Письмо Секретарю министерства внутренних дел Мексики И.Г.Теллезу.

Милостивый государь г. Секретарь Игнацио Гарсиа Теллез!

Я позволю себе утруждать Ваше внимание вопросом о моих архивах. Вскоре после 7 ноября 1936 г., когда ГПУ похитило в Париже в Институте социальной истории 65 кг моих архивов, различные научные учреждения США обратились ко мне с предложением передать им наиболее ценную в историческом смысле часть моих архивов. Мой адвокат г. Альберт Гольдман вел по этому поводу длительные переговоры с библиотекой, основанной бывшим президентом Гербертом Гувером, с Чикагским университетом и с университетом Гарвард. В конце концов договор был заключен с Гарвардским университетом такого-то числа.

Нападение 24 мая поставило вопрос о моих архивах с особенной остротой, так как нападавшие действовали не только при помощи пулеметов, но и при помощи зажигательных бомб с явной целью уничтожить мои архивы, рукописи и пр.

В те недели, когда характер покушения был еще не ясен и возбуждались даже сомнения, не шло ли дело об «авто-покушении», я не позволял себе утруждать Ваше внимание таким вопросом, чтобы не дать возможности противникам заподозрить меня в том, будто я пытаюсь «удалить» мои архивы из Мексики. Но теперь, когда характер преступления совершенно ясен, я позволю себе обратиться к Вам по этому делу, которое имеет характер неотложный: я связан своей подписью под контрактом, и директор библиотеки Гарвардского университета настаивает на скорейшем получении архивов, как явствует из прилагаемой копии его письма.

Во избежание каких бы то ни было недоразумений считаю необходимым сообщить, что дело идет об архивах советского периода моей деятельности и о моей переписке, кончающейся декабрем 1936 г., т.е. до моего въезда в Мексику. Что касается писем, рукописей и документов за время моего пребывания в Мексике, то они полностью останутся со мной до тех пор, пока я буду пользоваться гостеприимством этой страны.

Я ходатайствую о том, чтобы Секретариат Внутренних Дел прислал в мой дом компетентных чиновников, знающих иностранные языки, в том числе и русский, и чтобы эти чиновники просмотрели мои архивы, подлежащие отправке. Одновременно в моем доме будет находиться представитель посольства Соединенных Штатов, которое обязалось перед Гарвардским университетом оказать полное содействие в пересылке рукописей. После просмотра всех бумаг рукописи будут в присутствии представителей Вашего министерства и посольства Соединенных Штатов заделаны в герметические ящики во избежание их вскрытия на границе.

Прибавлю еще, что находясь в библиотеке Гарвардского университета, мои архивы будут во всякое время доступны представителям мексиканского правительства. Один этот факт исключает возможность каких бы то ни было тенденциозных истолкований передачи архива Гарвардскому университету.

В твердой надежде на Ваше содействие, которым я с благодарностью пользовался в ряде других случаев, честь имею подписаться Вашим покорнейшим слугой.

Прилагаю к настоящему письму текст договора, который по миновению надобности покорнейше прошу вернуть мне.

Л.Д.Троцкий

3 июля 1940 г.