провокация. Задача наша — донести эту силу до Съезда нерасколотой, неущербленной.

Когда Съезд скажет, что он организует власть, он этим завершит ту работу, которая проделана во всей стране. Это будет означать, что высвободившийся из-под власти контрреволюционного правительства народ созывает свой Съезд и создает свою власть.

Если мнимая власть сделает азартную попытку оживить собственный труп, то народные массы, организованные и вооруженные, дадут ей решительный отпор, и отпор этот будет тем сильнее, чем сильнее будет наступление реакции. Если правительство 24 или 48 часами, которые остались в его распоряжении, попытается воспользоваться для того, чтобы вонзить нож в спину революции, то мы заявляем, что передовой отряд революции ответит на удар — ударом, на железо — сталью.

Отвечая на вопрос об отношении к левым эсерам, т. Троцкий заявляет:

— В бюро Военно-Революционного Комитета из 5 лиц 2 левых эсера — т.т. Лазимир и Сахарков*. Работают они там прекрасно, никаких принципиальных разногласий у нас с ними нет.

* Лазимир — левый эсер, принадлежавший к той части этой партии, которая рука об руку работала с большевиками по подготовке вооруженного восстания. В 1918 году после июльского восстания левых эсеров Лазимир перешел в РКП. Позднее он работал в армии на юге. В августе 1919 года при эвакуации Киева он заболел тифом и умер. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.

Сегодня вечером нам сообщили, что фракция левых эсеров выходит из Предпарламента* и посылает своего представителя в Военно-Революционный Комитет.

Итак, в борьбе против общего врага — контрреволюции — мы нашли друг друга.

«Рабочий Путь» № 46, 8 ноября (26 октября) 1917 г.

* Фактически левые эсеры так и не осуществили свое запоздалое намерение о выходе из Предпарламента. Еще на последнем заседании от 24 октября, лидеры левых эсеров — Карелин и Камков — выступали в прениях после знаменитой речи Керенского. Фракция левых эсеров голосовала вместе с другими фракциями, входившими в состав так называемого левого блока, за резолюцию открытого недоверия Керенскому, которая была принята Предпарламентом на заседании от 24 октября. — Редакция Госиздата в 1920-е гг.


«Известия»

Сегодняшняя ночь была тревожной для Петроградского Совета и Военно-Революционного Комитета.

Ночью мы получили сведения, что Временное Правительство вызвало из Царского Села батальон ударников, из Ораниенбаума — школу прапорщиков, из Павловска — артиллерию. Рано утром были получены сведения о закрытии двух газет — «Солдат» и «Рабочий Путь».

Но Военно-Революционный Комитет не оставался пассивным, и в результате части, вызванные Временным Правительством, за исключением небольшой группы юнкеров, отказались выступить.

Кроме того, Военно-Революционный Комитет предложил взять на себя охрану типографий наших газет Литовскому полку, что тот немедленно и выполнил. В настоящее время эти типографии вполне правильно функционируют. Не исполнено также требование Временного Правительства о снятии с якоря крейсера «Авроры» и уходе его из Петрограда. По предложению Военно-Революционного Комитета крейсер «Аврора» находится на том же самом месте, на котором он стоял вчера.

Сегодня к нам в Петроградский Совет явилась делегация от Петроградской городской управы из 6 человек: 3 с.-р., один меньшевик и 2 большевика, и спросила нас, какие меры принимаются Петроградским Советом для установления порядка в городе, а также сообщила, что будто Временное Правительство собирается передать власть в руки Петроградской городской думы.

Мы ответили, что Петроградский Совет озабочен охранением безопасности жителей Петрограда и находит возможным согласовать свою работу с Петроградской городской думой. Мы предложили также им одно место в Военно-Революционном Комитете.

Нам задали вопрос: предполагаете ли вы выступление? Я ответил, что Петроградский Совет стоит за переход всей власти в руки Советов, и в данную эпоху, в данный момент, когда не сегодня-завтра откроет свои заседания Всероссийский Съезд Советов Рабочих и Солдатских Депутатов — этот лозунг будет осуществлен практически, — но приведет ли это к выступлению, это зависит не от нас, а от тех, кто будет нам противиться.

Мы считаем, что та власть, которая у нас сейчас имеется в лице Временного Правительства, есть не что иное, как полувласть, жалкая и беспомощная, полувласть, которая ждет взмаха исторической метлы, чтобы очистить место подлинной народной власти. Это — власть, потерявшая все: поддержку, авторитет, право, мораль.

Но вооруженный конфликт сегодня или завтра не входит в наши планы — у порога Всероссийского Съезда Советов. Мы считаем, что Всероссийский Съезд Советов проведет наш лозунг с большей силой и авторитетом. Но если правительство захочет использовать тот срок, который остается ему жить — 24, 48, 72 часа, и выступить против нас, то мы ответим контрнаступлением, ударом на удар, сталью на железо.

После доклада Л. Троцкий отвечает на некоторые вопросы, заданные ему отдельными членами собрания: разведены ли мосты? правда ли то, что юнкера производят обыски на улицах? и т. д. Л. Троцкий оказался неосведомленным и отсылал всех за справками в Военно-Революционный Комитет. После фактического дополнения относительно того, что в такое тревожное время необходима непрерывная связь между рабочими и солдатами, районными советами, фабрично-заводскими комитетами, воинскими частями и Смольным Институтом, Троцкий заканчивает свой доклад заявлением, что лево-эсеровская фракция Предпарламента после сегодняшнего заседания явилась в Смольный и выразила желание войти в состав Военно-Революционного Комитета.

«Известия» № 206, 25 октября 1917 г.