Проект резолюции по вопросу об Англо-Русском комитете.

Печатается по копии, хранящейся в Архиве Троцкого в Гарвардском университете, папка MS Russ 13 Т-3046 (Houghton Library, Harvard University) — /И-R/

(По отчету тов. Томского о берлинском совещании Англо-Русского комитета 29 марта — 1 апреля 1927 года)

1. Пленум Центрального Комитета категорически отвергает и осуждает последние берлинские решения Англо-Русского комитета как основанные на дипломатии, недоговоренностях и на взаимной амнистии, т.е. на принципах, в корне противоречащих всей политике большевизма.

2. Признание в резолюциях берлинского совещания Англо-Русского комитета необходимости «большей активизации взаимной помощи и поддержки» звучит в устах дельцов Генсовета как подлое издевательство, если принять во внимание, что во время генеральной стачки Генсовет отказался принять «проклятые деньги» советских профсоюзов, а на парижском совещании английские члены комитета, выполнявшие, совместно с церковниками, поручение шахтовладельцев, сорвали даже обсуждение вопроса о помощи горнякам.

3. Указание в резолюции на то, что «единственным представителем» этой «активизации» для Англии должен являться Генсовет, означает по существу прямое обязательство ВЦСПС не оказывать в дальнейшем помощи тем стачечникам, по отношению к которым Генсовет будет и впредь выступать как штрейкбрехер.

4. Обязательство не «допускать вмешательство одной стороны во внутренние дела другой» означает нашу капитуляцию перед тем принципом, который мы многократно объявляли лживым и лицемерным принципом капиталистической дипломатии, в корне враждебным интернациональной политике рабочего класса.

5. Утверждение резолюции, что Англо-Советский комитет «олицетворяет» братские узы между профорганизациями обеих стран, имеет лишь тот смысл, что штрейкбрехеры «олицетворяют» героическую стачку, ими сорванную и преданную.

6. Недопустимой двусмысленностью является ссылка резолюции на полную правильность старых решений и предвидений Англо-Русского комитета, ибо Генсовет действовал все время в вопиющем противоречии с этими решениями и предвидениями.

7. Горькой насмешкой звучит указание резолюции на то, что наступление на британских горняков подтвердило «своевременные предупреждения» Англо-Русского комитета. Наша обязанность состоит сейчас в том, чтобы своевременно предупредить английских рабочих о неизбежности дальнейших, не менее потрясающих предательств руководящей банды Генсовета, а никак не в том, чтобы прикрывать эту банду ссылкой на ее «своевременные и правильные предвидения» атак капитала, которым эта банда всеми силами ныне помогает.

8. Указание на то, что «особенная опасность миру содержится в поли тике империалистов в Китае», без указания хотя бы на то, что руководящую роль играют бандиты английского империализма, представляет особую в устах Ситриных и К°, лицемерную, сладенькую, пошленькую фразу, которая лишь прикрывает от глаз рабочих подло-вероломную политику Генсовета и парламентской фракции Макдональда, отказавшихся потребовать хотя бы лишь отозвания английских войск из Китая.

9. Еще хуже, лицемернее и отвратительнее звучит в устах Генсовета призыв «объединить свои усилия… в стремлении предупредить новые братоубийственные войны», в частности, предотвратить угрозы нападения на Советский Союз. Политические мошенники, составляющие амстердамскую агентуру капитала, дюжинами рассыпают такого рода пацифистскую дешевку, чтобы усыплять рабочих и сохранять, таким образом, свои руки свободными для предательства в критический момент. Британская часть амстердамских мошенников, т.е. те же Ситрин, Персель и К°, в тот самый день, как выносились резолюции Англо-Русского комитета, выражала свою патриотическую скорбь об оскорблении революционными китайца ми британского флага и предлагала вопрос о разгроме китайской револю ции английскими душегубами передать на рассмотрение международного трибунала тех же душегубов.

10. Пленум Центрального комитета считает необходимым обратить особенное внимание международного пролетариата на то, что как раз в настоящий момент английский «Комитет защиты прав профсоюзов» в лице тех же господ Хикса, Сауэльса, Ситрина и др. оказывается неспособным ударить пальцем о палец для защиты элементарнейших прав тред-юнионов, тащится в хвосте за Макдональдом и готовится к презренной сделке с консерваторами за счет рабочих. Слепцом является всякий, кто думает, что такого рода трусы, лакеи и наемники способны хоть в малейшей степени защитить революцию в Китае или Советский Союз! Именно о них, и притом о наиболее честных в их среде, Ленин писал в 1922 году:

«Всего важнее опровергнуть мнение о том, будто присутствующие (тред-юнионисты и кооператоры) являются противниками войны, будто они понимают, как война может и должна надвинуться на них в самый неожиданный момент, будто они сколько-нибудь осознают способ борьбы против войны, будто они сколько-нибудь в состоянии предпринять разумный и достигающий цели путь борьбы против войны».

Вместо беспощадного разоблачения лживости, бессилия, дрянности и прямой подкупности этих господ, давать подпись под их лживо пацифистскими фразами, значит убаюкивать волю рабочих, затемнять им сознание и тем облегчать империалистам нанесение ударов по китайской революции, по СССР и по рабочему классу всего мира.

11. Центральный Комитет проходит мимо бюрократической дребедени, вроде «кодификации» прежних решений, из коих ни одно не выполняется, или вроде обещания снова, в подходящем случае, поднять вопрос о единстве мирового профдвижения. Заниматься такого рода делами, особенно в нынешней мировой обстановке, значит попросту переливать из пустого в порожнее.

12. Центральный Комитет констатирует, что попытка сочетать сохранение Англо-Русского комитета с открытой и беспощадной революционной критикой вождей Генсовета не привела к ожидаемым результатам, но полностью превратилась в свою противоположность. Вместо критики, разоблачения, клеймения, на деле получилось: защита, выгораживание, реабилитация — в виде заявлений о полном «единодушии», о «взаимном понимании» и о «сердечных» отношениях с теми, которых мы все знаем как вчерашних и завтрашних предателей и которые именно в момент вынесения резолюции выполняли самую грязную работу в интересах капитала.

13. Резолюции берлинского совещания представляют собою явный удар по движению профессионального меньшинства. Если бы с Генсоветом у революционеров действительно могли быть в основных вопросах «взаимное понимание» и «единодушие», то ничем не оправдана была бы борьба английского меньшинства против Генсовета. Этот последний, соглашаясь на созыв Англо-Русского комитета, заявил, что не допустит участия в его работе меньшинства ни одной из стран и открыл в самой Англии прямую борьбу против представителей левого крыла профессионального движения. Между тем работа этого крыла должна быть много кратно усилена именно теперь. Революционная агитация в профсоюзах должна получить новый размах, отвечающий остроте наступления капитала и угрожающему характеру всего мирового положения.

14. Центральный Комитет считает необходимым решительно ликвидировать блок с Генсоветом, в корне противоположный нашим задачам и целям. Надо, чтобы революционные рабочие организации, в первую голову Профинтерн, потребовали от Англо-Русского комитета определенной и ясной политики действия и борьбы в вопросе о китайской революции, действиях британского империализма и пр. Делегаты ВЦСПС должны разработать определенную программу действия, направленную на действительную защиту китайской революции, СССР, международного мира и единства пролетарского фронта против борьбы империалистов. Неизбежный отказ Генсовета от этой программы или отказ его от обсуждения ее должен послужить к немедленному и открытому разрыву с изменниками и беспощадному их разоблачению.

15. Считая настоящую резолюцию непререкаемым выводом из всего опыта последнего года, Центральный Комитет поручает делегации ВКП в Коминтерне предпринять необходимые шаги для внесения соответствующих изменений в политику братских партий по отношению к Англо-Русскому комитету и для полного согласования этой политики в между народном масштабе.

Л. Троцкий

16 апреля 1927 г.