Предложение профессиональным клеветникам из «Futuro» и «Popular».

Журнал «Futuro» и газета «Popular» систематически пускают про меня в оборот сведения заведомо клеветнического характера (подготовка всеобщей стачки против генерала Карденаса, связь с Седильо, связь с неким доктором Атлем, участие в избирательной кампании, участие в контрреволюционном заговоре и пр. и пр. и пр.). В последнее время они особенно настаивают на моих тайных сношениях с комиссией Дайеса в Соединенных Штатах «против мексиканского народа» (см. «Popular», 13 мая). Опровергать здесь все эти «обвинения» нет смысла, ибо в обвинениях нет содержания, нет конкретных фактов, нет даже точно сформулированной клеветы. К тому же после каждого опровержения с моей стороны с точными ссылками на документы господа обвинители, обладающие медными лбами, продолжают повторять те же обвинения, или — прямо противоположные (сегодня: «агент фашизма»; завтра — «агент империалистических демократий»). Я не вхожу также в оценку нравственной личности «обвинителей», вчерашних бесстрашных борцов против фашизма, сегодня — его пресмыкающихся адвокатов. Не это меня интересует. Однако я имею, надеюсь, право требовать от публичных обвинителей публичных доказательств.

В течение 312 лет моего пребывания в Мексике я неоднократно предлагал этим господам передать все их «обвинения» беспристрастной общественной комиссии для публичного рассмотрения. Я готов в любой день и час предстать перед такой же комиссией, если она будет создана мексиканскими властями, председателем ПРМ или другим авторитетным и беспристрастным учреждением. Я ни разу до сих пор не получил ответа на это предложение. Я повторяю его снова и тут же предсказываю: господа обвинители не пойдут на это. Они не смеют пойти на это. У них нет ничего: ни фактов, ни данных, ни даже обдуманного обвинения. Они просто лгут, потому что их кремлевский хозяин приказал им вести против меня травлю, и каждый из них старается показать, что он делает это более нагло, чем его конкурент.

После опубликования этого формального предложения, которое я делаю в последний раз, я буду ждать 72 часа их ответа. После этого, надеюсь, всякий честный человек будет иметь право называть этих господ презренными клеветниками.

Л.Троцкий

Койоакан, 14 мая 1940 г.