Письмо венгерским товарищам.

Печатается по копии, хранящейся в Архиве Троцкого в Гарвардском университете, папка MS Russ 13 Т-3336 (Houghton Library, Harvard University) — /И-R/

Дорогие товарищи!

Я получил ваше письмо от 30 августа с приложением ваших замечаний по поводу моего циркулярного письма. Запоздание моего ответа объясняется посылкой вашего письма в Братиславу для перевода на немецкий язык. Еслиб вы могли писать по немецки из Будапешта, это ускорило бы переписку. Но если для вас это представляет трудности, то пишите по венгерски, я и впредь буду посылать ваши письма для перевода.

Я очень рад был узнать, как из рассказа двух французских товарищей, так и из ваших писем, о существовании в Венгрии организации молодых рабочих коммунистов, стоящих на точке зрения левой оппозиции. Я буду очень охотно поддерживать с вами связь и в дальнейшем.

Насколько я могу судить по вашему изложению, в рядах венгерской оппозиции имеются еще разные течения, которые должны будут неизбежно разойтись в разные стороны, и чем скорее это произойдет, тем лучше.

В Венгрии нет, по-видимому, до сих пор самостоятельной организации правой оппозиции (как брандлерианцы в Германии, группа Лавстона в Америке, группа Нойрата в Чехословакии и пр.). Правые элементы, очевидно, еще прикрываются общим знаменем оппозиции. Это опасно.

С другой стороны, в рядах оппозиции немало ультра-левых и просто путаников, соединяющих правые взгляды с ультра-левыми, как Корш или Урбанс в Германии, пражская группа Артура Поллака и пр.

Размежеваться с такого рода элементами совершенно необходимо. Это можно сделать только на основе принципиальных вопросов, как венгерского, так и международного характера. Вам совершенно необходимо ближе познакомиться с той дискуссией, которая велась между нами, большевиками-ленинцами, с одной стороны, правыми и ультра-правыми, с другой. Венгерские товарищи-эмигранты должны перевести для вас наиболее важные документы этой дискуссии, или хотя бы извлечения из документов, дабы вы были полностью в курсе дела и могли принимать активное участие во всей работе международной оппозиции.

Необходимость принципиального размежевания вовсе не значит, разумеется, что нужно исключать каждого рабочего, который ошибся в том или другом вопросе, или у которого есть сомнения или колебания. Наоборот, мы должны самым терпеливым и товарищеским образом вести пропаганду наших взглядов, давая возможность членам организации или сочувствующим самостоятельно обдумать каждый вопрос и прийти к правильному выводу, хотя бы и после сомнений и колебаний. Особенно важно это для организации молодежи. Раскалываться надо с теми элементами, у которых уже есть вполне сложившееся миросозарцание, противоположное нашему, и которые лишь стремятся использовать ряды оппозиции для пропаганды взглядов, враждебных марксизму и ленинизму.

Вы пишете, что официальная венгерская партия является маленькой сектой, но прибавляете тут же, что ваша организация является еще меньшей сектой. Мне кажется, что вы напрасно применяете к себе слово «секта». Слабая организация еще не значит секта. Если у нее правильные методы, она раньше или позже завоюет влияние в рабочем классе. Сектой я назвал бы лишь такого рода организацию, которая в силу ошибочности своих методов, обречена навсегда оставаться в стороне от жизни и борьбы рабочего класса.

Вы совершенно правы, когда говорите, что вынуждены брать на себя самостоятельно ту работу, которую официальная партия не может или не хочет выполнить. Было бы бессмыслицей спрашивать разрешения у сталинской бюрократии, которая большевиков-ленинцев исключает и травит. Разумеется, вам приходится и придется впредь самостоятельно бороться за то, чтоб привлечь массу под знамя коммунизма. Но отсюда вовсе не вытекает политика второй партии и четвертого Интернационала. Даже если бы в Венгрии официальная партия оказалась гораздо слабее, чем ваша организация, это еще не решало бы вопроса, ибо, как вы совершенно правильно пишете, вопрос этот решается в интернациональном масштабе. Разумеется, в каждой отдельной стране методы действия оппозиции определяются национальными условиями и, прежде всего, соотношением сил между оппозицией и официальной компартией в данной стране.

Посылаю вам при этом копию моего сегодняшнего письма к конференции германской оппозиции, так как письмо посвящено как раз вопросу об отношении оппозиции к официальной партии в такой стране, где за партией идут миллионы рабочих.

Некоторые венгерские оппозиционеры утверждают, по вашим словам, что прямой переход от феодализма к социализму немыслим, и что поэтому Советская республика может прийти не к социализму, а только к капитализму. Такая постановка вопроса ошибочна насквозь. В России накануне революции господствующую роль играли не феодальные, а капиталистические отношения: иначе откуда бы взялся пролетариат, оказавшийся способным овладеть государственной властью?

Столь же неправильно утверждение, будто НЭП неизбежно ведет к капитализму. Этот вопрос вообще не может быть решен априорно: все зависит от соотношения сил. Пролетариат самых передовых стран, завоевав власть, должен бует допустить на довольно длительный переходный период рыночные отношения, все более и более организуя их, и таким образом постепенно вытесняя товарные формы хозяйства.

Для того, чтобы в России установился государственный капитализм в подлинном смысле слова, нужно, чтобы власть перешла в руки буржуазии. Без гражданской войны это немыслимо. Возможно ли возникновение такой гражданской войны? Вполне возможно. Политика сталинской бюрократии очень ослабила позиции пролетариата, принизила его революционный дух и в то же время вызвала, рядом ошибочных и даже бессмысленных мер, ужасающее ожесточение мелкой буржуазии. В случае возникновения гражданской войны на чьей стороне окажется победа? Этого нельзя никогда сказать заранее. Но мы должны сделать все для того, чтоб она оказалась на стороне пролетариата. Не может быть никакого сомнения в том, что если буржуазия — внутренняя при помощи иностранной — попыталась бы вернуть мебе все отнятое у нее в октябре 1917 года, то в пролетариате, придавленном сталинским аппаратом, пробудилась бы могучая революционная энергия. В такого рода борьбе за октябрьские позиции и сталинский аппарат наверняка потерял бы свое господство. Облегчить советскому пролетариату разрешение его задач является обязанностью международной левой оппозиции и, в первую голову, русской оппозиции.

Верно только одно: Советский Союз не создаст социалистического общества без победы пролетариата на Западе, в передовых странах. Но так как существование Советского Союза облегчает эту победу, то борьба за возрождение и упрочение диктатуры пролетариата в Советском Союзе является одной из важнейших задач коммунистической оппозиции.

Крепко жму ваши руки, посылаю вам горячий коммунистический привет и желаю успеха.

Ваш Л. Троцкий

17 сентября 1930 г.