Заявление для печати.

Я буду очень благодарен за опубликование следующего заявления.

На митинге сталинистов 10 января в театре «Hidalgo» ораторы, в частности, прибывший из Соединенных Штатов Фoрд, говорили о махинации депутата Дайеса против Мексики и назвали мое имя как лица, помогающего Дайесу. Считаю необходимым заявить, что ораторы и на этот раз сознательно лгали. Я прилагаю при сем копию моей переписки с комиссией Дайеса. О Мексике в этой переписке не было ни слова. Комиссия палаты депутатов Соединенных Штатов имела намерение пригласить меня в качестве свидетеля по вопросу об истории сталинизма и лжесвидетельстве против меня Браудера и Фостера. Не надо больших усилий мысли, чтоб понять, что у меня не может быть ни принципиальных, ни личных мотивов помогать американским нефтяным магнатам, интересы которых защищает Дайес, против мексиканского народа. К тому же председатель комиссии Дайес, поняв, что от меня не будет помощи для его реакционных целей, отказался, как известно, от своего приглашения.

Новейшее измышление агентов ГПУ относятся к той же категории, что и их старые сообщения: о моем участии в подготовке генеральной стачки против правительства генерала Карденаса; о моей связи с генералом Седильо; о моей тайной встрече в Морелии с д-ром Атлем, о моей связи с какими-то еврейскими буржуа в Мексико, наконец, о моем тайном участии в нынешней президентской кампании.

Ступив на почву Мексики, я добровольно обязался не вмешиваться ни во внутреннюю, ни во внешнюю политику страны. Кто утверждает противоположное, тот лжет!

Может быть, гг. лжецы примут наконец мое старое предложение: передать вопрос об их клеветах на рассмотрение беспристрастной общественной комиссии?

Л.Д.Троцкий

12 января 1940 г.