О Роберте Шелдоне.

Ввиду того места, которое мой бывший сотрудник Роберт Шелдон занимает сейчас во внимании широких кругов, я считаю необходимым высказать следующие соображения:

Роберт Шелдон был мне рекомендован американскими друзьями, которым я давно привык доверять. Имена этих друзей я сообщил полиции. Во всех условиях покушения нет таких данных, которые могли бы убедить меня в том, что Шелдон был соучастником нападавших. Я считаю себя не вправе поддерживать подозрение против лица, труп которого может быть найден завтра или послезавтра.

Если, однако, в интересах чисто логического анализа допустить, что Шелдон был агентом врага, то это по существу не меняет ни характера покушения, ни задач следствия. Кто были остальные 20-ть покушавшихся, их тайные сообщники и вдохновители? Кто дал им поручение?

Если Шелдон был агентом ГПУ и остался жив, то почему он молчит? Собирается ли он на всю жизнь уйти в подполье? Не проще ли было бы для него публично заявить, что никакого покушения не было, а было «авто-покушение»? Такое заявление моего собственного секретаря оказало бы неизмеримо большую поддержку версии авто-покушения, чем писания всех других адвокатов ГПУ, включая Толедано. Разумеется, ложное заявление рисковало бы быть опрокинуто дальнейшим ходом следствия. Но подобный риск не останавливает других пропагандистов теории авто-покушения. Главной задачей для них является внести смуту в общественное мнение и выиграть время. С другой стороны, заявлением об авто-покушении Шелдон мог бы попытаться облегчить свою собственную ответственность перед властями не только Мексики, но и Соединенных Штатов. То обстоятельство, что Шелдон до сих пор не сделал такого заявления, укрепляет меня в мысли, что он пал жертвой покушения. Верна ли эта гипотеза или нет, основная задача следствия остается во всей своей силе. Если Шелдон был сообщником, то чьим именно? Если он был орудием, то кто им руководил? ГПУ или мистическая «пятая колонна»?

Л.Д.Троцкий

Начало июня 1940 г.