Издателю «Гералд Трибюн».

Милостивый государь:

В № от 25 июля Вашей газеты напечатано сообщение Вашего корреспондента Жака О Брайена из Мексико о том, что некий Сезарь Ортиз, «редактор по иностранным делам» мексиканской газеты «Popular», сделал 60-ти американским учителям, посетившим Мексику, сообщение относительно моего «заговора» совместно с генералом Хуан Андреу Альмазаном с целью произведения фашистского переворота в Мексике, а затем и в Соединенных Штатах в случае моего допущения в Вашу страну. Господин Сезарь Ортиз прибавил, что мексиканские власти «расследуют» мой заговор, ведущийся при денежной помощи Гитлера и Муссолини, т.е. германского и итальянского союзников Сталина.

Ваши читатели, не сомневаюсь в этом, достаточно разумны, чтобы открыть источник этой грязной, грубой и нелепой фальсификации. Источник называется тремя буквами: ГПУ.

Я не знаю ничего о г. Сезаре Ортизе, но допускаю, что он действительно существует и руководит тем, что называется «внешней политикой» «Popular». Я снова подтвердил 2 июля перед мексиканским судом, что эта газета является официозом ГПУ, что во всех вопросах, интересующих Сталина, она поддерживает политику ГПУ; что она неизменно защищает все преступления ГПУ и пропагандирует все фальсификации и клеветы, которые ГПУ распространяет против врагов Сталина; что, если после длительной защиты Гитлера «El Popular» снова защищает «демократию», то это делается по специальному приказанию ГПУ во имя временных интересов Сталина.

Так как участники покушения, в частности убийства Роберта Шелдона Харта, являются агентами ГПУ и членами Коминтерна; так как моральное участие руководителей «El Popular» в подготовке покушения 24 мая и в попытках замести следы выясняется мною перед судебным следствием со всей необходимой точностью и подробностью; так как «друзья» ГПУ и руководители «El Popular» оказываются в этой истории жестоко скомпрометированы, то со стороны секретной полиции Сталина, её агентов и «друзей», в том числе, очевидно, и со стороны незнакомого мне г. Сезаря Ортиза, делаются скандальные попытки с целью запутать судебное следствие и терроризировать меня, чтобы добиться приостановки моих разоблачений, гибельных для преступной деятельности ГПУ на американском континенте. Эти попытки тщетны! Я доведу свою работу до конца.

Чтобы придать настоящему опровержению необходимую полноту, прибавлю:

а) Я не имел и не имею ни прямого, ни косвенного отношения ко внутренней политике Мексики, в частности и в особенности к последней избирательной кампании.

б) Я не имею чести знать генерала Х.А.Альмазана, не состоял и не состою с ним ни в прямых, ни в косвенных отношениях, как и вообще ни с кем из руководящих политиков ни одного из политических лагерей Мексики.

в) У меня нет и не может быть никаких побуждений чинить какие бы то ни было затруднения правительству единственной страны, которая оказала мне гостеприимство.

г) Сообщение Вашего корреспондента представляет собою не изолированный факт, а часть кампании, которая ведется против меня непрерывно и систематически под руководством ГПУ и на его средства.

д) Я сохраняю за собой право привлечь г. Сезаря Ортиза к суду за злонамеренную клевету в интересах ГПУ.

Л.Троцкий

27 июля 1940 г., Койоакан