Циркулярное письмо № 1.*

* В письмах к Навиллю и другим сторонникам Троцкий в течение более года настаивал на правильной организации Интернациональной оппозиции, своевременной переписке и выпуске информационных Бюллетеней. Это циркулярное письмо явилось добавочным моральным толчком и вскоре Навилль в Париже начал выпускать такой Бюллетень.

Не для печати

Только для членов оппозиционной организации

Всем секциям Интернациональной левой коммунистической оппозиции

 

Дорогие товарищи!

Связь национальных секций коммунистической левой по-прежнему крайне слаба. Интернациональный Бюллетень не выходит до сего дня. Между тем накопляются важные и неотложные вопросы тактики. Переписка с отдельными товарищами все менее и менее может отвечать своим задачам. Я не вижу в настоящий момент другого пути, как обратиться ко всем национальным секциям с этим письмом, в котором я хочу ответить на некоторые вопросы, заслуживающие, как мне кажется, коллективного обсуждения.

1. Оппозиция теряет много времени. Это особенно ярко проявляется в деле создания международной организации. Настоящие строки меньше всего имеют своей целью обвинять кого-нибудь лично. Я хочу говорить о наших недочетах и ошибках, за которые мы несем ответственность все и от которых нам нужно избавиться во что бы то ни стало.

Формально начало интернациональному объединению оппозиции было положено почти год тому назад. Между тем практически это объединение не существует и сейчас. В апреле состоялась предварительная конференция в Париже. Но за прошедшие с того времени два с половиной месяца не обнаружилось никаких практических результатов конференции.

Постановлено было издавать информационный «Бюллетень». Первый номер его не вышел до сего дня. Чем это объяснить? Разумеется, у нас большой недостаток сил. Однако это не главная причина. Тех сил и того времени, которые тратятся сейчас внутри оппозиции на преодоление разобщенности, на частную переписку по отдельным вопросам, на исправление ошибок, явившихся результатом неосведомленности и пр. и пр., было бы с избытком достаточно для издания еженедельного интернационального Бюллетеня. Я уже не говорю о том, что имеется много сил, остающихся в стороне и совершенно не использованных.

Основной причиной того, что для интернациональной организации потерян долгий ряд месяцев, приближающийся к году, является неправильное, на мой взгляд, понимание взаимоотношения национальной и интернациональной организации пролетариата, наблюдаемое у ряда товарищей. Борьба против бюрократического централизма Коминтерна возродила у некоторых элементов оппозиции немарксистское понимание взаимоотношения национальных секций, как фундамента или стен, и интернациональной организации, как крыши, которая возводится под конец. В особо наивной форме этот взгляд высказала венская группа «Манруф», которая отказалась присоединяться к какой-либо интернациональной организации, пока она не укрепится в национальном масштабе. На основе какой же программы, каких методов и под каким знаменем она собирается укрепляться на национальной почве, этого никто не знает, как не знает этого, по-видимому, и сама группа. Предполагается, что рабочие должны авансом подарить неизвестной группе, не имеющей никакого принципиального лица, свое доверие, а после этого группа начнет заботиться о своем интернациональном лице, а, следовательно, и о своем национальном лице, ибо одно без другого немыслимо.

Итальянская группа «Прометео» очень близко подходит к тому же взгляду. Среди части бельгийских и французских товарищей была сильная оппозиция против «преждевременной» интернациональной организации, причем эта оппозиция питалась теми же ошибочными воззрениями, о которых сказано выше. Эти настроения, правда, не всегда находят себе открытое теоретическое выражение. Чаще они принимают форму полусознательного глухого сопротивления, постоянных откладываний, недоведения работы до конца и тяжкой потери времени. Этому надо положить конец.

2. Нельзя не упомянуть здесь о том, что предварительная апрельская конференция сочла возможным не выпустить никакого принципиального заявления (декларации, манифеста, резолюции). Ни одна национальная конференция не поступила бы так: ибо как же можно не сказать рабочим, во имя чего происходит конференция? Но по отношению к интернациональной конференции товарищи сочли возможным ограничиться чисто техническим решением. Совершенно очевидно, что мы имеем здесь крупную ошибку. Самый скромный интернациональный документ, изданный конференцией, был бы серьезнейшим орудием в руках каждой национальной секции, мог бы оглашаться или распространяться в печатном виде на рабочих собраниях и пр. Объяснять отказ от издания такого манифеста техническими и случайными причинами неправильно: технические и случайные причины могли получить перевес только вследствие недостаточного внимания к принципиальной стороне вопроса.

3. Конференция постановила выпускать «Бюллетень», по возможности два раза в месяц. Между тем за два с половиной месяца, как уже сказано, не вышло ни одного номера.*

* Можно, по-видимому, надеяться, что первый номер вскоре выйдет. Но это не меняет, разумеется, дела,  ибо нет никаких гарантий правильности постановки дела в дальнейшем. — Л.Т.

Объяснять этот факт только недостатком сил было бы неправильно. «Бюллетень» по существу требует очень немного дополнительных сил. Поставить сейчас теоретический и политический интернациональный орган мы действительно не в силах. Но не об этом идет речь. Интернациональный «Бюллетень» должен быть органом широкой интернациональной информации и дискуссии. Та переписка, которая ведется сейчас между национальными группами и отдельными лицами по тактическим и теоретическим вопросам, должна была бы на три четверти идти через «Бюллетень». Отчеты национальных секций составляли бы важнейший элемент содержания. Достаточно было бы создать техническую по существу редакцию, для которой именно в Париже имеются необходимые силы. Помимо французской организации там имеется испанская группа, венгерская, итальянская, еврейская, индокитайская. Есть отдельные товарищи и других национальностей. Из среды этих групп вполне можно выделить интернациональную по составу редакцию для «Бюллетеня», которая работала бы под общим руководством интернационального секретариата. Промахи и ошибки молодой редакции, неизбежные на первых порах, исправлялись бы в дальнейшем. Во всяком случае, если бы мы поступили так полгода тому назад, мы имели бы сегодня несомненно хороший еженедельный «Бюллетень», вокруг которого вращалась бы вся идейная жизнь международной оппозиции. При намеченной выше постановке будет не только обеспечен правильный выход «Бюллетеня», но и будет достигнута необходимая независимость редакции, именно как интернационального информационного и дискуссионного органа.

Мы очень часто пишем и говорим, и с полным основанием, что Коминтерн упускает революционные ситуации. Но упущение времени оппозицией есть грех того же типа, хотя и меньшего масштаба. Чтобы не упустить революционную ситуацию в будущем, надо не упускать ситуации каждого дня, не откладывать на неопределенное будущее те шаги, которые можно и должно сделать сегодня.

4. В германской секции мы имели за последнее время острые конфликты, закончившиеся выходом из правления товарищей Ноймана, Иокко и Грилевича. Шаг этот, как и ряд предшествовавших ему конфликтов, имеют характер поистине классической литераторско-бюрократической склоки. Никакого намека на принципиальные мотивы для своего выхода названные товарищи не указали. Все усилия побудить их исправить свой ошибочный шаг не привели ни к чему. Теперь эти товарищи начнут, конечно, искать «принципиальные» мотивы для своего шага, т.е. проделают путь Паза, который начал с литераторской склоки, продолжил ее теоретической путаницей и кончил крахом.

Разумеется, мы должны поддержать нынешнее правление германской объединенной оппозиции и всеми силами помочь ему вести его ответственную работу. Но этого мало. Из пережитых фактов надо сделать некоторые общие как принципиальные, так и практические выводы.

Уже не раз писалось, что к оппозиции примкнули в свое время не только революционные марксистские элементы по мотивам принципиального характера, но и отдельные индивидуалистические элементы, мелкобуржуазного или люмпенского типа, не выносящие дисциплины и не способные к коллективной работе. Примеров можно привести немало. Так как сверх того оппозиция на Западе в течение ряда лет вела преимущественно литературное существование, то она культивировала в своих рядах кружковую замкнутость и литераторское высокомерие, характеризующееся невниманием к рабочей организации как таковой. Длительное оппозиционное состояние способно питать и питает чванное верхоглядство, которое оперирует всегда со словами: «массы», «пролетариат» и снова «массы», но не умеет внимательно прислушиваться к отдельным представителям массы, находящимся тут же рядом, и втянуть их в общую работу на основах подлинной партийной демократии.

Оппозиционная печать имеет подчас тенденцию ставить себя над организацией и руководствоваться только усмотрением отдельных литераторов. Это опасное положение, которому надо противодействовать с самого начала, ибо оно является одним из опаснейших источников бюрократизма. Методы серьезного контроля над печатью и методы перевоспитания оппозиционных литераторов в духе пролетарского коллективизма вряд ли могут быть сейчас одинаковы во всех странах. Но если ясно понять существующее зло и искать путей борьбы с ним, то эти методы можно найти.

Можно, например, попробовать создать рабочие комиссии печати. Эти комиссии должны периодически собираться, иметь доступ ко всей редакционной переписке, выслушивать и разбирать все жалобы и нарекания на редакцию, причем по требованию комиссии редакция обязана печатать постановления комиссии. При правильной постановке такие комиссии могут стать незаменимым орудием как пролетарского перевоспитания редакций, так и теоретического воспитания рабочих членов самих комиссий. Думаю, что журналисты оппозиции поступали бы во многих случаях хорошо, если бы, прежде чем печатать свои статьи, прочитывали их нескольким «рядовым» рабочим, не для того, чтобы учить этих рабочих, а для того, чтобы учиться у них, как писать для рабочих. А для этого нужно: внимательно выслушивать их недоумения, вопросы, запоминать их ход мыслей, приводимые ими примеры и пр.

5. Первостепенной важности вопрос об отношении коммунистической левой к официальным компартиям далеко не везде и не всегда получает на практике достаточно ясное и отчетливое разрешение.

В рядах объединенной левой оппозиции никто сейчас не защищает курса на вторую партию.* Но одного отказа от неправильной позиции мало. Нужна активная борьба за правильную позицию, т.е. ясный, отчетливый курс на возрождение официальной партии.

* Должен здесь отметить, что, поскольку  я около года тому назад допускал условно возможность развития бельгийской и северо-американской оппозиции в самостоятельную партию, я делал ошибочный прогноз, основанный на недостаточной информации.

Нынешние  компартии  возникли  в  результате таких событий, как мировая война, предательство  социал-демократии,  русская революция  и  послевоенный революционный  кризис капиталистического общества. Таковы четыре гигантских условия,  сочетание  которых  сделало  возможным  быстрое   возникновение  и развитие Коминтерна.

Правда, действие перечисленных условий сейчас ослабело. Но думать, что эти факторы и порожденные ими традиции, связи, массовые организации — можно без новых равносильных событий заменить речами и статьями, значит проявлять убийственный литераторский  субъективизм, т.е. полное непонимание диалектики политического развития класса, в духе Суварина.

Ложное руководство несомненно ослабляло и ослабляет компартии. Но безвыходный кризис капиталистического общества и предательская политика социал-демократии будут снова и снова толкать рабочих под знамя коммунизма. Только падение Советской республики, которое явилось бы величайшей катастрофой для мирового рабочего класса, могло бы создать принципиально новую ситуацию: Коминтерн был бы превращен в осколки, и пролетарским революционерам пришлось бы во многих отношениях начинать с начала. Но наш курс — не на падение советской власти, как приписывают нам наемные бюрократические негодяи, а на ее возрождение, укрепление и защиту. Это же относится целиком и к официальным компартиям.

Наши немецкие товарищи, насколько я могу судить, заняли в этом вопросе совершенно правильную позицию. Они трактуют официальную компартию как свою партию. Они рассматривают себя как внутренний фактор партийной жизни. При выборах (напр., в Саксонии) они развивают энергичную работу за список партии. В то же время они на основе этого сотрудничества ведут непримиримую борьбу против руководства и его политики.

Тов. Роман Велль пишет мне, что некоторые французские товарищи, признавая эту тактику правильной для Германии, считают ее, однако, неприменимой во Франции, ввиду того что французская компартия гораздо слабее, систематически падает и прочее. Я считаю такую постановку вопроса ошибочной и политически опасной. Во Франции все организационные масштабы были и остаются меньшими, чем в Германии, но принципиальной разницы нет. Французская компартия имела на парламентских выборах свыше миллиона голосов (только мужских!); во время репрессий рабочие производили очень широкие сборы на «Юманите»; тираж газеты колеблется около двухсот тысяч и пр. Закрывать на эти факты глаза или преуменьшать их значение значит обманывать себя и только. Политика французской оппозиции по отношению к компартии может быть только той же, что и политика немецкой оппозиции. Вне этого есть только путь Суварина. Среднего не существует как политической линии. Среднее может быть только путаницей.

Успехи французской оппозиции, совершенно бесспорные и очень значительные, могли бы быть глубже, т.е. захватить в большей мере французских рабочих, если бы в момент острых репрессий против партии оппозиция решительнее, тверже и агрессивнее солидаризовалась бы с партией перед лицом властей и перед лицом масс. Это не было сделано, и это серьезное упущение. То же самое относится к имевшим место избирательным кампаниям. Недостаточно принципиального отказа от выставления собственных кандидатур. Надо показать рабочим-коммунистам, что мы делаем все, что можем, чтобы обеспечить победу официальных кандидатур, т.е. действуем так, как если бы это были наши собственные кандидатуры.

Один из чешских товарищей, Звон, цитируя призыв немецкой оппозиции к рабочим: «Вы должны помочь нам исправить партийный курс…», высказывается в том смысле, что чешские товарищи не решатся взять такой тон. Рабочие нас слишком мало знают, — пишет он, — не имеют еще никакого основания доверять нам, и у нас нет поэтому права требовать, чтобы они поддержали нас в качестве «спасителей». Разумеется, дело здесь не в том или другом обороте речи. Курс немецких товарищей в вопросе о партии, как уже сказано, кажется мне правильным. Но в приведенных выше словах чешского товарища заключается существенное политическое и психологическое соображение. Сказать рабочим-коммунистам от имени молодой, еще очень мало проявившей себя группы (а такова вся оппозиция): «Мы беремся вам сделать хорошую партию, идите за нами», — значит проявить непонимание как объективной обстановки, так и психологии революционных рабочих. Именно французские рабочие, достаточно проученные всем своим прошлым, меньше всего склонны наивно откликаться на литераторский мессианизм. И они правы. Правильный подход можно формулировать так: «Товарищи рабочие, мы хотим вам помочь, т.е. бороться рядом с вами, чтобы общими силами исправить ошибки, очиститься от негодных руководителей и возродить партию». Хуже всего в этом деле половинчатая позиция, уклончивость и недосказанность!

6. Наша печать сообщает, может быть, меньше, чем можно было бы, о внутренней жизни оппозиционных организаций. Разумеется, далеко не все можно сказать открыто. Тем важнее взаимное осведомление через Бюллетень. Мы до сих пор слишком мало знаем, каковы были формы участия оппозиции в массовых выступлениях 1 мая, каковы были ошибки и каковы успехи. Опыт участия в избирательных кампаниях заслуживает самого детального и притом критического освещения.

Нам действительно необходима честная самокритика, притом в интернациональном масштабе. Французская Лига сделала смелый опыт уличной манифестации в связи с кровавыми репрессиями в Индокитае. Проведение этой манифестации вызвало, однако, насколько известно, разногласия внутри французских товарищей. Вопрос настолько важный, что вся интернациональная оппозиция должна быть осведомлена об опыте французских товарищей и о связанных с ним разногласиях. Только так и может воспитаться и закалиться левое крыло.

7. Оппозиция нуждается в режиме внутренней демократии. Воспитать кадры можно только в том случае, если все вопросы ставить на обсуждение всей оппозиции, не боясь «неподготовленности», недостаточности теоретического уровня и проч. Революционеры растут вместе с ростом своих задач. И вопросы общереволюционной тактики, и внутренние вопросы оппозиции должны стать достоянием каждого члена оппозиционной организации. Опыт достаточно ярко свидетельствует, что закулисные решения и переговоры кружков ничего не дают, ни к чему не ведут. Между тем вовлечение рядовых членов оппозиции в курс всех, в том числе и спорных вопросов, сразу меняет обстановку, создает ясность, заставляет каждого додумывать свои мысли до конца и тем двигать общее дело вперед.

Против литераторского высокомерия, против политики тесных кружков, за подлинную демократию внутри оппозиции — таков один из наших важнейших лозунгов!

С коммунистическим приветом.

Л.Троцкий

Принкипо, 21 июня 1930 г.